home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6 Крепкие зубы



Следующий месяц пролетел незаметно.

Как Кир, так и Санар были заняты зубрежкой и тренировками все свободное время.

Каждый вечер мальчишки приходили вымотанные, а на следующий день все мышцы нестерпимо ломило. Боль сносилась крепко сжав зубы. Никто не хотел показывать слабость перед другим. Даже во время тайных тренировок, становясь в спарринг, они дрались не на шутку, так что потом еще приходилось делить ванну. Каждому было невтерпеж расслабиться в горячей воде и посчитать ушибы и царапины, чтобы, не дай бог, не забыть отплатить в следующий раз.

Плоды труда не заставили себя ждать. На второй неделе Санар укладывал на лопатки Лимара, с которым часто боролся один на один в спортзале. Кир, несмотря на отточенные приемы, не мог побороть капитана, однако пару раз ему удалось хитростью сбить его с ног.

Во время кросса ребята, чтобы не вызывать подозрений, держались в хвосте. Однако, в последнюю неделю месяца, мальчишки добегали до финиша даже не запыхавшись, и практически не вспотев.

С физикой и астрономией дела шли не так хорошо, но все же всем претендентам на имперский трон удалось ликвидировать отставание от класса.


А вот с личными отношениями дела шли не очень. Совместные игры, занятия в библиотеке, подготовка к творческим конкурсам школы: жизнь остального класса проходила своим чередом.


Даже после нескольких недель Кир с трудом мог назвать по имени хотя бы нескольких членов класса.


Остальной класс не знал о том, что происходит в мире за пределами школы, и что рядом с ними, возможно, учится будущий Император. Даже новости из Абдэйи фильтровались на предмет каких бы то ни было обсуждений сложившейся ситуации.

Новоприбывших считали высокомерными зубрилами. Ребят откровенно игнорировали, не желая признавать частью коллектива.

Кир и вовсе почти ни с кем не общался; несмотря на тот факт, что он был вынужден проводить с Санаром чуть ли не все время, они едва ли перекидывались парой слов, если это не были колкости и оскорбления.


В первый день декабря в парадном зале на восьмом этаже был назначен общий сбор. Ровно в половине второго появился директор Хорнос.


- Первокурсники. До конца полугодия остался один месяц. Сегодня, как обычно, будут вывешены рейтинги учащихся за последние четыре недели. В конце года пройдут испытания, результаты которых повлияют на финальный рейтинг. Советую приложить максимум усилий, так как ученики, не набравшие необходимого количества баллов, будут отправлены домой.


Ученики знали это, но слышать все же было неприятно.


- Желаю успехов. Покажите все, на что способны, - с этими словами Директор удалился.

Младший помощник вывесил на стене рейтинги. Санар и Кир с нетерпением пробрались к доске. Имя Кира стояло последним.


- Знай свое место, крестьянин, - раздался ехидный голос позади.


Кир обернулся. В метре от доски вызывающе стоял Азул в сопровождении Лимара.


- Забыл у тебя спросить, где мое место, - низким голосом ответил Кир.


- Жаль, а то я бы тебе показал. Отправляйся в свою деревню и забирай этого жалкого мирионца.


Санар был предпоследним в списке.


Кулаки Кира сжались.


- Не надо, он просто дразнит тебя, - попытался вмешаться Санар.

- Не лезь! - гаркнул Кир и резко развернувшись, кинулся вон из зала. 'Ну выгонят меня. Не очень-то и хотелось. Буду снова жить на Альфе. Что я вообще здесь делаю среди этих заносчивых придурков', - метая молнии, шагал он к себе в комнату.

Грозно хлопнув дверью, он повалился на кровать.

'Азул. И это будущий Император?! Тогда уж Империи мало не покажется. Да как я с позором вернусь на Альфу, вся Фризия будет считать меня ничтожеством. Нет, не могу', - Кир тяжело вздохнул.

Придется продолжать этот цирк. Ягненок в клетке со львами, так, наверное, считал весь внешний мир. 'Только я не ягненок', - глаза Кира потемнели. И я не сдамся так просто. В конце концов именно этому учили фризийцев: бороться до последнего вздоха.


- Чего тебе? - грубо спросил Кир. Он заметил, как мирионец вошел в комнату минуту назад и вот уже какое-то время тихо стоит позади.


- Через двадцать минут начнется физическая подготовка.


- И что? - безразлично спросил Кир.


- Тот, кто сегодня придет последним, убирает спортзал целый месяц.


Кир не улавливая мысли Санара, вопросительно обернулся.


- Ты что, собираешься сложа руки ждать, пока выгонят?


- Скажи прямо, о чем ты? - не выдержал Кир.


- Сегодня мы прибежим последними и целый месяц будем упорно тренироваться.


- Мы так и делали. Толку нет, - разочаровано произнес Кир, он было понадеялся, что мирионца могут посетить умные мысли.


- Как нет? Мы пробегаем кросс с легкостью! Сегодня мы будем последние, а с завтрашнего дня будем прибегать только первыми!


- Капитан что-нибудь заподозрит.

- Ну и пусть. По крайней мере, в этом полугодии мы не вылетим. А там видно будет. Мы выиграем время и успеем подтянуть учебные предметы до конца года.

Кир повернулся, чтобы посмотреть на Санара... и нехотя признал, что это, пожалуй, единственный выход.

- Ну что, кто быстрей в спортзал, - Кир договаривал фразу на ходу. Санар летел следом.

Сказано-сделано. Ребята пришли последними.

- Ладно, - сквозь зубы сказал капитан, переводя подозрительный взгляд с одного заговорщика на другого.

На следующий день Кир с Санаром пробежали кросс первыми. Соперники в недоумении остались далеко позади, а довольные ребята прошмыгнули мимо сверлящего взгляда капитана и счастливые понеслись в комнату.

С этого дня они всегда прибегали первыми. По вечерам, после уборки, они бегали еще больше, боевые приемы отрабатывались до судорог в мышцах.

А от с учебными предметами все было так же плачевно. Киру и Санару было тяжело, но они упрямо не собирались сдаваться.

В середине месяца для отстающих начались дополнительные занятия. Каждый старшекурсник должен был помочь младшекурснику, если тот обратится за помощью.

- Ну и к кому мы должны подойти? - с надеждой спросил Санар.

- А я почем знаю, - раздраженно отмахнулся Кир. Ему было также неуютно идти и просить помощи у абсолютно незнакомого человека, да и почему он должен решать проблемы мирионца?

После дополнительных занятий ребята решили побродить немного в оранжерее для поиска жертвы.

- Смотри, вон четверо. Может, кто-нибудь из них поможет? - нерешительно пробормотал Санар.

Компания ребят, шедших навстречу, что-то оживленно обсуждала. Киру надоело сомневаться и он твердой походкой направился к веселой четверке.

- Здравствуйте.

- Тебе чего, мелюзга? - насмешливо спросил коротышка.


- Нам нужен репетитор.


- О, Лайс, похоже в этом году тебе не повезло, - коротышка ткнул в бок соседа.


- Бросьте, наверняка кто-то свободен, - в испуге протараторил тот.


- Я занят.


- И я.


- Ну, а ты, Меган? - с тающей надеждой в голосе обратился он к высокому парню в очках.


- Ты должен мне еще за прошлый год.


- Но мелкий не сказал, к кому конкретно он подошел, - Лайс пытался выкрутиться из последних сил.

Сзади к Киру нерешительно подошел Санар.


- Сдавайся, Лайс, ты окружен, - и, похлопав Лайса по плечу, друзья двинулись дальше.

Тот недовольно сверлил взглядом мальчишек.

- Ладно, с завтрашнего дня в 22.00 в библиотеке. Не опаздывать.

Лайс развернулся и поспешил вслед за компанией.

- Здорово! У нас получилось.

- У кого это у нас? - удивленно поднял брови Кир. Кажется, ты только что выполз из кустов.

Санара начинали раздражать постоянные придирки Кира.

- Да что ты взъелся на меня?! - не выдержал Санар.

- Больно надо. Просто меня раздражает, что вы вечно приписываете заслуги других себе, - процедил Кир.

Лицо Санара потемнело.

- Кто это - вы?

- Да вы, благородные. Голубая кровь, знатное происхождение и нос задран выше макушки.

- Разве я хоть раз вел себя так? - тихо, почти не слышно, спросил Санар.

- Мне что, сейчас пример из жизни привести? Прости, не записывал.

Санар молчал, уставившись в землю.

- Извини, - глухо выдохнул он.

- Что ты там бормочешь?

- Извини! - громко сказал Санар.

Кир опешил. Никогда еще ни один дворянин не просил у него прощения, да и, пожалуй, он вообще о таком не слыхал.

Санар развернулся и, оставив Кира с разинутым ртом, кинулся вон.

Лайс оказался хорошим учителем. Он был лучший в выпускном классе и мог рассчитывать на место в школе. Его неохота брать новых учеников была связана с тем, что его собственный рейтинг зависел от успехов подопечных.

- Ну, а какие вы в рейтинге? - осведомился Лайс.

Двое мальчишек виновато опустили глаза.

- Ну не бойтесь. Вначале я тоже звезд с неба не хватал.

- Мы последние, - тихо сказал Кир.

Лайс уронил карандаш. Ничего не сказав, он тяжело вздохнул.


- Если вы вылетите в конце полугодия, мне не предложат место ассистента преподавателя.


Ребята не шевелились.

- Это значит, что с этого момента вы перестаете жевать сопли и тратите все время на учебу, - воинственно заявил Лайс. - Ясно?


Кир и Санар уверенно кивнули.

До испытания и рейтинга оставалось половина месяца.

Ребята впервые осознанно посмотрели в учебник следуя четким указаниям и инструкциям наставника.

Ребята ложились позже, засыпая над теоремами, а просыпаясь, не умывшись продолжали выполнять брошенное на половине задание. Они едва успевали к окончанию завтрака, и все же сначала на обеденный стол плюхалась книга, и только затем мальчишка на скамейку.

На растяжке в спортивном зале и на лужайке оранжереи ни один из мальчишек не выпускал из рук книгу. Реальность того, что неожиданное приключение грозило оборваться величайшим позором, для кого-то в масштабах государства, а для кого-то в масштабах собственного ущемленного достоинства, вдруг отчетливо замаячила на горизонте.

Ни Санар, ни Кир не собирались уступать эту схватку: слишком обидной казалась перспектива стать худшими, когда оба не признавали себя таковыми.

Нет, каждый знал, что в его силах преодолеть возникшие препятствия, ведь неужели настолько сложно больше читать или больше размышлять о сущностях и законах вещей. Ставить вопросы и стараться найти на них ответ. Ведь в результате это грозило лишь тем, что кто-то мог стать чуточку умнее, образованнее, ценнее для мира.

Чуть больше, чем за неделю Лайс и ребята сделали невозможное. Теперь мальчишки щелкали задачки как орехи, а геометрические построения для них были легче легкого.


Затруднения вызывали лишь задания с красной пометкой, так как они были предназначены не для стандартного решения, а для творческого подхода. В классе их могли осилить только Раймах и еще несколько ребят.

Удивительно, но проводя почти все время вместе, на изматывающих тренировках и занятиях, ребята не сказали друг другу и пары слов. Никто не решался начать разговор после той ссоры.


Киру было отчего-то мучительно стыдно за свой поступок, но он никак не мог разобраться, почему. Разве то, что он сказал не было правдой? Разве аристократы не были одной яростно презираемой им массой? Что же тогда не так?

Неужели Санар и вправду ни разу не повел себя с Киром высокомерно или с пренебрежением, ни разу не оскорбил его или не унизил? Как ни старался Кир, он никак не мог придумать подходящий случай, который бы разом доказал всю порочность высокородного принца.

И каждый раз, приходя к одному и тому же результату, Кир начинал злиться на Санара и на всех ему подобных, а заканчивал тем, что раздражался на самого себя.

Постоянное одиночество на двоих угнетало.

Они почти не разговаривали с остальными, за исключением кратких фраз за обедом о божественности жареного мяса или сочности экзотических фруктов, обращенных то к Раймаху, то к Джулиану с Гвиником.

Замечания делались скорее для того, чтобы размять язык и подтвердить, что ты еще в своем уме, и все происходящее вокруг тебе не снится, а происходит на самом деле в этом пространстве и времени.

Сидя вечерами в одной комнате и делая вид, что сосед превратился в невидимое привидение, никогда не тревожащее единственного и полноправного хозяина помещения - так думал о себе каждый мальчуган; становилось до больного неприятным встречаться глазами или даже повернуться друг к другу. Напряжение становилось все более удручающим и тягостным.


Полугодие подходило к концу. Начиналась пора тестов, и первый был по истории. Кир не очень переживал за этот предмет, так как память его редко подводила, поэтому, открывая первую страницу теста, он просто находился в легком возбуждении.


Вопрос 1

Опишите процесс распада старой цивилизации и зарождение Империи.

Кир улыбнулся, на это вопрос он ответит с легкостью.


Около тысячи лет назад, когда случилась экологическая катастрофа, предреченная за много столетий вперед, люди расселились по галактике, занимая пригодные для жизни планеты. Однако противоречия, раздиравшие мир планеты Земля, колыбель человеческой расы, не стихли и после. Кто-то отстаивал идеалы и веру, в то время как другие строили политически выгодные союзы и укрепляли экономику. Третьи, движимые жаждой наживы, копили золото, являющейся ценнейшей валютой Империи в наши дни, их еще называли пиратами.На заре Хаоса люди уничтожили несколько планет, нещадно разграбив залежи полезных ископаемых, в частности, того же золота, и варварски уничтожив естественную экосистему звезд. Повсеместно начали вспыхивать вооруженные стычки, огонь начал пожирать зачатки образовывавшихся государств. Разразилась бессмысленная война за власть, которую и отнимать-то было не у кого. Слишком слабые и разрозненные группки занимались самоуничтожением, вспыхнул голод и вымирание вида стало неизбежным.


Когда люди лишились надежды, появилась Альфа, управляемая одним человеком - Императором. Человеком, являющимся легендарной личностью, так как его точный возраст неизвестен, некоторые источники утверждают, что бывшая при его появлении из ниоткуда тысячу лет назад внешность не изменилась; также Император пожелал оставить в тайне место, из которого он прибыл. Меньшинство утверждает, что тоталитарное правление вредит развитию Имперских государств, однако, важно подчеркнуть, что за девятьсот девяносто два года существования Империи не было зафиксировано ни одного вооруженного конфликта приведшего к массовой гибели людей.


Кир был доволен ответом. Некоторые формулировки запомнились со страниц учебника, кое-что он считал важным объяснить со своей точки зрения. Он открыл следующий вопрос...

Кир и Санар физически и морально чувствовали тяжесть последних двух месяцев: мало того, что нагрузки казались непосильными, так еще и поделиться горестями было совершенно не с кем.

На душе Санара кто-то с удовольствием точил когти, и он часто разглядывал поверх книги в общей столовой или гостиной первокурсников; как ребята весело смеются над чем-то, обсуждают уроки и преподавателей, пытаются вместе разобраться в очередной загадке, предложенной учебником.

Он тяжело вздыхал, и от досады наворачивались слезы. Неужели у него так никогда и не появится друг, хотя бы самый маленький и скучный человек на свете.

Как было обидно раз за разом получать 'пощечины' от фризийца, но ведь папа говорил, что дружба это серьезно и надолго, поэтому нужно не спеша и осмотрительно выбирать друзей. Санар и не думал выбирать кого-то, он бы с радостью подружился с Киром, тем более, что немного восхищался его физической силой и беззаботностью.

Сначала он думал, что Кир не спешит записывать его в друзья, рассуждая, стоит ли он того, как и говорил отец, и Санар терпел все, спрятав обычное человеческое достоинство куда подальше.

Но о чем говорил Кир, о каком презрении и голубой крови, Санар абсолютно не понимал, ведь он вообще никогда не вел себя высокомерно по отношению к другим, к какому бы сословию они не принадлежали, тем более с человеком, которого рад был бы назвать другом. Санар снова вздохнул.

Было за полночь.

Ребята штудировали линейную астрономию, готовясь к завтрашнему итоговому тесту. Буквы и цифры начали прыгать у Кира перед глазами. Он отложил книгу в сторону.

Кир хотел спросить, скучает ли Санар по семье, но в последний момент передумал.

Кир мучился от угрызений совести. Ну пусть он так и не смог вспомнить ни одного конкретного случая, когда Санар повел себя как скотина из-за того, что при рождении получил больше. Но ведь все высокородные не более чем ничтожества в красивой упаковке. Разве не в этом он убеждался, год за годом живя на имперском флагмане. 'Черт его подери!'


Такие как Кир были лишь грязью под ногами, и даже среди тех, кто не плевался в его сторону, максимум, на что он мог рассчитывать, это холодная этикетная вежливость. Санар же был будущим повелителем республики Мирион, разве мог он быть другим. Да и почему вдруг?

- Какая она, твоя планета? - с деланным безразличием спросил Кир, все так же сидя спиной к Санару.


Кир внезапно задергался, переживая, ответит ли Санар вообще.


Пауза тянулась, и Кир покраснел.


- Балкон моей комнаты выходит на лагуну и до самого горизонта, покуда видят глаза, тянется Море. Дома я каждую ночь выбегал на берег и бросался в холодную соленую воду. Мама никогда не могла меня дозваться, пока я сам не возвращался.


Санар замолк.

- Здорово должно быть, - промямлил Кир. - А твой дом? - овладевая голосом, старался поддержать беседу он.

- Наш дом стоит у подножия Горы Желаний...

- Горы Желаний?

- Да... У мирионцев есть старинное предсказание. Великий правитель Мириона взойдет на Гору Желаний, - вяло рассказывал Санар, с тоской вспоминая дом, - и там расстанется со своей жизнью в обмен на желание. Люди назовут его предателем, а он подарит планете новую жизнь.

- Красиво... но непонятно, - не зная, что ответить, заключил Кир.

Санар лишь пожал плечами, чего не мог видеть Кир. Его воображение не раз рисовало ему прекрасного могучего правителя Мириона, который не побоялся сам расстаться с жизнью во имя высших целей. Пусть цели немного и расплавились в сознании подростка, но он твердо знал, что это был долг перед родиной и никак иначе.


- А как выглядит твоя планета? - несмело спросил Санар.

- Там холодно. Почти всегда идет снег, - воодушевленно делился Кир. - Иногда в ясную погоду на небе можно видеть сияние. Голубые, розовые, зеленые, фиолетовые, желтые рыбы плывут по извилистой дороге жизни, найдя свой путь, они меняют цвет и все начинается сначала.


- Ого, хотел бы я посмотреть.

Ребята находились в комнате, а их мысли были дома. И от этого комната наполнялась теплом. Кир вспоминал деда, маму в пушистой шубе, замерзшую реку с покосившимся мостом. Он снова был дома...

...Снег хрустел под ногами ребят, они с трудом продвигались через сугробы. Скоро они нашли дом Кира. Войдя, мальчики скинули теплые вещи и бросились к очагу. Дед, сидя в кресле, задумчиво курил трубку. Большая белая собака лежала у ног старика. Дом. 'Зачем я здесь?', подумал напоследок Кир и заснул на тетрадке со все еще чужими для него символами...



Глава 5 А ты на что надеялся? | Первый урок | Глава 7 Красная ленточка