home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7

Барон сидел за огромным, заваленном бумагами столом. Перед ним тускло светилось аж четыре стационарных кристалла связи, по одному из которых Рошаль сейчас и говорил. Однако, заметив нас, он резко оборвал разговор и деактивировал кристалл.

Мундир на бароне был мятый, а на лице резко выделялись морщины. Неровная щетина покрывала щеки и шею. Сейчас барон Рошаль казался старым и уставшим. Но это впечатление сразу исчезло после первой же фразы барона И фразой этой стало длинное и заковыристое ругательство.

— Мы тоже рады вас видеть, ваше благородие, — ответила я, приседая в вежливом книксене.

Позади нас раздался шум, двери распахнулись, и в кабинет ввалилась целая толпа стражников во главе с секретарем. Двое из воинов сразу же бросились к Винсу, крепко ухватив его за руки. Но тут Рошаль сказал вторую фразу. Она была как минимум вдвое длиннее и втрое разнообразней, чем первая, и под самый ее конец мы снова остались в кабинете наедине с бароном.

Рошаль глубоко вздохнул, стараясь успокоиться, и посмотрел на нас.

— Ну вот за что мне это? — спросил он в пространство. — Мало того что Катрина все кристаллы оборвала своими вызовами, так еще и эта сладкая парочка изволила заявиться лично.

— Сладкая парочка — это Глория с Айрондом, — сообщил Винсент. — А если Глория со мной, то это небольшая следственно-оперативная группа. Которая, кстати, хочу напомнить, иногда действует гораздо эффективнее, чем все ваши службы и отдельно взятые шпионы.

— Ну, запел соловей, — проворчал барон, вновь опускаясь в кресло и, видимо, смирившись с нашим присутствием. — Кто это тебя так приласкал?

Винс слегка коснулся пальцем разбитой губы и скривился:

— Вот об этом я тоже хотел бы поговорить. Но потом. Вы же понимаете, зачем мы здесь?

Барон снова кивнул, жестом давая нам разрешение приблизиться и сесть в кресла по нашу сторону стола.

— Что с Айрондом, господин Рошаль? — не выдержала я. — Почему его арестовали?

— Боюсь, что все очень серьезно, Глория, — барон поморщился. — Кстати, то, о чем я сейчас скажу, не должно выйти за пределы этого кабинета. Считайте, что вы оба дали мне подписку о неразглашении. Это понятно?

— Не болтать лишнее — наше второе имя, — подтвердил Винс.

— Вот и славно, — Рошаль кивнул. — Не собираюсь вас пугать, но предупрежу все равно. Разглашение полученной информации я буду расценивать как государственную измену. Со всеми вытекающими последствиями.

Теперь Винс не усмехался. Он мгновенно стал серьезным и ответил;

— Мы слушаем вас, барон.

Рошаль поднялся из-за стола, подошел к небольшому секретеру и достал из него какие-то таблетки. Проглотил одну, запив водой из стоящего рядом стакана.

— Третьи сутки не сплю, — пояснил он. — Вот и приходится поддерживать силы искусственным образом. Уже сам не знаю, что лучше — магия или вот так, по-простому.

Он сел обратно за стол.

— Итак, вчера ночью убили двух очень важных людей. Первой жертвой стал Гластон Кетчер, заместитель главы личной стражи короля. Вдвойне неприятно, что Кетчер был также и нашим сотрудником.

— Не слабо, — присвистнул Винсент. — И в этом обвиняют Айронда?

— Как его вообще можно обвинять? — вмешалась я. — Азура короля имеет право по собственному решению выносить и приводить в исполнение смертные приговоры.

— Уже нет, — проворчал барон. — С недавнего времени для Айронда вынесен запрет на свободное убийство.

Вот этого я не ожидала. Совсем. Ведь азуры по своему прямому призванию — вершители воли короля. И эту самую волю они могут истолковывать по своему собственному разумению. Как говорится, «что сотворено азурой, сделано по приказу короля и на благо государства». И тут вдруг — запрет?

А барон между тем продолжил:

— Его величество утратил доверие к Айронду после того, как тот защитил вас, леди Глория, вместо того чтобы выполнить приказ. И хотя Айронд в итоге оказался прав, король не забыл произошедшего. Полностью доверять Айронду он уже не мог.

Винсент нервно хохотнул:

— И это все? Король подписал приказ об аресте из-за убийства без разрешения?

— Разумеется, нет! — грохнул по столу кулаком Рошаль и гневно посмотрел на Винса. — Буквально через час произошло второе убийство! И на сей раз жертвой Айронда стал мой личный помощник! Слышите? Нападавший буквально выжег Мастертону разум!

Я оцепенела. Личный помощник главы Тайной стражи? Ничего себе!

— Почему вы решили, что это мой брат? — резко спросил Винс.

— Убийца смог уйти даже сквозь блокаторы магии. Вы много знаете таких, кто способен бросать заклинания через блокаторы не кустарного производства, а изготовленные в мастерских Магистериума? Я вот знаю только одного.

— Это не доказательство!

— Разумеется, — Рошаль мрачно усмехнулся. — Но тело моего помощника осмотрели маги-следователи. Они считали обрывки того, что произошло, в том числе и след ауры убийцы. Я сам видел визуализацию. Это был Айронд. После этого я лично отправился к Его величеству просить приказ о его аресте. Тем более Дабарр подтвердил, что не отдавал приказа на убийство.

— Так-так, как все интересно, — протянул Винсент недобро. — Допрос самого Айронда уже был? Что он сказал? Ведь понятно же, что на него активно вешают все это ради одного…

— Удалить азуру от короля! — не выдержав, воскликнула я. — Это и правда очевидно! Айронд невиновен, и вы это прекрасно знаете! Не знаю как, но его подставили! Нашли слепок ауры, исказили результаты расследования! Он — человек, который просто дышит по правилам и неукоснительно следует букве закона!

Барон лишь покачал головой:

— Есть еще кое-что. И это кое-что будет похуже всего ранее сказанного.

— Еще хуже? — Винсент несколько ошалело посмотрел на Рошаля. — Что еще может быть хуже? Айронд пытался грохнуть и короля?

— Он сознался. Айронд де Глерн сам сознался в этих убийствах.

В кабинете воцарилась тишина Прозвучавшие слова меня оглушили. Сам сознался? Значит, Айронд сам, по собственному желанию и преследуя собственные цели, убивал людей? Нет, этого просто не может быть! Образ Айронда, такого правильного, строгого, дисциплинированного, никак не хотел разбиваться в моей голове. И я поняла, что просто не верю в это. Даже несмотря на его прямое признание.

Винсент тоже какое-то время молчал. Потом негромко спросил:

— Нам дадут повидаться с братом?

Барон отрицательно покачал головой, с некоторым сочувствием глядя на меня:

— Не сейчас, это точно. Идет закрытое следствие. К тому же Айронда перевели в Громорг.

Я ахнула. В Громорг?! Перед глазами встала та жутковатая башня-тюрьма, стоявшая на окраине Лирании. Говорят, древностью она могла сравняться с самой столицей. Но самое главное, что построен Громорг был на специальном месте. Под тюрьмой, где-то глубоко в земле находилось настоящее месторождение особых кристаллов. Тех, из которых делают блокаторы магии. Так что в самом Громорге и шагов на сто вокруг него магия не действовала. Совсем.

Как-то еще в пору своего студенчества я бывала в тех местах. И Громорг меня откровенно поразил. Не своими размерами, нет. Как раз в высоту он был не слишком велик. Однако чтобы обойти его вокруг, мне понадобилось почти два часа Сложенный из дикого камня, Громорг производил гнетущее и вместе с тем монументальное впечатление.

— Почему в Громорг? — жестко спросил Винс. — Или уже состоялся суд и был вынесен обвинительный приговор?

Рошаль перевел взгляд на него:

— А ты считаешь, что азуру и одного из сильнейших магов королевства будут содержать там, откуда он легко сможет выйти, приди такое желание ему в голову?

— У вас есть блокаторы магии, — вмешалась я.

— Не против азуры, — покачал головой барон. — Да и Громорг — не самое худшее место на свете, поверьте мне. Там одиночные камеры, достаточно просторные. В каждой есть окно…

— Это не окно, а бойница в толще камня, — перебил его Винсент.

— Не придирайся к словам, — буркнул Рошаль. — Факт в том, что Айронд сидит один, а не в компании убийц и воров, как это случилось бы в общей камере. У вас есть что-то еще? Боюсь, мои дела ждать не могут…

В это мгновение на его столе активировался кристалл связи.

— К вам следователь Токаро, господин барон, — прозвучал голос секретаря. — Ему назначено на одиннадцать.

— Пусть ждет. Я вызову, — ответил Рошаль и кивком указал нам на кристалл: — Вот видите. Ваш приятель пришел. Мне надо работать, а вам уйти. На входе можете Токаро привет передать.

— Да мы уже виделись недавно. — Винс поморщился, даже не думая вставать с кресла. — Больше не хочется.

— А что так? — Рошаль язвительно ухмыльнулся. — Я читал отчет об убийстве на собрании «Лиги свободных граждан», так Токаро, между прочим, отдавал должное вашим способностям. Вы ведь два ключевых свидетеля, верно? Как же он вас в отчете обозначил… «Болтун» и «Поганка», кажется, если мне память не изменяет…

— Болтун?

— Поганка? Я?!

Возмутились мы с Винсом одновременно. В ответ барон наградил нас тяжелым взглядом:

— Слушайте, уйдите уже оба, а? Как только что-то прояснится по Айронду, я Катрине сразу же сообщу.

— Предлагаете нам просто сидеть и ничего не делать? — сердито выдохнула я.

— Да! Именно это и предлагаю! — жестко отрезал Рошаль. — В столице творится хаос, на вас вон рке и так, как я вижу, средь бела дня напали. Мало?

— Кстати, об этом, — Винс внезапно успокоился и хитро прищурился. — Возможно, вам будет интересно, что среди напавших на нас был «Черный клинок»?

— Да плевать мне, кто там был! Хоть сам… — Рошаль осекся. Цепко, пронзительно уставился на Винсента и уже совсем другим, серьезным тоном переспросил: — «Черный клинок»? Ты имеешь в виду личное подразделение короля, которое служит на границе, я правильно понял?

— Именно, — Винс кивнул.

— Та-ак… доказательства?

— У него было специфическое оружие, которое трудно не узнать. Впрочем, можете у своих подчиненных спросить, которые нам отбиться помогли. Оружие у них осталось.

Рука Рошаля после этих слов коршуном рванулась к стационарному кристаллу связи. Несколько мгновений ожидания, короткий разговор с кем-то на том конце линии, и барон вновь смотрит на нас:

— Мечи действительно идентичны тем, которые используют «Черные клинки».

— И техника боя, уж поверьте, тоже, — заверил Винс. — Сталкиваться с ними вживую ни разу до сего момента мне не доводилось, но о технике все ж понятие имею.

— Но откуда здесь, в столице, «Черный клинок?» — барон нахмурился еще сильнее. — Они обязаны находиться только на границе и отслеживать Диких!

— А разве Дикие еще остались? — изумилась я.

О войне с Дикими магами четырехсотлетней давности я знала, конечно. Об этом знал любой маг, ведь магия, которую использовал цивилизованный мир, — это магия кристаллов и упорядоченности. Кристаллы, как амулеты и талисманы, хранили в себе вложенную магами силу. Кроме того, существовали природные кристаллы, которые сами являлись источниками силы.

Дикие же маги были сторонниками иного. Они использовали исключительно внутренний резерв, который пополняли при помощи природной, рассеянной магии. Собрать ее, если можно так выразиться, «из воздуха» — занятие не самое простое. Однако Дикие маги были твердо уверены, что использование кристаллов нарушает естественный порядок в природе. Они считали, что этот вред непоправим и всячески старались уменьшить его. На свой лад, разумеется.

Через некоторое время их проповеди о том, что боги завещали нам жить в единении с природой, что каждый может овладеть магической силой, находящейся внутри его, стали пользоваться большой популярностью. Они поднимали настоящие восстания. Гинлиар, Феоста и Карадран… эти три королевства стали жертвами утопических идей Диких. Следующей должна была стать наша Лирания.

Но тогда появились первые отряды «Черных клинков». Точное количество воинов-магов было известно лишь королю. Засекреченные системы обучения, боевая магия особого вида и жесткая внутренняя идеология стали залогом победы. Они не признавали общепринятых правил войны, предпочитая точечно вырезать лидеров Диких и громя отдельные отряды повстанцев. Этакие диверсанты в тылу врага.

После вмешательства «Клинков» война утихла сама собой, и, потеряв своих лидеров, Дикие словно растворились. А теперь, оказывается…

— Идеологию так просто не уничтожить, даже если уничтожить ее основателей, — Рошаль скривился. — Так что идеи Диких никуда не пропали. Очаги периодически вспыхивают, однако «Черные клинки» успешно их тушат, невзирая на границы и государственный суверенитет. Разумеется, во избежание распространения этой заразы информация тщательно скрывается.

— Насколько тщательно? — уточнил Винс.

— Настолько, насколько возможно, — барон искоса глянул на него. — Даже у меня нет доступа к полному списку состава «Клинков». Он находится только у короля. И если среди них предатель… вот демон! — Рошаль в сердцах ругнулся. — Как, спрашивается?! Они же все должны были принести клятву Верности на королевском кристалле!

— После недавних событий мы уже вроде бы убедились, что эту клятву все-таки можно обойти, — осторожно напомнила я. — Кровь наследника…

— Знаю, знаю! — раздраженно перебил барон. — В печенках у меня уже эта кровь и магия! Вот скажи мне, Глория, ты можешь быть как-то связана с Дикими магами? Зачем «Черному клинку» потребовалось вас убить?

Я открыла было рот для ответа, но Винс опередил.

— А кто сказал, что нас хотели убить? — вкрадчиво произнес он.

— Не убить? — удивился Рошаль. — Тогда что?

И вот тут Винсент широко, довольно улыбнулся.

— Ну-у, вообще-то, как нам сказали ваши же сотрудники, нападения на граждан входят в юрисдикцию городской стражи, а не Тайной, — нарочито медленно протянул он. — Так что с этим вопросом к ним надо будет обращаться, если, конечно, мы с Глорией вообще посчитаем нужным подать заявление о нападении. Это, знаете ли, такая волокита, что лучше вообще не напрягаться…

— Не паясничай! — рявкнул Рошаль. — Отвечай уже!

— Так я и отвечаю, что отвечать вам вовсе не обязан, — Винс развел руками. — Вы, конечно, можете потребовать у меня ответа через суд. И коль такой суд состоится и признает необходимость того, чтобы родовой дворянин рассказывал о своих интересах Тайной страже, я, конечно, исполню свой гражданский долг. После необходимой апелляции в Высший дворянский суд, а потом в Королевскую палату, естественно. Это займет всего-то три-четыре месяца, не больше. А потом я с радостью отвечу на ваши вопросы.

— Издеваешься? — прошипел барон. — Королевство на грани бунта, а тебе смешно?

Вот теперь Винс резко посерьезнел.

— Мне не смешно, барон, — холодно ответил он. — Мой брат в Громорге. Мне совсем не смешно!

Рошаль со злостью ударил кулаком по столу. Выдохнул и произнес:

— Я не могу отпустить Айронда. Никак.

— В таком случае хотя бы дайте нам на время звание стражников Тайной службы, — не сдавался Винс. — Так мы сможем лично опросить свидетелей и убедиться в том, что в деле Айронда все действительно предельно ясно. Это ведь всем нам на пользу пойдет.

Раздался отчетливый скрежет зубов. На миг мне показалось, что за этот торг глава Тайной службы вышвырнет нас вон, но нет. Чуть помедлив, Рошаль все же утвердительно кивнул и выдохнул.

— Ладно. Говорите. А я решу, насколько ценна эта информация.

Винс только этого и ждал. Все произошедшее на парковой аллее он пересказал быстро и подробно. Включая слова «Черного клинка» и его нежелание применять оружие до последнего момента.

— Если бы нас действительно хотели убить, такой профессионал не стал бы выжидать, наблюдая за моим боем с «шестерками». И потом не стал бы пробовать справиться со мной врукопашную, тратя свое время, — заключил Винс. — Вывод: приказа убивать не было. Меня хотели просто обезвредить, а Глорию похитить.

— Странно. Очень странно, — барон задумчиво постучал пальцами по столешнице. — С выводом не поспоришь, однако зачем Глория понадобилась Пауку живой, я понять не могу. Ловушку устраивать уже не на кого — Айронд в Громорге, а больше никто своей жизнью рисковать из-за нее не станет, — вслух поразмышлял он. — Все, что пока приходит мне в голову: кто-то пытается пустить нас по ложному следу, заманив возможными связями с ее отцом Виордом Тихоходцем. Он ведь, насколько я помню, тоже оттуда был?

Да, такая догадка приходила и мне в голову. И Винсу, что неудивительно, тоже.

— Согласен, — кивнул тот. — Это самый вероятный вариант. Но даже он не отменяет того факта, что Паук нами заинтересован. Если бы он считал, что мы ни на что не способны, не стал бы устраивать этот спектакль.

— А если бы считал, что вы способны помешать, просто бы подослал убийц, — буркнул Рошаль.

— Ну, убить нас не так-то и просто, — парировал Винс с нотками самодовольства. — Я, между прочим, хороший боец и…

— О твоих качествах весь подпольный бойцовый клуб наслышан, — перебив, отмахнулся барон. — Небось целое состояние уже там заработал, налогом не облагаемое.

— Я?! — Винсент даже оскорбился. — Делать мне нечего, как мордобоем за деньги заниматься! Я, между прочим, законопослушный частный детектив! И весьма успешный! Налоги плачу вовремя, это вам любая проверка подтвердит!

— Ага, ага. Подтвердит. Даже не сомневаюсь, — барон откинулся в кресле с самым недовольным видом. Помолчал немного, глубоко вздохнул, словно смиряясь с неизбежным, и добавил: — Ладно. Полномочия вам даю ровно на три дня. Толк будет — продлю. Согласны?

— Разумеется, господин Рошаль, — быстро ответила я за нас обоих и с силой сжала руку все еще возмущенного Винса, чтобы тот не ляпнул что-нибудь. Тот недовольно покосился на меня, но, к счастью, смолчал.

Оглядев нас, барон фыркнул и активировал кристалл внутренней связи, вызывая секретаря.

— Сопроводи лорда Глерна и леди Скалиор к Амандарию, — приказал он.

— Вызвать караул, господин барон? — уточнил тот. — Оформляем задержание этих лиц?

Третью матерную тираду барона мы не дослушали, вылетев из кабинета.

Побледневший секретарь уже спешил к нам мелкой рысью.

— Прошу за мной, — приблизившись, быстро произнес он и нервно промокнул лоб платком. — Барон Рошаль отдал мне самые, гм, недвусмысленные распоряжения относительно вас.

На миг я ему даже посочувствовала С таким руководителем никаких нервов работать не хватит.

Спустившись за секретарем вниз по лестнице, мы миновали длинный коридор и оказались в круглом зале с множеством дверей и очередным постом стражи.

— К господину Амандарию, — коротко бросил им секретарь и направился к одной из дверей. Открыл, заглянул внутрь и что-то сказал. Затем отошел в сторону и распахнул дверь пошире, открывая нашему взору заставленный стеллажами с архивными папками кабинет.

— Прошу сюда. Вас рке ждут.

Дальше все пошло быстро. Амандарий, пожилой маг на службе Тайной стражи, шлепнул нам на внутреннюю сторону запястья по магической печати, которая подтверждала наши полномочия состоящих на службе в ведомстве Рошаля.

— Через три дня печать исчезнет, — предупредил он, после чего взял со стола тонкую папку с грифом «Особая секретность» и протянул нам. — Велено также выдать вам вот это. Копии делать запрещено, выписки тоже. Попрошу вас пройти сюда, в Ознакомительную. — Амандарий указал пальцем на незамеченную мной небольшую дверь меж стеллажей.

Через несколько минут, оставшись вдвоем в маленькой полупустой комнатке с небольшим столом и парой стульев, мы уже внимательно читали официальные отчеты. Написанные сухим канцелярским языком, они подробно описывали каждое место преступления, положение тел, обстановку… и, как ни неприятно было это признавать, полностью подтверждали слова барона Рошаля. Убийцей действительно был Айронд.

Гластона Кетчера он убил, когда тот собирался домой с дежурства, причем не особо и скрывался. Некий капитан Навас указал, что столкнулся с Айрондом в коридоре. А свидетель второго убийства, сержант Дахилл Крову с, стоял неподалеку от кабинета помощника барона Рошаля в карауле. Стражник подтвердил, что видел, как Айронд входил и выходил из кабинета господина Мастертона примерно в то время, когда, по заключению магов-следователей, произошла смерть помощника.

Под конец чтения я печально повернула к Винсу лист, озаглавленный как «Опросный протокол лорда Айронда де Глерна».

— Тут совсем немного. И Айронд действительно признается в убийствах.

Винсент пробежал взглядом протокол и выругался.

— Да, признается. И потом просто отказывается говорить, требуя встречи с королем лично.

— А Дабарр, скорее всего, сейчас сам не свой, — я в отчаянии сжала пальцы. — Он и так к Айронду охладел в последнее время, так тот еще и запрет нарушил. И причины не объясняет. Как-то все это… что делать будем?

Винс поднялся и с мрачной решимостью произнес:

— Для начала все-таки еще раз расспросим свидетелей. Хочу составить о них личное мнение, не по бумажкам. Так что двинем в Кориниум. Теперь у нас есть печати Тайной стражи, так что пропустят, никуда не денутся.

— Только через парк больше не пойдем, — предупредила я, поднимаясь вслед за ним.

— Не понадобится, — махнул рукой Винсент. — Отсюда прямой портал всегда открыт. Вот им и воспользуемся.

Но попасть быстро во дворец все же не получилось. Как нам пояснил мэтр Амандарий, в связи с критической обстановкой портал был деактивирован.

— Я распоряжусь о пропуске для вас, но дойти до Кориниума придется самостоятельно.

Винсент только хмыкнул, но спорить не стал. Тем более по общему кристаллу связи мы узнали, что во дворце сейчас находится только капитан Навас, а у сержанта Дахилла отгул до вечера.

— Насколько я знаю, при повышении уровня защиты до класса «латы» на всех стражников ставятся следящие метки, — произнес Винс. — На Дахилле такая есть?

— Разумеется, — подтвердил стражник.

— В таком случае будьте любезны сообщить, где он сейчас находится.

Дежурный кивнул, и вскоре мы узнали, что сержант Дахилл Кровус изволит пребывать в некоем заведении под названием «Ночная роза».

Винсент ухмыльнулся.

— Знаю такое. Весьма респектабельное место. Видимо, сержантам повысили оклад, раз он может себе позволить подобный отдых. «Ночная роза» находится в нескольких милях от Кориниума, в восточной части города, — он взглянул на меня. — Сначала идем туда, потом во дворец.

— Почему? — не поняла я. — Кориниум ведь ближе.

— Зато Навас на службе и до вечера точно никуда из дворца не денется, — пояснил Винс. — А вот сержант вполне сможет. Как кончится оплаченное время, покинет заведение, и бегай за ним потом по всему городу.

Оплаченное время? Хм… кажется, мы отправляемся в публичный дом.


Глава 6 | Три знака смерти | Глава 8