home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 27

Во рту пустыня. Под спиной было жестко, а затылок саднило. Не открывая глаз, нашарила рукой то, обо что приложилась при падении. Палка, только необычная какая-то. Вытащила ее из-под себя и, открыв глаза, посмотрела.

У меня вырвалось ругательство. Я держала в руках огромную берцовую кость. Не факт, что человеческую. Опомнилась и осторожно положила ее подальше от себя.

Итак, что мы имеем? Человеческая особь – одна штука, ловушка магическая – одна штука, магия – на нуле. Скверно… Так, что там за шорох слева от меня?!

Рука автоматически схватила кость обратно, и я, готовая к отражению атаки неизвестного, развернусь в сторону звука. Но тут же облегченно выдохнула. Это был мой саламандр.

– Фух! Испугал-то как! – в сердцах выдала я, перекладывая кость на место. Ну ее, вряд ли хозяину тела пришлись бы по нраву мои манипуляции. – Рафик! Хоть ты здесь… Мелочь, а приятно!

Я встала и без зазрения совести схватила яростно шипящего питомца поперек туловища, благо он была чуть больше моей ладошки. Был бы котенком – расцеловала бы, так жутко мне тут было. А земноводных я все же не очень люблю.

– Слушай, надо бы выход отсюда найти, – почесала я успокоившуюся животину по шее. – Молчишь? Правильно, молчание – знак согласия.

И мы пошли. Точнее, я пошла, а Раф поехал в моих руках. Я пока морально не была готова сажать его себе на плечо или в карман засовывать. Меня слегка потряхивало при каждом шорохе, а его присутствие все же поддерживало.

Когда мимо нас в очередной раз прошмыгнуло что-то непонятное размером с кошку, я не удержалась и взвизгнула. Как оказалось, зря. Стены в буквальном смысле слова зашевелились, и со всех сторон на меня уставились глаза…

– Упасть не встать… Это что? – тихо обратилась я к саламандру, понимая, что это не лучшая идея. Но все же лучше разговаривать с ним, чем разговаривать самой с собой, медленно сходя с ума.

Саламандр вжал голову в туловище. М-да… И это – гордый дракон?!

«Хочу, чтоб это оказалось травоядным…» – взмолилась я про себя. Я помнила, что свалилась под землю в зоне без магии, ну а вдруг?!

«Вдруг» не произошло. Глаза зашевелились и отлипли от стен, это было ужасно страшно. Глаза крепились длинными суставами к чему-то, напоминавшему туловище. Туловище ощерило рот. Много ртов с длинными острыми зубами. Травоядным острые зубы ни к чему. Меня парализовал страх.

Но тут саламандр, чтоб ему всю жизнь плюшки давали, ожил и цапнул меня за палец. Я пришла в себя и взяла палец в рот, слизывая выступившую кровь. А заодно голова заработала. Если здесь нет магии, значит, решаем вопрос по-стандартному.

– Раф, валим! – с перепугу я рявкнула на саламандра и стартанула туда, где глаз не было.

Может, сегодня был мой день или просто минута удачная выпала, а может, эти глаза крика моего испугались, но от них я оторвалась и выскочила на открытое пространство. В отличие от пещеры, где царил полумрак, тут все было залито ярким светом. Правда, не солнечным, а от огромной люстры. В небе…

«Ага, здравствуй, мама, я сошла с ума…» – ошарашенно рассматривала я сие прекрасное «светило».

– Я вроде не пила, Раф, и наркотики не употребляла, с чего это тогда?

Саламандр молчал. Ну хоть он не разговаривает, а то совсем бы подумала, что я ку-ку.

Сделала пару шагов, и мои ноги увязли. Неужели здесь есть зыбучие пески?! Ноги медленно погружались в песок.

«Если так пойдет и дальше, я просто задохнусь!» – ужаснулась я. Перестала пытаться вырваться и принялась судорожно вспоминать, как выйти из данной ситуации. По возможности невредимой.

«Пески, пески, пески… Так, если вас съели, то есть два выхода… Не то! О чем я вообще думаю? А вспомнила! Лечь на спину, по-возможности вытащить ноги из песка и двигаться в направлении, где нет этой дряни».

Я тут же легла на спину. Ноги медленно, но удалось высвободить из песка. А вот куда двигаться дальше, проблема. Кругом – один песок.

Плюнула мысленно и, понадеявшись на русский авось, двинулась вперед.

«Плыть» по песку пришлось долго. Я уже настолько устала, что казалось – еще немного и силы покинут меня полностью. Первое время развлекала себя тем, что давала саламандру разные прозвища. Он так забавно шипел. А мне удавалось не скатываться в банальную истерику.

– Утипутисеныш… Нет, нямнямка… О! еще лучше – сюсюнатор, – подкалывала я хвостатого.

Боюсь даже представить, что меня ждет, когда он станет вновь драконом. Причем не если, а именно когда. Не бросил ведь одну, ползет рядом. Видимо, саламандр слишком легкий, чтобы песок начал поглощать его.

«Не удивлюсь, что у Рафа свои мотивы находиться рядом со мной», – дала себе мысленный подзатыльник я. И поняла, что песок подо мной больше не проваливается. Я уперлась во что-то твердое. Остановилась. Повернула голову и увидела, что это каменные плиты под слоем песка.

– Ну наконец-то… – выдохнула я, повернулась на живот и выползла из этого ада полностью. Раф вылез и развалился рядом, смешно раскинув свои маленькие лапки. Вовремя. Послышался шум, шуршащий шум. И со всех сторон место, откуда я «выплыла» стало наполняться водой.

Встала на четвереньки. Получилось. Радует. Села на колени, потянулась всем телом. Мышцы, затекшие во время «заплыва», понемногу начали отходить. Попробовала встать. А вот тут произошел глобальный облом.

Я не могла пошевелить ногами. Потрогала – я их чувствовала, но команды мозга мои ноги не воспринимали. Страшно? Не то слово! Меня как холодной водой окатили.

Осмотрелась вокруг. «Люстра» начала приглушать свет, ветер усилился. Вода остановилась. Я оказалась на единственном сухом участке. Метр на метр. А вокруг – вода…

И тут раздался рокочущий звук.

Я выругалась, глядя, как из воды появляется нечто. Тело змеи, торс мужчины, голова человеческая, но с рогами. Оно было гигантским. С двухэтажный дом, не меньше. Огромные голубые глаза чудовища неотрывно следили за моими действиями.

А что я могла? Ничего! Я смотрела на чудовище и не шевелилась. Похоже, ему это понравилось. Оно приблизилось, и мне стало плохо.

– Нравлюс-сь? – прошипело… хотя все же прошипел… он.

– Э-э-э… Кхе-кхе… Вам правду или красивую ложь? – прокашлявшись, выдала я.

– Нравлюс-сь, – заключило это чудище, сверкнув глазами. – Давно гарем не пополнялся, ты подходиш-шь, – величественно выдал этот образец мужского шовинизма.

Я начала приходить в себя. Меня не съели, не покусали, даже в гарем зовут. В гарем?!

– Э-э-э, уважаемый… А вы, собственно, кто? – холодно спросила я.

Идиотизм, конечно, права качать в таком положении, но что поделать, характер не пропьешь.

– Лас-с ту Рас-с, твой повелитель и гос-сподин, – прошипел… пусть будет змей, не чудовищем же звать, ей-богу!

– Ага, сейчас! У меня таких господинов… В очередь, уважаемый, в о-че-редь! – проговорила я. Саламандр попытался слиться с окружающей обстановкой, стараясь не отсвечивать.

«Ладно, пусть. Вряд ли этот Лас его вообще заметит», – подумала я.

Змей тем временем пару раз обернулся вокруг моей каменной плиты, беря в кольцо своего тела. Брр! Где, интересно, мои защитники?

– С норовом… Мне нравитс-ся, – шипел Лас. – Приятнее ломать.


– Это ты во всем виноват! – обвиняюще рычал Нат. – Если бы не лез к ней со своими проверками, она бы нас не сторонилась. Шла бы рядом и слушалась. Может, и саламандра отдала бы. Так нет! Эго свое потешить решил. Котанро, ррагр!

– Не ори, – махнул на него рукой Тан, задумчиво рассматривая место, где исчезла их подопечная.

Они уже несколько часов пытались проникнуть туда же, но ничего не выходило. Прыгали, разрывали землю руками – все без толку, вот у Конатро и начали сдавать нервы. Без Ланы им бесполезно возвращаться, декан ясно выразил свою позицию в этом вопросе.

– Я вообще не понял, с какого перепугу ты пожелал стать моим близнецом? – высказал давно мучивший его вопрос Тан.

– При первой ментальной атаке на Лану я успел считать некоторые ее предпочтения. В том числе, что брюнеты ей нравятся намного больше. Вот и подумал, что, раз ты брюнет, неплохо было бы стать похожим. И девушке тип более близок, и мои цели могут стать более достижимыми, – уже спокойнее выдал менталист. – А вот какого ррагра ты пожелал увеличить свой…

– Да смеха ради, – перебил его друг. – Я же не думал, что это правда.

Тут оазис пошел рябью, и на его месте осталась лишь пустыня. Неподалеку от парней обнаружился камень, плоский и гладкий, на котором древней вязью была начертана единственная фраза. Лица парней словно окаменели, когда до них дошел смысл прочитанного.


Рэдис стучал костяшками пальцев по парте, абсолютно не замечая, что пара давным давно закончилась и он единственный, кто сидит в аудитории. Он думал. Лана ушла в Лабиринт Силы. Значит, ей нужна следующая ступень в магии. Он не успел к ее уходу – это огорчало. Еще больше его бесил последний приказ отца – жениться на кузине. Он понимал, что это необходимо его клану, но девушка не привлекала его. И раньше не сильно нравилась, а с появлением Ланы вообще перестала интересовать.

Прошла уже неделя, как ушедшие в Лабиринт Силы покинули стены университета. Оповещения об их смерти не было. Василиск узнал у декана факультета воздуха, что тот навесил магический маячок на Лану. Умрет она – исчезнет маяк, и декан почувствует это.


– Если этот придурок притащил меня в свой гарем, я за себя не ручаюсь, – прошептала я, придя в себя и осматривая пустую комнату.

Посмотреть было на что. Все стены и даже потолок были обиты чем-то мягким, видимо, среди пленниц попадались суицидницы. А на полу, где я и пришла в себя, лежал толстый пушистый ковер.

– Не дождешься, гад, чтоб я из-за тебя счеты с жизнью сводила, – хмыкнула я. Одежда на мне была та же, ошейника я не нащупала, значит, еще не сделали рабыней.

Комната напомнила мне плюшевый домик Барби. Терпеть не могу розовый цвет, а тут прямо в глазах рябит от него. Это чтоб в истерию побыстрее скатилась или наоборот, чтоб плохие мысли из головы ушли? Если второе, то, прямо скажем, хозяева не преуспели.

Я уже несколько раз обошла свою камеру вдоль и поперек. Семь шагов в длину и девять – в ширину. Окон нет, что и неудивительно.

Устала, присела и закрыла глаза. Прислонилась к стене, попыталась расслабиться. Вспомнила наших садистских коучеров на работе, решила, что все не так плохо. Да и мягкая стена – это не пещера с костями. Узнать бы еще, где мой саламандр. Привыкла к нему. Странно, как дракона терпеть его не могу, а такая вот кроха прямо в душу запала.

«Привет раздвоение личности!» – мысленно отсалютовала я воображаемым бокалом своему сознанию и углубилась в медитацию.

Сколько прошло времени, не знаю, мне было хорошо. Но вот я открыла глаза и поняла, что рассматриваю красивый ремень на чьих-то брюках. Широкий квадрат из темного металла, красивый узор, камни в центре рисунка и несколько поменьше – по краям. Интересный все-таки рисунок. Напоминает что-то, только что, не могу вспомнить.

– И что, даже истерики не будет? – раздался сверху знакомый голос. Лас какой-то там, владетель гарема.

Подняла глаза выше. Стоит, ухмыляется.

– А есть смысл? – подняла я бровь. Бывшее чудовище-змей одет в приталенную белую рубаху. А хвост-то видно! Улыбается во все зубы. Хорошая улыбка – смерть стоматологам от отсутствия работы.

– Мне нравится твоя покорность судьбе, но не нравится, как ты мне отвечаешь, – нахмурился гад ползучий. – И стоять ты должна на коленях, а не сидеть в расслабленной позе. И обращаться ко мне, когда разрешу, и не иначе как «господин».

«А рожа не треснет?» – неприятно удивилась от такого поведения я, но сказала другое:

– Где я?.. Господин, встать на колени не могу, извини… те, не встается что-то. Перемудрили вы со своей магией.

«Господин» помахал передо мной руками, на предмет повреждений, наверное, проверял. Ну-ну, так я ему сразу и начала поклоняться. Пусть помучается, гад, узнает, как русских девушек в гаремы тащить.

– Странно… ничего не ощущаю плохого в твоем теле, – задумался он. – Встать!

– Не могу, – спокойно ответила я. Сама скосила глаза в сторону открытой двери, там было тихо.

Гад протянул руку и, схватив меня за косу, дернул вверх. Я зашипела от боли, но легенду надо отыгрывать до конца, чтобы иметь пусть небольшое, но преимущество. И я, скрепя зубами от боли, не пошевелила ни одной мышцей в ногах.

«Вернусь домой, подстригусь под каре, чтоб всякой сволочи в руки моя коса не попадалась, – простонала я про себя. – Когда же моя магия вернется-то? Как я хочу, чтоб у этого гада ползучего пальцы разжались!»

Но нет… Змей продолжает держать за волосы и смотрит мне в глаза. Тварь!

– Отпустите, у меня скоро скальп слезет, – шиплю от боли я.

Гад подержал еще несколько секунд и все же отпустил. Потом что-то сказал на шипящем наречии, и я почувствовала, как меня подняло в воздух. Змей выполз за дверь, а за ним потащило туда же и меня.

«Левитация? – мелькнула первая мысль после того, как боль начала утихать. – Тут есть магия, есть! Почему тогда моя не срабатывает?!»

Мы тем временем прошли по просторному коридору. Светлые тона превалировали во всем. Удивительно. Никого по пути не встретили, вот это уже напрягало.

– Мм… господин, а где ваши наложницы? – решилась я задать вопрос.

– В саду, те, что выжили. Те, что плохо себя вели… ну, пусть будет – скончались от горя не знать счастья со мной, – саркастически закончил предложение змей, не оборачиваясь.

– А куда мы… («идем» явно не подходит) направляемся?.. – задала я, обнаглев, следующий вопрос, – Ой… Господин!

– В пыточную, – просто ответил этот…

– Зачем, господин? – офигела я. – Я же ничего еще не успела натворить.

Или успела?

– Посмотришь, как я наказываю, – флегматично сказал змей. – Превентивные меры, так сказать.

«Ни фига себе! А я точно в ту сказку попала?» – обалдевала я от ситуации.

Коридор уперся в широкую деревянную лестницу, по которой мы начали спускаться. Господин змей насвистывал какой-то незатейливый мотивчик, а я старалась не впадать в уныние. Но вот лестница закончилась, и мы пришли в подвал, скорее всего. Там было мрачно и сыро.

Несколько шагов по коридору, поворот во вторую дверь справа. Меня пролевитировали первой. Я и так старалась лишний раз рта не открывать, а тут у меня вообще дар речи пропал.

Каменные стены, пол устлан соломой. С потолка капает вода. Повсюду витает запах затхлости и металлический привкус крови. Один еле светящийся факел. И всюду – ржавые железные кандалы. В углублении в стене кто-то находится, от двери не рассмотреть.

– Выйди, три тысячи двадцать пятая! – громогласно выдал мой провожатый.

«Это порядковый номер?!» – изумилась я количеству наложниц у этого гада.

Фигура медленно зашевелилась, осторожно отползла от стены и опять застыла, уставившись невидящим взглядом вдаль. Это девушка… была когда-то. Половина лица – женская, половина – мужская. Оно… это существо было в разорванной одежде, покрытой кровавыми разводами. Меня пролевитировали вплотную к существу. И тут я вздрогнула. Шрам над бровью. Это была Ари, дочь ректора.

– За что? – глухо спросила я змея, забыв про идиотское обращение «господин».

– Пыталась убить меня, – смакуя слова, выдало это чудовище, даже не заметив попрания своих же правил. – Я даю право каждой наложнице использовать свою магию. Ставлю лишь одно условие – не пытаться навредить мне. Кто направляет свою силу против меня, очень жалеет. А эта еще и застыла в промежуточной трансформации. Я не хочу терять такую удивительную наложницу, метаморф – это же мечта для любой фантазии. Вот, воспитываю иногда. Очень скоро и она сломается. Нравятся мои методы?

– Нет! – ответила честно я, широко открытыми глазами смотря на Ари.

Два года, эта девушка тут два чертовых года!

– Ну все, хватит, – резко развернулся к выходу Лас и потащил меня за собой, а я все не могла оторвать взгляд от Ари.

– Сейчас тебя отведут в купальни, потом приведут в порядок. Не расстраивай меня, – проникновенно сказал змей.

– Моя магия… господин, – переборола я себя, рано еще героиню разыгрывать. – Когда вы ее мне вернете?

– Когда прибудешь вечером ко мне в спальню, – закончил тот разговор и исчез.

Меня же подхватил на руки откуда-то взявшийся лысый мужчина. И понес. Молча. Молчала и я. Что же делать дальше?

Тут почувствовала, как у меня в кармане мантии что-то слабо шевельнулось. Скосила глаза и заметила еле заметный хвостик саламандра.


Рафантер еле успел залезть в карман мантии Ланы, когда змеевас воздействовал на нее своей магией, усыпляя.

«Ничего себе… все думают, что змеевасы почти полностью вымерли, – еле дыша, думал дракон-саламандр. – Если то, что я про них читал, правда, то мне стоит максимально уменьшиться и постараться не думать… Возможно, тогда он не почует мое присутствие».

И маленький саламандр уменьшился в пять раз, став чуть больше жука, только хвостик был длинноват, но тут ничего не поделать.

«А теперь не думать… не думать…» – как мантру повторял саламандр. Вцепился лапками в ткань кармана и почти слился с ним, медленно погружаясь в сон.

Проснулся он, когда внутреннее предчувствие решило, что пора. Высунул мордочку и встретился взглядом с человеческой самкой, что прокляла его. Ее бледное лицо и блестящие глаза насторожили.

«А вот то, что Лана станет наложницей змееваса, мне совсем не на руку. У меня слишком мало времени, чтобы вернуть свой облик, а эти любвеобильные змеи похлеще нас в извращениях будут, и Лана может погибнуть раньше, чем придет срок моего избавления от проклятия! – судорожно пытался найти выход из ситуации дракон. – Тогда считай, и я умер… Как до нее донести мысль, что магия змеевасов основана на внушении любых чувств?!»


Глава 26 | Меняю на нового… или Обмен по-русски | Глава 28







Loading...