home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 36

Коринн откинулась на спинку плетеного кресла. Майкл сидел на ковре в центре патио, у нее на виду. Маленький коричневый щенок носился вокруг него, заставляя мальчишку повизгивать от удовольствия.

Щенок стал для нее непредвиденным сюрпризом. Он был беспородный, но очаровательный с этими болтающимися ушами и коротким хвостиком, которым вилял неустанно. Джаред нашел его специально для Майкла – по крайней мере, так сказала Акела.

Коринн не видела Джареда. Он отсутствовал все утро и появился уже с подарком. Это у него такая манера просить прощения, решила она, и способ дать ей понять, что он раскаивается в том, что не поверил в ее историю. Поздновато спохватился! Сердце у нее опять окаменело и стало бесчувственным, чтобы он не смог больше сделать ей больно.

Через открытые окна кухни до патио доносились голоса. Там Флоренс помогала Акеле готовить печенье из таро. Она никак не могла удовлетворить своего любопытства по поводу всего, что касалось островов, постоянно донимая Акелу расспросами. Коринн вполуха слушала продолжающийся урок по истории.

– В старину, еще до прибытия христианских миссионеров, здесь было, может, шестнадцать кахунас.

– Но мне показалось, вы говорили, что кахунас были кем-то вроде священников, по одному на каждую общину, – прервала ее Флоренс.

– Да, то были кахунас, которые беседовали с богами. Я же говорю о других кахунас – о мужчинах, которые знали историю, а были иные, которые читали по звездам и предсказывали будущее. А еще были такие, которые врачевали и занимались магией. Все важные знания были сосредоточены в руках этих мудрых людей.

– Надо же! А ведь вас называли дикарями, – засмеялась Флоренс. – Но это выглядит по-настоящему цивилизованно. Должно быть, в те времена люди тут жили тихой и мирной жизнью.

– Жизнь была богатой, но не такой уж мирной. У нас было много войн, как и везде в мире.

– Ну, вот видите! Вы действительно цивилизованный народ.

Коринн представила, как Акела усмехнулась.

– Каждый новый король дарил земли новым вождям, своим любимчикам. Старые вожди изгонялись, и иногда из-за этого возникали гражданские войны. Это ужасная вещь – гражданская война. Каланиопуу – старый король, который правил, когда Кук высадился на острова, – пришел к власти в результате такой войны, после того, как убили законного наследника Кеавеопала.

Коринн перестала их слушать, когда увидела Леонаку, который в этот момент вошел на задний двор со стороны пляжа. Он приставил длинную доску для серфинга к стене, а сам прошел в патио. На нем были лишь шорты, да и те мокрые. Потом Леонака заметил ее и улыбнулся.

– Вот мы и увиделись снова.

– Похоже на то. – Коринн вернула ему улыбку. – Как поживаете?

– Наслаждаюсь отпуском, пока он длится. – Тут его внимание привлек Майкл. Он подошел к нему и присел на корточки, чтобы лучше рассмотреть. – Так значит, это тот самый ребенок. – Коринн наблюдала, как молодой гигант пытливо вглядывается в ее сына. Леонака протянул ему указательный палец, и Майкл вцепился в него, а потом, захихикав, принялся его раскачивать.

– Когда вы собираетесь рассказать мужу правду об этом молодом человеке?

Коринн ахнула и чуть не выпала из кресла. Увидев, как она нахмурилась, Леонака поднялся.

– Извините, это не мое дело. Такое больше не повторится. Я пришел, чтобы предложить вам поучиться серфингу.

Он так быстро сменил тему, что Коринн не стала возвращаться к старой. Мысленно выругала Акелу и прикинула, кому еще толстуха могла рассказать об этом.

– Очень мило, что вы предложили, мистер Наихе, но вынуждена отказаться, – слегка чопорно сказала она.

– Будем друзьями. Поэтому зовите меня просто Лео. Вы не можете приехать на Гавайи и не намочить ног хотя бы один раз.

– Нет, я не могу.

Лео сдвинул брови.

– Наверное, вы не умеете плавать, вы же всю жизнь жили в холодном городе?

– Вообще-то я хорошо плаваю. – Коринн улыбнулась. – Я научилась, когда была еще ребенком. Мы с отцом ходили к нему на верфь. Когда он был занят со своими рабочими, я выходила на улицу, чтобы поиграть с местными детьми. Сначала они меня дичились из-за того, что мой отец владел этой верфью, но потом, какое-то время спустя, посвятили меня во все свои игры. Мы обычно уходили плавать за доки. Флоренс все никак не могла понять, почему у меня влажные волосы, когда я возвращалась домой. Я об этом никому не говорила, иначе бы меня больше не выпустили из дома. Один из мальчишек, Джонни Бикслер – ему было примерно одиннадцать – взял меня под свое крыло. Я много чему у него научилась.

Она неожиданно рассмеялась. С чего бы ей вздумалось завести с ним этот разговор? Она не вспоминала о Джонни Бикслере много лет. Надо бы поинтересоваться, в кого теперь превратился крепкий мальчуган, который научил ее плавать, ругаться дурными словами и защищаться с помощью ножа в то дикое лето, когда залив стал для нее местом, полным очарования, и площадкой для игр.

Леонака улыбнулся ей.

– Значит, вы воспитывались в шайке юных уличных бандитов, да?

– Господи, мне было всего десять! И это продлилось лишь одно лето. Но знаете, мне никогда не забыть ощущения свободы, которое я испытала в тот год. Это было потрясающе!

Именно тогда в ней возникла решимость оставаться свободной всю свою жизнь, вдруг сообразила Коринн. Но сейчас, по разным причинам, это уже было не так важно.

– Если вы умеете плавать, тогда нет причин отказываться от того, чтобы научиться кататься на доске. Сегодня очень хорошая волна, – подбодрил ее Лео. – Джаред и Малия уже там.

Так вот, оказывается, где он сейчас. Он развлекается! Коринн разозлилась. Значит, подкинул щенка и решил, что умиротворил ее, а потом отправился кататься на серфе, забыв и думать о ней.

– Ну, так как?

О, как ей захотелось показать Джареду, насколько он ей безразличен и что они снова с ним на ножах!

– Боюсь, мне нечего надеть для занятия серфингом.

– Ерунда! – усмехнулся Леонака. – Моя тетушка достанет вам какой-нибудь саронг из своего сундука для шитья.

Коринн покраснела и покачала головой.

– Нет.

Он пожал плечами.

– Жалко. Джаред сказал, что я не смогу затащить вас в воду, хотя мне показалось, что вы более смелая женщина.

Коринн внезапно встала. На вызов не ответить нельзя!

– Пожалуйста, дайте мне пару минут, чтобы переодеться. Буду рада, если вы научите меня серфингу.

Леонака с улыбкой посмотрел вслед Коринн, которая быстрым шагом вышла из патио, крикнув Флоренс, чтобы та присмотрела за ребенком. Джаред ни слова не сказал ему о том, что Коринн не захочет поплавать в океане. На самом деле он не услышал от Джареда и двух слов за все утро.

Последствия того, что устроил Джон Пирс, были ужасны. Требовалось срочно восстановить между ними перемирие, а лучший способ для этого – сделать так, чтобы Джаред увидел свою красавицу-жену в прилипшем к телу влажном саронге. Пусть желание заставит его образумиться, и тогда Джаред поймет то, что Леонака уже давно знал: без этой женщины ему не стать целым человеком.

Покраснев до корней волос, Коринн рассматривала себя в зеркале над комодом. Одетая в саронг, она была все равно что раздетая. Руки, плечи, ноги до колен были открыты. А линии остальных частей тела, даже прикрытых тканью, виднелись отчетливо, с живописными подробностями.

– Я не могу это надеть, Акела.

– Почему?

– Тут… тут слишком много выставлено напоказ.

Акела с улыбкой покачала головой.

– Ты же видела Малию, она одета в то же самое. Все наши женщины надевают такое, когда идут поплавать, – хмыкнула она. – Даже я! Здесь не Бостон, Колина. Ты на Гавайях, где мы радуемся жизни.

Коринн улыбнулась.

– Хорошо, что ты больше не перетягиваешь грудь, – сказала Акела, вешая на плечики ее платье. – Иначе саронг не сидел бы так хорошо.

Коринн обернулась и посмотрела на нее округлившимися глазами.

– Я не делала этого! – отчеканила она, а сама удивилась, откуда Акела об этом узнала.

Да, действительно, она перестала перевязывать грудь. И, тем не менее, молока для Майкла было много, но теперь все было под контролем. Молоко не сочилось непроизвольно.

– Почему ты не скажешь Иалеке правду? – неодобрительно спросила Акела. – Я видела, как твоя подруга относила повязку после стирки в твою комнату, а не в свою. Я могла бы указать Иалеке на это, но решила молчать. Ты должна сама сказать ему.

Коринн покусала губы и решила довериться женщине.

– Неужели вы не понимаете? Джареду лучше ничего не знать. В конце концов, я вернусь в Бостон с Майклом. Джаред нас больше не увидит.

– Ты не права, Колина. Иалека не отпустит тебя. И однажды он узнает, что ты обманула его насчет Майкла, это сведет его с ума. Лучше скажи ему сейчас.

– Нет никакого смысла говорить с вами об этом, – раздраженно объявила Коринн.

Она схватила полотенце и выскочила из спальни. Эта женщина просто невозможна! Она когда-нибудь угомонится?

Леонака ждал ее на заднем дворе. Коринн выкинула из головы Акелу и решила наслаждаться жизнью. По возвращении домой она расскажет подругам, как каталась на волнах.

Джаред и Малия все еще оставались в воде. Коринн старалась не смотреть на мужа, пока Леонака объяснял ей, что нужно делать.

– Может, вам лучше понаблюдать какое-то время для начала, – предложил он, уже задумавшись над тем, не слишком ли он торопится, вовлекая Коринн в занятия серфингом. Спорта не бывает без риска.

Она решительно замотала головой, при этом ее золотистые волосы рассыпались по плечам. Они доставали до пояса.

– Давай начнем.

Чтобы освоиться с доской, ей потребовалось где-то около часа. Сначала она боялась, что забыла, как плавать, после стольких лет, но навык вернулся сам собой. И оседлывать волну на гладкой длинной доске тоже оказалось нетрудно, тем более что сзади был Леонака, который выкрикивал инструкции, поддерживая ее. Джаред вылез из воды и, усевшись на берегу, наблюдал за ее успехами. Это только подхлестнуло в ней решимость добиться большего. Пусть он увидит, на что она способна.

– Я готова поработать самостоятельно.

Они заплыли далеко от берега, вспенивая воду ногами и держась за свою доску.

– Ты уверена, Колина? – Когда она утвердительно кивнула, Леонака предложил: – Прокатись на нескольких волнах лежа на доске, чтобы привыкнуть к ней.

– Так я и сделаю, о учитель! – усмехнулась Коринн и взобралась на широкую доску.

В нескольких футах от них Малия уверенно сидела на доске. Поймав большую волну, девушка лихо помчалась к берегу.

Коринн стиснула зубы и сердито посмотрела ей вслед. Вот черт! И чего она кривляется!

– Не обращай внимания на Малию, – крикнул Леонака. – Очень скоро ты будешь так же здорово управляться с доской.

Она сделает это прямо сейчас, поклялась себе Коринн. Она помахала Леонаке, когда ее серф начал движение к берегу. И принялась помогать ему набирать скорость, загребая руками с двух боков. Потом почувствовала, что момент настал, приподнялась и встала на корточки. Медленно выпрямила ноги, слегка выставив одну вперед, как ей показывал Леонака.

Она сделала это! У нее сразу поднялось настроение. Она оседлала волну, как это в старину делали гавайцы и как делают Джаред с Малией. Но триумф Коринн оказался кратковременным. Неожиданно она потеряла равновесие и рухнула в набегающую волну. Когда, отплевываясь и кашляя, она вынырнула на поверхность, на нее обрушилась следующая огромная волна, пришедшая из океана. Течение потащило ее по дну к берегу.

Коринн забарахталась, пытаясь опять выскочить на поверхность, но запуталась в собственных волосах и морских водорослях. Сильное течение прижимало ее ко дну, легкие были словно в огне. Когда сил терпеть уже не оставалось, чьи-то мощные руки выдернули ее из воды. Коринн оказалась прижата к сильной груди. Она прерывисто закашлялась, хватая ртом воздух. Глаза жгло от соленой воды. Коринн держала их закрытыми, и слезы смешивались с морской водой.

– Дура сумасшедшая! Ты что вытворяла?

Джаред! Это он спас ее.

Он не положил ее на песок, а всю дорогу до дома нес на руках. Одной рукой ей удалось протереть глаза, чтобы можно было смотреть, и когда Джаред вошел в патио, она запротестовала.

– Поставь меня на землю сию же секунду! У меня с ногами все в порядке.

Он не ответил.

Коринн принялась извиваться в его руках, тут из кухни примчались Акела с Флоренс и начались расспросы о том, что случилось. Обойдя их, Джаред объяснил, и от ее гордости собой ничего не осталось. Какой же дурой она себя выставила!

Уложив Коринн на свою кровать, Джаред отошел и оглядел ее.

– Как ты себя чувствуешь?

– Отлично, разумеется! – воскликнула Коринн. – Не нужно было тащить меня до самого дома!

В спальню вошла Акела с баночкой какой-то мази, и Джаред забрал ее у нее.

– Я сам.

Когда он приподнял ей левую руку, Коринн поморщилась, увидев на ней красные рубцы. Левая нога тоже была сплошь красной. И еще саднило щеку.

– Ты сильно поцарапалась, но вот эта мазь снимет острую боль, а краснота пройдет через несколько дней. Если бы ты не обгорела на солнце, все было бы намного легче. С твоей белой кожей нельзя долго находиться на солнце, в особенности у воды, где сильное отражение.

Он был прав, конечно. У нее все тело было красным.

– Я сама могу это сделать. – Она села и принялась наносить мазь на руку.

Джаред отобрал у нее баночку и отставил подальше.

– Полежи спокойно и позволь мне позаботиться о тебе.

Откинувшись на спину, Коринн закрыла глаза и смирилась. Он действовал осторожно, втирая мазь в ноги и руки. Неожиданно она осознала, настолько это чувственно. Каждое его прикосновение превращалось в ласку, от которой уходили боль и гнев.

Он перевернул ее. Коринн вздохнула. Но почувствовав, как Джаред распускает на ней саронг, замерла.

– Что ты делаешь? – От былой легкости не осталось и следа.

– Ты простудишься, если не снимешь с себя эту штуку, – объяснил Джаред. В голосе прозвучала шутливая нотка, когда он добавил: – Хотя ты и в нем выглядишь восхитительно.

Оглянувшись, она перехватила его усмешку.

– Я и сама могу раздеться, спасибо.

Пожав плечами, Джаред поднялся.

– Я просто пытался помочь.

– Я отлично поняла, что ты пытался сделать, – ядовито заметила девушка.

– Это настолько ужасно?

Коринн задохнулась. Разве то, что случилось вчера, не важно? Он действительно так считает?

– Занятие любовью не решает никаких проблем. Последний раз все было настолько по-другому, что я даже подумала: ты ко мне неравнодушен. Но сейчас я понимаю, что это не так.

– Если бы я не желал тебя, то ты уже давным-давно была бы в Бостоне. Ты это не понимаешь?

– Желать и любить – не одно и то же.

– Что ты от меня хочешь? – выкрикнул Джаред. – Я всего лишь сказал, как ответил Пирсу, когда он объявил, что ты больше не можешь жить со мной. В голове у меня было совсем другое.

Коринн рассматривала его, удивленно открыв глаза. Что тогда сказала Флоренс? «Это в нем говорит уязвленная гордость». Неужели так и есть? «Не верь ему, – шепнул тоненький голосок. – Он опять сделает тебе больно».

– Почему я должна верить твоим словам, Джаред? – тихо спросила она. – Ты же не поверил мне, когда я рассказала, что на самом деле не спала ни с кем из тех мужчин. Не упрашивай, чтобы я поверила тебе, когда ты не веришь ни одному моему слову.

– Коринн, прости. Что я еще могу сказать?

Она встала и, пройдя через всю комнату, зашла в ванную и закрыла перед ним дверь. Когда замок щелкнул, у нее из глаз брызнули слезы. Как было бы легко простить его и заниматься с ним любовью, и заключить еще одно перемирие. Но она не хотела, чтобы он еще раз сделал ей больно. Она слишком много страдала.

Но почему ей по-прежнему так больно?


Глава 35 | Рай для бунтарки | Глава 37