home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Джаред опоздал на полчаса. Настроение у Коринн, и без того отвратительное после разговора с отцом, стало еще хуже. Она холодно поздоровалась, а потом в течение вечера обмолвилась с ним лишь парой слов, разве что подтвердила согласие на то, чтобы он опять заехал за ней после полуночи. Джаред не стал задавать вопросы по поводу ее молчания, предположив, что она дуется на него за задержку. Пусть так и думает, решила Коринн. Она объяснит ему, в чем дело, по дороге из игорного клуба домой.

На самом деле Коринн злилась не на него, а на отца за его безрассудное упрямство. Сколько времени ей пришлось потратить на Рассела! А теперь снова придется тратить его на поиски другого мужчины, который соответствовал бы ее требованиям. Но еще два года дожидаться своих денег – вот что было самое немыслимое.

Одной этой проблемы было явно недостаточно, Джаред представлял собой другую. Она не станет говорить ему, что больше не увидится с ним, и не станет объяснять почему. Коринн терпеть не могла разрывать отношения, а потом страдать от жалобных взглядов и выслушивать мольбы, как это было с Уильямом и Чарлзом. У нее все-таки не настолько бесчувственное сердце, чтобы не переживать из-за таких сцен. Но она была человеком с сильной волей и не могла позволить им поколебать ее.

У нее не возникло чувства вины перед Джаредом, потому что не она инициировала их отношения. Это он настаивал на том, чтобы Коринн виделась с ним снова и снова. Да, она использовала его в качестве провожатого, но ведь и он использовал ее в качестве развлечения, пока оставался в Бостоне. Так что пусть очень сильно не расстраивается после того, как она попозже с ним поговорит.

Этой ночью, пока они ехали в клуб, Коринн приготовилась высказать ему все накопившиеся обиды. Каждый раз, привозя ее сюда, Джаред настаивал, чтобы она играла за его столом. Ему нужно было приглядывать за ней. И каждый раз, когда она играла с ним, она ему проигрывала. Ее это приводило в бешенство.

Сегодня все проходило точно так же. Они приехали сюда на три часа. Народу было мало. Большая часть игроков уже давно разошлась по домам. Игра шла только за тремя столами. Коринн уже собиралась заканчивать. Джаред опять выиграл все ее деньги.

– Это моя последняя раздача, – объявила Коринн.

– Думаю, что моя – тоже, – сказал рыжеватый мужчина слева от нее.

– Значит, мы все заканчиваем, – согласился оставшийся игрок, сидевший рядом с Джаредом.

Джаред кивнул, и Коринн объявила дро-покер. У нее было достаточно фишек, чтобы закончить эту игру, если бы никто не повышал ставок. Она мысленно взмолилась, чтобы все сложилось удачно и чтобы она выиграла эту последнюю раздачу. Это был бы последний раз, когда она пришла в клуб вместе с Джаредом, последний шанс обыграть его. Всего лишь раз, один лишь раз – больше ей ничего не надо!

Мучительно медленно разворачивая карты веером, она затаила дыхание, потому что одна за другой в ее руке появились трефовые дама, валет, потом девятка и восьмерка. Затем так же медленно она приоткрыла последнюю карту, и сердце у нее упало, потому что это была бубновая тройка. Не самые лучшие карты, но играть можно.

Джаред объявил ставку. Коринн и еще один игрок уравняли. Второй игрок снял три карты. Джаред попросил две. Она решила, что у него на руках три карты одной масти. Коринн попросила одну и в страхе никак не решалась посмотреть, что ей досталось. Джаред вновь сделал ставку в пятьдесят долларов, верхний лимит для их стола. Тогда Коринн осторожно взяла со стола прикупленную карту, добавила ее к остальным в руке и затаила дыхание, чтобы не выдать себя, когда увидела, что это была десятка треф. Стрит-флеш! У нее на руках был стрит-флеш, наилучшая из возможных комбинаций! Она не могла поверить себе. Так ей еще никогда не везло, однако денег, чтобы сделать ставку, у нее уже не было. Ей даже нечем было уравнять, потому что Джаред выставил на кон лимит. И девушка со злостью подумала, что он сделал это специально, зная, что ей нечем уравнять.

– Ваша очередь, Коринн, – напомнил Джаред.

Холодно взглянув на него, она обратилась к другим игрокам с самой очаровательной улыбкой.

– Вы не будете возражать, если я на минуту покину стол, прежде чем мы закончим эту партию? Я понимаю, так не принято, но это – последняя партия, и мне хотелось бы ее закончить.

– Пожалуйста, идите, – сказал один игрок. Он уже сбросил карты.

– Я тоже ничего не имею против, – произнес другой и вышел из игры вслед за первым. – Не собираюсь ничего уравнивать.

Коринн посмотрела на Джареда, словно посылая ему вызов.

– А вы не против?

– Мне кажется, что нет необходимости обращаться к хозяину за деньгами, Коринн. Это ведь последняя партия. Почему бы вам тоже не бросить карты, а потом всем нам не пожелать друг другу доброй ночи?

– Я предпочла бы закончить партию, – напряженно возразила она. – Или вы боитесь, что я, наконец, у вас выиграю?

Джаред пожал плечами и откинулся на спинку стула.

– Хорошо, я подожду. Только не уходите надолго.

Она вышла из-за стола и довольно скоро вернулась, страшно недовольная. Хозяин отказался предоставить ей еще один кредит.

– Итак? – спросил Джаред, увидев ее потерянное лицо.

Коринн внимательно посмотрела на него.

– Вы примете долговую расписку? Вы же знаете, что у меня нет проблем с деньгами.

Джаред помолчал несколько мгновений.

– Если это тот самый случай, почему бы нам не увеличить лимит? Вы сами сказали, что у вас нет проблем с деньгами, а в игре сейчас – только мы.

Два других игрока уже ушли. Они остались одни. Коринн вдруг ощутила давно знакомый трепет азарта, который не приходил к ней с тех пор, как она стала играть с Джаредом. Она одолеет его и при высоких ставках.

– Пять тысяч? – предложила Коринн.

Увидев, как Джаред удивился, она усмехнулась. Заплатить такие деньги она могла, лишь получив разрешение отца. Но этого и не потребуется, потому что ее ожидал выигрыш. Большой куш!

Джаред кивнул и достал из кармана перо и лист бумаги.

– Вы не уравняли мою ставку, Коринн.

Она взяла бумагу и написала расписку на сумму, покрывающую его ставку плюс свой рейз.

– И пять тысяч, – самонадеянно добавила Коринн. Она еще никогда не была так уверена в своих картах.

Джаред снова полез в карман и, достав пачку банкнот, отсчитал несколько штук.

– Вот ваша пятерка. – Помолчал и отсчитал еще столько же. – И пять моих сверху.

Коринн наслаждалась моментом. Она потянулась за бумагой, чтобы ответить ему, а потом снова поднять ставку, но Джаред остановил ее.

– Я больше не приму расписку, Коринн.

– Почему?

– Потому что я знаю, к кому вы обратитесь, чтобы оплатить долг. И мне не кажется, что он придет в восторг.

– Отец ничего не узнает, Джаред. Я не намерена проигрывать.

– В игре все возможно, Коринн, – предостерег он ее ровным голосом. – Есть только одна беспроигрышная комбинация, и этого шанса у вас нет.

– Вы боитесь, что я выиграю? – с вызовом спросила она.

– Вы так уверены в своих картах?

– Уверена.

– Это очень плохо, потому что у вас нет денег, чтобы ответить на мою ставку, – бесцеремонно объявил Джаред.

Она взорвалась.

– Тогда почему вы подняли ставку, если не собирались позволить мне уравнять ее?

Джаред даже не обратил внимания на ее вспышку.

– Вы сами начали – увеличили ставку и заставили меня сделать то же самое. Вы также предложили лимит в пять тысяч. У меня не было другого выхода, кроме как согласиться, – напомнил он ей словно невзначай.

– Я имела в виду лишь одну ставку.

– А я не согласился.

– Вы достойны презрения, Джаред Бурк, – с жаром заявила она. – Именно поэтому я решила больше не встречаться с вами после этой ночи.

– Вы воспринимаете поражение с изяществом, не правда ли? – Голос его был полон иронии.

– Это здесь ни при чем, – отрезала она. Лицо ее исказилось от злости. – Я собиралась сказать об этом по дороге домой. Дело не в вас… По крайней мере, так было до этого момента. Вы только что доказали, что недостойны меня. Я не увижусь с вами, даже если вы будете умолять об этом.

Он потряс ее, улыбнувшись в ответ.

– Ради бога, женщина, вы действительно рассчитывали на это, ведь так? Думаю, что мне еще ни разу не встречалось настолько тщеславное существо, как вы.

Коринн залилась краской, однако, выпрямившись, поднялась, полная достоинства.

– Теперь вы оскорбляете меня. Ладно, я больше не желаю этого слышать.

Она сделала шаг, чтобы уйти, но, перегнувшись через стол, Джаред схватил ее за руку.

– Сядьте, Коринн.

– Ни за что!

– Сядь! – скомандовал он таким тоном, какого она еще не слышала от него.

Коринн опустилась на свое место, но сначала вырвала свою руку. Потом молча подождала, глядя на него, при этом ее изумрудные глаза полыхали огнем.

Откинувшись на спинку стула, Джаред полез в другой карман и достал из него несколько белых бумажек. Перекинул их через стол Коринн, невозмутимо встретив ее убийственный взгляд.

– Так как ни у кого из нас нет особого желания встречаться после нынешней ночи, заплатите это сейчас.

Она взяла бумажки и онемела от ужаса, узнав свои долговые расписки хозяину клуба на две тысячи долларов, которые теперь нужно было выплатить Джареду Бурку. Ее затрясло от злости.

– Как вы их добыли?

– Я их выкупил.

– Зачем?

– Не важно. Важно то, что я собрал их вместе, включая ту, что вы подписали несколько минут назад. Итого – семь тысяч, леди.

Он сказал «леди» с таким презрением, что Коринн содрогнулась.

– Если весь мой долг оказался у вас, почему хозяин отказал мне сегодня в кредите?

– Потому что, выкупая расписки, я объяснил ему, что связываться с вами весьма рискованное дело, – объяснил Джаред так мягко, словно делал это каждый день. – Уговорить его не стоило большого труда, потому что вы сами не приходили за своими расписками.

– Да как вы смеете?

– Мне показалось, я оказываю вам услугу, потому что уже очень скоро хозяин обратился бы за оплатой к вашему отцу.

– Как, интересно, вы рассчитываете получить с меня долг сейчас, если вам прекрасно известно, что у меня с собой совсем нет наличности?

– Но вам есть что продать.

– Значит, отец был прав! – ахнула Коринн. – Вы рассчитываете получить контроль над верфью. И подумать только, я защищала вас!

Джаред нахмурился.

– Он так сказал?

– С абсолютной уверенностью. Этим вечером он сказал, что вы, возможно, попытаетесь манипулировать мной, чтобы добиться контроля над верфью, и оказался прав.

– И поэтому вы решили больше со мной не встречаться?

– Да, – солгала она, чтобы не вдаваться в подробности и не объяснять настоящую причину.

– Что ж, ваш отец был неправ, – тоже солгал Джаред удивительно вкрадчивым тоном. – И большая несправедливость заключается в том, что вы поверили в это.

– То есть? – Коринн с подозрением посмотрела на него.

– Я не собираюсь выкупать вашу долю. Мне нужно от вас не это.

– Тогда что? У меня с собой нет ничего ценного.

Взгляд Джареда был непроницаем.

– У вас есть вы, а еще один час вашего времени наверху.

Не сдержавшись, Коринн расхохоталась.

– Вы шутите. – Когда он не произнес ни слова в ответ, девушка вскочила. Ее колотило от возмущения. – Меня еще никогда так не оскорбляли!

– Вы считаете, что не стоите семи тысяч долларов? – холодно осведомился он.

– Моя цена не обсуждается! – прошипела Коринн, опершись на стол, чтобы унять дрожь в руках. – Вы жалкое ничтожество, если предлагаете мне такой способ расплатиться по долгам!

– Это единственный вариант, который у вас есть.

– Завтра у меня будут эти деньги, все до последнего цента. Вам просто нужно потерпеть до завтра.

– Я не собираюсь ждать так долго.

– А я не собираюсь соглашаться на ваши условия, – дерзко отрезала она. – И вы ничего не сможете с этим поделать, не так ли, мистер Бурк?

В его глазах промелькнул злобный огонек, что должно было бы насторожить ее.

– Наоборот, я получу с вас все полностью, хотите вы того или нет.

– Вы не посмеете, – напряженно заявила Коринн. Если потребуется, присутствующие здесь защитят ее.

– Это вызов?

Она запнулась, натолкнувшись на его упорный взгляд.

– Нет.

О господи, он ведь может попытаться сделать это, со страхом подумала Коринн. Конечно, кому-нибудь удастся его остановить, но тут разыграется такая сцена, которую ей невозможно будет удержать в тайне. Слухи об этом разнесутся по всему городу.

– Почему вы колеблетесь, Коринн? В результате вы получите семь тысяч долларов всего лишь за час вашего времени. Не думаю, что много женщин могут потребовать от мужчины такую плату. – Губы у него слегка искривились. – Или вы против того, чтобы получить такие деньги за то, что другим даете бесплатно?

Коринн ахнула от удивления. Неужели он действительно думает о ней настолько ужасно? Ладно, она пропустит эти его слова мимо ушей. Так или иначе, она не уступит его требованиям. Но ей надо выбраться из этой ситуации и при этом избежать неловкой сцены.

– Вы еще не предложили хорошую сумму. – Надув губки, Коринн притворилась обиженной. – И не дали мне последнего шанса. – Она посмотрела на деньги, лежавшие на кону, потом на карты перед собой и соблазнительно улыбнулась. – Если вы доведете мой долг до двенадцати тысяч и позволите мне уравнять вашу ставку, тогда я, возможно, соглашусь на ваши условия.

– Возможно?

Ее улыбка стала еще шире, потому что Коринн знала, что выиграет.

– Я соглашусь.

Джаред наклонился вперед.

– Чтобы на этот раз не возникло недопонимания, позвольте окончательно прояснить мои условия. Если я сейчас выиграю, вы подниметесь со мной наверх на один час. И это не будет час, проведенный за разговорами ни о чем, Коринн. Мы проведем его в постели. Это понятно?

Она выпрямилась.

– Не нужно быть таким вульгарным, мистер Бурк. Я поняла, что у вас на уме.

– Значит, вы согласны?

– Да. А вы?

Он кивнул, и Коринн торжествующе улыбнулась. Выложив карты, она с нескрываемым ликованием предвкушала, как вытянется у него лицо при поражении. Но вместо этого Джаред вернул ей насмешливую улыбку и покачал головой.

– Этого недостаточно, Коринн.

Не веря себе, она уставилась на карты, которые открыл перед ней Джаред. У него был роял-флеш на бубнах, бивший ее одной картой. Но это абсолютно невозможно!

Когда их взгляды встретились, ее глаза убийственно сверкнули.

– Ты смошенничал!

– Вы сможете это доказать? – Он принялся рассовывать деньги и расписки по карманам.

– Ты смошенничал! Разве я неправа? Когда я выходила из-за стола, ты подменил себе карты! – яростно обвиняла его она.

– Повторяю, вы сможете доказать это, Коринн?

– Не собираюсь ничего доказывать. Я знаю!

– В этом вся разница. Судя по картам, выиграл я, и теперь вы должны расплатиться.

– Никогда в жизни!

Коринн схватила свою сумочку и бросилась прочь из зала.

Темный холл перед игровым залом был пуст. Ведущая наверх лестница для удобства располагалась справа от входной двери, так что те, кто не играли в карты, могли сразу подняться на второй этаж, не привлекая к себе внимания. Коринн ничего не знала о том, что это за лестница, до сегодняшнего дня. Проходя мимо, она содрогнулась, услышав пронзительный женский смех откуда-то сверху.

Может, ей стоит спрятаться наверху, и пусть Джаред попробует разыскать ее на улице? Он решит, что именно туда она сразу бросилась. Но Коринн не могла заставить себя ступить на лестницу. Если ей удастся уговорить кучера Джареда отвезти ее домой, тогда Джаред останется в клубе. И это будет лучше всего.

Потянув на себя входную дверь, Коринн открыла ее, но только для того, чтобы та захлопнулась у нее перед самым носом. На створке двери лежала широкая ладонь Джареда. Его вытянутая рука касалась плеча Коринн. Она обернулась к нему.

– Я сейчас закричу, Джаред. Я закричу! Ты не сможешь удержать меня здесь.

– Смогу, – холодно сказал он. – Пока ты не заплатишь долг.

– Я не пойду с тобой наверх, даже если от этого будет зависеть моя жизнь. Отойди!

Коринн попыталась оттолкнуть его от двери, но не сдвинула ни на дюйм. Он тут же подхватил ее и двинулся вверх по лестнице.

– Нет! – закричала Коринн. – Нет, я не хочу!

– У тебя больше нет выбора, – произнес Джаред, когда они оказались на верхней площадке. – А теперь, какую комнату ты предпочтешь, дорогая? – с усмешкой спросил он. – Ту, в которой уже побывала? Или там тебе показалось неуютно?

От страха ее затошнило. В длинном коридоре стояла тьма, бумажные обои на стенах были темно-синего цвета, лишь лампа в дальнем конце коридора давала толику света.

– Я никогда не бывала здесь раньше, – шепотом сказала Коринн, услышав ужас в своем голосе. – Ты должен поверить мне, Джаред.

Отрывисто рассмеявшись, он остановился у первой открытой двери.

– Но ты ведь на это не рассчитываешь, я прав?

– Что я такого сделала, что ты додумался до этого? – не унималась она.

Джаред внес ее в комнату, где все было зеленым – ковер на полу, обивка мебели, даже покрывало на огромной кровати.

Продолжая удерживать ее, он захлопнул за ними дверь. Его глаза сверкнули в сумраке комнаты.

– Комната подходит под цвет твоих глаз, – усмехнулся Бурк. – Ты издевалась надо мной два месяца, – продолжил он. – Должна же ты была заплатить за это. Обычно я так долго не жду.

– Я никогда не издевалась над тобой!

Джаред приподнял темную бровь.

– Будешь отрицать, что возмутительно флиртовала со мной? Будешь отрицать, что охотно отвечала на мои поцелуи?

– Я могла слегка флиртовать, но это ничего не значило, – оправдываясь, сказала она. – Я думала, что ты это понимаешь. И я не просила, чтобы ты целовал меня, разве не так?

– Но ты даже не пыталась остановить меня, верно? Настоящий мужчина никогда не удовлетворится только поцелуями, леди, – презрительно произнес Бурк.

– Большинство удовлетворяется.

– Но не такой мужчина, как я, – холодно отрезал он. – Не тогда, когда ты заставляла меня рассчитывать на большее.

Бурк отпустил ее и повернулся к двери, чтобы запереться на ключ. Когда он подставил ей свою спину, Коринн молниеносно открыла сумочку и выхватила из нее маленький кинжал, который он давным-давно ей вернул. Это будет первый раз, когда она воспользуется им, помимо тренировок. Ей оставалось лишь надеяться на то, что она вспомнит все, чему ее научил Джонни Бикслер, когда она была десятилетним ребенком.

Услышав звук вынимаемого из ножен кинжала, Джаред резко обернулся. И расхохотался во весь голос от представшей перед ним картины. На Коринн было отделанное кружевами платье из золотистого бархата с перламутровыми пуговицами. Собранные на затылке волосы были перевязаны золотистой лентой. Несколько вьющихся прядей темного золота выбились из прически. В одной руке она держала сумочку, в другой – кинжал.

– Интересно, что ты собираешься делать с этой игрушкой? – хмыкнул Бурк.

– Я пущу ее в дело, если потребуется. Если подойдешь ближе, я это сделаю.

– Тебе никто не говорил, что можно пораниться, играя с ножами?

– Как пользоваться этой штукой, я, к счастью, знаю хорошо, – храбро ответила Коринн. Чувствовала она себя значительно менее уверенно. – Теперь отопри дверь.

Он не послушался, продолжая стоять перед дверью, слегка расставив ноги.

– Я все удивлялся, зачем ты носишь оружие в сумочке. Ты часто испытывала потребность защищать себя? Или только мне не хочешь сдаться?

Коринн пристально смотрела на него.

– Значит, ты залезал в мою сумочку, прежде чем вернуть ее? Джентльмены так не поступают.

– Мы оба знаем, что я к ним не отношусь, разве не так? – Ответив, Джаред начал расстегивать на себе сюртук.

– Что ты делаешь? – возмутилась она.

– Готовлюсь к тому, чтобы продолжать вести наш бизнес, – беззаботно заявил Джаред. – В конце концов, ты поставила на кон один час своего времени, а он уходит напрасно.

– К дьяволу! Ты не слышал, что я тебе сказала? Не смей дотрагиваться до меня. Я скорее займусь любовью с дьяволом, чем с тобой.

– Мы с дьяволом на короткой ноге, – холодно заявил Джаред. – Уверен, что он не станет возражать.

– Я тебя ненавижу, Джаред Бурк!

– Мне это безразлично. А теперь будь хорошей девочкой и перестань вести себя, как будто не занималась этим раньше. Будешь послушной, получишь такое же удовольствие, как и я.

Не дожидаясь ответа, он кинул ей свой сюртук в лицо, застав Коринн врасплох. И тут же схватил ее за запястья, прежде чем она успела отбросить сюртук. Крепко прижав девушку к своей сильной груди, Джаред заломил ей руки за спину и выкручивал до тех пор, пока оба не услышали звук упавшего на пол кинжала. Несколько мгновений мужчина пронзительно глядел в испуганные глаза Коринн, а потом жадно поцеловал ее.

Коринн в жизни еще никто так не обнимал, так крепко, так страстно. Она прижалась к нему всем телом. Несмотря на боль в плечах – Джаред так и не освободил ее рук, – ее тело затрепетало, отзываясь наслаждением.

Он отпустил ее и отступил на шаг.

– Ты хочешь меня так же, как я тебя. Зачем притворяться, что не чувствуешь этого?

Его слова были как пощечина, и Коринн вспыхнула. Джаред был прав. Она даже не попыталась оказать ему сопротивление, а, напротив, с жаром вернула поцелуй. Что с ней происходит?

Она в отчаянье заломила руки. Господи, его нужно заставить поверить ей!

– Я не могу, Джаред. Ты принимаешь меня не за ту. Я еще ни разу не была с мужчиной. Клянусь! Я могу делать разные безумные вещи, но только не это.

– Ты лжешь, Коринн. Ты не более невинна, чем я.

– А что, если я говорю правду? – воскликнула она. – Тебе так хочется взять меня, что ты ничего не хочешь слушать? Господи, ты же партнер моего отца. Мой партнер! Ты считаешь, что мы сможем работать вместе после этого?

– Бизнес тут ни при чем. Ты просто платишь свой долг. Вот и все.

– Будь проклята твоя черная душа! – взорвалась Коринн. – Я ничего тебе не должна! – Она вдруг забыла обо всех своих страхах.

– В этом-то все и дело, верно, Коринн? – Джаред насмешливо улыбнулся. – Ты сходишь с ума, потому что решила, что я обжульничал тебя.

– Ты смошенничал! Но независимо от этого я не отдам себя ни одному мужчине до свадьбы.

– Тогда не надо было соглашаться на это там, внизу. – Он потянулся, чтобы начать расстегивать пуговицы у нее на платье.

Отбросив его руки, Коринн нагнулась, попытавшись поднять кинжал с пола, но Джаред отбил его ногой в сторону. Потом поднял ее и без особых церемоний бросил на кровать.

Она завопила что было сил, но Джаред упал на нее, зажав ей рот рукой.

– Не зли меня. – Его голос был полон смертельной угрозы. – Я могу стать очень жестоким, если разозлюсь. – Свободной рукой он рванул ее платье на груди. – На помощь никто не придет, потому что им все равно. В этом доме считают так – если леди поднялась сюда, значит, она не леди. Я придерживаюсь такого же мнения, поэтому больше не испытывай моего терпения. Это ясно?

Когда Джаред обнажил тугие холмы ее грудей, голос у него заметно смягчился.

– Ты действительно очень красива, – пробормотал он. – Я никогда не видел такой белой, такой шелковой кожи.

Наклонившись над ней, он поцеловал по очереди каждый сосок. Помедлил, а потом поднял голову и заглянул в ее широко открытые, полные слез глаза.

– Я не сделаю тебе больно, Коринн, если только ты не начнешь сопротивляться, – сказал он почти нежно. – Я это обещаю.

Джаред убрал руку от ее рта и наклонился, чтобы поцеловать в губы. Он целовал ее медленно, насильно раздвинув ей губы, кончиком языка играл с ее языком. Она не отвечала ему. Мужчина равнодушно пожал плечами.

– Если хочешь быть упрямой – твое дело. Меня это не остановит.

Коринн молчала. Ей было так стыдно, что хотелось умереть. Она не смогла его остановить. Джаред изобьет ее, если она попытается. И изнасилует в любом случае, поэтому зачем страдать больше, чем нужно?

Она мысленно молилась, чтобы все быстрее закончилось. Когда он поднял ее, чтобы снять с нее оставшуюся одежду, Коринн не сопротивлялась. Когда Джаред что-то говорил ей с нежностью, она не слышала его. Когда его жесткие сильные руки ласкали ее, она не чувствовала ничего, кроме стыда.

Слезы сочились из ее крепко зажмуренных глаз. Когда острая, разрывающая тело боль заставила ее судорожно вздрогнуть, Коринн прикусила губу, чтобы не издать ни единого стона. Джаред пообещал ей не делать больно, но она знала, что это ложь. Флоренс давно просветила ее на этот счет во всех подробностях. Сейчас Джаред Бурк лишил ее невинности. Невинности, которую она собиралась отдать своему мужу. Он заставил ее это сделать, используя грубую силу. Коринн не представляла, что может так ненавидеть кого-нибудь, как она сейчас ненавидела Джареда Бурка.

Его обессиленное тело вдруг стало очень тяжелым, и Коринн решила, что все закончилось.

– Вы получили долг сполна, мистер Бурк, – произнесла она без всякого выражения. – Будьте так любезны, отодвиньтесь от меня подальше. Я хочу уйти.

– Ну ты и сука, – проворчал он, потом вылез из кровати, чтобы одеться.

– Вы мне уже сегодня говорили об этом. Нет нужды повторяться.

– В чем есть нужда, так это в том, чтобы кто-нибудь согрел тебя. Мне жаль того, кто женится на тебе, потому что ему придется вынести вот такое представление в постели.

– Ему не придется, – напряженно ответила Коринн. Она села на краешек постели, тихо покачалась из стороны в сторону. – Что, если я забеременела?

Джаред пожал плечами.

– Вряд ли, потому что этого не повторится. Но в любом случае, это твой риск, не мой. Он преследует любую женщину.

Закончив одеваться, Джаред обошел вокруг кровати, чтобы собрать ее порванную одежду. Коринн услышала, как он резко выдохнул, и повернулась, чтобы посмотреть, что случилось. Она проследила его взгляд. Джаред разглядывал пятно в середине кровати. Кровь на зеленых простынях казалась черной.

– Что случилось, мистер Бурк? – с горечью спросила она. – Вы, кажется, удивлены. Неужели вам неизвестно, что девушки истекают кровью, лишаясь невинности?

Их взгляды встретились. Глаза у него стали серыми без намека на голубизну. Он, не отрываясь, смотрел на нее.

Наконец он двинулся к двери, сжимая в руке ее одежду. У двери обернулся и глянул на нее через всю комнату.

– Никуда отсюда не уходи, пока я не вернусь, – отрывисто приказал Джаред. – Ты меня слышишь?

– Куда это вы?

– Просто останься здесь, Коринн, – не отвечая на вопрос, сказал он. – Я вернусь к полудню.

– К полудню! – ахнула она. – Уже почти рассвело. Вы же знаете, мне нужно вернуться до рассвета, иначе меня начнут искать.

– Я об этом позабочусь.

– Как?

Но он уже скрылся за дверью. Вместе с ее одеждой. Что это с ним?


Глава 8 | Рай для бунтарки | Глава 10