home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 40

Джаред сообщил, что хочет устроить дома луау – праздник по случаю Рождества. Из-за этого в течение следующей недели у всех домашних дел было по горло. После двух дней постельного режима, прописанного доктором, Коринн присоединилась к праздничным хлопотам. Каждый старался помочь, включая крестьян, которые работали на полях. Кулиано спустился с гор, прикатив с собой тележку, полную бананов.

В среду привезли поросенка. Это огромное, как мамонт, животное еще требовалось забить. Рыбу и ананасы доставили в пятницу на двух фургонах, третий фургон был доверху заставлен бочонками с пивом. Привезли еще и цыплят, и кокосы, которые собирали вдоль всего побережья, а также морские водоросли, которые употребляли сырыми. Эти горы продуктов поразили Коринн до глубины души.

Из конюшни вынесли и как следует отмыли длинные столы. Рождественским утром их вместо скатертей покроют листьями вечнозеленой, похожей на спаржу ти. Из кладовой достали огромные сковороды. Готовить еду начали в субботу, за день до луау. Рыбу, крабов, кальмаров и семгу должны были подавать свежими. Но все равно потребовалось несколько часов, чтобы нарезать и подготовить рыбу, в особенности семгу, которую сначала замариновали в рубленом чесноке со специями. Цыплят варили целый день. Ананасы нарезали и поместили на лед. Коринн помогала готовить хаупиа – кокосовый пудинг, который собирались подать к столу в виде небольших кексов.

Но самым потрясающим оказалось то, как готовили тушу поросенка. Все началось рано утром за день до Рождества. Под наблюдением Акелы на заднем дворе несколько мужчин вырыли яму. Но дно наложили дрова, поверх них – камни и развели огонь. Получилась печь особого вида. После того, как камни раскалились, а пламя сменилось жаром, камни засунули в выпотрошенную тушу, уже обернутую ароматными листьями. Тушу опустили в яму и накрыли сверху. Время от времени в печь лили небольшое количество воды, чтобы в образовавшемся пару мясо становилось сочным и нежным.

В сочельник Коринн с Флоренс нарядили в гостиной небольшую сосенку. Малия помогала украшать деревце яркими лентами и деревянными игрушками, купленными в лавке.

Под сосну положили пакеты с подарками, а также роскошно отделанное испанское седло для Джареда.

В эту ночь Коринн легла в постель в состоянии тревожного ожидания. Она даже не взяла к себе Майкла. Ей показалось, что Джаред вернется среди ночи, поэтому она позволила Флоренс забрать ребенка к себе.

Коринн было страшно. Почему он не приезжал так долго? Из-за работы или из-за нее? Он все еще гневается на нее?


– Вставай, Коринн. Гости начали съезжаться.

Заворочавшись в постели, она обернулась и увидела Флоренс, которая заглядывала в дверь.

– Что ты сказала?

– Господи, уже скоро одиннадцать.

Коринн поморщилась.

– У меня была кошмарная ночь.

– Зато день у тебя будет прекрасным, давай, вставай. Приехали кое-кто из соседей и Джаред.

– Джаред уже здесь? – Коринн резко села на кровати.

– Да, и он привез с собой несколько своих работников, человек двадцать. И своего друга Леонаку тоже. Типичные мужчины – они сразу уселись за выпивку. Это будет еще та вечеринка, если будут пить целый день.

– Тогда помоги мне.

– О нет, – отмахнулась Флоренс. – Акела держит Майкла на кухне, и мне нужно будет его спасти до того, как он свалится в чан с пои. Боже мой, она приготовила пять сковород этой клейкой массы!

– Пожалуйста, прекрати! – тихо засмеялась Коринн. – Я видела, как ты украдкой ела пои, когда думала, что тебя никто не видит. Поэтому не делай вид, что он тебе не нравится.

– Ну, я думаю, что кушанье очень даже ничего, если добавить в него немного сливок и сахара, – уступила Флоренс. – Но тебе лучше поторопиться, моя любовь. Акела хочет, чтобы ты нарвала цветов для украшения столов.

Флоренс закрыла дверь, и Коринн тут же выпрыгнула из постели. Она уже знала, во что нарядится. В муумуу с красным, белым и зеленым орнаментом. Это был рождественский подарок Акелы, который та презентовала заранее. Платье идеально ей подходило. Низкий вырез был отделан тонким белым кружевом. У Коринн имелось украшение, которое стоило к нему надеть, – крупный рубин на длинной золотой цепочке. У нее еще были перстни, браслеты и серьги с рубинами, но она надела только браслет и кольцо, подаренное на свадьбу. Вымытые накануне волосы переливались искорками цвета меди и золота. Она не стала укладывать волосы в прическу, оставила их свободно развеваться за спиной. Такой стиль предпочитали все местные женщины.

Выйдя из комнаты, Коринн сразу направилась в патио, откуда могла наблюдать за всем и оставаться незамеченной. Джареда она увидела сразу. Он стоял с группой молодых гавайцев на дальнем конце заднего двора. На нем была белая батистовая рубашка с расстегнутым воротом, светло-коричневый сюртук и бриджи. После езды верхом его покрывала пыль, но он был так красив, что сердце у нее сжалось.

Это был мужчина, с которым она добровольно никогда бы не пошла по жизни рука об руку, мужчина властный, с сильной волей. Но она любила его! Что с ней случилось?

Она прекрасно знала, как глубоко может ранить любовь. Но ничего другого настолько же возбуждающего в мире не было.

Да, ее чувства изменились. А как насчет его чувств?

Несколько мужчин двинулись в сторону пляжа, но Джаред замешкался, стягивая с себя рубашку. И тут Коринн увидела Малию, которая подбежала к нему и схватила его за руку. Она тянула Джареда в дом. Коринн было слышно, как она возбужденно говорила:

– Пойдем, я хочу открыть мои подарки. Твоя жена сказала, чтобы мы дождались твоего приезда.

– О, да ты в отличном настроении сегодня?

– Почему бы и нет? – укоризненно спросила она. – Сегодня же Рождество. Ты мне привез что-нибудь?

Коринн вдруг стало страшно встретиться с ним лицом к лицу. Вдруг он все еще сердится на нее? Она-то уже давно перестала на него злиться. Коринн быстро вернулась на кухню. Здесь было полно народу, все суетились. Нанеки что-то кромсала на столе. Несколько двоюродных сестер Акелы, приехавшие из Кахуку, помогали ей. Акела отваривала рис для цыплят и одновременно жарила сладкий батат.

Коринн явно была здесь лишней. Но где еще можно укрыться от Джареда? В дверь просунула голову Малия.

– Тетечка, сделай перерыв, – возбужденно воскликнула девушка. – Колина, пойдем. Иалека приехал!

В дверях возник Джаред, и их глаза встретились. Выражение его лица было непонятным. Для нее оставалось загадкой, что он чувствует. Но Малия схватила его за руку и потащила в гостиную, а Акела подтолкнула Коринн в спину, чтобы она пошла за ними следом. В гостиной уже были Флоренс с Майклом, которые разглядывали небольшое рождественское деревце.

– Чья это была идея? – спросил Джаред, окинув взглядом сосенку.

– Это Колина предложила, – объяснила Малия. – Правда, красиво?

– Дерево? В доме?

– Ой, прекрати! – возмутилась Малия. – Мне, например, очень нравится, и теперь мы каждый год будем наряжать елку.

– А это откуда взялось? – Он поднял седло.

– Это тебе от Колины.

Медленно выпрямившись, Джаред пристально посмотрел на Коринн. На этот раз выражение его лица было легко понять, в нем читалось обвинение. Что она сделала не так? На глаза навернулись слезы, и она бросилась вон из комнаты.

Через несколько секунд в спальню за ней широким шагом вошел Джаред.

Увидев ее в слезах, он спросил:

– Почему, дьявол побери, ты плачешь?

Коринн попыталась отстраниться, но он крепко ее держал.

– Не знаю, почему. Я думала, тебе понравится рождественское дерево, оно тебе не понравилось. Я думала, тебе понравится мой подарок, он тебе не понравился. И хотя тебя не было целый месяц, ты даже не поднялся ко мне, чтобы поздороваться, когда приехал.

После долгого молчания он тихо произнес:

– Я не поднялся к тебе, потому что не знал, захочешь ли ты увидеться со мной. – Тон, каким Джаред это сказал, поразил ее. – А седло мне очень понравилось. – Неожиданно голос его вновь стал холоден. – На нем самая лучшая кожа, которую я когда-либо видел, и страшно дорогая к тому же. Меня интересует, как ты расплатилась за седло.

Ей вдруг стало понятно, что он думает на этот счет. Коринн задохнулась.

– Ты так мало доверяешь мне?

– Я знаю, что у тебя нет денег, потому что все твои деньги у меня. Как ты смогла купить это седло, если только не…

– Не смей мне этого говорить, Джаред! – Она была вне себя от злости. – Даже не смей! К твоему сведению, это Флоренс купила седло для меня, потому что в тот момент я была прикована к постели. Теперь ты будешь обвинять мою служанку в том, что она поменяла себя на седло? Ты в своем уме?

Он вздрогнул.

– Что значит, ты была прикована к постели?

– Не уводи разговор в сторону.

– Отвечай!

– Ничего серьезного. Произошел несчастный случай, я получила удар по голове, вот и все.

– Ты хорошо себя чувствуешь? – У него явно отлегло от сердца.

– Да. Только откуда вдруг такая забота о моем здоровье после такого обвинения?

– Ради Христа, что я должен был подумать? Мне известно, что у тебя ничего нет, потому что я забрал все твои деньги из банка перед твоим переездом сюда.

– Я продала кое-какие драгоценности, – отрезала она. – В любом случае того, что у меня есть, мне хватает с головой.

Для него это было как удар под дых. Джаред побледнел.

– О боже! Коринн, прости!

Она была слишком уязвлена, чтобы смягчиться сразу.

– Нет, не надо! Предпочитай думать, что я продаю себя! Очень жалею, что рассталась со своими брильянтами, хотя это, в общем, не важно. Мне просто хотелось купить тебе что-нибудь красивое. Наверное, я намного глупее тебя, Джаред Буркетт.

– Будь оно все проклято, Коринн! Откуда я мог это все знать? Я во сне не смог бы увидеть, что ты способна расстаться со своими драгоценностями. Ты даже не надевала их, когда ездила играть в карты, боясь их потерять. Мне казалось, что побрякушки для тебя – самое главное.

– Когда-то так и было. Когда отец контролировал мои расходы. Но сейчас я богата. И мне наплевать на них. Я всегда смогу купить столько драгоценностей, сколько захочу.

Джаред отпустил ее и отвернулся, лицо у него было каким-то напряженным. Затем он вышел из комнаты и практически тут же возвратился с длинным узким футляром, который кинул на кровать.

– Тут есть кое-что, что, как мне казалось, тебе должно понравиться. Но я совершил ошибку. У нас возникла одна и та же идея. И мне очень жаль, что результат оказался сокрушительным.

Он ушел, а Коринн, нерешительно приблизившись к кровати, открыла футляр. Роскошные опалы ослепили ее сиянием огненных искр. Глаза снова наполнились слезами. Очень медленно она сняла с себя цепочку с рубином и приложила опалы к груди. Потом, зажав их в руках, поднесла к щеке, ощутила кожей, какие они гладкие и прохладные.

– О, Джаред, почему нам все время нужно скандалить друг с другом?

День совсем не задался. Но все-таки сегодня Рождество! Праздник еще впереди. Вспомнив про Майкла и про подарки, которые сын станет сейчас вскрывать, она почувствовала, как ее настроение резко поднялось.


Глава 39 | Рай для бунтарки | Глава 41