home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



15


Просыпаюсь утром от шороха. Стою возле окна и смотрю в серую даль, где на горизонте виднеются очертания базы. Хорас даже здесь решил сделать всё, чтобы я не забыла. Забудешь тут, как же! Может и зря, что желание покончить с собой исчезло ещё с той первой, неудачной попытки. Теперь меньше дури, больше ума и надежды на лучшее будущее и успешный исход. Не хочется опускать руки, наоборот, хочу сражаться за свою свободу и отомстить.

Глубокий выдох, вдох. Боль в груди. Значит, пора выпить таблетку. Поскорей бы случилось всё... Остался лишь день. Завтра. По-настоящему всё завтра начнётся. Встреча соправителей согласована, она будет носить неформальный характер. Вместе с Шелемом приедет и Ваолена. Рэй будет петь, девушки развлекать мужчин, если им захочется внимания или игры. Между делом, решатся проблемы в делах.

— Лиама?

Слышу за спиной голос Миры. Дверь открылась бесшумно. Поворачиваюсь, смотрю на хозяйку. Настроена решительно, вижу, как её разрывает от любопытства. Мы ведь так и не поговорили. Любезно улыбаюсь, показываю, что настроена на диалог.

— Госпожа Роум.

— Просто Мира, — отвечает она. — Почему тобой не воспользовался правитель?

Прямой вопрос — это похвально. Настала пора легенды. Я вернулась сама, получив хорошую рекомендацию Хораса. За меня договорились его адвокаты, осмотрели врачи и, конечно, подтвердили невинность.

— Не знаю, — пожимаю плечами. — Видимо, передумал. Он предпочитает мужчин.

Быстро закрываю ладонью рот, изображаю смущение. Пусть думает, что я болтливая дура. По лицу Миры вижу, в каком она замешательстве от услышанных новостей.

— Я надеюсь, эта тайна останется между нами? — спрашиваю вполголоса.

— Можешь на меня положиться, — поспешно заверяет Мира. — Но... Почему ты вернулась?

— Деньги. Работа не сложная. Теперь другие условия. Почему бы и нет?

Оценивающий внимательный взгляд против моего открытого, искреннего. Не придраться. Роум должна быть уверена в том, что я с ней честна. Продолжаю также спокойно:

— Правитель меня отпустил, щедро отблагодарил... А я... Так его подвела.

— Не переживай, — утешает Роум. — Я умею хранить секреты. Можешь на меня положиться.

Угу... Теперь точно узнают все. Старательно скрываю улыбку. Пусть со слухами Хорас разбирается сам.

— Спасибо, Мира, — произношу, поднимая подбородок повыше.

— Ты выйдешь в зал сегодня?

— Нет. Хочу отдохнуть. Неделя была сложной. Может быть, завтра.

— Завтра «Альентаж» будет закрыт, — доверительно произносит Роум. — У нас влиятельные, очень важные гости.

— Тем лучше, — киваю. — Уверена, Хорасу будет приятно видеть меня на работе.

С удовольствием замечаю, какое произвела впечатление на хозяйку. Правителя называю по имени, знаю о встрече пяти. Да и Ашиль однозначно позаботится о том, чтобы Мира Роум поменьше болтала.

— Конечно, Лиама, — чуть запнулась Мира. — Я тоже думаю так.

Роум уходит, остаюсь наедине с собой. Почти не болит голова — так чувствуется побочное действие очищающих тело таблеток. Хорас — подлец! Подлый правитель. Ну ничего... Придёт моё время, я тебя этими же таблетками накормлю.

Новый день в ожидании вечера. Других мыслей нет. Снова с утра тошнило, но чуть меньше болело в груди. Действие компонента уродства пока никак не проявлялось. Всё та же гладкая кожа и чистый взгляд. Пухлые губы чувственны, ресницы длинны, волосы густы. Всё как обычно, ничего не меняется. Впрочем... Новый цикл начнётся не скоро. К тому времени, надеюсь, сделаю всё, чтобы получить противоядие и очиститься.

На этот вечер я выбрала длинное платье из тонкого лильского кружева. Полупрозрачное идеально сидит на фигуре, подчёркивает грудь, оттеняет глаза. Светло-зелёная ткань, тёмные волнистые волосы, изумрудные радужки глаз. В ушах длинные серьги с бриллиантами. Да-да. Никакой дешевизны быть не должно.

Сама себе нравлюсь. В зеркале спокойная, взрослая девушка... Одно лицо с Ваоленой. Только та рыжая и чуть постарше. Вот, пожалуй, и всё.

Волнения нет. Впрочем, немудрено. Было бы с чего волноваться. Если Шелем узнает, что задумал Ашиль, и меня рассекретят, мучительная смерть обеспечена. От зейрата я тоже сдохну, как дворовая собака. По любому от гибели на волоске. Знал Ашиль или нет, но инъекцией он разрешил много проблем. Например, искоренил страх и сомнения.

Слёзы, истерики приутихли, оставив ненависть и холодный расчёт. Мир раскрылся новыми красками. Серый, тёмно-серый, чёрный, коричневый... Такая вот палитра перебиваемая жёлтым цветом надежды.

— Пора, — тихонько говорю отражению. — Пусть мне повезёт.

Выхожу из спальни и иду по знакомому коридору прямо в центральный зал. Бросаю равнодушный взгляд на удивлённого бармена, легко улыбаюсь Вески, Алим. Все они сильно удивлены и как будто завидуют. Только у меня изысканный стильный наряд.

Мира, конечно, подсуетилась, готовясь к встрече гостей. Но теперь-то я разбираюсь. Хозяйка сэкономила на тканях и фурнитуре.

В зале относительно светло, горят люстры, софиты. Разумеется, зал пустой. Вокруг накрытых столов суетятся официанты, музыканты настраивают инструменты, все готовятся к вечеру. Цветами и лентами украсили сцену. На ней будет петь Ваолена.

Неожиданно слышу громкое:

— Что за кислая дрянь! — возмущается женщина. — Я же сказала, что не пью синтейское! Я заказала леварское! Только оно греет связки!

Оправдываются где-то за сценой.

— Простите нас, госпожа! Сейчас. Всё принесём.

Наконец появляется девушка. Она недовольна. Огненно-рыжие волосы похожи на яркий костёр. Ваолена Рэй! Сердце заходится. Никогда не думала, что буду с ней в одном зале. С жадностью рассматриваю серебристое открытое платье, изгибы стройной фигуры, яркий макияж и причёску. Интересно... Значит, Алларду нравятся хищницы? Или это сценический образ?

Отворачиваюсь. Не хочу быть невежливой. Нельзя таращиться на гостью, привлекать её внимание ни к чему. Подхожу к дивану и аккуратно присаживаюсь на край, щёлкаю пальцем, показывая, что мне нужен коктейль. Через минуту приносят чуть сладкий безалкогольный напиток. Отпиваю глоток, чтобы сбить сухость в горле. Начинает болеть голова.

Дышу размеренно. Так легче. Я полностью сосредоточена на дыхании и сразу не замечаю, как открываются центральные двери, и в зал заходят леварцы. Эскорт солдат, среди них Хорас, седой Фарэм — соправитель Ариены, материка на противоположной части планеты. За ним ещё трое. Но двух не рассматриваю, мой взгляд прикован к третьему. Шелем Аллард. Мне нужен он.

Ниже Хораса, правитель Анитары и Арики чуть прихрамывает, но при этом выделяется уверенной, твёрдой походкой. Мужественное лицо Шелема стянуто шрамом, хмурый взгляд сквозит из-под хищных бровей. Прямой нос, плотно сжатые губы и волевой подбородок также говорят о характере. Тёмные волосы чуть волнистые, средней длины.

Когда-то Шелем был красивым мужчиной, но сейчас его портит шрам. Но несмотря на явный дефект, не могу отвести глаз от суровых черт. Голография совершенно не передала той энергетики, которая чувствуется от Алларда даже на значительном расстоянии. Крут. Очень крут и серьёзен. И угрюм... В отличие от рафинированной слащавости Хораса.

Так. Стоп! Не думай об Ашиле. Что известно о Шелеме? Жёсткий правитель. Говорят, справедлив. Хотя давно понятно, что справедливость — понятие относительное. Далеко не всем нравится то, что делает Аллард, но и не мне судить о политике.

Что известно ещё? Шелем не меняет женщин как перчатки, поговаривают, что он груб. Ваолена Рэй с ним довольно давно. Вздыхаю. Если он однолюб, мой план обречён на провал. Что, если у него с Ваоленой чувства? Она многое себе позволяет, купается в роскоши, делает всё, что захочет. Та мечта, о которой я грезила, была обычной жизнью певицы.

Леварцы рассаживаются, и официанты исчезают из зала. Сегодня особый вечер. Вместо них работают туфи. Мне выделена честь подносить спиртное мужчинам и понятно по чьей указке. Если леварцы заинтересуются мной и захотят общения, то меня заменит новая девушка.

Иду к бару. Марк смотрит с издёвкой. Впрочем, можно понять. Ему неизвестно многое, он думает я вернулась побитой. Отчасти так, но отчасти нет.

— Ракшу, — тихо произношу. — Лёд. Прайской травы. Растолочь надо в пыль.

Знаю, что так любит ракшу пить Шелем. Нужно именно ему угодить. Стараюсь не обращать внимание на недовольную мину бармена и при этом слежу за тем, чтобы всё сделал как надо.

Ощущения странные. Защищённость, спокойствие, великодушие — лишь малая толика, коснувшаяся избитой души. Меня влечёт к Алларду, тело искренне реагирует на уверенные, жадные ласки. Льну к мужчине, желаю слиться с ним, стать чем-то единым.

— Мы принимаем меры, — звучит знакомый голос, и этот голос заставляет меня задрожать.

Похоже на бред... Жуткий, но очень реальный. Быстро отступаю на шаг. Меня тянет к дверной щели, чтобы убедиться в догадке, но ноги становятся ватными. Старый знакомый... Что он делает в доме Алларда? Почему слушает его так внимательно? Почему ведёт себя так, будто на службе?

— Проверены все соправители. Не могу сообщить ничего нового к тому, что было передано раньше.

Я в ступоре. Стою каменным изваянием, пытаюсь собраться с мыслями. Плохая, просто отвратительная случайность, ставит под угрозу весь план.

— Можешь идти. Даррим, продолжай слежку.

В последний момент отпрыгиваю за дверь и сбегаю в смежный коридор. Молюсь небесам, чтобы гость ушёл другим путём и выбрал главный портал. Только бы остаться незамеченной и не встретиться. Если он служит Алларду, мне конец.

Даррим уходит, в голове много вопросов. Очень много. И самый первый: Даррим на чьей стороне? Кто он? Почему уговаривал Хораса взять его обратно? Не получилось, вернулся к Алларду? Или шпионит за ним, пока тот не догадывается?

В раздумьях жду какое-то время, пока не спохватываюсь. А как же встреча?! Чуть прихорашиваясь, выхожу из укрытия. Приближаюсь к кабинету, толкаю дверь и застываю на пороге, рассматривая Алларда в кресле прямо под тетраэдром. Он сосредоточенно что-то слушает.

Суровые черты лица сглажены некоторой задумчивостью, ровные губы изогнуты в полуулыбке. Величественный, спокойный. Не сравнить с вальяжным Хорасом, хитрым, скользким, вечно извлекающим выгоду. И при всём этом Аллард — мой враг. Если узнает, кто я такая и для чего заявилась, мало совсем не покажется.

Моё присутствие быстро оказалось замеченным. Пристальный взгляд на меня, взмах рукой.

— Проходи, — приглашает Аллард. — Я тебя ждал.

Мило улыбаюсь леварцу, переступаю порог. Но к мужчине не приближаюсь, предпочитаю держаться на расстоянии. Так чувствую себя защищённей, способной сбежать, если понадобится.

— Вы приказали прийти.

— Попросил, — уточнил Шелем.

— Простите, — вежливо извинилась я и не выдержала: — Так странно...

— Что?

Непонимание и любопытство правителя показали, придётся озвучивать мысли вслух.

— Вы не похожи на других. Вам нужно приказывать, но вы просите. Дворец не охраняется. Вокруг вас тоже охраны мало. Я избежала наказания от господина Ашиля благодаря вам. Вы вступились, предоставили защиту и дом.

— Ты находишь всё это странным, Лиама?

— Необычным, да. Непривычным.

Смотрю прямо, не сводя глаз с мужественного лица. Интересно, что он ответит? Между нами зависает пауза, кажется, тишина звенит. Несколько мгновений заставляют пожалеть об излишней откровенности. Зачем вообще начала? Нарушила все правила приличия, первой завела разговор, болтаю тут... Опускаю лицо вниз, ищу слова объяснений. Но...

— Только слабый будет самоутверждаться над теми, кто слаб, — голос Шелема звучит покровительственно и спокойно. — Охраняют то, что боятся потерять. Понимаешь, Лима?

Киваю в замешательстве от услышанного. Неожиданное благородство сильнейшего проявилось его поведением и окончательно закрепилось словами. Непохоже, что Аллард кривит душой. Но неужели ему совсем нечего терять?

— А как же жизнь? Разве не страшно лишиться жизни? Вы не боитесь смерти?

— Бояться смерти глупо. Она неизбежна.

— Но вас могут предать. И жизнь окажется короче, чем могла бы.

— Меня окружают надёжные леварцы и люди, проверенные не одним днём.

Угу... Я невольно нахмурилась. Вот я — змея попалась на его пути. А Даррим? Так ли он чист и верен правителю? Неужели Аллард даже не допускает мысли о предательстве?

— Тебя что-то смущает?

— Разве можно так безоговорочно всем доверять?

— Можно. Но предательства я не прощаю и второго шанса никому не даю, — говорит Аллард и чуть прищуривается. — Моему окружению это известно.

От строгости в интонации соправителя всё внутри замирает. Мне даже представить страшно, что будет, если вскроется мой обман. Уверена, нет, убеждена, и сейчас Аллард открыт и честен. Предательства он не прощает и второго шанса никому не даёт. Космос! С ним надо дружить, а я... Я, по сути, обречена предать его и даже убить, если будет на то воля Хораса.

— Вы хотите клятвы верности, мой господин?

— Нет. Я позвал тебя не за этим, — голос Алларда теплеет, исчезает лишняя строгость. — Я думал о тебе, Лима.

— Думали обо мне?

Почему-то его слова вызывают прилив жара к щекам. Вспыхиваю, как пропитанная тольем тряпка, и тут же всё внутри леденеет.

— Я разговаривал с Ашилем.

Чуть отступаю на шаг, переплетаю пальцы рук между собой. Меня определённо ждёт сюрприз и навряд ли приятный. И не узнаешь заранее. Придётся выкручиваться, серёжки ведь оставила в спальне. Хорас злится, когда я без них, но ничего с собой не поделать. Не могу слышать голос мерзавца, чувствовать его присутствие. Мне хватило трёх дней. Без украшений есть хоть капля свободы от дрона, слежки, задания.

— Он не будет тебя преследовать.

Наступает долгая пауза. Кажется, Шелем собирается с мыслями. Смотрит на меня изучающе, пристально, словно хочет что-то понять. Будто ищет что-то во мне и... не находит. Наконец пауза прерывается.

— Ты можешь возвращаться домой. Я выделю тебе некоторую сумму. Кредитов хватит, чтобы устроиться и начать жизнь по-новому.

— Вот как?

Непроизвольно подёргивается губа. Что значит домой? К Хорасу? Но ведь есть ещё время! Скоро обязательно появится результат. Не хочу к Хорасу, он меня не оставит в покое. Да что там! В случае провала меня просто убьёт зейрат.

А если я ошибаюсь и происходящее какое-то недоразумение? Ведь не исключено, что в переговорах Ашиль был вынужден пойти на уступки, чтобы не выказать интерес.

— Вы меня выгоняете?

— С чего ты так решила?

Вопрос Алларда звучит возмущённо. С каким-то внутренним жаром он отвечает:

— Я не собирался тебя выгонять! Ты уж точно меня не стесняешь.

— Тогда Ваолена? Ей не нравится, что я здесь...

— Да. Ваолена ревнует. Но она не хозяйка.

— Но тогда... Я не понимаю, — с горечью говорю и качаю головой. — Впервые в жизни мне тепло и спокойно. Я чувствую себя в безопасности здесь. Тут океан, природа. Так хорошо... Мамы вот не хватает, но я отправила ей деньги на днях. Могу работать у вас, быть полезной.

— Мне достаточно слуг, — прекращает мою тираду Аллард. — Я был уверен, что ты скучаешь по дому.

— Община... Люди борятся там за жизнь каждый день. Невозможно скучать по страху не найти завтра денег на хлеб.

— Разве у тебя нет мужчины, готового тебя защищать? Может, тебе кто-то нравится?

— Нет у меня никого, — тихонько отвечаю и снова кровь ударяет в виски, пульсирует в жилках и жарит. — Моё сердце свободно.

Лицо Алларда постепенно светлеет, будто он сбросил с плеч тяжкий груз. Моё ярое нежелание покидать дворец поднимает ему настроение.

— На Еврикию не вернусь, — продолжаю. — Могу я ещё немного пожить здесь?

Снова короткая пауза и долгожданный ответ.

— Можешь. Живи здесь столько, сколько захочешь.

Я расплываюсь перед мужчиной от счастья, и лёгкая улыбка затрагивает кончики его губ. Шелем доволен исходом. Неужели его мучила совесть, что он здесь держит меня против воли? Неужели всё делал ради меня? Разговаривал с Ашилем, требовал моей безопасности, решил отпустить, да ещё и с деньгами?

Аллард кивает на двери.

— Можешь идти.

— Хочу быть вам чем-то полезной. Чтобы хоть как-то вас отблагодарить.

Короткий взгляд и характерный прищур грозит вопросами, но ошибаюсь.

— Я подумаю, Лиама. Иди, — он сухо отправляет меня восвояси.

Скорее чувствую, чем понимаю, мне здесь больше не рады. Сбегаю. Выскальзываю из кабинета бесшумно как тень. Только бы не пожалел, что не отправил меня на Еврикию. Не нужно его провоцировать, итак много лишнего себе позволила. Лишь бы не передумал!

Иду по коридору. Аллард... Аллард... Так много вопросов. Почему он дистанцирован, холоден и при этом пожирает глазами? Почему так много делает для меня и при этом радуется, что я хочу остаться на Арике? Может я ему нравлюсь? Нравлюсь по-настоящему? Здорово, если так. Значит расчёт Хораса верный, и мы двигаемся в правильном направлении.


предыдущая глава | Консумация | cледующая глава