home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 27

Шторы в кабинете мисс Фейн были задернуты. Красивый золотисто-коричневый штоф, чуть посветлее деревянной мебели, в сочетании с разведенным в камине огнем оживлял скучную, бесцветную комнату. На потолке горела люстра. Свет ее падал на строгого, но обходительного суперинтенданта Марча. Он расположился за письменным столом, а напротив него в непринужденной – насколько это позволял неудобный жесткий стул – позе сидел Кэри Дэсборо. Марч только что произнес фразу: «Полагаю, вы с мисс Лайл были помолвлены».

Марч немного кривил душой. Он вовсе не думал так, но выразился подобным образом, чтобы понаблюдать за реакцией мистера Дэсборо, который, отвечая, приподнял брови и сменил позу – теперь она была напряженной.

– Вы ошибаетесь. Помолвки не было.

Суперинтенданту показалось, что Дэсборо недоговаривает.

– Но что-то было? Обручение? Сговор? Планы на совместное будущее?

Мистер Дэсборо нахмурился. Такое выражение лица ему очень шло. Впрочем, мрачные мужчины нравятся далеко не всем. Правда, в этот момент другого выражения лица у него быть не могло.

– Не знаю, откуда у вас такие сведения, – сказал Кэри, – но никаких планов относительно женитьбы у нас не имелось. Мы были просто друзьями.

Марч порылся в своих бумагах и, вытащив один лист из общей кипы, положил его наверх.

– Эти сведения получены мною от мисс Фейн. Она утверждает, что вы намеревались вступить в брак, а о помолвке просто не успели объявить.

Кэри кивнул:

– Я так и думал. Мисс Фейн этого очень хотела и, как всегда, была уверена, что ее желание осуществится. Впрочем, на наш счет она глубоко заблуждалась: мы были просто друзьями.

– Вы знали, что мисс Фейн пребывает в этом заблуждении?

– Да, конечно.

– И не пытались ее разубедить?

– Нет.

– Почему?

Дэсборо снова поднял брови.

– Это не так легко. Я попросил Танис с ней поговорить.

– Она согласилась?

– В конечном счете – да.

– Почему сначала она отказалась?

Кэри нахмурился. Он осознавал всю сложность своего положения. Нужно говорить правду, но как ее донести до постороннего человека, не впадая в пространные объяснения? Приходится сокращать, убирать, замалчивать, прекрасно понимая, что часть правды при этом утрачивается. Меньше всего Кэри хотелось упоминать имя Лоры, а ведь главная роль в этой истории принадлежала ей. Поскольку времени на долгие размышления не было, молодой человек выдал очень приблизительное объяснение, надеясь, что оно удовлетворит суперинтенданта:

– Мисс Агнес Фейн мечтала, чтобы мы поженились. Она надеялась, что тогда Танис откажется от карьеры актрисы и поселится с мужем в Прайори. Танис зависела от нее и не хотела оскорблять ее в лучших чувствах, но и выходить замуж тоже не желала – ни за меня, ни за кого другого. Разуверить мисс Фейн в нашей помолвке значило сильно ее расстроить.

Марч взял верхний в кипе документов лист и положил его перед собой.

– Боюсь, вы недоговариваете. Например, ни словом не обмолвились о ссоре с мисс Лайл в среду вечером.

– О ссоре?

– В среду вечером, приблизительно в четверть шестого, вы вместе вышли из общей гостиной, прошли в гостиную мисс Лайл, и там между вами произошла бурная ссора.

Кэри откинулся назад и засунул руки в карманы – так можно было сжимать кулаки с самым непринужденным видом. Он боялся потерять самообладание. Его смуглое лицо чуть заметно покраснело от напряжения.

– «Бурная» – это преувеличение. – Кэри старался, чтобы слова его звучали как можно более обыденно. – Я просил ее поговорить с мисс Фейн, а она отказывалась – по причинам, которые я только что перечислил. Мы оба немного погорячились, но я бы не назвал этот разговор «бурной» ссорой.

– Вы бы не назвали? – переспросил Марч, положив руку на лежащий перед ним лист бумаги. – А вот здесь ваш разговор описывается именно такими словами.

Кэри покраснел еще сильнее.

– Нас подслушивали? Кто?

– Горничная мисс Фейн, Перри. Она спустилась вниз на лифте и хотела пройти через гостиную мисс Лайл в холл – ей понадобилось что-то на кухне, в служебном крыле. Она говорит, что из-за больного колена старается пользоваться лифтом. Как бы там ни было, во время вашего разговора Перри стояла в восьмиугольной комнате и слышала почти все, что вы говорили, от начала до конца. Дверь была приоткрыта, и она не отрицает, что подслушивала. Вы хотели бы что-нибудь добавить касательно ваших отношений с мисс Лайл? – Суперинтендант постарался задать вопрос как можно мягче.

Кэри встал, резко оттолкнув стул. Пройдя несколько шагов, он остановился, вернулся к стулу и снова сел. Бывает, что лучше молчать. А бывает так, что молчать нельзя. Здравый смысл подсказывал ему, что сейчас время говорить. Уж лучше все сразу выложить самому, чем заставлять Марча вытягивать из него объяснения по одному слову.

– Хорошо, я расскажу вам все, ничего не утаивая. Во всей этой истории нет ровно ничего заслуживающего вашего внимания, но поскольку те, кто подслушивает, имеют обыкновение передергивать, наверное, будет лучше, если вы услышите ее от меня. Вот факты. Мои родители – старые друзья Фейнов. Моя мать привозила меня сюда, когда мне было восемь-девять лет. Мы с Танис были примерно одного возраста. После того как моя мать умерла, я перестал ездить в Прайори, но прошлым летом снова встретился с Танис, и с тех пор мы часто встречались. Пару раз я приезжал сюда в отпуск. Мисс Фейн была ко мне очень добра. В конце концов я сделал Танис предложение.

– И она согласилась?

Это был самый трудный для объяснения момент: ведь Кэри думал, что Танис согласна, пока она сама его в этом не разубедила.

– Я решил… что имею все основания надеяться. После она сказала мне, что я ошибся, что мы просто друзья.

– Насколько после?

– В октябре я разбился, пару месяцев пролежал в больнице. Она мне сказала это, когда я вышел оттуда.

– А пока вы были в больнице?

Кэри молчал. Он снова почувствовал всю горечь этих двух месяцев.

– Она вас навещала?

– Нет.

– Писала?

– Нет.

– Понятно… Значит, выйдя из больницы, вы потребовали объяснений и вам дали понять, что вы просто друг? Вы поссорились?

– Нет. Мы продолжали общаться. У меня была уйма свободного времени.

– Спасибо, я приму во внимание вашу версию. Перри нарисовала совсем другую картину. С ее слов, мисс Лайл настаивала на том, что помолвка имела место, а вы хотели ее разорвать, на что мисс Лайл не хотела давать согласия.

Кэри знал, что до этого непременно дойдет.

– Это я и имел в виду, когда сказал, что подслушанный разговор обязательно передернут. Не знаю, что Перри вам наговорила, но на ее месте я бы не кидался словами. Я увел Танис из общей гостиной, потому что хотел с ней поговорить. Она яснее ясного дала мне понять, что ей на меня наплевать, но Танис было выгодно, чтобы тетушки продолжали обманываться на наш счет. Меня же это абсолютно не устраивало, поскольку я полюбил другую девушку – Лору Фейн, кузину Танис. Это ее разозлило. Я был ей не нужен, но отпускать меня она не хотела.

Рэндал Марч перелистнул страницу показаний Перри, пробежал глазами по строчкам и посмотрел на мистера Дэсборо:

– Позвольте, я зачитаю: «Мисс Танис говорила с ним очень по-нежному. Она называла его «дорогой». Она сказала, что они помолвлены, и спросила, не хочет ли он заняться с ней любовью. А он ответил очень грубо и потребовал, чтобы она объяснила мисс Агнес, что помолвка разорвана. А она сказала, что это все из-за мисс Лоры и что лучше бы та здесь не появлялась – вся в мать, такая же разлучница, – приходит в чужой дом и портит людям жизнь».

Марч поднял глаза.

– Подозреваю, последнее высказывание ее собственного сочинения. Вам есть что добавить?

Кэри Дэсборо улыбался, все лицо его преобразилось. Можно было подумать, что этот пассаж его сильно позабавил.

– Изобретательнейшая ложь. Тем большая, что почти каждое слово здесь – правда, но смысл извращен до неузнаваемости. Танис действительно сказала то, что здесь написано, но не с нежностью, а с сарказмом. И я никак не мог настаивать на разрыве помолвки – просто потому что ее никогда не было. Я просил Танис объяснить мисс Фейн, что между нами ничего нет.

Марч продолжил чтение:

– «Они поругались из-за мисс Лоры. Мисс Танис о ней нехорошо выразилась, а мистер Кэри вскипел и сказал, что не ровен час – и она зайдет слишком далеко». Вы такое говорили?

Кэри кивнул:

– Что-то вроде того. Я же сказал вам, что мы оба погорячились.

– По-вашему, это не ссора? – Даже в иронии суперинтенданта не было ничего обидного. Он вернулся к чтению показаний: – «И мисс Танис ему говорит: “И что же ты сделаешь? Убьешь меня?” А он ей отвечает: “Я только об этом и мечтаю”».

Марч поднял голову.

– Желаете прокомментировать?

Кэри неожиданно понял, что может означать сейчас эта идиотская, в сердцах брошенная фраза.

– Перри мстит мне за хозяйку, – стараясь сохранять спокойствие, сказал он. – Вы же видите.

– Это ваши слова?

– Не совсем. Если я правильно помню, Танис сказала, что я, наверное, хочу ее убить, а я ответил, что с удовольствием бы это сделал. Это был сарказм и с ее, и с моей стороны – боюсь, что Перри этого не понять.

Полагаю, она опустила тот факт, что, прежде чем уйти, я сделал попытку к примирению?

– Здесь об этом ничего не сказано.

Кэри выпрямился.

– Так вот, я попытался помириться. Я ей напомнил, что мы были друзьями и нам было вместе хорошо. Я не хотел ссориться с ней окончательно.

– И что она сказала?

Смуглое лицо Кэри снова залила краска. Он глубоко вздохнул.

– Она сказала очень неприятную вещь. Думаю, у вас там записано.

– «Мисс Танис встала и сказала, что у мистера Кэри шалят нервы, и поэтому он не может летать, и теперь все, что он может, – это действовать на нервы ей». Это верно?

Кэри посмотрел на Марча:

– Вольный пересказ. Она задела меня за живое. Нервы у меня не шалят, но я действительно не могу летать из-за проблем со зрительным нервом: я неправильно оцениваю расстояние. Это пройдет, но какое-то время я очень боялся, что нет. Поэтому, услышав, как Танис упражняется в остроумии на эту тему, я сказал «хватит» и ушел.

Со словами «И Перри говорит то же самое» Рэндал Марч отложил бумаги.

Он подумал о том, что женщина с таким языком, как у Танис Лайл, легко могла стать жертвой преступления. Кэри Дэсборо, размышлял Марч, очень повезло, что их ссора произошла в среду ранним вечером, а не накануне убийства. Нужно быть чрезвычайно мстительным, чтобы восемнадцать – двадцать часов кряду смаковать оскорбление, а потом выстрелить обидчице в спину. Или вслед за первой провокацией последовала вторая?

Марч задумчиво посмотрел через стол и произнес:

– Боюсь, я не могу вслед за вами трактовать эту сцену как безобидный обмен сарказмами. Ваш рассказ еще больше убедил меня в том, что это была настоящая ссора, притом серьезная.

Кэри улыбнулся.

– Хорошо, это была ссора, – с обезоруживающей искренностью сказал он. – Но это не столь важно, потому что… – Тут он с сомнением посмотрел на суперинтенданта и после некоторого колебания продолжил: – Видите ли, я не хочу говорить о Танис плохо, но никуда не денешься. Во время этой ссоры я не мог ее обидеть или оскорбить ее чувства – никаких чувств у нее не было. Поверьте, мы с Лорой были ей глубоко безразличны. Она просто увидела возможность провернуть выгодную сделку.

Сначала Марч был заинтригован, потом удивлен.

– В тот же день она зашла к Лоре в комнату перед сном и пообещала все уладить с мисс Фейн, получив ее согласие на наш брак, если Лора откажется продать Прайори.

– Откажется продать?

– Да. Танис не хотела здесь оставаться. Она мечтала о карьере в Голливуде, но боялась испортить отношения с мисс Фейн.

Марч почувствовал любопытство.

– И что же ответила мисс Лора?

– Ей это не понравилось. Не то чтобы она хотела продать имение, скорее наоборот, но сама идея сговора за спиной у мисс Фейн ей не нравилась. Лора – на редкость порядочный человек.

Рэндал Марч на секунду представил себе твердый, прямой взгляд мисс Лоры Фейн.

– Она сказала, что должна посоветоваться… со мной, – продолжал Кэри. – Мы с ней обсудили ситуацию, но не пришли ни к какому выводу. Я это к тому рассказываю, что в последний день жизни Танис мы были в прекрасных отношениях. Кто угодно вам это подтвердит. Вечером я с ней танцевал, и она со мной помирилась, пообещав убедить мисс Фейн, что ни о какой помолвке не было и речи.

Марч посмотрел на Кэри:

– В последний день – это за несколько часов до убийства?

– Да.

– И вы оставались в добрых отношениях, когда все расходились по своим комнатам?

Кэри выдержал взгляд суперинтенданта.

– Да, все это видели.

– Вы пожелали мисс Лайл доброй ночи вместе с остальными?

– Да.

– Вы видели ее после этого?

– Нет, – сказал Кэри после едва заметной паузы.

– Вы видели ее еще раз?

На этот раз пауза была более чем заметной. Наконец Кэри Дэсборо ответил:

– Да.


Глава 26 | На краю пропасти. Китайская шаль (сборник) | Глава 28







Loading...