home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 26

Трепещущая плоть

Юми разложила фотографии, словно карты Таро, постепенно передвигая и рассматривая их одну за другой. Она долго смотрела на улыбающиеся лица.

— Как давно это было, — почти прошептала она.

— Это фуникулер, верно? — спросил Ивата.

Она кивнула.

— Где?

— Его больше не существует. Он был не очень популярен. В часе езды от Нагасаки. Он шел с одного из маленьких островов через море на «большую землю», к храму Митимори и дальше к… горе Яхазудаке. Да, именно так.

— Вы были там с бывшим мужем. Акаси. Почему?

— Это вышло неожиданно. Стоял чудесный день. Вообще-то, я не хотела, но Хидео настаивал. Решительно настаивал. Должны поехать, и все.

Ивата привстал со стула, у него засосало под ложечкой.

— Там что-то произошло? Что-то необычное?

— Там была… женщина не в себе. Она ударила ножом сопровождающего, а потом выпрыгнула из кабинки.

Ивата указал на женщину в теплой одежде; Юми кивнула.

— С 1996 годом связаны плохие воспоминания.

— Простите?

— Поэтому они и спрятали фотографии.

— Кто?

— Неважно, прошу вас, продолжайте. Что было дальше?

— Хидео… Мой бывший муж пытался спасти ее, но не смог. Нельзя спасти того, кто этого не хочет. Я повторяла ему это снова и снова. Бедняга. Это было просто ужасно.

— Расскажите про него.

Она с любопытством взглянула на Ивату.

— С того случая он изменился полностью. Словно в кабинку фуникулера сел один человек, а вышел из нее другой.

— В каком смысле? — спросил Ивата. — В чем он изменился?

— Он… словно бы закрылся. Был раздражителен, часто проявлял жестокость. Иногда не появлялся дома по нескольку дней подряд. А когда приходил, мне казалось, что он меня ненавидит. Бывало, уставится на меня разинув рот. Я думала, может, он просто смотрит в мою сторону, но нет, его глаза следили за мной.

Ивата потягивал чай, чтобы взбодриться.

— Он говорил с вами о том случае?

— Мы никогда не говорили о подобных вещах. Не такой он был человек. Мы не говорили о его детстве. И о поездке на фуникулере тоже. Даже о нас не говорили. Он просто окаменел. С того дня наш брак, можно считать, закончился.

— Когда вы развелись?

— Весной 1998-го.

— Он был в ярости?

Юми опустила глаза.

— Кажется, он огорчился, но все понял. Он извинился передо мной и сказал, что очень меня любит. С тех пор я его не видела. Но какое отношение поездка на фуникулере имеет к нынешней ситуации? Похоже, вы нашли связь.

— Госпожа Татибана, по некой причине кто-то убивает людей, ехавших в тот день в этой кабинке.

Она была поражена.

— Но почему?

— Я не знаю. Но на сегодня в живых осталось только двое. Вы. И она. — Он указал на фигурку маленькой девочки.

Юми поднесла к глазам снимок почти вплотную.

— Боже мой, там и правда была девочка!

— Вы знаете, как ее зовут?

— К сожалению, нет. Может, слышала… Но это было так давно!

— Хидео Акаси говорил с вами о планируемом самоубийстве?

— Нет, не припомню.

— Ни разу? Никогда не говорил, что ему незачем жить? Что он лишь бремя для вас и для других? Не жаловался на ощущение загнанности или невыносимую боль?

Она покачала головой.

— Может быть, он прощался со своими близкими? Раздаривал особо ценные вещи?

— Нет. Иногда он был словно опустошен. А порой страшно агрессивен. Он то игнорировал мое присутствие, то вел себя с крайним раздражением. В общем, как я уже сказала, на него фатально повлиял случай на фуникулере. Но что касается мыслей о самоубийстве — это вряд ли.

— Госпожа Татибана, что вы думаете о самоубийстве вашего бывшего мужа?

— Что за странный вопрос? Конечно, это ужасно. Но какое это имеет к нам отношение?

— Хорошо, я перефразирую. Его прыжок с Радужного моста вписывается в его линию поведения?

Юми прикусила губу.

— Я давно его не видела…

Она передернула плечами и поднесла к губам чашку, не осознавая, что чай уже допит.

Тут у Иваты зазвонил мобильный.

— Прошу прощения.

Он отошел в другой конец балкона. От залива, раскинувшегося внизу, поднимался прохладный бриз. Далекие облака озаряли немые молнии.

— Да, Хатанака.

— Коко ла Круа только что вошел в клуб «Эклипс». Мне пойти за ним?

— Нет. Стой у выхода и смотри, чтобы он не сбежал. Буду через пятнадцать минут.


* * * | Голубые огни Йокогамы | * * *







Loading...