home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 27

Ветер ласкал крылья, Дрив уже стремился слиться с Лайваносом, а мы втроем подлетали к центральным землям светлых эльфов, их единственному городу, который является и административной столицей, и средоточием власти и интриг. Рашпель. Родовые поселения располагались гораздо дальше от него, а в самом городе находились представительства высокородных домов, святые места для поклонения Пресветлой Алоис, торговые дома и общие урии, которые представляли интересы сразу нескольких низших родов. В центре Рашпеля находился и дворец Повелителя, над которым сейчас трепетали на ветру два полотнища голубого и молочного цвета.

Мы летели над городом довольно низко и иногда делали круги над чем-нибудь интересным для меня, а снизу за нами зорко следили эльфы, но пока никто не стремился послать в нас какое-нибудь опасное заклинание или стрелу. Слухи распространяются быстро, и большинство светлых уже были в курсе, кто их новая Повелительница.

Заложив вираж, мы сели на приличных размеров площадке, выложенной мозаикой, перед основным зданием дворцового комплекса. Я магией привела одежду в порядок, а волосы распустила. Теперь они развевались на спине, словно языки пламени, растекаясь по полотну синей туники. Скайшер неплохо здесь ориентировался, видимо, бывал не раз, потому что стоило нам обернуться, он подошел, приказал Филе следовать рядом и начал рассказывать историю постройки дворца.

Мозаичные дорожки с изображениями военных сражений петляли по восхитительным садам, ветви деревьев сплетались над головой, образуя зеленые арки или целые тоннели, и мы, не торопясь, шли к основному зданию. Как выяснилось, в нем никто не проживал, и строение, напоминающее скорее величественную беседку с арочными окнами, использовалось лишь для приемов и заседаний различных советов или комиссий. А вот стоящие рядом здания имели другое предназначение: здесь была своеобразная тюрьма, уходящая под землю, огромный храм Пресветлой Алоис, где проводились все обряды, казармы для воинов личной охраны Повелителя, бальные залы для проведения ежемесячных сборов, обязательных к посещению всей эльфийской знати, ну и собственно жилые апартаменты. В них проживала не только семья Повелителя, но и представители высокородных домов первой десятки, а также советники, жрецы Алоис и куча слуг.

Пока мы шли, возле распахнутых арочных дверей собралась внушительная толпа эльфов, которые пристально меня рассматривали, но с затаенной ненавистью и страхом. Их чувства я читала не только на лицах, но и ощущала с помощью короны. И это сильно тяготило меня и убеждало как можно быстрее избавиться от чужой реликвии, явно принадлежащей мне не по праву.

Скайшер, облаченный в черный палантин, укрывавший его золотую красоту на голове, заметил мое растущее напряжение и злой шепот за нашими спинами, наклонился и ласково шепнул, не забыв еще и лизнуть:

– Потерпи, любимая, сама виновата… Хочешь я их приструню немного?

– Нет, Скай, – я даже испугалась этого предложения, – сейчас быстро избавимся от нее и полетим домой.

Снова лизнул, но уже со вкусом по щеке, а потом быстро коротко поцеловал. Шепот сменил возмущенный ропот, но он тут же стих, словно по мановению волшебной палочки, когда Скайшер резко сорвал палантин. Водопад струящегося золота скользнул по плечам, спине… вниз до лодыжек. Мой муж предстал во всей красе со сверкающим богатством волос, ресниц и бровей, с золотистой кожей и мощью стального тела, больше не скрывая силу ауры и магии, которые ударили по нервам окружающих нас высокородных эльфов и их телохранителей.

Мы остановились на двух высоких ступенях перед главным входом, и Скай медленно, со значением обвел мрачным золотым взглядом застывших перед нами мужчин и женщин. К неземной красоте эльфов я уже привыкла, красоте эльфиек не завидовала – мужа интересую только я, поэтому переживать об этом не стоит. Я уже познакомилась с силой, долговечностью и верностью драконьей любви. Потом раздался уже пару раз слышанный мною мертвый, ледяной голос Скайшера:

– Есть какие-то вопросы? Предложения? Претензии?

Всеобщее молчание, затем вперед выступил один из мужчин с темно-коричневым шаури в волосах:

– Приветствуем новую Повелительницу… Великую Алев Красную!

Скайшер хмыкнул, я приподняла брови, ожидая продолжения. И оно не замедлило себя ждать.

– Будет ли Повелительница менять членов Совета? Можно ли посоветовать, кого лучше назначить в помощники?

Краем глаза я заметила, как губы мужа расплылись в хищном насмешливом оскале. Эльфы дружно вздрогнули, а самый ретивый даже отступил, но очень ненамного, видимо, жажда власти у него сильнее страха. Вновь чертик внутри меня решил поиграться невовремя, поэтому я брякнула.

– Насчет Совета не знаю, а Повелителя…

О-о-о, у народа даже глаза алчно вспыхнули. Понятно, смена власти в государстве, где правители живут тысячелетиями, проходит крайне редко и подняться по лестнице можно с большим трудом, используя связи и интриги. Все засуетились, ненависть растаяла как прошлогодний снег, зато пышным цветом распустились притворные восхищение, благоговение и преданность. Причем настолько ярко демонстрируемые, что прекрасные глаза светлых рисковали от усердия выпасть.

Услышав шаги нескольких пар ног, мы насторожились. По центру зала, появившись из другого входа, к нам шли несколько эльфов, включая экс-повелителя Делиаля и парочки их приближенных. Позади Таселя не шла, а словно парила очень красивая эльфийка, и я догадалась, это, скорее всего, его супруга. Скайшеру надоело стоять в дверях и он, подхватив меня под локоть, направился навстречу этой хмурой делегации. Судя по шороху позади нас, в зал начали просачиваться и остальные властолюбцы. Хвала всем богам, не мне с ними жить. Сейчас я даже посочувствовала и очень хорошо поняла проблемы Таселя.

Мой дракон шествовал по залу как хозяин: с прямой спиной, гордо поднятой головой и поддерживая меня под локоток. Из-за того, что мы шли довольно тесно прижавшись друг к другу, шелк наших волос смешивался в красно-золотые тона. Черные облегающие штаны и рубашка Скайшера контрастировали с золотом и моим пламенем. Я бы с удовольствием понаблюдала, как мы смотримся вдвоем, уверена – зрелище впечатляющее. Стройная девушка с короной в красных волосах (экзотическая внешность даже по меркам этого мира), а рядом крупный, золотоволосый, опасный мужчина, который чересчур трепетно держит ее за локоть и строго посматривает на окружающих.

Наконец, мы остановились посреди зала и уставились друг на друга: мрачные Эс Севери и вполне довольные жизнью драконы. Женщина, стоявшая немного позади и сбоку от Таселя, быстро осмотрела толпу, следовавшую за нами, вздрогнула, еще раз пробежалась поискала кого-то в толпе, а потом неуверенно положила свою ладонь на руку мужа. Делиаль по другую сторону от отца проделал ту же самую процедуру, и по его яростно затрепетавшим крыльям носа стало понятно, он не только в гневе, но и здорово напуган. Причем не толпой, желающей передела власти, и даже не нашим присутствием здесь, а отсутствием кого-то рядом с нами или в толпе. И уже через мгновение я поняла, кого они искали – своего непутевого сына или брата Манселя.

Тасель тоже это отметил, но с бесстрастной миной глянув нам под ноги и осмотрев Филю, развалившегося на мозаичном полу, безэмоционально спросил:

– Как все прошло?

Скай хмыкнул, выразительно посмотрел на Делиаля, который с неохотой отвел от меня взгляд, а потом ответил:

– Плодитесь и размножайтесь, подданные… Наши! Проклятье мы с вас сняли, можете нас за это не благодарить и ноги не целовать…

Тасель поморщился, Делиаль разозлился, а женщина заволновалась еще сильнее, искоса разглядывая меня.

– Скайшер, я надеялся, что хоть избранная сможет положительно повлиять на твой скверный характер, но, как вижу, я ошибался.

Скай прищурился и мрачно ответил:

– Поверь, Тасель, в этом ты действительно не ошибся. Сам себя не узнаю… Вот кто бы мне еще пару месяцев назад сказал, что я могу пожалеть… и оставить в живых… ненадолго… своего соперника… даже гипотетического, но вот настолько неразумного, что продолжает пялиться на мое. Съел бы на месте! А уж когда другой, еще более тупой, еще и похитить пытался мое, да, к тому же, и мою избранную, ну тут я съел бы и рассказчика, и самого похитителя… Веришь… Тасель?

Экс-повелитель побледнел, впрочем, как и Делиаль, но женщина пока только догадывалась, о чем идет речь, судорожно сжимая кулаки.

– Где… мой младший сын? – выдохнул Тасель, прочистив горло.

Скай продолжил испытывать эльфа на прочность, не меняя тона и наслаждаясь мучениями своих врагов, вкрадчиво спросил:

– Ты был в курсе, что он хотел предпринять?

Тасель отрицательно мотнул головой, потом замер уже практически статуей и снова процедил вопрос:

– Где мой сын?

Скай обнял меня, наклонил голову, разглядывая троих Эс Севери, и ответил:

– Я его простил, Тасель, но Санренер забрал его с пятерыми помощниками с собой… на день скорби! Наглядно продемонстрирует, что бывает с теми, кто покушается на его родных, близких и вообще на наше племя.

Женщина прикусила кулак, пытаясь не закричать и начала сползать по мужу на пол. Делиаль побледнел, а Тасель покачнулся, удержался на ногах, но не спешил помогать своей жене встать. Странно! Он прохрипел, глядя то на меня, то на Ская:

– Я отдам все, что у меня есть, но прошу простить моего сына и вернуть его домой! Я дам клятву на крови… – А я задалась вопросом, что это все-таки за день скорби, если заставил их прийти в такой неописуемый ужас. Наверняка лучше не знать!

– Он пытался меня похитить, но помог, когда на нас напал мой безумный дед Фаотей! – не выдержала я. – И хоть они вшестером и защищали все же не меня, а корону, ведь он решил с ее помощью заставить всех светлых покончить со своей бренной жизнью, в какой-то степени все-таки нас. Ну, точнее, без колебаний приняли нашу сторону, и этот факт принял во внимание мой муж, когда назначил им наказание. Они какое-то время побудут воспитанниками моего деда Санренера и его драконов, для улучшения морального облика, так сказать. А день скорби пройдет с участием Фаотея – убийцы моих родителей, и Санренер приведет наказание в исполнение… Отдаст долги! Манселя, сами понимаете, просто так отпускать было нельзя, на него слова не действуют, а мой дед умеет и убеждать и обучать. Но мучения и смерть ему точно не грозят…

– Ну вот, все удовольствие испортила, – раздраженно заявил Скай.

Я пихнула его локтем в бок и прошипела:

– Я в ваши мужские игры не играю, а здесь его мама, представь ее чувства.

Посмотрев на своего дракона, еще раз убедилась, что его волнуют и интересуют только мои чувства, остальных даже краем не задевают. Эс Севери немного успокоились, и даже эльфийка смогла встать рядом с мужем, но теперь поедала взглядом меня.

К моему недоумению, ей понадобилось очень мало времени, чтобы прийти в себя и тут же начать думать о следующем шаге. Мою слабость они просчитали и будут давить на нее. Тасель облегченно вздохнул и отмер:

– Я благодарен, Алев Красная, что… Этот инцидент вы урегулировали бескровно.

Скай был бы не Скаем, если бы не вставил снисходительно:

– Пока!

Тасель передернул плечами, видимо, былая уверенность уже возвращалась, как и гордость и желание всегда и во всем быть первым.

– Ну, тогда перейдем к обсуждению…

– А что, даже присесть не предложите? – снова перебил Скай.

Я уже замучилась играть в этой песочнице и хотелось, в конце концов, подарить кому-нибудь эти опасные игрушки, которые таскаю на голове и пальце, да и с подобными родственниками как можно дольше не видеться. Но тут во мне тоже заговорил дракон, на чувствах которого только что сыграли, поэтому резко произнесла, прерывая мужа:

– Я решила сменить Повелителя!

Эс Севери вновь замолчали, зато народ за спиной забурлил, начали раздаваться громкие шепотки:

– Долой зажравшихся Эс Севери…

– …ланы должны сами управлять…

– Все решения Совету…

Лицо Таселя темнело все сильнее, Делиаль скрипел зубами, а я отчетливо поняла, что мы попали в серпентарий на грани государственного переворота. Нет, я уже в таком кошмаре участвовала!

– Корону я передам другому… если подскажут как?

Уже знакомый эльф из оппозиции быстренько выдвинулся вперед под мрачным взглядом Таселя и вкрадчиво обратился ко мне:

– Повелительница, в этом ничего нет сложного, вы должны смешать на перстне свою кровь и нового претендента, а потом добровольно передать власть и полномочия, после снимите кольцо и передадите его преемнику, затем корону… Я могу вам все наглядно показать…

Он так заискивающе и преданно это произнес, что я только с большим трудом сдержалась, чтобы не рассмеяться. Лишь хмыкнув, качнула головой и, слегка пожав плечами, поблагодарила:

– Ну что вы, спасибо за помощь, но мы уж как-нибудь по-родственному разберемся. Не зря же моя бабка была кузиной Эс Севери, так что лучше корону из семьи не выносить.

Скайшер громко загоготал, увидев, как вытягивается лицо добровольца на корону. Тасель едва заметно выдохнул, как и его жена, а Делиаль слегка расслабился.

– Видишь, Тасель, сколько мы тебе подарочков сегодня сделали. Корону подарили, сына вернули… практически, – заявил Скайшер и, хохотнув, добавил: – Должок за тобой будет…

– Процедуру проведем сегодня же… наверное, – вмешалась я. Повелитель опять едва заметно поморщился, но с трудом изобразил на лице улыбку, которая тут же стерлась, стоило мне поставить условие. – Но сразу после того, как напишите отказ от всех земель марханов, которые вам достались за последние пятьсот лет.

– Да ты… – яростное шипение Таселя, наконец вышедшего из себя, прервалось, когда я покрутила перстень с белесым камешком.

В итоге отказ подписали, заодно покопались в закромах эльфийской сокровищницы, потому что мне неожиданно стало жаль расстаться с короной, «я к ней так привыкла», и ее заменили другим украшением. Очень красивым, очень дорогим и очень древним. Как шепнул мой дракон, это тоже артефакт, просто эльфы об этом пока не знают.

После мы все же провели обряд, причем они всей толпой уговаривали меня проколоть палец, чтобы выдавить каплю крови, «мне бо-о-ольно будет»… Потом я все же пожалела беднягу Таселя с его уже в истерике закатывающей глаза женушкой и позволила себя уколоть. Корона теперь на голове законного Повелителя, а нас очень вежливо попросили покинуть территории светлых. А так как уже началась ночь, мы вновь воспользовались порталом, но зато сразу смогли завалиться на родную удобную кровать.


Глава 26 | Венчанные огнем | Глава 28