home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Убийство под аккомпанемент. Маэстро, вы – убийца!"

IV

– Правила, по которым судья решает, может ли то или другое признание быть допущено к рассмотрению в суде, гуманные, – размышлял вслух Фокс, – но временами просто из себя выводят, особенно когда долго с подозреваемым возишься. Полагаю, вы, мистер Аллейн, с этим не согласитесь?

– Они существуют для того, чтобы мы не выходили за рамки дозволенного, Братец Лис, и, на мой взгляд, это не так плохо.

– Дайте нам только предъявить ему обвинение, – вырвалось у Фокса, – и мы могли бы его сломать.

– Под давлением он может сделать истерическое признание. А вдруг он наврет с три короба? Такова, мне кажется, суть ненавистных вам правил.

Фокс буркнул что-то непечатное.

– Куда мы направляемся? – поинтересовался Найджел Батгейт.

– Заглянем к Морри, – хмыкнул Аллейн. – И если повезет, застанем у него посетителя. Цезаря Бонна из «Метронома».

– Откуда вы знаете?

– Одна птичка насвистела, – пояснил Фокс. – Они условились о встрече по телефону.

– А если так, что вы сделаете?

– Арестуем Морено, мистер Батгейт, за приобретение и распространение наркотиков.

– Фокс думает, – сказал Аллейн, – против него можно выдвинуть обвинение, опираясь на показания покупателей.

– Когда он будет у нас, – размечтался Фокс, – он, возможно, заговорит. Невзирая на всякие правила.

– Он жаждет быть в центре внимания, – неожиданно сказал Аллейн.

– И что с того? – поинтересовался Найджел.

– Ничего. Не знаю. На этом он может сломаться. Приехали.

В похожем на туннель коридоре, который вел к квартире Морри, было довольно темно. И пусто, только черная фигура полицейского в штатском, дежурившего в дальнем конце, маячила на фоне тусклого окна.

Беззвучно ступая по толстому ковру, они подошли к нему. Дернув головой на дверь, он пробормотал фразу, закончившуюся словами «между молотом и наковальней».

– Хорошо, – кивнул Аллейн.

Полицейский потихоньку открыл дверь в квартиру Морри.

Стараясь не шуметь, они вошли в прихожую, где застали второго полицейского, прижавшего к стене блокнот и занесшего над ним карандаш. Четверым молчащим мужчинам пришлось стоять почти вплотную в тесной прихожей.

В гостиной за ней Цезарь Бонн ссорился с Морри Морено.

– Огласка! – говорил Бонн. – А как же наша репутация! Нет, нет! Извини. От всего сердца сожалею. Как и для тебя, для меня это катастрофа.

– Послушай, Цезарь, ты кругом ошибаешься. Моя публика меня не оставит. Они хотят меня видеть. – Голос резко взмыл. – Они… меня любят! – крикнул Морри и добавил после паузы: – Любят, чертова ты свинья.

– Мне надо идти.

– Тогда иди. Ты еще увидишь. Я позвоню Кармарелли. Кармарелли годами меня добивался. Или в «Лотосовое дерево». За меня драка начнется. И твоя драгоценная клиентура уйдет со мной. Мой оркестр всем нужен. Я позвоню Штейну. В городе нет ни одного ресторатора…

– Минутку. – Цезарь был уже у самой двери. – Пожалуй, надо тебя предупредить… ну, чтобы избавить от разочарования. Я уже обсудил наше дело с этими джентльменами. Неофициальная встреча в неофициальной обстановке. Мы пришли к соглашению. Ты не сможешь выступать ни в одном первоклассном ресторане или клубе.

Послышался скулеж фальцетом, который прервал голос Цезаря:

– Поверь мне, я тебя предупредил только по доброте душевной. В конце концов, мы старые друзья. Послушайся моего совета. Уйди на покой. Ты ведь, без сомнения, можешь себе это позволить.

Он издал нервный смешок. Морри что-то зашептал. Очевидно, они стояли рядышком по ту сторону двери.

– Нет, нет! – сказал Цезарь громко. – Тут я ничего поделать не могу. Ничего! Ничего!

– Я тебя прикончу! – заорал вдруг Морри, и по блокноту полицейского в штатском заплясал карандаш.

– Ты самого себя прикончил, – нервно лопотал в ответ Цезарь. – Ты молчать будешь! Понял меня? Молчать как рыба! Для тебя больше света рампы не будет. Тебе конец. Убери от меня руки!!!

Послышались звуки борьбы и сдавленное восклицание. Что-то тяжело ударилось о дверь и соскользнуло вниз по ее поверхности.

– Все, тебе конец! – задыхаясь, произнес Цезарь, голос у него был одновременно шокированный и победный. А потом вдруг, после короткой паузы, он продолжил раздумчиво: – Нет, правда, ты слишком глуп. С меня хватит, я сообщу о тебе в полицию. Будет тебе дурацкое выступление, но только в суде. Все немного посмеются и забудут про тебя. Тебя отправят на виселицу или, возможно, в клинику. Если будешь примерно себя вести, через год-другой тебе позволят дирижировать тамошним оркестриком.

– Давай! Да донеси же! Донеси! – Морри за дверью поднялся на ноги. Его голос опять сорвался на фальцет: – Но рассказывать-то буду я. Я! Если я сяду, то сотру ухмылочки со всех ваших лиц. Ты еще главного не знаешь. Только попробуй меня подставить. Это мне-то конец?! Да я только начал. Вы все услышите, как я раскроил сердце проклятому даго!

– Вот оно, – сказал Аллейн и толкнул дверь.



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Убийство под аккомпанемент. Маэстро, вы – убийца!"

Убийство под аккомпанемент. Маэстро, вы – убийца!