home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


I

На Рочестер-роу в Вестмаунте (почтовый индекс W1) в доме Гарта Хоупа его жена Люсиль с любопытством просматривала почту, пришедшую на имя супруга, пока он отвечал на телефонный звонок в библиотеке. Было что-то необычное в голосе человека на другом конце провода, мысленно отметила Люсиль, первой снявшая трубку. Но когда Гарт вскоре вернулся, он выглядел очень странно. Люсиль посмотрела на него изумленно.

– Гарт! Что с тобой?

– А разве со мной что-то не так?

– Со стороны кажется, будто ты на грани обморока.

– До чего же ты бываешь иной раз нелепа, Люсиль. Лучше налей мне немного кофе.

– Кто звонил? – спросила Люсиль.

– Из офиса, – поспешно ответил Гарт. – Мне нужно будет отправиться туда пораньше.

– Они говорили что-нибудь по поводу завещания? – поинтересовалась Люсиль.

– Их оно не касается. С какой стати им упоминать о нем? – Однако его губы слегка подрагивали, когда он произносил эту фразу.

Он взял номер «Таймс» и начал читать среднюю часть издания.

– В моей любимой газете опубликовали большую статью о кузене Эверарде, – вскользь бросила Люсиль, намазывая мед на ломтики поджаренного хлеба.

Гарт отбросил свою газету в сторону.

– Уже? Боже, они настоящие стервятники. И о чем же пишут?

– О необычном завещании старика-отшельника. Странно, что они пока не докопались до того, что эта Кэппер может быть незаконнорожденной дочерью кузена Эверарда. Посмотри сам. – Она протянула ему газету через стол. – О нем пишут больше, чем когда-либо удостоимся мы с тобой, хотя он был на самом деле мерзким старикашкой.

Люсиль говорила, и казалось, что к ее лицу навсегда прилипла маска ненависти. Это была умная, умевшая красиво одеваться женщина, которой едва перевалило за тридцать. Волосы, ногти, цвет лица – все в ней выглядело превосходным, доведенным почти до совершенства. Люсиль словно сошла с обложки журнала «Вог», и ее лицо на обложке, как и все, лежавшее у нее на душе, оказывалось отчетливо видимым всем. Жизнь, считала она, поступила с ней крайне несправедливо. Ведь при всей своей одаренности и блестящей внешности ей не удалось пойти в избранной профессии гораздо дальше заурядных эпизодов. Люсиль видела себя актрисой в главных ролях, свое имя, выложенное лампочками на фасадах театров. Но все, чего она добилась, – это работа во временных труппах, и если играла в Лондоне, то лишь горничных или другие малозаметные персонажи. Добейся она хоть небольшого истинного успеха, никогда бы не вышла замуж за Гарта.

– О, я в этом не уверен, – ответил на ее последнюю реплику муж, причем внезапно столь же злым тоном. – Я как раз только что подумал, что если бы все стало известно, мне бы уделили в прессе столько же места, сколько и нашему покойному кузену.

У Люсиль округлились глаза. Казалось, на мгновение в ней проявились искренние чувства.

– О чем это ты, Гарт?

– А ты не поняла?

– Не хочешь ли сказать… Ты же не утверждаешь…

– Утверждаю что?

– Будто установил, как именно умер кузен Эверард.

– Мы все осведомлены об этом. Он упал через перила лестницы. И лично я знать больше ничего не желаю.

– Но только не при условии, что кто-то может располагать значительно большими сведениями, – заметила Люсиль. – Я, например, испытываю глубокое недоверие к Джулии.

Гарт засунул руки в карманы.

– Какими сведениями, по-твоему, Джулия может располагать, чтобы это представляло опасность для нас?

– Совершенно не догадываюсь, о чем ей известно, но я невольно задалась вопросом…

– Каким же? Выкладывай, не томи.

– Не примчалась ли она в Лондон с целью защитить наследницу?

Он выпятил нижнюю губу.

– Защитить от чего?

– Тебе должно быть, как никому другому, знакомо расхожее среди полицейских мнение: человек, совершивший одно убийство, часто убивает еще раз. Причем, как правило, тем же способом. Разве не существует вероятность, что тот, кто… устранил кузена Эверарда, захочет избавиться и от Дороти Кэппер?

– Ты говоришь очень уверенно, что кузена Эверарда кто-то убил.

– Но ведь мотивов было предостаточно, не так ли?

– О чем ты толкуешь?

– Тот же Сесил отчаянно нуждается в деньгах, и осмелюсь предположить, что все остальные тоже. Это ведь и тебя касается, верно, Гарт?

Его лицо внезапно посерело.

– С чего ты это взяла?

– На прошлой неделе тебе хотел оставить телефонное сообщение человек по фамилии Моррис.

Гарт раздраженно приоткрыл рот, глядя на нее.

– Ты мне ничего об этом не сказала.

– Он заверил меня, что перезвонит тебе в контору.

– Да, от него был звонок.

– Не сомневаюсь.

– Но вот только мне не ясно, почему ты пришла к выводу…

Люсиль покачала своей прелестной головой.

– Не надо водить меня за нос, Гарт. Ничего хорошего из этого не выйдет. Я раздобыла его номер и позже позвонила. Выяснилось, что он ростовщик.

– Предположим, это так? Что с того? – произнес Гарт сквозь зубы.

– Причем крупный ростовщик.

– А разве я когда-нибудь брался отстаивать юридические интересы незначительных людей?

– Ты должен ему большую сумму, я права?

Даже у всегда сдержанного Гарта губы сейчас побелели. Выглядел он ужасно – этот мощного телосложения смуглый мужчина, побледневший от страха. Его крупные и крепкие пальцы ухватились за край стола, словно впились в человеческую глотку. Жена подумала: «Как же он все-таки силен!» Никто, и уж, конечно, ни один старик не имел бы шанса выжить в схватке с ним.

– Это что-то новенькое. Прежде ты никогда не интересовалась моими делами.

Тогда она отчетливо заявила:

– Предлагаю считать отныне, что мы с тобой поквитались.

Он бросил на нее пристальный взгляд.

– Я забуду обо всем, что мне известно о твоих затруднениях, если в ответ ты тоже проявишь снисходительность.

Вот теперь он отлично понял ее. Речь шла о проклятом жиголо, с которым она в последнее время встречалась. Люсиль всегда нравилось, когда мужчины крутились у подола ее модных юбок, но на сей раз все выглядело уже не простым флиртом. Он снова посмотрел ей в глаза – серые, как сталь, со столь же твердым взглядом.

Потом пожал плечами.

– Что касается моих затруднений, – сказал он, – то там и забывать не о чем. Все проблемы будут улажены буквально за несколько дней. Я с ними точно справлюсь.

– С помощью денег кузины Дороти?

– Я никогда вообще не притронусь к ее деньгам. – Гарт избрал для этой фразы самый сухой тон, на какой был способен.

О самой Дороти он отказывался даже думать. Он не мог позволить себе испытывать к ней сострадание. Жалость к другим людям порой слишком дорого обходится. А кроме того, на чашах весов лежали ее и его жизни, и, с какой стороны ни взгляни, он был более достоин сохранить свою.


предыдущая глава | Убийство на Брендон-стрит. Выжить тридцать дней | cледующая глава







Loading...