home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 38

На следующее утро, покормив Майкла, она оделась с особой тщательностью. Коринн выбрала отделанное оборками утреннее платье нежного желтого цвета, подчеркивающего ее глаза, которые начинали искриться золотом. Перевязала волосы лентой в тон. Желтый был одним из ее любимых цветов.

Довольная собственным внешним видом, она подошла к колыбели и поцеловала Майкла, а потом отправилась на кухню. Там была Акела, одна. Она шинковала мякоть кокосового ореха, который вчера утром стряс с дерева Леонака. Акела подняла голову и улыбнулась ей.

Подойдя к столу, Коринн поинтересовалась как бы между прочим:

– Вы не видели Джареда?

Опустив глаза, Акела продолжила свое занятие.

– Он уехал, Колина.

– Сказал, когда вернется?

– Сегодня точно не вернется. И завтра, думаю, тоже нет. Даже не знаю, когда.

Коринн почувствовала, как у нее упало сердце.

– Не знаете? А куда он уехал?

– Вернулся в Гонолулу.

Плечи у Коринн безвольно опустились, и она нерешительно спросила:

– Он ничего не сказал перед отъездом? Может, попросил что-нибудь мне передать?

Акела покачала головой.

– Извини, Колина.

– Это вы меня извините, – пробормотала она в ответ и, потрясенная до глубины души, вышла из комнаты. Весь день для нее прошел как в тумане.


Приехав к себе в контору на Кинг-стрит, Джаред сразу прошел к сейфу, стоявшему за картотекой. Из кармана сюртука он вытащил два длинных узких футляра и квадратную коробочку. Положил их в сейф и запер его. Вчера он вернулся в город очень поздно и не мог заняться покупками. Но этим утром первое, что сделал Джаред, – навестил своего ювелира.

В одном длинном футляре лежало жемчужное ожерелье для сестры. Малия любила получать подарки, тем более что нужно было переломить владевшее ею сейчас настроение. Он не сомневался, что жемчуг сумеет оказать на сестру благотворное воздействие.

В то же время Джаред рассчитывал сделать приятное Коринн. Ей предназначалась более экстравагантная его покупка – две длинные нитки из нескольких сотен роскошных опалов.

А еще он купил ей массивный золотой кулон в форме сердечка, на котором попросил ювелира выгравировать «Я женился бы на тебе еще раз, и без сожалений!» Он понимал, что это означает. Поймет ли она, насколько глубоки его чувства? Оставалось только молиться, чтобы у нее это получилось и чтобы они смогли начать все заново. Возможно ли это?

Неожиданно хлопнула дверь, и, подняв голову, Джаред увидел входившего в комнату Рассела Дрейтона. Он поневоле удивился. Почему ему казалось, что Дрейтона уже давно здесь нет?

– Значит, все-таки решился снова объявиться, – начал Рассел.

На мгновение из-за такой грубости Джаред лишился дара речи, но тут же взял себя в руки.

– Что вы здесь делаете, мистер Дрейтон? – резко спросил он.

Рассел стоял напротив его письменного стола и в упор разглядывал Джареда.

– Коринн пропала месяц назад, и до меня, в конце концов, дошло, что ты где-то ее спрятал. Я хочу знать где. – Рассел оперся о стол руками, сжатыми в кулаки, и наклонился, нему. – И не увиливай. Я хочу знать, где она.

Джаред улыбнулся. В этой улыбке не было ни грана тепла.

– И ты всерьез считаешь, что я тебе скажу?

– Лучше бы ты сделал это, ради Христа! – выкрикнул Рассел. – Ты разрушил слишком много моих планов. Я хочу быть уверенным, что ты больше ни во что не встрянешь.

Джаред искренне удивился.

– Ты, должно быть, забыл, что Коринн – моя жена.

Рассел ощерился.

– Она терпеть тебя не может, Буркетт. И скажет мне спасибо за то, что я сделаю ее вдовой.

Слишком поздно Джаред заметил пистолет, который Рассел вытянул из кармана. Он приготовился услышать выстрел, но того не последовало. Джаред понял, что Рассел решил насладиться своим триумфом.

– Так значит, ты не бесхребетный трус, каким тебя считал Сэмьюэл Барроуз, да?

– Вот именно. – Рассел был рад воспользоваться шансом, чтобы обелить себя. – Коринн интересовали мужчины только такого типа, поэтому мне пришлось прикидываться. Но как только мы поженились бы, она бы узнала, каков я настоящий.

– Это только если бы она вышла за тебя.

– Она бы вышла. Коринн, может, и не любит меня, но я сумел бы убедить ее, что нужен ей. Очень жалко, что я промахнулся, когда стрелял в тебя возле церкви. Это сэкономило бы много времени, если бы ты умер тогда. А я уже давно распоряжался бы деньгами Коринн. Кстати о деньгах, я заберу все, что тут у тебя есть. Хозяин приходил ко мне за платой несколько дней назад.

До Джареда наконец дошло. Этот человек банкрот. Кроме того, мерзавец пытался убить его в день свадьбы. Джаред выругал себя за то, что посчитал происшествие чем-то незначительным.

Но сейчас нужно было как-то отвлечь Рассела и умудриться открыть нижний ящик стола. Там лежал пистолет, и Джаред чувствовал бы себя намного увереннее, если бы держал его в руке.

– Мне придется еще раз разочаровать тебя. Боюсь, у меня при себе всего лишь несколько долларов.

– Даже не пытайся, – насупился Рассел. – В сейфе всегда есть деньги, а тот, что находится за твоей спиной, на вид очень солидный. Открой его.

– Там нет ничего, кроме документов, – спокойно объяснил Джаред. Он не мог позволить себе встать из-за стола. – Контракты, гроссбухи, все в таком роде. Денег там нет.

– А ну, открывай! – гаркнул Рассел.

Джаред поднялся и, не торопясь, открыл дверцу сейфа. Вслед за ним Рассел обошел стол, а потом махнул ему рукой, чтобы он распахнул дверцу шире, чтобы Рассел мог увидеть содержимое сейфа и не приближаться близко к Джареду. Внутри лежали футляры и коробочка, только что положенные туда, две стопки документов, а на нижней полке две пачки банкнот общей суммой примерно в тысячу долларов, предназначенных на мелкие расходы.

– Так я и думал, – проворчал Рассел. – Давай их сюда.

Вытащив деньги, Джаред не торопился расстаться с ними. Продолжая держать их в руке, он стал закрывать сейф.

– Такой аккуратный даже на пороге смерти? – хмыкнул Рассел. – А теперь я хочу знать, где Коринн?

– Зачем мне говорить, если ты все равно собираешься меня убить?

Рассел усмехнулся.

– Ты прав, конечно. Это не важно. Она тут же примчится в город, как только узнает о твоей смерти. Давай деньги.

Джаред подал ему пачки, а когда Рассел потянулся, чтобы взять их, резко наклонился и, схватив его за ноги, рванул на себя. Тот рухнул на пол, что дало Джареду возможность выхватить у него пистолет.

Он смотрел на оружие в своей руке, испытывая непреодолимое желание наставить его на Рассела и нажать на курок. Желание было всепоглощающее, но он справился с ним.

Все это время Рассел следил за его лицом, на котором отражалась эта внутренняя борьба. Поверженный противник от ужаса таращил глаза. В конце концов, отбросив пистолет в сторону, Джаред схватил его за отвороты сюртука и поднял на ноги. А затем, впечатав кулак ему в лицо, снова опрокинул его на пол.

Понимая, что этот человек убьет его сейчас голыми руками, Рассел попытался встать на четвереньки. Его нос был сломан, и он не успел увернуться, поэтому получил следующий удар кулака. Хрустнула челюсть, а когда кулак ударил и в грудь – треснули ребра.

Застонав, Рассел начал вставать, потом пошатнулся и упал навзничь, затем попытался подняться еще раз. В конце концов, ему это удалось, однако руки Джареда, словно тисками, обхватили его горло, и как он ни пытался освободиться от захвата, из этого ничего не получилось. Перед глазами пронеслась вспышка света, и – странное дело! – Рассел впервые вспомнил о Боге на пороге смерти.

Но он не умер. Он бесформенной кучей лежал на полу, а над ним возвышался гигант с веревкой в руках.

– Я не собираюсь убивать тебя, Дрейтон. Но обязательно сделаю это, если ты еще раз попадешься мне на глаза.

Его руки и ноги оказались крепко стянуты веревкой, и сквозь туман боли Рассел продолжал слышать этот безжалостный голос.

– Тебя бесплатно отвезут в доки, где закинут на первый отходящий корабль. Сам отработаешь свою дорогу, я не чувствую себя настолько щедрым, чтобы оплатить тебе проезд.

Закинув Рассела на плечо, Джаред вынес его из конторы и погрузил на повозку, не спуская с него ледяного взгляда серых глаз.

– Считай, что тебе сегодня повезло, Дрейтон. Я и в самом деле хотел тебя убить. – И добавил: – Не вздумай возвращаться. Как только твоя нога ступит на землю этого острова, я тут же узнаю об этом, и тогда ты – покойник.

Повозка тронулась. Рассел поверил в угрозу. Он не вернется, ни за что! Ему были нужны деньги Коринн, и он рассчитывал, что со временем получит их. Но никакое богатство не стоит такого риска!


Нанеки вернулась в дом Джареда на северном побережье, явно намереваясь остаться здесь насовсем. Флоренс пришлось освободить ее комнату и перебраться в свою. Из-за этого Коринн снова разместилась в спальне Джареда. Нанеки очень не нравилось присутствие Коринн в его спальне. Очень не нравилось!

Коринн решила, что это Джаред послал за своей любовницей, и это казалось ей немыслимым. Наверняка он сдался и поэтому захотел, чтобы любовница грела ему холодную постель.

Нанеки включилась в ежедневный распорядок дома, занимаясь делами на кухне с Акелой. Но большую часть времени она проводила с сестрой Джареда. Эта парочка была не разлей вода, и положение Малии в доме сильно укрепилось.

Но потом стало происходить нечто странное, Коринн не могла это проигнорировать. Время от времени еда стала вызывать у нее тошноту, хотя больше никто этим не страдал. Она не могла не задуматься. А один раз вечером, когда она вернулась в спальню Джареда, из-под кровати выползла огромная многоножка. Размеры и вид отвратительной твари заставили ее завопить и сломя голову выскочить из комнаты.

К счастью, Майкл находился в этот момент с Флоренс. На крик прибежала Акела со шваброй и забила многоножку, а потом по настоятельной просьбе Коринн обыскала всю спальню. И обнаружила еще трех, причем одну – в постели. Коринн так и не смогла заснуть той ночью.

Никаких вопросов не возникло бы, если бы многоножка была одна. Акела утверждала, что эти твари могут проникать в дом. Но четыре? И все в ее комнате?

Лишь спустя долгое время Коринн, наконец, смогла заходить к себе в спальню и не обыскивать ее со всей тщательностью.

Однако время шло, а она чувствовала себя все более несчастной. Почему Джаред ничего не написал ей? От него по-прежнему не было ни строчки. Складывалось впечатление, что он просто забыл о ее существовании и о своем доме на северном побережье. Что его так удерживало в Гонолулу?


Глава 37 | Рай для бунтарки | Глава 39