home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Вожак был суров и равнодушен. На его жестком лице не отражалась ни одна из тех страстей, что сейчас бушевали у него внутри. Он предвкушал. Он ликовал. Он хотел убивать! Как посмел этот жалкий тощий придурок ТАК с ним разговаривать?! Да кто он такой?! Ничтожество! Жалкое ничтожество!

Нанять Братство обошлось в кругленькую сумму. Не такую уж серьезную, чтобы стоило о ней говорить, но… приличную. Крестьянин и за всю жизнь столько не заработает! Даже горожанин – и тот не сможет. Но деньги есть, и есть еще кое-что дороже денег. Репутация! Стоит ее потерять, и ты уже никто. И ты уже со дня на день ждешь, что некто, думающий о том, как стать Вожаком, решит, что время настало! Главный зверь в Стае ослабел, и пора его подвинуть!

И начнется хаос. Начнется то, через что Вожак уже проходил и чего он никак не может допустить. В последний раз (дай Создатель – последний!) он едва выжил. Если бы не залаяла дворовая собака, ценой своей жизни спасшая его, Вожака, жизнь, ему бы отрубили руки и ноги, его голова моргала бы, поднятая за волосы! Маги-лекари говорят, что, когда отрубают голову, она живет еще минут пять. Соображает. Чувствует боль. Вожак верил в это, потому что, когда он поднял отрубленную голову главного заговорщика за спутанные, залепленные кровью волосы, она дважды моргнула. А еще – скосила глаза на Вожака, когда он произносил приличествующую моменту речь, обращаясь к своим подчиненным. Вероятно, тяжко понимать, что для тебя все конечно, что ты уже не можешь ничего сделать. Совсем ничего!

А Вожак мог. И делал. И вот сейчас, когда он глядел на площадку Арены, в груди его клокотала ярость пополам со счастьем – вот оно! Сейчас! Сейчас все свершится!

их тоже. Уметь извлекать прибыль из чего угодно, даже из смерти, – это признак умного человека. Настоящего Вожака!

Интересно, какая будет прибыль? Пятьдесят тысяч золотых в векселях имперского банка – это вам не три серебряных империала, которые трясущейся рукой ставит башмачник из южного квартала! Это – Настоящая Игра! Да, Саголь может обозлиться, но разве он, Вожак, поступал против правил? Ему позволили сделать ставку, как и всем, и он ее делает! А то, что сумма так огромна, – да мало ли кто сколько ставит? Приняли ставки? Так извольте платить!

На всякий случай все-таки пришлось разбить сумму на десять частей – по пять тысяч ставка. Нанять специальных людей, которые это сделают, – стряпчий поработал, молодец, крючкотвор! Так что Вожак вроде бы и ни при чем.

Попробуй докажи обратное! Он для виду поставил сто золотых на проигрыш Дегера – иначе было бы просто глупо: пришел в Арену и не делаешь ставки! Еще по полсотни поставил от имени своих телохранителей, трех туповатых, но очень сильных, ловких и, главное, преданных парней. Ну вот пускай и думает – кто это там ставил по пять тысяч?! Ставки сделаны не в этот день – ведь всем известно, что можно ставить и за день-два до поединка!

Нет, все сделано по уму, не подкопаешься. Подозревать можно – доказать нельзя. Случись разборка с Саголем, нужно стоять на своем: «Ничего не знаю! Ничего не делал!»

А лихо все-таки Саголь попался! Нельзя принимать такие крупные ставки! Это тебе не трактирные соревнования, это настоящая Игра! Тут или господин – или рухнешь в рабы!

Прозвучал сигнал, и Вожак сосредоточился на происходящем там, на площадке. Бойцов Саголь выставил самых лучших, это уж наверняка. Но все-таки они ни в какое сравнение не шли с Братьями. Профессиональными убийцами, с детства тренирующимися в искусстве лишения людей самого дорогого, что у них есть, – жизни.

Подумалось: а кто они? Под этими масками могут быть те, на кого никогда бы и не подумал – башмачник или зеленщик, торговец лошадьми или лавочник, продающий сладкие пирожные. Днем он обычный человек, ночью – неуловимый жестокий убийца, способный на любые зверства, если ему прикажет Братство. Дети, женщины, старики – кто угодно может быть целью этих убийц. Они живут только для того, чтобы убивать. Их не остановить – погибнут эти, Братство пошлет других. Но цель будет достигнута! Потому что это даже не сделка. Это – религия! Заказ должен быть выполнен, несмотря ни на что! Даже если погибнут все Братья здешнего Братства. Пока жив хотя бы один Брат, он будет преследовать жертву до тех пор, пока не убьет или пока не умрет сам.

По крайней мере, так ему объяснил тот, кто принимал заказ на убийство, когда Вожак спросил, сможет ли Братство победить человека, голыми руками убившего стражника в полном боевом облачении. Вожаку тогда показалось, что этот Брат, лица которого Вожак так и не увидел, едва не рассмеялся, когда заказчик усомнился в том, что Братья смогут убить «клиента».

И все равно в душе Вожака тихо ворочались сомнения, прокравшиеся в его мозг, как крысы в темный амбар. Правильно ли он сделал? Может, стоило плюнуть на все и пусть эти два придурка живут своей жизнью?

Авторитет? Да никто не посмеет посягнуть на его авторитет. А кто попробует – пожалеет!

Опасность! Вожак, как опытный, видавший виды зверь, чуял исходящую от Дегера опасность. Так опасен камень, падающий со скалы. Так опасна молния, бьющая с небес. И что с ними можно поделать? Как спастись? Разве что постараться укрыться. Разве можно драться с молнией или падающей горой? Неспокойно на душе, ох как неспокойно!

Трое бойцов Арены шли впереди – один в центре, двое по бокам, охватывая беловолосого полукольцом.

Двое в масках двигались медленно и лениво, как объевшиеся сытным обедом кошки. Движения плавные, эти двое не шли – они перетекали, как расплавленный металл из тигеля в форму. И горе тому, кто окажется на пути раскаленного потока! Сожжет! Искалечит! Убьет!

Явно эти двое не хотели мешать трем «соратникам» пытаться убить Дегера. Убьют – им, Братьям, меньше работы. Покалечат – опять же меньше работы. Пусть позабавятся! Пока живы. А в том, что жить им осталось недолго, Братья не сомневались.

Так оно и вышло. Трое бойцов, кожа которых блестела от масла и пота, одновременно напали на стоявшего в расслабленной позе противника. Как так случилось, что через несколько секунд все трое лежали на песке, держась за распоротые глотки, не смог понять никто. Даже Братья, внимательно следившие за каждым движением жертвы. Только что трое здоровяков стояли, взметая вверх кривые, блестевшие на солнце ножи, а через несколько секунд уже валяются на земле, дергаясь и хрипя булькающим горлом. Дегер же возвышается над ними – в каждой руке у него по ножу. Свой нож и нож, каким-то образом отобранный у одного из бойцов. И с обоих капает кровь.

А еще Вожака поразило лицо Дегера. Оно было спокойным, но каким-то грустным, будто он горько сожалел о тех, кто сейчас хотел его убить и кого он безжалостно отправил в Преисподнюю за получением нового воплощения. Странный и потому страшный человек!

Братья подходили осторожно и тоже попытались обойти противника с двух сторон. Это правильно – так они не мешают друг другу, и противник не может сосредоточиться, ожидая нападения с разных сторон. Любой человек в такой ситуации занервничает и, как следствие, потеряет контроль за ситуацией. Любой, но не Дегер.

Он не переводил взгляда с одного врага на другого. Он просто стоял и смотрел в пространство и будто бы скучал, ожидая, когда эти двое все-таки решатся на действия и дадут ему возможность закончить наскучившее представление. На его лице так и читалось: «Ну сколько еще я буду вас ждать?! Вы где ходите?! А ну, за дело, а то я устал вас дожидаться!»

И Вожак едва не ахнул! Эти, что в масках, вдруг раздвоились! Их стало четверо! А потом восемь! Шестнадцать! Фигуры в масках забегали, закружились в безумном танце и буквально через секунду Вожак уже не знал – где настоящие бойцы, а где фантомы, созданные одним из бойцов. А может, и обоими сразу – создание иллюзий не такое уж простое дело, как можно подумать. Магической энергии уходит – целый воз и еще маленькая тележка! Так чисто, так умело создать аж шестнадцать фантомов – такой результат можно получить только при колдовстве магистра магии!

Впрочем, тут же вспомнил Вожак, у Братства совсем другое понимание того, кто является магистром, а кто – нет. Маги Братства всю свою силу пускают на боевые искусства, и они добились ошеломительных успехов. Не зря нынешний император ищет, но так и не может найти членов этой страшной гильдии. Умеют скрываться проклятые убийцы!

Блеснули ножи, одновременно вскинувшиеся над всеми шестнадцатью убийцами, и тут же из толпы выпали двое – один держался руками за горло, сквозь его пальцы брызгала кровь, второй ни за что не держался. Он просто упал на спину, а из его левой глазницы торчал нож, вошедший туда до самой рукояти. Острие же высовывалось из затылка и, когда мертвец упал, вонзилось в песок площадки, пришпиливая покойника к политой кровью и слезами Арене. Фантомы исчезли.

Зал молчал секунд десять, а затем поднялся такой шум, что Вожак мгновенно оглох. В ушах звенело, а перед глазами вертелись огненные круги. Вожак никак не мог осознать и принять тот факт, что только что он потерял огромную сумму денег. Такую огромную, что какой-нибудь горожанин упал бы в обморок, случись ему потерять даже малую часть этих денег.

А в это время Саголь радостно хохотал, глядя на бледное, окаменевшее лицо Вожака в первом ряду амфитеатра.


* * * | Чистильщик. Выстрел из прошлого | * * *