home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



10


Я смотрю в окно, пока Ашиль сходит с ума. Серёжки сняла, они лежат в одном из карманов платья. Дрон летает над головой. Хорас в ярости, ему не нравится, что я до сих пор ничего не нашла. Целых три дня я провела одна во дворце, изучала планировку, гуляла. И всё это время Шелем отсутствовал. Ваолена была вместе с ним. Слуги и охрана старались не попадаться на глаза. Всё вокруг словно вымерло вместе с отъездом хозяев.

Основной кабинет Алларда и компьютерная система были найдены быстро. После скрининга выяснилось, что и комната не охраняется.

— Потому что информация защищена последними разработками, — пояснял Ашиль, когда я исследовала пространство. — Мало кто способен вскрыть интеллектуальный замок. Да и в тебе, похоже, не видят проблему. Считай, нам повезло.

Подсознательные коды... Интересная, на самом деле, штука. Информация, засекреченная подобным образом, доступна лишь владельцу. Цифровые замки откликаются лишь на волновое излучение мозга хранителя. Следовало понимать, что люди, зены, леварцы уникальны и повторить чужое мышление с идеальной точностью нереально.

И всё же... Коды научились вскрывать. Это стало возможным с помощью интуиции и смекалки. На базе Хораса этому учили меня.

Теперь я должна проникнуть в базу данных Алларда и найти для Хораса любую полезную информацию. Спрашивается, зачем?

— Чем больше у меня будет инструментов влияния на него, тем лучше, — объяснял Ашиль.

Да. Тогда он ещё объяснял спокойно и вдумчиво.

Трое суток с краткими перерывами я провела в кабинете, раз за разом решая задачки.

— Сколько будет если к трём дирамам добавить три сульфа?

— Четыре ки.

— Неверно!

Где-то глубоко в голове разрывается маленькая бомба, она причиняет боль. Неверно?! Выхожу из силового поля похожего на тетраэдр. Голова наливается свинцовой тяжестью, защита данных оставляет свой след. Перед новой попыткой нужно обязательно отдохнуть.

— Куда пошла! — рычит Ашиль.— Ты же скоро сдохнешь, как поганая шасска! Когда ещё будет возможность быть здесь долго одной?

Тогда я снимаю серёжки и снова иду к океану. По пути изучаю дворец, любуюсь интерьером, природой, дышу свежим воздухом, купаюсь в лазурной воде.

И возвращаюсь.

— Если совместить принципы управления династии Орэ с режимом Дэя, что будет в итоге?

— Взорвётся планета.

— Верно. Если к осколкам планеты добавить корабль три детта эр, какое четверостишие получится?

Выхожу из силового поля, не дожидаясь удара. Я не знаю ответ. У меня нет идей. Мне незнакома в должной мере культура леварцев, их поэзия до периода Теры. Вздыхаю. Придётся начинать поиск заново.

Это со стороны кажется, что зашифрованные коды полный бред. Но на самом деле ответы на вопросы есть в любом подсознании. Информация, сотканная из снов, опыта, знаний из прошлых жизней, информационного поля Вселенной. Да-да. Важно уметь слышать сердцем. Впрочем, эти тонкости не так и важны, коды нужнее.

Снова захожу в тетраэдр и вникаю в новый вопрос:

— Чем похожи север и юг?

— Полюсами.

— Где находится выход?

— Там же, где вход.

— Что будет, если упасть вверх?

— Планета взорвётся.

— Неверно!

Бездна! Хотела же сказать, что появится новое солнце! Новая вспышка. Дьявольский код! Сколько можно? Когда у меня лопнет терпение? Переменные менялись, ответы тоже. Парадоксы не решались, замки оставались закрытыми.

Если честно, то я искала возможность проникнуть в святая святых для себя. Что мне Хорас со своими желаниями и придирками? Особо ценная информация позволит мне торговаться. Мне! С ним, с Аллардом, с любым другим соправителем. Я искала что угодно для обретения собственной безопасности, но увы... Ничего до сих пор не нашла.

Ухожу из комнаты, заслышав за стенами шум. Звук двигателей проникает даже сквозь звукоизоляцию здания. Значит, что флай не один. Неужели Шелем вернулся?

Быстро поднимаюсь по лестнице на террасу. Над площадью зависли флаи. Четыре. Пятый садится. Спустя несколько минут шлюзы корабля открывается, в проёме появляются солдаты. Они выстраиваются в привычном порядке, чуть позже появляется Аллард. Рядом с ним идёт Ваолена. Они мило переговариваются между собой, улыбаются. Совместная отлучка однозначно пошла на пользу их чувствам. Близость видна через взгляды, улыбки и жесты. Ловлю себя на мысли, что завидую ей. Хорошо, когда в отношениях есть доверие, можно вот так опереться, улыбаться, желать...

Долго стою незамеченной. И только, когда они приблизились, Аллард посмотрел на меня.

— Лиама, — обратился доброжелательно. — Как ты здесь поживала? Не заскучала без нас?

Мои губы «сами собой» расплылись в счастливой улыбке. Шелему будет приятно видеть мою благодарность, ведь проявление заботы кажется таким настоящим.

— Всё было отлично. Я много гуляла на побережье, дышала свежим воздухом.

— Как здесь можно гулять? — спросила Рэй, чуть передёрнув плечами. — Сырость, ветер. Вода холодная. Куда лучше на юге.

— Здесь очень красиво, — парирую я. — И тихо.

— Тоже люблю эти места, — в тон мне отвечает Аллард.

Улыбка на его губах чуть мечтательна, а я радуюсь, что между нами появились общие интересы. Пусть они вызовут у Шелема большее расположение. Теперь он знает, что мне нравятся эти места.

Ваолена, кажется, догадалась, что допустила ошибку. Но тщательно скрываемая досада быстро сменилась радушием. Она взяла Алларда под руку, крепче прижалась к мужчине, пытаясь утянуть за собой.

— Дорогой, ты не знаешь, когда привезут записи с моих последних концертов?

Рэй сделала вид, что меня больше не существует. В очередной раз указала мне место: лишняя в этом дворце, в её жизни и в жизни любимого. Хорошо, что не прошли мимо, а поздоровались, пообщались. И на этом спасибо.

— Иэммин сказал, курьера отправят, как только подготовят брелки.

— Мне так хочется показать тебе последнее выступление, — преисполненная желанием проговорила она. — Идём же! Было кое-что интересное!

Прекрасная попытка отвлечь побыстрее мужчину. Только вот Аллард остановился и вновь развернулся. Еле сдержалась, чтобы не расплыться в улыбке. Несмотря на все усилия Рэй, её чары не слишком сильны.

— Лиама, — произнёс Шелем немного задумчиво. — После обеда зайди в кабинет. Знаешь, где он находится?

Внутри от страха всё ухнуло вниз, по телу разлилась тревога, превращая ступни в тяжёлые камни. С трудом ворочая языком, глядя в бездонные глаза, произнесла:

— Знаю. Приду.

Нет смысла лгать, если меня всё-таки засекли, несмотря на предосторожность. Я, действительно, старалась быть невидимкой, используя сканеры для поиска камер, глушители звуков, инфракрасные ловушки для дронов и охраны, чтобы меня не застали врасплох. Пространство всегда оставалось чистым, но, вдруг, упущена малость? Какая-нибудь случайность, обо мне донесли, и вот теперь назначена встреча...

Мимолётный неприязненный взгляд Ваолены я почти не заметила. Тут не до соперницы, когда главное испытание впереди.

— Почему ты побледнела, Лиама?

Внезапный вопрос от наблюдательной Рэй становится кульминацией страха. О, Небеса! Дайте сил! Проявляю всё самообладание, на которое способна. Стараюсь отвлечься от будоражащих мыслей. Не следует придумывать будущее, когда ничего неизвестно.

— Чуть-чуть нездоровится с утра, — говорю первое, что приходит в голову. — Может быть, простудилась?

— Вот видишь, Аллард, — снисходительный тон Ваолены насмешлив. — Поэтому я и не люблю прогулки на побережье. Не хочется болеть, лишний раз шмыгать носом.

Угу... Намекает на мои «сопли». Но её слова, похоже, оставлены без внимания. Взгляд правителя обращён на меня. Проблески беспокойства в нём приятны и вселяют надежду, что грядущая встреча не связана со шпионажем.

— Лиама. Возможно, тебе стоит показаться врачу?

— В этом нет острой необходимости, но благодарю за заботу, — улыбаюсь леварцу. — Всего лишь недомогание, оно быстро пройдёт.

Короткий кивок на прощанье, и я снова одна. Аллард ушёл сопровождаемый личной охраной и увёл за собой Ваолену. Мне же... Ничего не остаётся, кроме как успокоиться и довериться провидению. Моя совесть спокойна. Я делала всё, чтобы не выдать себя. Если буду думать о разоблачении, бояться, то не смогу сохранять ясность ума, сама себя выдам.

Чуть позднее на террасу дворца прибыл флай. Я специально ждала этот корабль, ссылаясь на пользу свежего бриза. В голове потихоньку зрел план. Проследив за леварцем в вычурном золотисто-красном костюме, я пришла в парадный зал и спряталась за одной из колонн.

Чёрный мрамор на ощупь прохладен и прекрасно скрывает меня.

— Брелки госпожи Ваолены, — произнёс курьер. — Доставлены.

— Вы можете оставить их там.

Управляющий Шелема, немолодой землянин Диас, показывает на высокую стойку. Бронзовая тарелка с выбитым замысловатым узором служит ёмкостью для всяческих мелочей. Брелков немало, они горсткой лежат на металле. Синие, свежие, переливаются перламутром. Мне знакомы такие носители. После просмотра они меняют цвет и остаются бордовыми, пока на них не запишут что-нибудь новое.

Спокойно жду. Курьер прощается с Диасом, мужчины расходятся. Выхожу из укрытия и забираю один из брелков. От Ваолены точно не убудет, а мне... Может быть, и пригодится.

После обеда, чуть нервничая, иду по знакомому коридору. В кабинете, где провела несколько дней, предстоит разговор. Перебираю в уме разнообразные варианты ответов на случай допроса, но все они мгновенно забываются, как только приоткрывается дверь.

Застываю на пороге, не решаясь войти. Аллард не один. Он стоит возле компьютерной системы, которую так и не получилось взломать. Рядом с ним мужчина в военной форме. Лица не вижу, он развёрнут спиной. Шелем увлечён встречей, он не слышит, не видит меня. Есть время понаблюдать. Что и делаю, пользуясь случайной возможностью.

Безотчётно любуюсь широкими расправленными плечами правителя, его уверенностью и силой, передающейся даже на таком расстоянии.

— Тебе не кажется, что зены в последнее время ведут себя слишком развязно? — строго и чуть раздражённо спрашивает Шелем. — Кто им и что пообещал?

Молчаливое отрицание собеседника Алларда не смущает. Он лишь хмурится, больше мрачнеет, но по-прежнему вежлив и исполнен достоинства. Продолжает уравновешенно:

— До меня дошли сведения, что воровство людей участилось. Они игнорируют патрули, не говоря о том, чтобы придерживаться установленных правил. Мне поступают жалобы из общин. Люди пропадают с завидной регулярностью. И не возвращаются. С каких пор зены считают себя исключительной расой и не замечают леварцев?

Беспокойство Шелема за жизнь и безопасность землян удивительно. С жадностью слушаю правителя Арики и не верю ушам. Даже представить не могла, что Алларда беспокоит наша судьба. Его речь выглядит откровением. Но, может, он волнуется вовсе не о землянах, а о власти леварцев на Тере? Влиятельный статус никто не хочет терять. Да и планета — прекрасная колония с различными ресурсами, рабочей силой. Розовые очки очарования разбиваются, не оставляя Алларду ни единого шанса. Верить леварцам нельзя.

— Мы принимаем меры, — звучит знакомый голос, и этот голос заставляет меня задрожать.

Похоже на бред... Жуткий, но очень реальный. Быстро отступаю на шаг. Меня тянет к дверной щели, чтобы убедиться в догадке, но ноги становятся ватными. Старый знакомый... Что он делает в доме Алларда? Почему слушает его так внимательно? Почему ведёт себя так, будто на службе?

— Проверены все соправители. Не могу сообщить ничего нового к тому, что было передано раньше.

Я в ступоре. Стою каменным изваянием, пытаюсь собраться с мыслями. Плохая, просто отвратительная случайность, ставит под угрозу весь план.

— Можешь идти. Даррим, продолжай слежку.

В последний момент отпрыгиваю за дверь и сбегаю в смежный коридор. Молюсь небесам, чтобы гость ушёл другим путём и выбрал главный портал. Только бы остаться незамеченной и не встретиться. Если он служит Алларду, мне конец.

Даррим уходит, в голове много вопросов. Очень много. И самый первый: Даррим на чьей стороне? Кто он? Почему уговаривал Хораса взять его обратно? Не получилось, вернулся к Алларду? Или шпионит за ним, пока тот не догадывается?

В раздумьях жду какое-то время, пока не спохватываюсь. А как же встреча?! Чуть прихорашиваясь, выхожу из укрытия. Приближаюсь к кабинету, толкаю дверь и застываю на пороге, рассматривая Алларда в кресле прямо под тетраэдром. Он сосредоточенно что-то слушает.

Суровые черты лица сглажены некоторой задумчивостью, ровные губы изогнуты в полуулыбке. Величественный, спокойный. Не сравнить с вальяжным Хорасом, хитрым, скользким, вечно извлекающим выгоду. И при всём этом Аллард — мой враг. Если узнает, кто я такая и для чего заявилась, мало совсем не покажется.

Моё присутствие быстро оказалось замеченным. Пристальный взгляд на меня, взмах рукой.

— Проходи, — приглашает Аллард. — Я тебя ждал.

Мило улыбаюсь леварцу, переступаю порог. Но к мужчине не приближаюсь, предпочитаю держаться на расстоянии. Так чувствую себя защищённей, способной сбежать, если понадобится.

— Вы приказали прийти.

— Попросил, — уточнил Шелем.

— Простите, — вежливо извинилась я и не выдержала: — Так странно...

— Что?

Непонимание и любопытство правителя показали, придётся озвучивать мысли вслух.

— Вы не похожи на других. Вам нужно приказывать, но вы просите. Дворец не охраняется. Вокруг вас тоже охраны мало. Я избежала наказания от господина Ашиля благодаря вам. Вы вступились, предоставили защиту и дом.

— Ты находишь всё это странным, Лиама?

— Необычным, да. Непривычным.

Смотрю прямо, не сводя глаз с мужественного лица. Интересно, что он ответит? Между нами зависает пауза, кажется, тишина звенит. Несколько мгновений заставляют пожалеть об излишней откровенности. Зачем вообще начала? Нарушила все правила приличия, первой завела разговор, болтаю тут... Опускаю лицо вниз, ищу слова объяснений. Но...

— Только слабый будет самоутверждаться над теми, кто слаб, — голос Шелема звучит покровительственно и спокойно. — Охраняют то, что боятся потерять. Понимаешь, Лима?

Киваю в замешательстве от услышанного. Неожиданное благородство сильнейшего проявилось его поведением и окончательно закрепилось словами. Непохоже, что Аллард кривит душой. Но неужели ему совсем нечего терять?

— А как же жизнь? Разве не страшно лишиться жизни? Вы не боитесь смерти?

— Бояться смерти глупо. Она неизбежна.

— Но вас могут предать. И жизнь окажется короче, чем могла бы.

— Меня окружают надёжные леварцы и люди, проверенные не одним днём.

Угу... Я невольно нахмурилась. Вот я — змея попалась на его пути. А Даррим? Так ли он чист и верен правителю? Неужели Аллард даже не допускает мысли о предательстве?

— Тебя что-то смущает?

— Разве можно так безоговорочно всем доверять?

— Можно. Но предательства я не прощаю и второго шанса никому не даю, — говорит Аллард и чуть прищуривается. — Моему окружению это известно.

От строгости в интонации соправителя всё внутри замирает. Мне даже представить страшно, что будет, если вскроется мой обман. Уверена, нет, убеждена, и сейчас Аллард открыт и честен. Предательства он не прощает и второго шанса никому не даёт. Космос! С ним надо дружить, а я... Я, по сути, обречена предать его и даже убить, если будет на то воля Хораса.

— Вы хотите клятвы верности, мой господин?

— Нет. Я позвал тебя не за этим, — голос Алларда теплеет, исчезает лишняя строгость. — Я думал о тебе, Лима.

— Думали обо мне?

Почему-то его слова вызывают прилив жара к щекам. Вспыхиваю, как пропитанная тольем тряпка, и тут же всё внутри леденеет.

— Я разговаривал с Ашилем.

Чуть отступаю на шаг, переплетаю пальцы рук между собой. Меня определённо ждёт сюрприз и навряд ли приятный. И не узнаешь заранее. Придётся выкручиваться, серёжки ведь оставила в спальне. Хорас злится, когда я без них, но ничего с собой не поделать. Не могу слышать голос мерзавца, чувствовать его присутствие. Мне хватило трёх дней. Без украшений есть хоть капля свободы от дрона, слежки, задания.

— Он не будет тебя преследовать.

Наступает долгая пауза. Кажется, Шелем собирается с мыслями. Смотрит на меня изучающе, пристально, словно хочет что-то понять. Будто ищет что-то во мне и... не находит. Наконец пауза прерывается.

— Ты можешь возвращаться домой. Я выделю тебе некоторую сумму. Кредитов хватит, чтобы устроиться и начать жизнь по-новому.

— Вот как?

Непроизвольно подёргивается губа. Что значит домой? К Хорасу? Но ведь есть ещё время! Скоро обязательно появится результат. Не хочу к Хорасу, он меня не оставит в покое. Да что там! В случае провала меня просто убьёт зейрат.

А если я ошибаюсь и происходящее какое-то недоразумение? Ведь не исключено, что в переговорах Ашиль был вынужден пойти на уступки, чтобы не выказать интерес.

— Вы меня выгоняете?

— С чего ты так решила?

Вопрос Алларда звучит возмущённо. С каким-то внутренним жаром он отвечает:

— Я не собирался тебя выгонять! Ты уж точно меня не стесняешь.

— Тогда Ваолена? Ей не нравится, что я здесь...

— Да. Ваолена ревнует. Но она не хозяйка.

— Но тогда... Я не понимаю, — с горечью говорю и качаю головой. — Впервые в жизни мне тепло и спокойно. Я чувствую себя в безопасности здесь. Тут океан, природа. Так хорошо... Мамы вот не хватает, но я отправила ей деньги на днях. Могу работать у вас, быть полезной.

— Мне достаточно слуг, — прекращает мою тираду Аллард. — Я был уверен, что ты скучаешь по дому.

— Община... Люди борятся там за жизнь каждый день. Невозможно скучать по страху не найти завтра денег на хлеб.

— Разве у тебя нет мужчины, готового тебя защищать? Может, тебе кто-то нравится?

— Нет у меня никого, — тихонько отвечаю и снова кровь ударяет в виски, пульсирует в жилках и жарит. — Моё сердце свободно.

Лицо Алларда постепенно светлеет, будто он сбросил с плеч тяжкий груз. Моё ярое нежелание покидать дворец поднимает ему настроение.

— На Еврикию не вернусь, — продолжаю. — Могу я ещё немного пожить здесь?

Снова короткая пауза и долгожданный ответ.

— Можешь. Живи здесь столько, сколько захочешь.

Я расплываюсь перед мужчиной от счастья, и лёгкая улыбка затрагивает кончики его губ. Шелем доволен исходом. Неужели его мучила совесть, что он здесь держит меня против воли? Неужели всё делал ради меня? Разговаривал с Ашилем, требовал моей безопасности, решил отпустить, да ещё и с деньгами?

Аллард кивает на двери.

— Можешь идти.

— Хочу быть вам чем-то полезной. Чтобы хоть как-то вас отблагодарить.

Короткий взгляд и характерный прищур грозит вопросами, но ошибаюсь.

— Я подумаю, Лиама. Иди, — он сухо отправляет меня восвояси.

Скорее чувствую, чем понимаю, мне здесь больше не рады. Сбегаю. Выскальзываю из кабинета бесшумно как тень. Только бы не пожалел, что не отправил меня на Еврикию. Не нужно его провоцировать, итак много лишнего себе позволила. Лишь бы не передумал!

Иду по коридору. Аллард... Аллард... Так много вопросов. Почему он дистанцирован, холоден и при этом пожирает глазами? Почему так много делает для меня и при этом радуется, что я хочу остаться на Арике? Может я ему нравлюсь? Нравлюсь по-настоящему? Здорово, если так. Значит расчёт Хораса верный, и мы двигаемся в правильном направлении.

Ещё шаг к свободе и жизни. Новый шаг. Думать о благородстве Алларда совершенно не хочется. Я должна сохранять равнодушие, иначе глупо погибну. Шелем не простит мне предательства. О доверии речи не будет. Предав Хораса, я смогу предать и его. Так подумает Аллард, и ничем не отмоешься.


предыдущая глава | Консумация | cледующая глава