home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Из-за поворота показался невероятного вида комплекс зданий, между которыми чередовались песчаные площадки с петляющими полосками травы. При ближайшем рассмотрении я сразу провела аналогию с японскими садиками бонсай. Здания – такие же «скрученные» посередине с крышами-шляпками, на которых высились столбики, сплошь увешанные колокольчиками, издававших на ветру мелодичный перезвон. А так как этих домов-грибов было множество, то и звон стоял довольно громкий. Невысокая ограда позволяла все хорошо разглядеть, и мы, кто с любопытством, кто с благоговением, наконец, подошли к арке-входу, странно низкой, всего в половину роста любого мархана. Я недоуменно уставилась на это сооружение и только собралась идти дальше, как Ксион остановил меня.

Он скользнул в стоявшую рядом странную каменную ванну с бортиками не выше колена и, приподняв подол камзола, покрутил там хвостом, омывая его водой. После сразу вылез на зеленую дорожку травы. Я удивилась, заметив множество монеток, разбросанных по песку. Как только Ксион оказался на траве, он повернулся и тихо сказал:

– Сними обувь, омой ноги и ступай только по траве. Трава снимет напряжение и откроет путь истинным мыслям.

А я подумала, как хорошо, что сейчас лето. Разувшись и ополоснув ноги, тоже ступила на травяную дорожку с мягким упругим покровом и теплом, которым она поделилась с моими ногами. Похоже, это действительно живое и святое место, намоленое тысячами, а может и миллионами марханов. К тому же сюда, как говорила Юми, ходят и представители других народов, раз есть святилища всех богов Лайваноса.

Через арку мы проходили, согнувшись в три погибели, особенно Скайшер. Но он проделал это с такой грацией и элегантностью, что я даже засмотрелась на него, что снова не укрылось от внимания мужчины. Стоило ему поймать мой заинтересованный взгляд, как его глаза вспыхнули удовлетворением, и в них вновь родилось золотое пламя. По спине прошлась возбужденная дрожь понимания: надо сейчас решать – давать ситуации развитие или предпринимать решительные шаги к отступлению. Хотя, понаблюдав за Скайшером в течение даже небольшого времени, я осознала, что уже ничего не решаю.

Мои мысли прервались при виде идущего навстречу… наверное, жреца-мархана. В отличие от остальных, он был практически полностью обнажен, лишь узкая «набедренная» повязка немного прикрывала тело. На груди с хорошо развитыми мышцами красовался круглый желтый кулон на толстой цепи. Черные жесткие волосы до пояса были стянуты несколькими металлическими зажимами, а в глазах не заметно кротости, смирения и всепрощения, как пристало монаху или священнослужителю. Они говорили об остром уме, силе и готовности в любой момент вступить в смертельную схватку.

Воин-жрец не спеша приблизился и пристально оглядел нас, на мгновение остановившись на Скайшере, а потом замерев на мне. Очень темным, не предвещающим ничего хорошего взором мазнул по светлым. Он не произнес никаких приветствий, просто скользнул чуть ближе ко мне и спросил мрачным холодным голосом:

– Почему мы должны тебе верить, рожденная огнем?

Я удивилась, что он сразу опознал мою принадлежность, а потом пожала плечами, раздумывая над ответом. Сейчас очень важно все сделать правильно. Мужчина напротив – не торговец, не шаман, а жрец, которого годами готовили к служению и защите их главной святыни. Он поджал тонкие губы, от чего острые клыки блеснули в лучах Дрива, затем спросил:

– Как выглядит Сердце Марханов?

– Ну, очень похоже на твой кулон, мархан!

Меня задело пренебрежительное обращение на «ты», поэтому я ответила в том же духе, но стоило мне замолчать, как его взгляд и поза изменились. Глаза в момент осветились внутренним светом – их чернота стала полупрозрачной, лицо потемнело, а тело напряглось, словно для прыжка.

– Где оно?

Я склонила голову, рассматривая его, и произнесла, отметив едва уловимое смещение ко мне Скайшера:

– В надежном месте. Его положит на свое ложе Камос Который Всегда идет до Конца. Хоть и моими руками. Это мое перед ним обязательство, как ученицы, и мой долг.

– Город окружен куполом, в котором магия не действует, как ты собираешься его добывать…

– О, не волнуйся за него. В этом месте всегда подействует моя личная магия, ей внешние ресурсы не нужны…

– Ты не понимаешь, крылатая, там вообще не действует магия.

– Я точно знаю, как только туда попаду, Сердце окажется у меня в руках! – Посмотреть бы на себя со стороны, чешуя не проступила от постоянных споров со всеми?

Видимо он уловил мою нарастающую злость и уступил:

– Как знаешь! Тебя проведем, остальные останутся здесь!

– Мы три недели вели ее сюда и тоже заслуживаем этого чуда! – Ксион аж подпрыгнул от негодования.

Жрец прищурился, посмотрел на Юми, Юдера и сказал, как отрубил:

– Ты пойдешь, шаман, но твои дети – нет! Потом поймешь, почему! Остальных не возьмем, потому что далеко они не пройдут, а возвращать и оберегать их будет некому.

– Это наша Повелительница, и мы однозначно идем с ней.

Жрец презрительно слегка приподнял уголки губ:

– Вас грань не пропустит, и вы это хорошо знаете…

Эльфы умолкли, с трудом пережевывая насмешку, но продолжили недобро изучать жреца. Что же замышляет младшенький? Ох и не нравится мне это!

А еще я испугалась перспективы остаться одной. Без своих спутников. Сделала шаг и, оказавшись вплотную к Скайшеру, твердо заявила:

– Скайшер пойдет со мной и это не подлежит обсуждению! Он мой…

– Я уверен, этот мархан и не думал, что ты пойдешь без меня. – Перебил немного насмешливый и предупреждающий голос дракона.

Жрец прищурился и произнес, заставив меня смутиться и раздраженно поджать губы:

– Хм, я понимаю, что это было бы невозможно… связь уже видна невооруженным глазом. Да, ты пойдешь с нами, прости за невнимание.

Отрицать его слова я не стала, несмотря на удивление моих спутников. Если я сейчас начну отнекиваться от нашей мифической связи, то еще, чего доброго, пойду в компании одного Ксиона и незнакомых жрецов. Нет уж – мне страшно… И надо быть честной хотя бы с собой… Я хочу, чтобы он пошел со мной.

Между тем, наглющий Скайшер прилип ко мне основательно, положив лапищу на талию и притягивая все ближе, прожигая своим теплом и рождая во мне что-то необычное. Я заглянула ему в лицо – ехидства или превосходства нет. Лишь бесстрастная маска, но глаза светятся теплом и… нежностью. Так непривычно, но приятно. А, главное, почему так сердце защемило?

Дракон неохотно оторвал взгляд и вновь посмотрел на полуголого мархана, который оценивающе наблюдал за нами. Как только Скайшер заговорил ледяным бесстрастным голосом, даже меня пробрало, хотя вроде и угрозы прямой не было, но похоже, он, долго тренировался такому мертвому и пустому тону, от которого мурашки по коже бегают.

– Невнимание прощу на первый раз, а потом тебе, жрец, придется всегда и везде учитывать мое мнение, прежде чем выдвигать свои условия! И принимать любые решения в отношении нас тоже. Надеюсь, мы друг друга хорошо понимаем?

Жрец прищурился так, что остались видны только тонкие щелочки. Он, видимо, обдумывал дальнейшие действия и слова. Потом, наконец, все для себя решил и согласно кивнул. Я спиной почувствовала, как все облегченно выдохнули, я же только слегка пожала плечами. Но хорошо, что хорошо кончается! Поэтому спросила:

– Когда мы выдвигаемся?

Мархан осторожно ответил:

– Планируется завтра утром…

Последовало молчание Скайшера и нейтральный вопрос жреца, больше адресованный ко мне:

– Вы хотите что-то узнать?

– Нет, просто погулять здесь хотела и посмотреть все. Очень красиво и любопытно устроен…

– Это общая обитель для богов. Поэтому к нам приходит всякий, кто нуждается в помощи, защите или наставлении. Вы можете спокойно гулять, где захотите.

Снова послышался вкрадчивый прохладный голос Скайшера:

– Как далеко мы сможем пройти порталом?

Жрец нахмурился, а потом немного устало ответил:

– Вы сами все увидите. Боюсь разочаровать вас, но почти весь путь мы пройдем сами. Там искажено пространство, и грань приближается к Эйнере с каждым столетием все ближе… Территория тьмы наступает. Хм, ваш огонь, крылатый, пригодится нам гораздо больше, чем ваша магия.

От этих слов все посмурнели, и я в том числе, ведь мне туда идти…

Жрец удалился, оставив нас размышлять о дальнейшем. Ксион тихо убеждал расстроенного ученика не падать духом и лучше присматривать за невестой. Юми тоже распереживалась, но скорее из солидарности с любимым и страха за дедушку, но, услышав про невесту, смутилась и опустила черные глаза. Юдер же в этот момент взял себя в руки и, подхватив ее ладонь, попросил старого шамана:

– Прошу, учитель, перед вашим отбытием засвидетельствовать обряд единения, раз уж мы в священном храме. Думаю, жрецы нам не откажут, учитывая ваше завтрашнее путешествие…

Юми потемнела от волнения, Ксион тоже и скользнул к теперь уже фактически родственнику и крепко его обнял со словами:

– Я горжусь тобой, мальчик мой! И с радостью отдам самое дорогое, что у меня осталось от всей семьи.

Мне Юми еще в самом начале пути рассказала трагическую историю гибели ее отца и матери от рук грабителей, и сейчас я растроганно наблюдала. Над ухом раздался тяжелый вздох, заставивший меня вздрогнуть. Затем прошелестел мягкий, обволакивающий сердце и душу голос Скайшера:

– Жаль, эти слова произносит не твой дед Санренер. Это сделало бы меня самым счастливым мужчиной на свете.

Приятно, если бы не послышавшаяся насмешка, которая опять заставила меня принять боевую стойку и отбросить сентиментальное настроение.

– Ты просто шут!

– И что это за зверь такой? – недоуменно спросил он.

– А это тот, кто народ постоянно смешит!

– Поверь, девочка, я меньше всего похожу на шута! Я ласковый и веселый только пока ты рядом, остальные же никогда не решатся назвать меня таковым.

– Потому что не отвечаешь за последствия?

– Нет, сладкая моя, за них я отвечаю всегда. Просто именно эти самые последствия тем, кто посмеет так меня назвать, вряд ли понравятся, если конечно они не самоубийцы…

– Ты у нас такой грозный и опасный, да?

– Не нарывайся, девочка…

– А что ты мне сделаешь? Покусаешь?

– Зацелую, Огонек! А может, и кусну пару раз… Легонько, уверен, тебе понравится.

– Ну уж нет, скорее я тебя сама покусаю, если ты меня как в прошлый раз вылизывать будешь…

– Ум-м-м, девочка, похоже, прошлый раз оказал на тебя неизгладимое впечатление… А знаешь, покусай! – Он принял такой довольный вид, что я обреченно закатила глаза.

– О боги, ты неисправим. Все играешь в крутого мачо?

– Мачо?

– Ну, это те, кто настолько крут, что круче только яйца…

– Ну, радость моя, я не против, если ты лично проверишь крепость моих яиц.

– Пошляк, ко всему прочему! – выпалила я, отшатнувшись тянущего ко мне загребущие руки Скайшера.

– К красоте, уму и сексуальности…

– Нет, наглости и повышенному самомнению.

Нашу перепалку прервали Мансель с Харелем. Они подошли ко мне, бросив при этом осторожный взгляд на дракона, который сразу стал серьезным, буравя их злыми змеиными глазами. Теперь он от меня такие занимательные зрачки не прятал. Мансель начал первым, а Харель следил за выражением моего лица.

– Повелительница… – Ехидный смешок дракона. – Мы пойдем с вами, но сможем добраться только до границы со светлыми землями. Там мы покинем вас. – Я улыбнулась и согласно кивнула. Слова сейчас были излишни. Снова настороженно глянув на Скайшера, Мансель спросил: – Мы до завтра вам еще нужны?

Я удивилась вопросу, но отрицательно помотала головой, а эльфы, как мне показалось, с тщательно скрываемым облегчением кивнули и ретировались со святой территории. Уж точно не грехи замаливать пошли или наставления искать, судя по четкому направлению к выходу и прямым напряженным спинам. Вот интересно, куда они так торопятся?

Скайшер отвлек меня от тревожных мыслей, подхватив под локоть, и повел в сторону зданий. О каждом боге или алтаре он рассказывал так красочно и интересно, что я, открыв рот, ловила каждое его слово. Мне никогда не рассказывали сказок или, точнее, я не помню, рассказывали ли мне их родители, а сейчас этот мужчина выполнил план по сказкам на годы вперед. В какой-то момент я сама взяла его за руку, и мы так и переходили от одного места к другому. Потом вышли в город, не обращая внимания на Сиурея и Филю, которые следовали за нами и охраняли мою скромную персону. И просто гуляли по улицам с забавными зданиями. Поглазели на ярмарку, поели сладких пирогов с ягодной начинкой, накормили Филю под насмешливые взгляды гоблина, который наблюдал за нами с загадочным выражением на зеленом лице.

Меня не смущали любопытные прохожие, я слушала тягучий хрипловатый голос и растворялась в нем. Забыла обо всем, кроме него и золотых глаз. Внезапно закралась мысль, что он меня приворожил, но решила быть с собой честной. Просто он мужчина с большой буквы.


Глава 18 | Венчанные огнем | Глава 20