home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5

Сто марок из полученных денег Куфальт израсходовал на пальто и шляпу. У него было черное пальто. Теперь он купил себе светло-коричневый, просторный реглан. У него была маленькая серо-голубая фетровая шляпа, теперь он купил большую мягкую черную шляпу, распорядился упаковать покупки и доставить ему на дом.

Когда же он брел по улице — а это было уже под вечер, — он сообразил, как необдуманно снова поступил. Ведь сейчас полицейские знали его в черном пальто и маленькой шляпе. Они сразу же начнут прикидывать, чем вызвано приобретение нового пальто.

И еще глупее было оставить в универмаге свою фамилию и адрес. Если кто-то следил за ним, то теперь знает все доподлинно. И дамские сумочки все еще в чемодане.

Несмотря на это, домой он все же не пошел. Раз уж так получилось, что все пошло наперекосяк, то и предосторожности не помогут. Или он выкарабкается, или все кончится для него плохо. И то и другое он должен пережить. От него почти ничего не зависело.

Собственно говоря, пора было уже обедать. Но не было ни малейшего желания. Аппетит пропал. Уж лучше выпить пару стопок шнапса. И он выпил. Мир моментально преобразился. У него было с собой достаточно денег, непредвиденных денег, и он всегда мог получить еще, если понадобится. Но это уже не важно. Наконец-то он мог делать со своими деньгами все, что ему вздумается. Он так давно не был с девочками, ни разу с самого заключения. Нет, вообще ни разу с момента своего ареста, а это почти шесть лет — теперь он погуляет с девочкой по-настоящему.

И он направился на Реепербан.

По дороге он вспомнил, что все-таки был с девочками — Лизой, Хильдой, Ильзой. Но ему казалось, что это было нечто незначительное или, скорее всего, значило нечто совсем другое. Он не совсем понимал почему, но когда он думал о девушках, то обязательно вспоминал сумочки. А ведь это действительно никак не связано друг с другом.

На Реепербане не было подходящих кафе. Все они были рассчитаны либо на заманивание приезжих и надувательство, либо казались чересчур церемонными. И потом было странно, что девочки, которые слонялись по улице и заговаривали с ним, вдруг тоже перестали что-либо значить. Получалось так, будто его ночные похождения и здесь мешали ему. Он свирепел, когда с ним заговаривали. Разве он не сам должен это делать?

Наконец он оказался на втором этаже кафе на улице Свободы. Это было самое подходящее кафе с нишами, в которых светились завешенные лампы, с маленькими девочками, которые выглядели довольно просто.

Теперь он мог с ними приятно поболтать, поинтересоваться, как идут дела, спросить о клиентах и сутенерах. Потом они разговаривали о плохой погоде, пойдут ли сегодня вечером еще куда-нибудь, хотят ли провести время вместе. И он набросал программу с ужином и последующим посещением кино.

Между тем пили много ликера, девочка оживилась, обцеловала его, что было совсем неприятно, и кричала звонким дурацким голосом: «Ах, какой ты сладенький! Нет, какой ты смешной!»

Он говорил без умолку, хвастался, рассказывал анекдоты, шутил, смеялся, но при этом постоянно думал, как все глупо и скучно, и что его ночные хождения в десять раз лучше, и что он не хочет ее, и не хочет никого.

Улучив момент, он поднялся и пошел к своему пальто, вынул сигареты, которые все еще были там, носовой платок и ключи. Теперь черное пальто висело в гардеробе пустым.

Немного спустя девочка захотела на минутку выйти, и он затеял с ней шутливый спор, вернется ли она. Он притворился, будто не совсем верит в ее верность, и она, видимо, хочет улизнуть после того, как он потратился на десять или двенадцать ликеров. И он добился наконец того, что она, смеясь, оставила ему в залог свою сумочку.

— На этом ты не разбогатеешь!

Поднимаясь в кафе, он заметил, что туалеты находятся между маршами лестницы.

Как только она вышла из зала, он тоже встал (сумочку он спрятал под пиджаком), сказал официанту:

— Поглядывайте за моим пальто, — и спустился вниз по лестнице.

Он быстро прошел мимо туалетов на улицу, торопливо протискиваясь между людьми, преодолел короткий путь до Райхенштрассе, сел в машину и поехал домой.

Пусть себе радуются пальто и шляпе похитителя сумочек. Пусть появится сегодня еще одно его описание! Либо в конце недели он исчезнет из Гамбурга, либо все будет кончено.


предыдущая глава | Кто хоть раз хлебнул тюремной баланды... | cледующая глава