home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 31

Рэндал Марч сделал все, что было в его силах, но так ничего и не узнал. Дом прочесали вдоль и поперек, однако китайскую шаль с веселой вышивкой из цветов и бабочек и порванной бахромой не нашли. Она исчезла, словно ее никогда не было на свете, самым непостижимым, фантастическим образом. Однако суперинтенданты полиции не склонны предаваться мистицизму, и Марч, не будучи исключением из общего правила, поручил сержанту Стеббинсу и констеблю Поллоку заняться неблагодарным делом, а именно просмотреть все мусорные баки и перетряхнуть все ведра с золой в доме.

– Все-таки они ее сожгли, – заявил он, встретив мисс Сильвер в холле. – Шансов найти хоть маленький кусочек – один на миллион.

Потом он взял мисс Сильвер под руку и провел ее в кабинет. Когда они зашли в комнату и закрыли за собой дверь, он сказал:

– Мы не нашли шаль, но кое-что мы все-таки нашли. Взгляните!

Он протянул мисс Сильвер помятый листок бумаги. Она разгладила его и стала читать вслух спокойным голосом, который так плохо подходил к содержанию записки:

– «Хорошо, дорогой, приходи ко мне в гостиную, когда все улягутся. Не раньше часа – тетя Агнес читает допоздна».

– Тут нет подписи, – сказал Марч. – Вы узнаете почерк?

– Да, это рука Танис Лайл.

– Из контекста, конечно, очевидно, кто автор письма, но вы уверены в том, что это именно ее почерк?

– Вполне уверена.

Мисс Сильвер вернула Марчу записку.

– Где ты ее нашел?

– Во внутреннем кармане пиджака Элистера.

– Бог ты мой!..

– На ней нет даты. Я хочу показать ему записку и попросить объяснений. Если он не будет возражать, вы можете остаться. Я скажу ему, что вы представляете интересы семьи.

Элистер Максвелл и не думал возражать. У него был вид глубоко потрясенного человека, который от постоянного недосыпа и нервного напряжения находился в пограничном состоянии между сном и явью. Помятое лицо, потускневшая кожа, взъерошенные светлые волосы, запавшие глаза – он изменился до неузнаваемости.

Взяв протянутую суперинтендантом записку, Элистер вздрогнул.

– Да, это мое. А где вы нашли?.. Я думал, что сжег ее, – проговорил он сухим, безразличным голосом, не отрывая глаз от клочка бумаги.

– Эта записка от мисс Лайл? – спросил Марч.

– Да, но разве это важно? – отозвался Элистер.

– Важно, очень важно. Мы хотим знать, кто совершил убийство. В этой записке мисс Лайл назначает вам встречу на час ночи, вернее, не раньше часа. Что вы скажете об этой встрече? Она состоялась?

– Да, – все так же безразлично ответил Элистер.

– Не могли бы вы рассказать мне, что произошло?

– Ах да… теперь уже не важно. Мы поссорились.

– Сильно?

– Да. Она не щадила никого – ни меня, ни Петру, ни всех остальных. Это не могло дальше продолжаться.

Марч нахмурился:

– Мистер Максвелл, это признание? Я должен вас предупредить, что все, что вы сейчас скажете, может использоваться против вас.

Элистер медленно поднял голову и посмотрел на Марча непонимающим взглядом.

– Что вы имеете в виду?

– Думаю, вы прекрасно это понимаете. Вы можете сделать заявление или признание, но мой долг убедиться, что вы отдаете себе отчет в своих действиях.

– Но…

– Эта записка позволяет сделать далеко идущие выводы, – торопливо перебил его Марч. – Вы должны это понимать. Признавая, что встреча с мисс Лайл вылилась в крупную ссору, вы навлекаете на себя очень серьезные подозрения.

Теперь Элистер смотрел на суперинтенданта с еще большим недоумением.

– Я вас не понимаю, – сказал он.

– Мистер Максвелл, никто не пытается поймать вас на слове. Я здесь для того, чтобы установить, кто застрелил мисс Лайл. Вы признали, что встречались с ней и что сильно поссорились. Последний раз мисс Лайл видели в живых около двух часов ночи. Медицинская экспертиза показала, что смерть наступила не позднее начала четвертого. Следовательно, мисс Лайл была убита где-то между двумя и тремя часами. Пожалуйста, поймите: вы оказались в очень серьезном положении.

Неожиданно дверь кабинета распахнулась. Петра Норт, вбежав в комнату, захлопнула ее за собой и прислонилась к ней спиной. Глаза девушки горели, щеки пылали.

– Ерунда! Он и пальцем ее не трогал – какая чушь!..

Марч повернулся к ней:

– Мисс Норт, вы подслушивали?

Петра подбежала к Элистеру и взяла его за руку.

– Конечно, подслушивала! А вы разве не видите, что он болен? Как вы смеете допрашивать его в таком состоянии?! Он болен. Он сам не понимает, что говорит. С таким же успехом вы можете обвинить в убийстве меня. А у меня были такие мысли, и я их сто раз высказывала вслух – спросите кого угодно, вам подтвердят. Я эту змею всем сердцем ненавидела. А он – нет. Он ее любил. Он до сих пор в себя не может прийти. Он ее боготворил.

Петра защищала Элистера с какой-то отчаянной яростью.

Элистер грубо отнял руку.

– Неправда! – хрипло выкрикнул он. – Я тоже ее ненавидел. Она меня не отпускала. Нет, неправильно… каждый может уйти, если захочет. Но она делала так, что вы не могли уже этого захотеть. Думаю, поэтому ее и убили.

– Мистер Максвелл, – перебил Марч, – вы готовы сделать заявление или… признание?

– Нет, нет и нет! – Петра перешла на крик. – Он этого не делал! Это я… я ее застрелила!..

Все застыли. Мисс Сильвер опиралась одной рукой на край стола. Элистер Максвелл, услышав признание Петры, сделал шаг вперед и опустился на стул. Он навалился всем телом на письменный стол и положил на него голову. Неожиданность признания произвела эффект разорвавшейся бомбы. Марч задумчиво посмотрел в пол, затем поднял глаза на Петру.

– Мисс Норт, присядьте, пожалуйста. Похоже, не хватает стульев… Я сейчас принесу еще один из столовой. Пока меня не будет, подумайте как следует о том, что вы сказали. Подумайте, хотите ли вы сделать заявление. Предупреждаю вас: все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде.

Элистер Максвелл сцепил руки. По всему его телу пробежала дрожь.

Петра молчала. Она осталась стоять и села лишь тогда, когда Марч принес стул.

Суперинтендант спросил:

– Мисс Норт, вы все обдумали?

Петра сидела вся красная, напряженная, но уже меньше напоминала запуганного котенка, от страха перешедшего в нападение.

– Я застрелила ее, – вызывающе заявила она. – Именно я, и никто другой.

– Почему?

– Она бы окончательно уничтожила Элистера. Я не могла на это спокойно смотреть.

– Понятно. Опишите, пожалуйста, как все произошло. Что вы делали после того, как поднялись в свою спальню в четверг вечером?

– Мы шли по лестнице вместе с Лорой и молчали. Потом разошлись по комнатам.

– Но что было дальше? Что вы делали потом?

Петра выпрямила спину, сложила руки на коленях и начала говорить, будто рассказывала заученный урок:

– Я не стала раздеваться – только накинула на себя халат. Я чувствовала себя такой несчастной, что все равно не уснула бы – не стоило и пытаться. Я думала о том, что происходит, думала, что этому не будет конца, пока Танис жива. Я ненавидела ее и желала ей смерти. Мне не сиделось в комнате, и я спустилась вниз. У Танис в гостиной горел свет. Я вспомнила, что она убрала пистолет в бюро. Зашла. Ее не было. Я взяла пистолет и вышла в восьмиугольную комнату, так как услышала звук открывающейся двери. Когда я вошла, дубовая дверь была открыта. Я выстрелила. Она упала с лестницы. Вот и все.

– Нет, не все, – сказал Марч. – Я хочу задать вам несколько вопросов. Насколько понимаю, вы спустились вниз в халате. Было холодно?

Петра разжала руки и посмотрела на Марча с удивлением:

– Нет… не знаю… не обратила внимания.

Мисс Сильвер не спускала глаз с Петры. На ее губах появилось некое подобие улыбки.

– Вам не хотелось что-нибудь на себя надеть?

– Нет, – удивленно ответила Петра.

– Вы в этом уверены?

– Да, уверена.

– Сколько было времени, когда вы спустились в холл?

Петра молчала.

– Не знаю. Я не смотрела на часы.

– Вы встретили кого-нибудь?

– Нет.

– А вы не заметили чего-нибудь необычного?

– Нет, я ни на что не обращала внимания.

– Когда вы спускались, что-нибудь висело на перилах лестницы?

– Я же вам сказала – я ни на что не обращала внимания.

– Вы уверены, что не видели китайскую шаль Лоры Фейн? Уверены, что не брали ее?

– Конечно, уверена. К чему эти вопросы? Я же вам сказала, что я застрелила Танис. Разве этого не достаточно?

Взгляд Марча смягчился.

– Нет, не достаточно. Вы утверждаете, что зашли в гостиную мисс Лайл и взяли пистолет. Где он лежал?

– В бюро, – без запинки ответила Петра.

– Это понятно, мисс Лайл об этом при всех говорила. Но у бюро есть полки за откидной доской и три выдвигающихся ящика. Где именно вы нашли пистолет?

Петра с ужасом посмотрела на Марча широко раскрытыми глазами.

– Отвечайте же, мисс Норт!

– Я не помню, – прошептала она. – Мне кажется… за доской.

Последнюю фразу было почти не слышно.

Марч внимательно посмотрел на нее:

– Хорошо, вы застрелили мисс Лайл. Что произошло потом?

– Я вернулась к себе, – с видимым облегчением ответила Петра.

Во взгляде Марча мелькнула насмешка.

– Так сразу? Значит, вы не стали спускаться вниз? Не хотели убедиться, что мисс Лайл мертва?

– Не знаю… может быть, и спустилась, – устало произнесла Петра.

– Мисс Норт, позвольте, как можно не помнить, спускались ли вы к телу убитой?

– Я не помню.

– Хорошо, но что вы сделали с пистолетом? Этого вы тоже не помните?

– Я… я положила его.

– Просто положили?

– Я не понимаю, о чем вы.

Марч начал слегка улыбаться.

– Вы говорите, что застрелили мисс Лайл, но не помните, спустились ли к телу. Вы утверждаете, что положили пистолет, но не помните куда. Позвольте, я вам помогу вспомнить. Вы положили его на одну из верхних полок бюро?

– Я не помню, куда его положила. – Петра не на шутку испугалась, что выдаст себя.

– Вы могли уронить его после выстрела?

– Не знаю.

– Но вы помните, как откидывали доску бюро, чтобы взять пистолет?

– Да.

– А помните, как открывали двери – например, дверь из холла? Вы ведь вошли из холла?

– Да, я вошла из холла.

– Значит, вы должны были открыть дверь.

– Да.

– Вы закрыли ее за собой?

– Не помню. – Голос Петры задрожал.

– Ладно. После того как вы выстрелили и уронили пистолет, вы открывали дверь в гостиную мисс Лайл, чтобы пройти в холл?

– Не помню. Я же сказала, что не помню. Какая разница? Говорю вам: это я застрелила ее!

Рэндал Марч откинулся на спинку стула и сказал своим приятным голосом:

– Мисс Норт, большая часть того, что вы мне сказали, – неправда. Начнем с того, что вы увидели свет в гостиной мисс Лайл. Из этого следует, что дверь в холл уже была открыта. Но вы сказали, что сами ее открыли. Эти утверждения исключают одно другое. Даже каждое по отдельности они маловероятны. Если верить первому, то получается, что мисс Лайл пошла в восьмиугольную комнату встречать ночного посетителя, оставив дверь в свою гостиную открытой, да еще и забыла погасить там свет. Такая неосмотрительность с ее стороны немыслима. Если верить второму, то как вы объясните отсутствие ваших отпечатков пальцев на ручке двери? Далее. Вы утверждаете, будто взяли пистолет с полки, откинув доску бюро. На ней также нет ваших отпечатков. Вы не помните, что сделали с пистолетом, но тот человек, который действительно им воспользовался, тщательно вытер оружие и положил его туда, откуда взял, а взял он его совсем не с полки, а из выдвижного ящика. Никогда не пытайтесь убедить полицию в том, что совершили преступление, если не имеете ни малейшего представления о том, каким образом оно было совершено в действительности. В данном случае действия убийцы были хорошо продуманы – отпечатки пальцев со всех поверхностей стерты. Если бы вы были преступником, то прекрасно помнили бы все детали: через какие комнаты проходили, какие двери открывали, где оставили пистолет и тому подобное. Вы очень старались, но на многие вопросы ответили неправильно, потому что не знали ответа. К счастью для вас, невиновному человеку вообще очень трудно доказать свою вину. Он просто не задумывается о тех вещах, которые волнуют преступника.

Элистер Максвелл поднял голову и посмотрел на Петру. Теперь девушка стала белее полотна, вид у нее был несчастный и жалкий.

– Какая же ты дура! – неожиданно громко сказал Элистер.

Давно копившиеся слезы потекли по щекам. Петра их даже не вытирала.

Элистер встал и подошел к ней. Положив руку ей на плечо, он обратился к Марчу:

– Простите, сэр… Она просто дурочка. Наверное, подумала, что это я убил Танис, и пыталась меня выгородить. Но я никого не убивал. Боюсь, я произвел на вас неверное впечатление. Это потому что мало сплю – все никак не могу отойти от этого кошмара. Впрочем, сейчас в голове у меня порядком прояснилось. Что касается записки, то встреча была назначена на среду, а не на четверг. Там ведь речь идет о часе ночи, а на четверг позвали Мэдисонов – когда они приходят, у нас всегда танцы, которые заканчиваются далеко за полночь. Так что в четверг Танис никак не могла назначить встречу столь рано.

Петра повернулась на стуле и уткнулась лицом в руку Элистера.

Рэндал Марч встал и открыл дверь.

– Уведите ее и возьмите себя в руки! – сказал он Максвеллу.


Глава 30 | На краю пропасти. Китайская шаль (сборник) | Глава 32







Loading...