home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Однажды вечером, спустя несколько дней после этого разговора, какой-то человек, закутанный в темный плащ и в маске, вышел через потайную дверь из дома, стоящего на улице Мишеля Эконте. С большой предосторожностью, часто меняя маршрут, человек подошел к дому, выходившему фасадом на улицу Жуй, и постучал в дверь условным сигналом. Вскоре кто-то невидимый открыл окошко и что-то коротко спросил. Незнакомец ответил; его тут же впустили, и дверь плотно закрылась за ним. Через минуту он вышел с другой стороны дома и, обойдя сточную канаву, постучал в калитку ограды дворца Монморанси. Процедура обмена паролями повторилась, и неизвестный оказался внутри.

Через полчаса этот же человек покинул дворец Монморанси. Снова попетляв намеренно по улицам Парижа, он остановился перед домом на узкой улочке Пуаре, который спустя двадцать лет станут называть домом гугенота Бертомьер.

— Что вам угодно? — услышал он в ответ на свой стук.

— Женева и Амбуаз, — тихо ответил незнакомец.

Дверь раскрылась, и он вошел. Судя по всему, ему здесь все было знакомо, и он стал уверенно подниматься по лестнице на второй этаж. Едва он вышел на площадку, как к нему, протягивая руки, бросился какой-то человек с криком:

— Лесдигьер! Святая пятница, вот и вы!

— Здравствуйте, Польтро.

— Идемте, вас давно ждут.

В комнате, куда они вошли, сидели за столом человек десять гугенотов. Они слушали оратора, в котором вошедший сразу же узнал графа де Поплиньера. Кроме него из главарей здесь присутствовали Жан де Субиз и де Леран. Лесдигьер коротко поздоровался со всеми, и они с Польтро де Мере, высоким дворянином с орлиным взором, горбатым носом и пышными усами, отошли в сторону.

— Ну что? Узнали вы что-нибудь? — спросил Польтро. — Гиз в Париже?

Лесдигьер отрицательно помотал головой:

— Герцога Гиза в Париже нет. Он в Орлеане.

— В Орлеане! — вскричал Польтро, и все головы тут же повернулись в их сторону.

— В чем дело? — спросил Поплиньер.

— Господа, — произнес Лесдигьер, — я только что узнал, что герцог де Гиз выехал в Орлеан. Он командует войском, которое осаждает наших братьев.

В комнате повисло тягостное молчание.

— Как же он там очутился, черт бы его побрал! — воскликнул Поплиньер. — Ведь королева-мать отдалила его от себя; неужто он снова у нее в милости?

— Сведения верные, Лесдигьер? — спросил Субиз.

— Вернее быть не может.

— До каких же пор мы будем терпеть эту змею в нашем государстве? — подал голос один из собравшихся.

За ним послышался другой возмущенный голос:

— Сначала он потопил в крови Амбуаз, потом прошел мечом по нашим головам в Васси, а теперь он убивает наших братьев и сестер в Орлеане! Когда же смерть протянет свою руку к этому чудовищу?

— Судя по всему, не скоро. А ведь в Орлеане сейчас наш адмирал! Что, если он возьмет его в плен или, упаси Господь…

Это был третий оратор. Он прикрыл рот рукой, но все и так поняли то, что он не договорил.

— Смерть не берет к себе этого подлеца! — вскричал четвертый. — Значит, надо взять инициативу в свои руки и помочь ей. Этим мы совершим богоугодное дело и избавимся от ехидны.

— Попасть в лагерь католиков, окружающих Гиза, непросто, — произнес Поплиньер, — а между тем сделать это надо именно сейчас, пока еще не поздно, пока не повторился Амбуаз… Кто возьмет на себя труд выполнить эту миссию?

— Я это сделаю! И я! Могу и я! — сразу послышались голоса со всех сторон.

Поплиньер поднял руку:

— Для этого необходимо пробраться в лагерь папистов под видом солдата их армии, но прежде надо знать пароль, а никто из нас его не знает. Любого тут же схватят и убьют на месте.

— Я знаю пароль, — прозвучал голос в тишине.

— Вы, Лесдигьер? Но откуда?

— Позвольте мне не отвечать на этот вопрос, братья, ибо я связан клятвенным словом.

— Не след нарушать слово, если дворянин дал его, — сказал Поплиньер. — Но, надеюсь, это не относится к паролю?

— Ни в коей мере. Это слово «Лотарингия».

— Отлично. Теперь нужен доброволец. Все вы честные и храбрые дворяне, друзья мои, и никто из вас не задумается отдать свою жизнь за святое дело и нашу веру, но, повторяю, задание очень сложное и ответственное. Если посланный провалится, не успев выполнить его, они тут же сменят пароль, и тогда задача станет сложнее втрое. Но необходимо не только убить Гиза, но и остаться в живых самому, обставив дело так, будто происшедшее — всего лишь несчастный случай. Кто готов пожертвовать собой во исполнение богоугодного дела? Кто чувствует в себе достаточно силы, чтобы выдержать все испытания, уготованные ему судьбой, и не выдать на пытках, коли до них дойдет, своих товарищей по вере, по духу, по оружию? Кто готов, убив тирана, воскликнуть под топором палача: «Да здравствует Священное Писание, проповедь и псалом!»?

— Я — раздался громкий и уверенный голос.

Польтро подошел к столу и обвел всех собравшихся ясным взглядом своих южных карих глаз.

— Мне предназначено быть карающей рукой, и я никому не позволю быть впереди себя. Кровь моих братьев и моего отца, на трупах которых я поклялся отомстить их убийце, взывает к мщению.

Никто не возражал, ибо все знали, что де Мере долго готовился к этому.

Граф подошел к Польтро и положил руку ему на плечо:

— Готов ли ты, Курций? [55]

Так же коротко Польтро ответил:

— Я готов.

— Когда? — спросили Поплиньер и Субиз.

— Завтра. На рассвете.

— Да будет с тобой Бог! Споемте, братья, псалом во славу Господа, ведущего нас к победе.

И все присутствующие в комнате негромко, но дружно затянули религиозный псалом.


Глава 3 Господин Польтро | Гугеноты | * * *