home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



14


На этот вечер я выбрала длинное платье из тонкого лильского кружева. Полупрозрачное идеально сидит на фигуре, подчёркивает грудь, оттеняет глаза. Светло-зелёная ткань, тёмные волнистые волосы, изумрудные радужки глаз. В ушах длинные серьги с бриллиантами. Да-да. Никакой дешевизны быть не должно.

Сама себе нравлюсь. В зеркале спокойная, взрослая девушка... Одно лицо с Ваоленой. Только та рыжая и чуть постарше. Вот, пожалуй, и всё.

Волнения нет. Впрочем, немудрено. Было бы с чего волноваться. Если Шелем узнает, что задумал Ашиль, и меня рассекретят, мучительная смерть обеспечена. От зейрата я тоже сдохну, как дворовая собака. По любому от гибели на волоске. Знал Ашиль или нет, но инъекцией он разрешил много проблем. Например, искоренил страх и сомнения.

Слёзы, истерики приутихли, оставив ненависть и холодный расчёт. Мир раскрылся новыми красками. Серый, тёмно-серый, чёрный, коричневый... Такая вот палитра перебиваемая жёлтым цветом надежды.

— Пора, — тихонько говорю отражению. — Пусть мне повезёт.

Выхожу из спальни и иду по знакомому коридору прямо в центральный зал. Бросаю равнодушный взгляд на удивлённого бармена, легко улыбаюсь Вески, Алим. Все они сильно удивлены и как будто завидуют. Только у меня изысканный стильный наряд.

Мира, конечно, подсуетилась, готовясь к встрече гостей. Но теперь-то я разбираюсь. Хозяйка сэкономила на тканях и фурнитуре.

В зале относительно светло, горят люстры, софиты. Разумеется, зал пустой. Вокруг накрытых столов суетятся официанты, музыканты настраивают инструменты, все готовятся к вечеру. Цветами и лентами украсили сцену. На ней будет петь Ваолена.

Неожиданно слышу громкое:

— Что за кислая дрянь! — возмущается женщина. — Я же сказала, что не пью синтейское! Я заказала леварское! Только оно греет связки!

Оправдываются где-то за сценой.

— Простите нас, госпожа! Сейчас. Всё принесём.

Наконец появляется девушка. Она недовольна. Огненно-рыжие волосы похожи на яркий костёр. Ваолена Рэй! Сердце заходится. Никогда не думала, что буду с ней в одном зале. С жадностью рассматриваю серебристое открытое платье, изгибы стройной фигуры, яркий макияж и причёску. Интересно... Значит, Алларду нравятся хищницы? Или это сценический образ?

Отворачиваюсь. Не хочу быть невежливой. Нельзя таращиться на гостью, привлекать её внимание ни к чему. Подхожу к дивану и аккуратно присаживаюсь на край, щёлкаю пальцем, показывая, что мне нужен коктейль. Через минуту приносят чуть сладкий безалкогольный напиток. Отпиваю глоток, чтобы сбить сухость в горле. Начинает болеть голова.

Дышу размеренно. Так легче. Я полностью сосредоточена на дыхании и сразу не замечаю, как открываются центральные двери, и в зал заходят леварцы. Эскорт солдат, среди них Хорас, седой Фарэм — соправитель Ариены, материка на противоположной части планеты. За ним ещё трое. Но двух не рассматриваю, мой взгляд прикован к третьему. Шелем Аллард. Мне нужен он.

Ниже Хораса, правитель Анитары и Арики чуть прихрамывает, но при этом выделяется уверенной, твёрдой походкой. Мужественное лицо Шелема стянуто шрамом, хмурый взгляд сквозит из-под хищных бровей. Прямой нос, плотно сжатые губы и волевой подбородок также говорят о характере. Тёмные волосы чуть волнистые, средней длины.

Когда-то Шелем был красивым мужчиной, но сейчас его портит шрам. Но несмотря на явный дефект, не могу отвести глаз от суровых черт. Голография совершенно не передала той энергетики, которая чувствуется от Алларда даже на значительном расстоянии. Крут. Очень крут и серьёзен. И угрюм... В отличие от рафинированной слащавости Хораса.

Так. Стоп! Не думай об Ашиле. Что известно о Шелеме? Жёсткий правитель. Говорят, справедлив. Хотя давно понятно, что справедливость — понятие относительное. Далеко не всем нравится то, что делает Аллард, но и не мне судить о политике.

Что известно ещё? Шелем не меняет женщин как перчатки, поговаривают, что он груб. Ваолена Рэй с ним довольно давно. Вздыхаю. Если он однолюб, мой план обречён на провал. Что, если у него с Ваоленой чувства? Она многое себе позволяет, купается в роскоши, делает всё, что захочет. Та мечта, о которой я грезила, была обычной жизнью певицы.

Леварцы рассаживаются, и официанты исчезают из зала. Сегодня особый вечер. Вместо них работают туфи. Мне выделена честь подносить спиртное мужчинам и понятно по чьей указке. Если леварцы заинтересуются мной и захотят общения, то меня заменит новая девушка.

Иду к бару. Марк смотрит с издёвкой. Впрочем, можно понять. Ему неизвестно многое, он думает я вернулась побитой. Отчасти так, но отчасти нет.

— Ракшу, — тихо произношу. — Лёд. Прайской травы. Растолочь надо в пыль.

Знаю, что так любит ракшу пить Шелем. Нужно именно ему угодить. Стараюсь не обращать внимание на недовольную мину бармена и при этом слежу за тем, чтобы всё сделал как надо.

Ощущения странные. Защищённость, спокойствие, великодушие — лишь малая толика, коснувшаяся избитой души. Меня влечёт к Алларду, тело искренне реагирует на уверенные, жадные ласки. Льну к мужчине, желаю слиться с ним, стать чем-то единым.

— Мы принимаем меры, — звучит знакомый голос, и этот голос заставляет меня задрожать.

Похоже на бред... Жуткий, но очень реальный. Быстро отступаю на шаг. Меня тянет к дверной щели, чтобы убедиться в догадке, но ноги становятся ватными. Старый знакомый... Что он делает в доме Алларда? Почему слушает его так внимательно? Почему ведёт себя так, будто на службе?

— Проверены все соправители. Не могу сообщить ничего нового к тому, что было передано раньше.

Я в ступоре. Стою каменным изваянием, пытаюсь собраться с мыслями. Плохая, просто отвратительная случайность, ставит под угрозу весь план.

— Можешь идти. Даррим, продолжай слежку.

В последний момент отпрыгиваю за дверь и сбегаю в смежный коридор. Молюсь небесам, чтобы гость ушёл другим путём и выбрал главный портал. Только бы остаться незамеченной и не встретиться. Если он служит Алларду, мне конец.

***

И он снова за ней не уследил. Только и увидел боковым зрением, как Лиама медленно оседает на пол. Бледную, похожую на анитарскую льдину. Бросился к ней, подхватил.

Сама виновата. Формально обмана не было, признаний в любви тоже. Сама придумала чувства, сама поверила, нарвалась на проблемы. Хорас же изначально знал, для чего я нужна. Мне бы тогда осторожности и трезвомыслия, увидеть, что за маской любезности скрывается расчётливый, жестокий гадёныш... Мне бы ещё тогда осознать, что леварцев и людей надо судить по поступкам, а не верить им на слово. Кто знает, скольких проблем я могла избежать?

В спальне, не теряя времени, закрываю двери и сканирую комнаты на чужое присутствие. Убедившись, что вокруг спокойно, активирую браслет. В темноте разгораются голографические картинки и появляются карты. На них континенты Земли, странно выглядит Анитара, исчерченная красным, зелёным. На выделенных отрезках размечены жёлтые флажки. Маленькие, большие, они распределены не по всей поверхности, но исключительно в зелёных квадратах.

— Что это? — удивлённо спрашивает Ашиль. — Приблизь материк.

Делаю, как он приказывает, управляя изображением. Маленький дрон висит напротив картинки. Изучение продолжается. Судя по мычанию Ашиля, понимаю, что нашла нечто важное.

— Ну, наконец-то тайна Анитары раскрыта...

Задумчивой реплики леварца достаточно. Пальцем тянусь к браслету и нажимаю на камушек. Картинка схлопывается, в ушах гремит разочарованный вопль:

— Верни карту сейчас же!

— Что на ней?

— Сейчас же включи голограмму! — требует Хорас. — Я ещё не всё рассмотрел!

— Карта в единственном экземпляре, да?

Гробовое молчание и тишина в ответ вызывают полуулыбку. Прячу её от дрона, Хорасу её видеть не нужно. Догадка несказанно радует. Нужно цепляться за любую возможность, чтобы вернуть свободу. Сейчас Ашиль зависит от меня, наживка заброшена. Поймаю ли его на крючок? Тяжёлое дыхание выдаёт злобу Хораса, но терять нечего. Страх неизвестности убивает сильнее, чем реальная угроза.

— Ты забыла, девка, что работаешь на меня?

— Жёлтые флажки. Похоже на месторождения...

— Лиама, — вкрадчиво звучит голос Хораса. — Ты играешь с огнём.

— Эти карты станут вашими, мой господин, — мягко отвечаю ему. — Но с условием.

— Ты будешь ставить условия? Мне?

— Это вынужденная мера, — ласково его уговариваю. — У меня нет другого выхода... Ты первый не поверил мне, когда вколол тот проклятый зейрат... Думаешь, легко жить с постоянной болью и на таблетках?

Поток бранных слов невыносим. Снимаю серьги и жду. Могу представить, что происходит на базе. Кручу в руках браслет, перебираю камушки, затем ложусь на кровать. Ультиматум серьёзен, я сильно рискую, но надеюсь, что трезвый ум Хораса победит.

Крохотный дрон врезается прямо в лоб и отскакивает. Хорошо, закрыла руками лицо. Шарю в поисках серёжек, не открывая глаз, снова их надеваю.

— Ну и чего ты хочешь? — сквозь зубы спрашивает мучитель.

— Противоядие от зейрата и компонентов уродства. И обещание.

— Какое?

— Вы вернёте мне обещание «принадлежать вам» и не станете преследовать.

Озвучиваю самое важное. Его согласие подарит долгожданную свободу. Ведь любое судебное разбирательство признает права Хораса и мою вину. Незавидное положение дурочки следует изменить, пока есть возможность. Хотя бы надо попробовать.

— Выполнишь задание, отпущу.

Ответ предсказуем. Я могла лишь мечтать, что Хорас поведётся, исполнив желание. Не дурак. Ему нужна Анитара, а не только виртуальные карты.

— Дайте гарантии.

— Гарантии? Тебе?

Хорас презрительно фыркнул. Наступила краткая пауза. Он обдумывал.

— Ну... Хорошо, Лима. Утром жди почтового дрона. Заменишь инъекцию с противоядием на браслет. Это будет началом наших новых доверительных отношений. Поняла?

— Да.

— Не советую шутить, — голос Хораса звучит жёстче. — Обманешь, доберусь до тебя и на Арике. Никто не сможет тебя защитить.

Связь прервалась.

Первым делом сохраняю копию всех карт на брелок. Странно. Почему-то Хорас просит браслет. Есть ли в этом подвох? Я могу отправить файлы по налаженному каналу связи. Может, Ашиль опасается, что по носителю информации легко вычислить настоящего владельца? Проявляет осторожность, аккуратно заметает следы. Объяснимо, но всё равно странно.

Не спеша готовлюсь ко сну. Таблетки, серьги на столик, душ. Ложусь в постель. Мне не спится. Созерцаю потолок, в голове крутятся неприятные мысли.

Отдам карты, пути обратно не будет. Аллард не простит предательства. Да и откуда мне знать, как он поступит, если выяснится, что я — засланец врага? Жалость быстро исчезнет из-за желания сохранить безопасность. Буду действовать согласно плана, появится шанс на спасение, на спокойную жизнь. Хорас вернёт слово, я стану свободной.

Не отдам карты — сдохну в мучениях. Даже если Аллард простит и найдёт противоядие от зейрата, мне придётся вернуться к Хорасу по первому требованию. Ведь я дала ему слово. А там... Ашиль будет вправе сделать со мной всё, что захочет.

Закрываю глаза. Мне снится Аллард. Он находится рядом. Мы стоим на террасе и смотрим на бушующий океан. Шелем меня обнимает. В его тёмном взгляде нежность и доброта. «Ейль рихим дарис», — раздаются слова, чувствую губы Алларда и... просыпаюсь.

В спальне светло. Я одна. Аллард меня целовал. Тогда не хватило сил, чтобы осмыслить случившееся. Шелем настолько проникся ложью, что не смог совладать с собой? Настолько я нравлюсь? Как же... Угу. Вспоминаю слова Хораса ночью. Скорее, пожалел замухрышку.

Касаюсь лица, прижимаю ладонь к губам. Я должна выкинуть мысли из головы о правителе Арики. Он не мой мужчина и никогда не станет моим.

Надоедливый дрон рисует круги. Наверняка он разбудил, раз слишком активный. Быстро собираюсь, надеваю злосчастные серьги.

— Наконец-то! Поторопись. Дрона встретишь на пляже.

Интересно, Ашиль спал? Может всю ночь сидел, ждал рассвета?

Спешу к порталу. Серебристое свечение, коридор, широкая лестница вниз. Спустя несколько минут выхожу во двор и неспешным шагом покидаю пределы дворца. Я часто гуляю по пляжу. Навряд ли моя прогулка кого-нибудь насторожит. Лицо обжигает утренний бриз. Он освежает, приносит капельку счастья и отвлекает от дум.

— Браслет не забыла? — нетерпеливо спрашивает Ашиль.

— Нет.

— Дрон ждёт тебя за косой.

Быстрым шагом иду по песку, он чуть влажный, пружинит. Обхожу скалу, за ней на плоском камне на расстоянии вытянутой руки сидит крупный металлический жук. Он похож на живого, разница только в размерах. Нажимаю на брюшко, и спинка откидывается. Внутри жука полость, в ней лежит небольшой шприц, заполненный фосфоресцирующей жидкостью.

— Противоядие. Я умею держать слово, Лиама.

Ашиля почти не слышу. Моё внимание приковало лекарство. На глазах появляются слёзы. Радуюсь так. Ещё немного и всё изменится. Исчезнет боль, яд перестанет разрушать моё тело. Вынимаю шприц, борюсь с искушением тут же вколоть содержимое.

— Браслет, Лиама. Выполняй свою часть нашей сделки.

Глухой приказ Хораса возвращает на пляж. Кладу носитель внутрь жука, а затем слежу, как дрон растворяется в небе.

— Умница, девочка, — довольно произносит мучитель. — Возвращайся к Шелему. Жди.

— Мерзавец...

— Что ты сказала?

— Ничего, — говорю с лёгкой усмешкой. — Браслет пуст.

— Что ты сказала?

— Браслет пуст. Я удалила всё вечером.

— Ах ты... Дрянь!

Хорас зверствует, а мне в радость. На самом деле карты отправить пришлось. Пусть этот ублюдок помучается, пока получит в руки носитель. Теперь, когда угроза погибнуть не висит надо мной острым мечом, можно чуть-чуть расслабиться, показать Ашилю когти и зубы. Дурная шалость, но как приятно!

Подношу к шее шприц, ввожу лекарство под кожу, а спустя секунды приходит острая жгучая боль. Такая жгучая, разливающаяся вместо крови, что хочется выть и кричать. Падаю на песок с глухим стоном. Дышать тяжело, я царапаю горло.

— Это-о что-о...

— Мой подарок, — шипит где-то Ашиль. — Новая доза зейрата. Теперь твой срок стал вдвое короче.

— Бездна... — хриплю. — За что...

Врать и шутить расхотелось. Мысли рассыпались, остался лишь панический страх.

— Я же отправила карты. Я пошутила...

— Зато я никогда не шучу. Будешь знать, как ставить условия.

Самодовольный злой голос — последнее, что слышу перед тем, как провалиться во тьму.

Задумчивой реплики леварца достаточно. Пальцем тянусь к браслету и нажимаю на камушек. Картинка схлопывается, в ушах гремит разочарованный вопль:

— Верни карту сейчас же!

— Что на ней?

— Сейчас же включи голограмму! — требует Хорас. — Я ещё не всё рассмотрел!

— Карта в единственном экземпляре, да?

Гробовое молчание и тишина в ответ вызывают полуулыбку. Прячу её от дрона, Хорасу её видеть не нужно. Догадка несказанно радует. Нужно цепляться за любую возможность, чтобы вернуть свободу. Сейчас Ашиль зависит от меня, наживка заброшена. Поймаю ли его на крючок? Тяжёлое дыхание выдаёт злобу Хораса, но терять нечего. Страх неизвестности убивает сильнее, чем реальная угроза.

— Ты забыла, девка, что работаешь на меня?

— Жёлтые флажки. Похоже на месторождения...

— Лиама, — вкрадчиво звучит голос Хораса. — Ты играешь с огнём.

— Эти карты станут вашими, мой господин, — мягко отвечаю ему. — Но с условием.

— Ты будешь ставить условия? Мне?

— Это вынужденная мера, — ласково его уговариваю. — У меня нет другого выхода... Ты первый не поверил мне, когда вколол тот проклятый зейрат... Думаешь, легко жить с постоянной болью и на таблетках?

Поток бранных слов невыносим. Снимаю серьги и жду. Могу представить, что происходит на базе. Кручу в руках браслет, перебираю камушки, затем ложусь на кровать. Ультиматум серьёзен, я сильно рискую, но надеюсь, что трезвый ум Хораса победит.


предыдущая глава | Консумация | cледующая глава