home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


23

Бен и Оснат медленно ходили среди стеллажей, скользя взглядом по этикеткам.

Бен был у пятого ряда, Оснат – у третьего.

Списки в большом томе на столе оказались бесполезными. На первых четырех страницах еще было что-то накорябано о тех или иных рядах, но потом Вольфу явно надоело вести учет и соблюдать каталожный порядок. Он почти перестал заниматься этим, а если вдруг сподобится что-нибудь записать – обычно эта информация была слабо связана с реальностью. Так что им предстояло самим осмотреть склад во всех деталях.

Может быть, коктейли, о которых говорил Стефан, существуют, а может быть, и нет, сказала им мадам Вентор. Но если они есть, то уж точно нельзя расслабиться и позволить им попасть «не в те» руки. Нужно найти этот коктейль – если он существует – и спрятать. Потому что это место явно ненадежно.


Бен рассматривал маленькие металлические ящики на нижней полке. Там стояли восемь ящиков разного размера, на каждом было написано «Л.в. Б.». Он приоткрыл крышку на одном из них и заглянул. Внутри был мелкий оранжевый порошок, некоторые крупинки прилепились к крышке. Бен провел по ней пальцем и несколько секунд смотрел на три оранжевые крупинки, приставшие к коже.

Подумав, он решил их слизнуть. Несколько мгновений он не мог понять, что происходит. А закрыв крышку, заметил с краю маленькую наклейку: «Май 1824». Да, похоже на то. Слушатель явно находился на галерке, но точно исполняли Девятую симфонию Бетховена. Авторское исполнение, за дирижерским пультом – сам композитор… Он вернул ящик на место. Видимо, во всех ящиках на этой полке содержалось присутствие на разных его концертах.

Тут Бен понял, как сильно он изменился за последние сутки. Двадцать четыре часа назад он не осмелился бы попробовать этот порошок. Больше того, двадцать четыре часа назад он взял бы этот ящик кончиками пальцев, осторожно повертел бы, рассмотрел – и все. Резко схватить или долго держать в руках этот ящик он бы точно не решился. После всего, что произошло за последнюю ночь, он как будто выпрямился и приободрился. Даже дышать легче стало. Он почувствовал, что весь мир вокруг него – все, что видишь и слышишь, – стал четче. Как быстро привыкаешь ходить прямо, подумал он, и смотреть людям в глаза.


– Должна признать, что ты поразил меня, – произнесла Оснат, проводя пальцем по бутылкам разных цветов.

– Да. Я и сам себя поразил, – сказал Бен.

– Ты чувствуешь себя… мм… другим?

Бен ответил не сразу. Поднял взгляд. За стеллажами он увидел ее глаза, устремленные на него. Оснат и Бена отделяли друг от друга только ряды переживаний.

– Да, – ответил он наконец, улыбаясь самому себе.

Во всем, что произошло, – или ему только казалось, что произошло, – было что-то правильное. Почему он все время боялся ошибиться? Бешеная гонка людей, которые во что бы то ни стало пытаются улучшить свою жизнь, вдруг показалась ему смешной. Среди выпитых переживаний было и немало ошибок – это неотъемлемая часть опыта.

Может, это было всего лишь опасной фантазией. И она мешала ему действовать, работать, терпеть неудачи тысячи раз на пути к успеху. Эта фантазия показала ему ложь, невыполнимые сценарии, представила ему выигрыш в лотерею как реальный вариант, она приводила ночью к нему в постель женщин, которых он украдкой видел на улице, полных любовной страсти. Эта фантазия позволила ему заново прожить мелкие неудачи, вести себя по-другому, придумывать умные фразы, которыми он сможет заткнуть любого, кто посмеет над ним смеяться, – вместо того чтобы ответить по-настоящему.

Фантазией, которая легко усыпила его, чтобы завтра утром он не ужасался тому, что всю жизнь потратил зря, – не волнуйся, я тут, я позабочусь о тебе, со мной ты будешь чувствовать, будто все хорошо…

Когда-то он думал, что трагедия – в том, что люди могут прожить только одну жизнь, одну сюжетную линию. Но это оказывается трагедией, только если мы не готовы смириться с тем, что все так и будет.

В нем стал формироваться какой-то другой человек. Все годы он ждал этого момента, когда все начнется, минуты, когда жизнь брызнет по-настоящему. Он чувствовал, будто все предыдущее было лишь подготовкой, возведением фундамента, ожиданием настоящей жизни. Вдруг это ожидание прошло, есть четкое «сейчас» – и оно происходит у него внутри.


– Слушайте, этот шкет просит что-нибудь взамен, – сказала мадам Вентор, спускаясь по лестнице.

– Кто-кто? – отозвалась Оснат из-за полок.

– Леон, о котором я вам рассказывала. Он сейчас в баре, ждет меня наверху, я сказала, что принесу бутылку, которая его убедит.

– Какого рода? – спросил Бен. – В этом ряду я видел несколько интересных вещей.

Мадам Вентор пошла за ним.

– Парень любит путешествия, – сказала она. – Тебе не попадалась какая-нибудь хорошая экзотическая поездка?

– Вот тут, наверху. – Бен вернулся к началу ряда и стал рассматривать верхние полки. – О, вот! – наконец показал он. – Тут целая полка. Выбирайте, что вам нравится.

Мадам Вентор осмотрела бутылки. Довольно большие, круглые, с темной жидкостью.

– Тут почти все – «Пинта» и «Нинья», – сказала она. – А ему наверняка понравится «Санта-Мария»[27]. У нас таких три, сними мне одну.

Бен протянул руку и осторожно снял с полки одну из бутылок.

Вентор взяла ее и сказала:

– Тебе явно куда лучше. Стоишь по-другому, выглядишь солиднее. Кстати, вы уже что-нибудь нашли?

– Ничего, – ответила Оснат. – Вы уверены, что эти коктейли действительно существуют? Вольф говорил об этом вообще?

Вентор обернулась на пороге:

– Нет. Он ничего не говорил мне об этом, но он мне вообще не рассказывал о своих проектах, как выяснилось. Об этом – тоже.

Она показала на ряды полок, развернулась и вышла.


– Знаешь, я не уверена, что искать сейчас эту штуку – умно, – сказала Оснат.

– Почему? – спросил Бен.

– Мы просто делаем за Стефана его работу, – ответила она. – На сегодняшний день никто не знает, где эти коктейли находятся, если они вообще существуют, и он тоже не знает. Если мы их найдем, он просто сможет украсть их у нас.

– Не сможет, если мы успеем перевезти их в музей.

– А зачем их вообще искать? Пусть сам ищет, если хочет.

– Мне кажется, что если он будет их искать, то только после того, как уберет нас, – высказал свои мысли Бен. – Так себе вариант.

– Я уже не так его боюсь – сейчас, когда у тебя есть весь этот жизненный опыт, – сказала Оснат, изображая руками обманный маневр.

– Жизненный опыт требует иногда осторожничать и не быть слишком уверенным в себе, – ответил Бен – и он снова поймал взгляд Оснат из-за рядов бутылок.


На одной из полок, в глубине, Бен увидел банку с непонятной надписью.

Он протянул руку и осторожно достал банку. Обычная банка меда, на белой бумажной наклейке надпись: «Попытка № 387».

Хм, если честно, выглядит многообещающе…

Он открыл крышку и заглянул внутрь. Мед уже загустел, но Бен знал, что, если его нагреть, он снова обретет обычную концентрацию. Края банки засахарились. Он украдкой дотронулся до них и собрал на палец немного старого меда. Проглотить? Или не надо?

Он пожал плечами и облизал палец. Переживание проявилось только тогда, когда он закрыл банку и поставил ее на место.

Смутное переживание: он сидит на чем-то мягком, кто-то склонился головой к нему на плечо, поет какой-то певец с британским произношением. Перед глазами у него какая-то расплывчатая картина – ветвистое дерево в ярком дневном свете. А по веткам прыгала еще более расплывчатая птичка. Переживание было нежным и приятным. Пахло шоколадом. И все.

Если все это пробовать, можно развлекаться часами и даже днями – и так и не найти того, что они ищут.

Поди знай, вдруг коктейли специально помечали фальшивой этикеткой, чтобы никто их не нашел.

– Хватит, так дело не пойдет, – решил Бен.

Он быстро вышел из-за стеллажей и двинулся к столу у входа.

«Руководство к действию на ближайшие дни» ждало его на столе, обложка мерцала отблесками света, проникающего сверху.

– Что ты собираешься сделать? – спросила Оснат.

– Почитать, – ответил Бен.

Взял книгу, открыл ее и стал читать. Через две минуты захлопнул и положил на стол.

– Ну как? – спросила Оснат.

– Ряд эн – двадцать два.

– Невероятно! – Оснат вытаращила глаза. Взяла книгу, посмотрела на нее, потом на Бена, потом снова на книгу, наконец отложила ее и с улыбкой сказала: – Просто невероятно.

Она пошла к этому ряду, но Бен ее остановил:

– Сначала нужно достать ключи.


– Вы бы видели его лицо! – торжествовала мадам Вентор, снова спускаясь в подвал. – Я думала, его хватит инфаркт на месте. Он попробовал две капли и так растрогался, что даже прослезился.

– А телефон он вам дал?

– Конечно, – сказала мадам Вентор. – Даже позвонил при мне тому парню. Закрыл бутылку, достал телефон и позвонил. В полночь мы встречаемся с этим типом в музее. Он будет ждать нас внутри, нужно позвонить ему по внутренней связи – он откроет.

– До полуночи осталось недолго, – сказала Оснат.

– Именно что, – ответила мадам Вентор. – А почему вы стоите тут, а не ищете?

– Бен заглянул в книгу, – сказала Оснат.

– А, тоже мысль. И?

– Ряд эн – двадцать два, – сказал Бен. Но сначала нужно найти ключи. Они тут, в тумбочке.

Он подошел к тумбочке, наклонился и открыл дверцу.

Оснат и мадам Вентор тоже наклонились.

Внутри, как солдаты на параде, на трех полках стояли бутылочки, похожие на флаконы лака.

– Экзамены! – закричала мадам Вентор.

– Что? – хором переспросили Бен с Оснат.

Вентор быстро обошла стол и опять наклонилась.

– В конце курса, на котором Вольф обучал людей сливать свои переживания в жидкость или еду, – ответила она, – нужно было сдать экзамены. Одним из заданий было – поместить свои переживания от учебы на курсах в такую бутылочку. Я не знала, что он их сохранил.

– Ого! Метапереживания! – воскликнула Оснат.

– Тогда если я правильно понял, – сказал Бен, – то этот курс вообще не стоило проводить. Достаточно выпить одну из этих бутылок – и все, ты профессионал. Разве нет?

– Да, – ответила мадам Вентор, задумавшись, – так и есть. – Я тоже говорила ему это. Но видимо, ему нравилось учить людей. Взаимодействие с ними его радовало. «С каждым общаешься по-своему, – говорил он. – Всегда лучше личное общение, если это возможно». Может быть, изготовить одну бутылку, которой все будут пользоваться, было бы эффективнее, но Вольф не всегда стремился к эффективности, особенно когда альтернатива – хорошее переживание. В этом случае, видимо, – его переживание.

– Так, значит, он собрал всех учеников в этой тумбочке? – спросила Оснат, все еще нагибаясь над столом.

– Да, видимо. – Мадам Вентор вытащила несколько бутылок и повертела их в руках. – Интересно, знаю ли я их.

Бен пошарил на нижней полке и наконец достал оттуда маленькую связку ключей с брелоком в виде фиолетового щенка.

– Это оно, – сказал он.

Он резко встал и направился к нужному ряду.

Оснат и мадам Вентор поспешили за ним.

Они шли молча, пока Бен не закричал: «Н!» – и не свернул в проход около этого ряда.

1… 4… 12… 15…

– Двадцать два, – прочел Бен.

Они остановились и уставились на стеллаж под номером двадцать два.

Три верхние полки были закрыты большими и на вид тяжелыми деревянными дверями. Наличники украшены богатой резьбой, ручки дверей соединяла цепь с большим железным замком.

В правом нижнем углу на дверь была налеплена маленькая белая наклейка, а на ней нарисован череп.

– Не слишком хороший знак, правда? – сказала Оснат.

Бен вынул связку ключей и вставил один из них в замочную скважину. Замок не открылся. Он вытащил ключ и повернул связку, чтобы попробовать следующий. Краешком сознания он вдруг понял, что перед шкафом сейчас стоит именно он, а мадам Вентор и Оснат терпеливо ждут за его спиной.

То есть лидером оказался он.

Второй ключ тоже не подошел.

Третий даже не влез в скважину.

«Давай, давай», – услышал он свой собственный голос.

Четвертый ключ вошел, как нож в масло. Бен повернул его – и замок щелкнул и открылся.

Он снял скобу замка и положил ее на одну из нижних полок. Потом оглянулся на Оснат и мадам Вентор. Слегка кивнул – они кивнули в ответ.

Он ухватился за дверцы обеими руками и широко распахнул.

Первые пять секунд все молчали, глядя на плотно исписанные этикетки. Потом наклонились, чтобы рассмотреть получше.

– Ого, – наконец сказала Оснат.

– О-о-о-ох, – выдохнула мадам Вентор.

– О-фи-геть! – подвел черту Бен.


предыдущая глава | Руководство к действию на ближайшие дни | cледующая глава







Loading...