home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



19


Зря придумала задобрить правителя, неверный ход. Аллард быстро понял, что его выделили из всех, и... рассердился. Хотелось сюрприз представить как внимательность к гостю, но сделала хуже.

— Хочешь попробовать ракшу?

Аллард отрывисто спрашивает, я же уверенно качаю головой и, не задумываясь, отвечаю:

— Боюсь, если выпью, не смогу вас обслуживать.

— Ты что себе позволяешь, девчонка?

Строгий голос Хораса похож на шлепок. Вздрагиваю, и тени прошлого оживают. Вновь на полу, вся в слезах. Перед глазами то же самое холёное лицо с лёгкой брезгливой улыбкой, в ушах звенят мольбы не делать меня шпионкой и не подкладывать под другого.

— Простите меня, господин, — тихо произношу и разворачиваюсь к нему. — Мне сегодня оказана высокая честь. Если прикажете, выпью. Но меня лишь спросили — хочу ли я ракши? Я не хочу.

Смех седого правителя Ариены разряжает накалившуюся обстановку.

— Какая наглая, но смекалистая туфи. Иди, принеси ещё. Нам этой мало.

Атмосфера раздражения плавно растворяется шутками. Мужчины обсуждают специфику вкусов друг друга. Разворачиваюсь и медленно выдыхаю. Кажется, повезло. Направляюсь к бару, пытаясь усмирить дрожь, отдающуюся в кончиках пальцев. Анализирую. Хорас почему-то не в духе, но ведь поднести прайской травы он предложил.

Возможно, это часть его плана «помочь». Но что Ашиль задумал? Медленно поворачиваю голову, чтобы искоса посмотреть на мужчин. Им довольно весело вместе. Ваолена поёт задушевную песню о любви и предательстве. Я могла бы стоять вечность и слушать её нежный голос, но короткий выжидающий взгляд Хораса выводит из ступора. Ракша! Забыла совсем!

Подхватываю поднос под ехидный смешок бармена и лечу снова к леварцам. Аккуратно выставляю стаканы на стол, забираю пустые. Улыбаются все, кроме Шелема, и это как раз напрягает. Весь план провалится, если Алларду я стала противна. Одна ошибка испортила всё, но как исправить её не знаю.

— Интересно, а эта туфи умеет петь? — веселится Рэйдос Тэм, самый молодой из пяти. — Пусть выйдет на сцену. Ну, или споёт что-нибудь здесь.

— Хорошая идея проверить, насколько их голоса схожи, — тут же подхватывает Лиони. — Как тебя зовут, туфи?

— Лиама Мискис, — с достоинством отвечаю и втайне надеюсь, что их задумка провалится.

Пела я только в детстве, да и голос у меня так себе. Ничего выдающегося, слуха нет. Опозорюсь и окончательно вызову безразличие у того, кого должна покорить. Разворачиваюсь, чтобы уйти, делаю пару шагов.

— А ну-ка, постой! — гневный окрик Хораса. — Куда это ты собралась? Она вообще понимает с кем находится здесь?

Замираю под общий смех. Тревожно позвякивает на подносе стекло.

— Что ты взъелся на неё, Ашиль? — спрашивает его Фарэм.

— Ему диами настроение утром испортила, — издевается Тэм. — Не смогла удовлетворить, или сам слабоват оказался?

В комнаты возвращаюсь позднее, строго пообещав врачу придерживаться всех указаний. На низком столике забытые серёжки для связи с Хорасом. Всего ночь прошла, а кажется, что целая жизнь.

Несколько часов понадобилось, чтобы избавиться от зейрата, рассказать всю правду Алларду, осознать, что потеряла его доверие. Да что доверие? Я потеряла гораздо больше... Сердце ноет с каждой минутой сильнее, все мысли о нём. Хочется повернуть время вспять, исправить прошлое.

Если бы я знала с первого дня, какой Шелем на самом деле, поверила ему, как смогла довериться Ашилю. Если бы смогла отринуть прошлое и разделить сердцем абсолютно разных мужчин, не перенося на Алларда всю душевную боль, причинённую Хорасом...

Очередная ошибка превратилась в болезненный опыт. Но винить себя глупо, глупо мучить себя и страдать. Я с самого начала знала на что иду, что случится, когда вскроется правда. И была готова к последствиям. Другой вопрос, что случилось всё быстро. Слишком быстро...

Но ответственность за прошлое принята. Что делать дальше? Что сделать, чтобы сгладить весь вред, нанесённый правителю Арики и Анитары, вне зависимости от того, какое будущее меня ждёт?

Надеваю серёжки, но дроны-разведчики пусть ещё полежат без работы. Без них спокойнее, больше возможностей претворять свои планы в жизнь, говорить, не опасаясь двусмысленности. Какое счастье, что я могу контролировать жучков и время от времени их отключать. Иначе было бы гораздо сложнее.

— Где ты ходишь? — злится Ашиль. — Где дроны? Где связь?

— Так получилось, — равнодушно ему отвечаю. — Мне стало плохо. Пришлось вернуться в спальню, выпить кучу таблеток. Я потеряла сознание.

— Тебе ещё рано сдыхать, — доносятся слова, сказанные сквозь зубы. — Ты сделала, что я велел?

— Нет.

— Ты с ним переспала?

— Нет.

— Ну, хорошо, девочка, — тон становится тише и мягче. — Приводи себя в порядок быстрее. У тебя мало времени. Отравление зейратом набирает силу. Пора возвращаться на базу.

— И цикла не прошло. Можно прыгать от радости?

— Моя ехидная, Лима. А я ведь соскучился. Жду тебя, дни считаю.

Прячу усмешку, снимая проклятые серьги. Какой пафос! Какой пассаж!

Тишина в ушах, отсутствие слежки кажутся лучшей наградой. И да... Ашиль прав. Мне следует вернуться на базу. Здесь я Алларду не помощник. Скорее, наоборот. И пользоваться его расположением и защитой больше не стану. Сама всё начала, сама и буду расхлёбывать.

После освежающего душа тщательно подбираю бельё. На этот раз хочется розовое. Цвет нежности и любви отзывается на моём настроении. Выбор также падает на длинное платье с невидимыми глубокими разрезами до середины бёдер, лёгкие туфельки. Собираю волосы, прихватываю небрежно заколками. Обворожительная девушка со здоровым цветом лица, блестящими от счастья глазами, не может не понравиться. Перед тем, как всё закончится, хочу сделать несколько важных признаний. Откладывать точно нельзя.

В послеобеденные часы Аллард работает в кабинете. Именно туда направляюсь, надеясь, что мужчина не изменит привычке. Перехожу в нужный коридор и натыкаюсь на Даррима. До кабинета каких-то пятнадцать шагов.

— Какая встреча! — незамедлительно следует восклицание.

Останавливаюсь, предпочитаю молчать.

— Какие успехи! Ты шпионишь за Шелемом, Лима?

— Это не ваше дело.

— А куда ты идёшь? К нему?

— Это тоже не ваше дело.

Кажется, скрипнули зубы. Даррим хватает меня под локоть и начинает тащить. Не в сторону кабинета, а куда-то в смежный коридор. Я вырываюсь.

— Уберите от меня руки!

— Заткнись!

Попытка сбежать к Шелему проваливается через пару-тройку шагов. Даррим меня настигает, хватка становится крепче. Мужские пальцы как стальные крючки, впивающиеся в кожу до мяса. Останутся синяки.

— Мне больно! — взвизгиваю, пытаюсь обороняться.

Намеренно бью каблучком по пальцам ноги, кулаком заряжаю в нос так, что Даррим вскрикивает от боли и грязно ругается.

— Ах ты, сучка! Нам надо поговорить. Ты мне всё равно всё расскажешь.

— Обойдётесь!

— Даррим!

Грозный окрик Алларда выглядит как спасение. Он услышал нашу возню и вовремя вышел. Руки Даррима разжимаются, и я на свободе.

— Что здесь происходит?

Шелем суров, я же потихоньку двигаюсь за спину леварца. Так будет спокойнее, точно! Даррим злится. Хотя нет, он почти в бешенстве. Видно, как трепещут окровавленные крылья носа на красивом мужском лице, губы кривятся.

Ашиль подстраховался, получается, всё сделал правильно. Но рано ещё ему праздновать победу надо мной. Ой, как рано.

В нужный час рассматриваю своё отражение. Передо мной зеркало во весь рост. Кожа чистая, лицо — моё, симпатичное. Может, показалось всё? Усмешка вырвалась словно сама собой. Как же... Только слепой дурой не будь!

Перевожу взгляд на руки. На пальце сияет колечко. Оно мне не очень нравилось, но Ашиль его навязал. Оказалось не просто так. Под камнем-обманкой находится микроотсек. В нём хранится порошок марры, подавляющей сознание, волю. Именно его надо подсыпать в бокал Алларда и уговорить мужчину выпить напиток.

Всё готово к вечеру с Шелемом, слуги ждут приказаний. Сердце глухо и часто стучит. Я волнуюсь, отчётливо понимая, что ночь с Аллардом может остаться единственной, смотря как сложатся обстоятельства дальше. И при этом страстно жду встречи с правителем.

Когда открываются двери, я расплываюсь в улыбке. Пришёл. Не передумал. Иду к любимому, обвиваю шею руками, подставляя губы для поцелуя. Я бы насладилась ужином с ним, неспешным разговором по душам. Но не могу. Увы... Нельзя ждать.

— Лима, — шепчет Аллард, всё крепче меня обнимая. — Что происходит?

Люблю тебя! Отвечаю губами и ласками. Хочу тебя! Прошу продолжать. В моих жилах вместо крови течёт огонь, и только ты в состоянии его усмирить.

— А как же ужин? — чуть подсмеивается Шелем.

— Позже.

Расстёгиваю бриллиантовую застёжку воротника рубашки, веду согнутыми пальцами по шее, поглаживая смуглую кожу. Улыбаюсь с предвкушением ночи. Искушаю, касаясь губами руки, запомнившей тепло его тела и запах. Приятный, чуть терпкий, мужской.

— Чуть позже, Аллард.

Возвращаюсь к ласкам и на миг останавливаюсь.

— Но если ты голоден...

— Я голоден, но не так, как ты думаешь, — с коротким смешком заявляет Шелем и подхватывает меня на руки. — Ещё я жадный. Очень жадный.

— Вот как?

— Угу, — коротко подтверждает он. — Ты должна знать.

Впитываю в себя его голос, слова, ведь я знаю, что он отвечает за каждое. Вне сомнений он так и думает, и всё делает, чтобы я знала.

И Аллард сжимает меня ещё сильнее в объятьях. Никогда не думала, даже не предполагала, что так сильно может всё измениться. Не могла даже представить, что тело умеет так остро реагировать на казалось бы обычные ласки. Всё усилилось и обострилось в разы, просто потому что рядом тот самый, настоящий мужчина. Любимый мужчина, который думает и заботится обо мне.

— Какая же ты чувственная, Лима, — Аллард шепчет мне в губы признания. — Желанная, соблазнительная, люблю.

Впитываю в себя его голос, слова, ведь я знаю, что он отвечает за каждое. Вне сомнений он так и думает, и всё делает, чтобы я знала.

Его пальцы равномерно скользят по телу, вверх и вниз, губы продолжают ласкать. Выгибаюсь под ним, хочу стать ближе, роднее. Хочу запомнить его каждой клеточкой, прикоснуться к нему, запечатлеть навсегда его страсть.

Жадные поцелуи, кажется, никогда не закончатся. Возбуждение накатывает волнами, и с каждой такой волной я приближаюсь к вершине. Оказывается, женщины тоже могут получать удовольствие от откровенных интимных ласк.

— Аллард! — кричу, когда нет сил сдерживаться, и меня накрывает любовь.

Открываю глаза, встречаясь с таким же любящим взглядом. Короткая пауза ужасна. И что ему отвечать? И «да», и «нет» могут стать поводом к любому повороту событий, поэтому предпочитаю молчать.

— Если это так, мне жаль.

— О чём ты сожалеешь, любимый?

— Вы не злитесь?

— Нет, Лима. Лучше ответь. Готова ли ты остаться со мной?

— Быть вашей диами?

— Больше, чем диами, Лиама.

— Да, но... — вздыхаю перед «лицом» дежавю.

— Что?

— Я дала слово Хорасу, что буду принадлежать ему. Это стало моей самой главной ошибкой.

И Аллард сжимает меня ещё сильнее в объятьях. Никогда не думала, даже не предполагала, что так сильно может всё измениться. Не могла даже представить, что тело умеет так остро реагировать на казалось бы обычные ласки. Всё усилилось и обострилось в разы, просто потому что рядом тот самый, настоящий мужчина. Любимый мужчина, который думает и заботится обо мне.


Шелем хмурится, подходит ко мне.

— Лима, Лима, — говорит он серьёзно. — Мы так увлеклись, что сейчас пропустим сюрприз.

— А зачем мы сюда прилетели?

— Ночь подходит к концу.

Аллард подхватывает меня на руки и выходит на террасу. Крепко обнимаю его за шею, губами покусываю мужскую щеку. Лёгкая небритость чуть колется, но нет более упоительного занятия, чем чувствовать близость любимого.

— Лима. Посмотри туда, — просит Аллард, и я от него отрываюсь.

— Ммм... Куда?

Поворачиваю голову, и дыхание вдруг перехватывает. Тёмно-синий, почти чёрный горизонт медленно озаряется золотом, по земле и небу постепенно расходится красно-розовый свет.

— Это же...

Делаю глубокие выдох и вдох.

— Это рассвет... Такой, каким люди его видели раньше!

— Тебе нравится, Лима?

С непреходящей нежностью смотрю на Алларда, и глаза непроизвольно сыреют. Так трогательно, но как он узнал? Ведь я ему до сих пор ничего не рассказывала... Но вместо расспросов счастливо улыбаюсь, не пытаясь скрыть радостных слёз.

— Нравится, Аллард. Очень нравится. Ты только что исполнил мечту.









Конец


предыдущая глава | Консумация |