home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 32

Правда, на темных волнах легкости качает меня недолго. Туман рассеивается, и я узнаю комнату василиска. Шторы занавешены, на столе – несколько открытых книг. На стуле возле кровати лежит снятая Рэдом одежда.

Сам он лежит на кровати на спине. Лицо расслаблено, на глазах нет раздражающих меня очков. И весь облик его настолько притягателен, что я не отказываю себе в удовольствии тихо подкрасться к нему.

Дыхание ровное, меня не заметили. Пошалить, что ли? Это же сон или астральная проекция, что б ее… Даже если он откроет глаза, меня не должно прибить на месте взглядом… теоретически.

Эх, была не была!

И вот я уже оседлала своего красавца-василиска. Я девушка легкая, вряд ли тяжестью своего тела сильно ему наврежу. А кто-то оказывается только прикидывался спящим!

Не успела я возмутиться вслух, как его ладони обхватили меня за попу, еще сильнее притягивая к себе. А на губах заиграла довольная улыбка.

– Лана, неужели ты думаешь, я не почувствовал, как ты вошла в мой сон? – мягко спросил он, не открывая глаз. – Мне просто было интересно, что ты будешь делать дальше. И, признаюсь, не разочарован. Что теперь?

Рэд заинтересованно поднял одну бровь, руки поглаживали меня, расслабляя и возбуждая одновременно.

«Экспериментатор!» – подумала я, разглядывая его черты в приглушенном свете торшера, стоящего чуть поодаль от кровати.

– Почему бы тебе не открыть глаза, – ласково проведя пальчиками по его щеке, спросила. Немного поерзала на нем, отмечая, что василиска все очень даже устраивает. – Хочу наконец увидеть цвет твоих глаз. Это же сон, сам сказал. Что мне будет во сне от твоего взгляда?

– Хм, дай-ка подумать? – одно движение и уже он нависает надо мной. – Учитывая, что ты первая столь свободно входишь в мои сны, я даже не знаю. Раньше все как-то в реальной жизни происходило, а теперь вот в мире фантазий… Мало ли, так не хочется терять такую драгоценность…

– Трусишка! – хмыкнула я, обхватывая его торс ногами, ткань тонкого одеяла почти сползла, показывая прекрасное телосложение василиска.

«Мм, мой. Пусть только сейчас, но только мой!» – мурлыкала про себя. И решила одеть себя соответственно ситуации. Мгновение – и на мне летящая сорочка в духе «больше показывает, чем скрывает». И самые развратные трусики, что когда-либо видела в магазине. Во мне явно говорил стресс от пережитого, требуя ярких положительных эмоций. Иначе как объяснить тот азарт, с которым я начала целоваться с Рэдом, прижимаясь настолько сильно, насколько это было возможно?

– Погоди, – переведя возбужденное дыхание, остановился василиск. – Как ты там? Все в порядке?

Ну как остановился, просто начал спускаться поцелуями по моей шее, груди…

– Что? Ах это… Да, о да-а-а, – выдохнула я, прижимая его голову к… ну, я же вроде как скромная… чуть ниже живота, в общем.

Никогда не являлась любительницей этого вида секса, но василиск это делал нереально круто, и когда мне осталось совсем немного, сбоку от нас послышалось покашливание. Мы с Рэдом напряглись и посмотрели в сторону звука.

Рядом со мной на кровати на боку лежал блондин. Прямой нос, карие глаза, ямочка на щеке. Одет в светлую рубашку и темные брюки. Щека опиралась на руку с длинными пальцами. Он с интересом и горящим взглядом рассматривал застывших нас. Вуайерист паршивый!

– Я вам не мешаю, нет? – задал вопрос мягкий голос с кошачьими нотками. – Так, может, я присоединюсь? Фантазия же…

– Это кто? – подобрался василиск.

– Понятия не имею, – ошарашенно выдала я. Почти голая, в офигительно неприличной ситуации, с голым мужчиной, не до конца удовлетворенная. Кажется, я покраснела.

– Ну как же так, Ланочка? – тем временем промурлыкал блондин, глаза которого теперь сверкали, переливаясь синим блеском с оранжевыми всполохами. Знакомые глаза… – Ты мне даже имя дала – Шиза.

– Лана, – взревел Рэд, садясь наконец у меня между ног и глядя в упор. – Ничего не хочешь объяснить?!

«А глаза-то у него оранжевые», – пронеслась очумелая мысль.

– Э-э-э, как бы понятнее выразиться, – замешкалась я, спешно пытаясь натянуть подол короткой соблазнительной сорочки ниже. – Отвернись, охальник! – это уже блондину.

Тот невозмутимо хмыкнул и отвернулся.

– Это на некоторое время мой сосед по телу, – выдала я страшную фразу.

– Ты дала согласие на… – тут он вдохнул-выдохнул, – на принятие души демона?!

«А хорош василиск», – завыло мое неудовлетворенное либидо. Темные волосы, ярко-рыжего волшебного цвета глаза, в которых плещется прямо пламя страсти и агрессия по отношению к новому действующему лицу! Пресс – закачаешься, ниже старалась не смотреть. Не только я осталась неудовлетворенной… М-да… обидно, однако!

– Иначе он убил бы одного из моих спутников, – пожала плечами я. – А я не такая дрянь, чтобы брать грех на душу. Тем более такой грех.

Рэд выругался, повернулся к блондину, который пытался слиться с интерьером, открыл рот, чтобы что-то сказать, и меня выдернуло из сна. Кто-то очень добрый окатил ледяной водой.

– Кто это такой д-добрый? – стуча зубами, спросила я, открывая глаза.

– Как ты, мама? – Надо мной склонилось встревоженное лицо Ласа. Рядом обнаружился русал, в руках которого я увидела наш походный чайник.

– К чем-му такие варварские методы побудки? – возмущенно посмотрела на Руса.

– Ты нас напугала, – пожал плечами русал. – Как только тот странный парень обратился в прах, ты упала в обморок. Змеевас нам все нервы вымотал, пока сам пытался добудиться тебя. Умаг… не успел перейти в тело Ната, парень понемногу приходит в себя. Иногда застывает еще, глядя вдаль, но это лучше, чем иметь соседа по телу.

И, посчитав миссию выполненной, русал отошел от меня. Я проводила его взглядом, а потом посмотрела на сына.

– Он все-таки успел это сделать, да? – обреченно спросил змеевас.

– Да, – приняла я сидячее положение. – Успел.

– Как ты? – обнял меня за плечи сын.

– Нормально, – ответила я, высушивая одежду на себе. – Я фаталистка, сын, привыкай. Если чему-то суждено быть, оно обязательно случится.

«Ого, вот мне свезло-то!» – съехидничал мужской голос в моей голове.

«Как тебя звать, возмутитель спокойствия? И какого фига в мой сон вклинился?» – не удержалась от злого шипения я.

«Шариз. Мое полное имя тебе ничего не скажет, да и длинное слишком. Мы не только одно тело делим, иногда меня будет спонтанно закидывать в твои сны или видения. Это не специально», – и интонации честные-честные.

– Ясно. И в кого я такая добрая? – устало проговорила я.

– Что ясно, мам? – вопросительно обернулся на меня сын, который уже начал было отползать в сторону.

– Имя подселенца своего узнала и одну неприятную его способность. Хотя, чувствую, сюрпризов будет гораздо больше, – и тут меня прошила сильная боль в нижней части живота.

«О демоны… что это?! Ты больна?» – взвыл в моей голове Шариз.

«Поздравляю, Шариз, ты будешь первым мужчиной, который узнает, что чувствует женщина во время критических дней», – мстительно подумала я, сжимаясь в комок на земле. М-да, эти дни меня просто пришибали яркостью ощущений.

Какое счастье, что мы пока в зоне магии. Я представила стакан воды с шипящим в нем солпадеином и быстро осушила его, а также наколдовала кучу необходимых предметов личной гигиены и мысленно поместила их в свой рюкзак. Да здравствует магия, чтоб ее.

«А может, получится вообще боль не чувствовать? – пришла неплохая мысль. – Хочу, хочу-хочу!!!» – Но очередной спазм доказал невозможность выполнения столь сильного желания.

– Мама, – растерянно поводив носом, замер около меня змеевас. – Ты… у тебя…

– Да, я временно нетранспортабельна, – выдохнула я после того, как спазм прошел. – Подожди немного, лекарство подействует и через полчаса буду вновь вполне довольна жизнью.

Я постаралась придать голосу побольше уверенности и даже вымученно улыбнулась. Ничего, скоро боль пройдет. Вот, кстати, и объяснение моей гиперактивной сексуальности во сне.

«О, а-а-а, как-то я не думал про этот аспект сосуществования, – подвывал в моей голове Шариз. – Как вы это терпите?»

«Молча, дорогой мой, молча. Иногда кричим, когда никто не слышит. Это своеобразная плата за возможность давать новую жизнь, не ты ли мне говорил, что за все нужно платить. Так вот – это плата женщины за возможность рожать детей». – Я стала осторожнее дышать, помогая организму расслабиться.

Я всегда радовалась, если эти дни выпадали на выходные и никто меня не видел. Потому что один раз сильно напугала коллег своим бледно-зеленым лицом, выходя из офисного туалета. Мне даже «скорую» предлагали вызвать, но я отказалась. Досидела положенный час до обеда и таки отпросилась на вторую половину дня у начальника домой. Он, оглядев меня и отметив болезненный вид, спросил, на какой период. Я честно сказала, завтра буду на таблетках как новенькая. Начальник важно кивнул и отпустил, напомнив про необходимость сдачи отчетности в срок. Я ковыляла к выходу, молясь, чтобы таксист подъехал быстро. Машины у меня тогда еще не было.

Картинки из прошлого промелькнули и исчезли, а я начала потихоньку вставать. Очень уж змеевас затравленно на меня смотрел. Я взяла его за руку.


Следующие три дня слились для меня в один. Бесконечное нытье Шариза в голове, проклинавшего тот день, когда он увидел нашу веселую компанию, и особенно – ту секунду, когда решил, что лучше жить в женском теле, чем умереть в мужском и дожидаться, когда его опять призовут для решения проблем очередной деревни, не справляющейся с мором полей или еще чем-то посерьезнее.

Он меня достал! Вот что за мужики пошли? Ранение он пережил не одно, судя по его же рассказам (когда моя боль благодаря таблеткам отходила на второй план, демон делился воспоминаниями), а женские критические дни для него – вселенское зло и нереальная мука. Тьфу, одним словом!

Лес становился более редким. Теперь я лично загоняла всех ночью в лагерь и активировала некромашкин подарок. Моя голова и так уже пухла от неугомонного соседа, других я готова была порвать, как Тузик грелку, стоило кому-либо вякнуть что-то не так. Мне молча сочувствовали и не лезли на рожон.

Тан вообще, казалось, стремился стать моей тенью. Столько обожания я даже у детей не видела, когда они на маму смотрят. Я все понимаю, он был благодарен за спасение брата, что досталось мне высокой ценой. Но… Достал! Даже в кустики нормально не сходишь… И так в голове ехидные комментарии вечно звучат, а тут еще этот…

Под конец третьего дня меня настолько все раздражало, что я решила решить проблемы с настроением кардинально. Полетать.

Посмотрела на выставленный патруль у костра. Нат обычно дежурил ближе к утру, сейчас была вахта Руса. Другие члены нашей команды закутались в теплые пледы, готовясь ко сну, саламандра я лично запихнула в огонь, чтоб не отсвечивал. Подняла голову и, когда последние лучи солнца были готовы скрыться за горизонтом, представила как взлетаю. И взлетела! Драконом.

Мне так легко стало, так неописуемо приятно, что хотя бы одна мечта из детства сбылась. Я все-таки могу летать! Вспомнился разговор детей в парке перед Новым годом и моим тридцатилетием. Я смеялась и кружила до тех пор, пока солнце окончательно не скрылось за горизонтом. Тело было огромным, но повороты и кульбиты удавались на удивление красивые. Я испытывала такой восторг, что даже забыла про соседа в теле, а он молчал.

Ну и фиг с ним, главное, я скинула стресс, накопившийся за последние дни. Покружила еще немного вблизи нашей стоянки и пошла на снижение. Первое время после приземления сидела с закрытыми глазами, прислушиваясь к природе вокруг. Природа была тиха. Я открыла глаза. На меня молча смотрел весь мой дружный мужской коллектив. Девушки дрыхли без задних ног.

– Что? – задала я вопрос. Пару мгновений назад я вновь стала человеком, так что проблем с речью не испытывала.

«Мы потрясены», – ответил за всех Шариз.

«О, ты где был?» – спросила соседа по телу.

«Превращаясь в дракона, ты блокируешь меня. Я будто в стенку упираюсь, когда хочу с тобой пообщаться. Это странно, но, видимо, ты осознанно ограничиваешь меня», – задумался демон.

«О да, мой личный демон лишен полного обладания завоеванной территорией, – засмеялась я мысленно. – Мне еще ангела не хватает, и будет полный комплект. Так, это я пошутила, по-шу-ти-ла!!! Ау, магия, надеюсь, ты у меня с хорошим чувством юмора», – всполошилась я. Мало ли…

– Лана, – осторожно начал Рус. – А почему ты только сейчас обратилась?

– Не знаю, сильно захотела, а что?

– Ты могла одним огненным дыханием убить всю нежить в округе, – ответил Рус, – и не идти на такие жертвы с умагом. Сожгла бы огнем его физическое тело, и его влияние на Ната исчезло бы.

– Как же так? – огорчилась я своей тупости. Осознание масштаба вселенского закона мирового свинства просто придавило своим гнетом.

– Дорогая Ланочка, а что еще ты умеешь? А? Хорошая моя девочка, – медленно приближаясь ко мне, заговорил Рус.

Но тут активизировался Тан. Встал передо мной, закрывая от русала.

– Не приближайся, – грозно остановил он русала. – Пожалеешь. Лана – моя невеста.

– Да что с вами происходит? – удивилась я, выглядывая из-за плеча некроманта.

Тело Руса пошло рябью, то тут то там из него проглядывали другие русалы. Выглядело зрелище в свете костра весьма жутко. То ли Рус не мог больше удерживать всех в себе, то ли его концентрация из-за чего-то сбилась.

– Отойди, – встал рядом с некромантом змеевас. – Мне не нравится твое состояние. Ты не контролируешь себя.

Русал бросил на меня еще один взгляд, медленно выдохнул и отошел к своему «мини-бассейну».

«Не огорчайся, красавица, – вдруг раздался приятный голос Шариза. – Русал не прав, точнее, не совсем прав. Каждая драконица действительно может то, что он описал, но для это необходимо, чтобы она была матерью хотя бы одного драконенка. Это способ уберечь потомство. А ты, насколько я понял, еще не была матерью. А для змееваса ты мать приемная. Так что ты ничего не потеряла».

– Успокоил, ага, – проворчала я, хотя меня и отпустило.

– Кто? – спросил некромант, оборачиваясь.

– Чем? – задал более верный вопрос змеевас.

– Шариз, ну, умаг который. Сказал, что я не смогла бы сделать того, что описал Рус.

– Почему? – одновременно спросили некромант и змеевас.

– Маленькая еще, – пожала плечами я. – Парни, пойдемте спать, а? Я как-то не рассчитывала на такой аншлаг после полета.

«У меня мама – дракон!» – уловила я восторженный возглас сына.

«И что тут такого?» – удивилась я.

«Как что?! – возмутился змеевас. – Драконицы – уникальные существа!»

«И это мне змеевас говорит, – хмыкнула я. – Расслабься, сын! Я не настоящая драконица. Я вообще не из этого мира, если на то пошло, – грустно закончила я. – Только давай я тебе об этом немного позже расскажу, хорошо?»

«Ну да, конечно, как скажешь», – замешкался немного Лас.

«Да ла-а-адно!» – если бы Шариз стоял рядом, я бы сказала, что после этой фразы он мне по плечу хлопнул.

«Что ты слышал?» – обратилась к демонюке.

«Все, конечно. У тебя тут как в таверне – мне только кружки пива не хватает. А так наблюдаю и слушаю», – выдала эта ехидна древняя.

«Проходной двор. Изыди, нечистая сила!» – рявкнула в голове.

Пока вела диалог со своим соседом, мужская часть нашей компании ушла спать, и я решила не отставать от коллектива. Только вначале…


«Она и есть та самка дракона… О великий дракон, каким же идиотом я выгляжу в ее глазах… Я оскорбил единственную драконицу на весь Итас», – билась мысль в голове Рафантера ди Траза.

Он сладко нежился в огне костра, когда услышал звук шелеста драконьих крыльев. Но с ними не было дракона. Маленький саламандр резво выскочил из согревающих объятий костра и посмотрел в небо. Там, в лучах заходящего солнца, кружилась та самая прекрасная драконица, виденная им в Империи Четырех Драконов. Та самка, которую он не мог отыскать. И именно эту самку он оскорбил так, что не прощают…

«Правильно она меня прокляла», – появилась еще одна тяжелая мысль.

Он, наверное, никогда не простит себя за такие проступки. Дракониц чуть ли не на руках носили до того, как… до того, как потеряли всех до одной. Прошло столько лет… Каждый дракон успел счесть себя виноватым в этом, понять и принять все свои ошибки. Вот только как вернуть дракониц, если ни одной не осталось.

А тут появилась такая возможность, и он ее про… спустил в отхожее место, в общем. Да ее защищать нужно, а она по Лабиринту Силы шляется со змеевасом, филатини, русалом, некромантом… С некромантом! С некромантом, с которым согласилась пройти обряд в храме Тьмы…

«О великий дракон, как мне обойти это проклятие?! Ведь все мои мысли сейчас будут о том, как вывести ее из Лабиринта невредимой. Да еще этот некромант и ее добровольное согласие пройти обряд…»

Мысли фейерверком взрывались в голове маленького саламандра, каждая ранила его сильнее предыдущей. Рафантера настолько придавило грузом собственных проблем, что он не сразу расслышал возмущенный крик Ланы.

«…до икоты!» – рявкнула она и, переступив через него, удалилась за дерево, которое они использовали для отправления нужд.


Мне снилось море. Песчаный пляж, шум прибоя и ласковое солнышко. Я лежала на пляжном коврике на животе и наслаждалась.

«Мрр, как классно!» – Мне лень было даже думать о чем-то другом.

Этот сон был одним из любимых. Я не раз его видела, но тем не менее всегда от него ловила кайф. С моей работой порой не удавалось летом съездить на море, а в воображении – пожалуйста. Я так привыкла к сценарию этого сна, и даже осознание факта, что это всего лишь сон, никогда не омрачало моего настроения после пробуждения. Даже наоборот: наутро я была бодрее и веселее. И готова была свернуть если не горы, то шеи моим недругам – точно.

На пляже кроме меня были и другие люди, но они никогда не приближались ко мне. А я находилась в уютном местечке рядом с небольшой скалой в виде подковы, обращенной концами к морю. Понятия не имею, есть ли это место в реальности, но в моем сне сказочный берег был реальнее некуда.

Меня было видно с пляжа, чем вскоре воспользуется приятный молодой человек, с которым мы будем обсуждать всякую ерунду вроде того, сколько может быть детей у дельфинов и насколько тяжело быть морским коньком. А на закате меня ждет нежный поцелуй, и после я проснусь. Вот такой забавный выверт сознания.

Я медленно перевернулась на спину, не открывая глаз. Зачем? Я столько раз тут была, ничего, кроме голубого моря и белоснежного песка, не увижу. Если захочу пить, около меня лежит бутылочка с водой, а есть на таком чудесном солнышке не хочется.

«Может, сегодня про планктон поговорить, для разнообразия?» – плыли мои мысли. Тут на лицо набежала тень, и я немного удивилась. Рано еще для моего очаровательно-романтичного незнакомца.

– Надо поговорить, Лана, – вот уж кого не ожидала увидеть, так это Рэдиса. А Рэдис в университетской мантии в антураж моего сна и вовсе не вписывался.

Василиск был предельно сосредоточен и напряжен.

– Э-э, конечно. – Минут двадцать до моей встречи у меня есть, осталось верить, что этого хватит. – Тебе не жарко?

Я даже на бок легла. Сама была в обычном раздельном купальнике цвета фуксии. Тут взгляд василиска потеплел, пробежав по моей фигуре. Потом, посмотрев на себя, он все же оставил как есть.

– Нет, это твой сон и твои эмоции меняют обстановку и состояние. На меня это не влияет. Но меня удивляет твоя фантазия. Приятно удивляет. Эта одежда, – он невесомо коснулся лифа, – мне нравится. Только хочу видеть это, когда мы вдвоем… Я по поводу демона.

Он присел рядом, руками оперся на песок.

«Жаль… Хотя что это я? Не раскисать! У меня другая программа на этот сон», – дала себе мысленный втык я.

– А что по поводу меня ты можешь сказать, чего я не поведаю ей сам? – с другого бока приземлился Шариз. Но этот гад будто провоцировал василиска. Явился… голым. Я глазам своим не поверила. Тьфу! Отвернулась от него и зажмурилась.

Красивый мужик, ничего не скажу, но это уж перебор явный. Чтоб я еще на свою персональную шизу слюни пускала? Не дождется.

Это мой сон или чей? Мой. Мысленно ехидно потерла ручки. Открыла глаза и оглядела присутствующих. Оно того стоило. Я не сдержалась и начала банально ржать над вытянувшейся моськой василиска. Что там творилось с лицом у демона, видно не было, ибо черная паранджа укутывала его с головы до пят. А Рэдиса я нарядила в симпатичные плавательные боксеры. Классно вышло. Прямо хоть художницей заделывайся и твори, твори, твори.

Смех прошел, пришла пора задавать вопросы.

– Какого нехорошего человека ты тут забыл? – обратилась я к фигуре в черном.

– С-сними с меня эту гадость! – зашипел из-под паранджи демон.

– Ответишь – подумаю, – не стала играть по его правилам я. – Рэдис, перестань дуться. Это Шариз, он умаг. Там так ситуация сложилась, у меня не было другого выхода, я тебе говорила.

Василиск перестал таращиться на новый вид нижнего белья, перед этим основательно разглядев его во всех подробностях. Оценил, так сказать.

– Неудобно, – сделал он вывод. – Твоя бурная фантазия меня все больше удивляет. А выбор, Ланочка, есть всегда. Каково условие твоего освобождения?

– Нахождение нового доброго самаритянина, то есть идиота по-вашему, который согласится взять его к себе в соседи. Жить ему хочется сильно, – ответила я.

– То есть ты с ним пожизненно? – негодовал василиск, с яростью глядя на укутанного в паранджу демона.

– Надеюсь, нет. – Я снова закрыла глаза.

Эти двое тут все же были неуместны. Это мой личный уголок счастья. Неприкосновенная зона. Как же достала эта магия! Лет так в семнадцать я, наверное, пищала бы от восторга, попав в этот мир. Хотя нет, не пищала бы точно. Но мне бы тут понравилось явно больше, чем сейчас. Сейчас меня раздражает возможность вторгаться кому не лень в сны, голову и вообще.

– Хорошо, – сдался вдруг демон. Я даже не сомневалась, что он сдуется, так как снять паранджу без моего желания в моем сне нереально. – Меня затягивает в твои сны, видения и тому подобное. Это из-за…

Тут он замолк, словно вспомнил, что об этом говорить не стоит.

– А почему Рэдиса не напрягает мой сон, а ты страдаешь? – задала я невинный вопрос.

Ведь паранджа – это такой же мираж, как и сон, а голос демона выдавал, что ему душно.

– Мне жарко и раздражает понимание того, что одежда женская, – сконфуженно ответил демон.

– То есть ты чувствуешь атмосферу сна, как и я… – задумалась я. – Рассказывай, почему, пока я добрая.

– Я напрямую не влияю на твое тело, как и на твой разум. Однако если исключить моменты насильственного навязывания воли, тогда… – голосом занудного лектора донеслось из-под паранджи.

– Ближе к телу, – сказала ему, но, увидев, как засверкал взгляд василиска, поправилась: – То есть к делу!

– Ты эмоционально нестабильна, это расшатывает и меня, соответственно, времени на переселение остается меньше, – ответил этот му… мужик.

– Иначе?

А василиск не сдержался и врезал демону в солнечное сплетение. Я бы порадовалась, что за меня заступились, если бы не почувствовала удар в свое солнечное сплетение. Не сильный, но ощутимый.

– Шариз, чтоб тебя! И твою демоническую маму тоже! – проскрипела я. – Рэд, еще раз ударишь, и я сдохну в своем же сне!

Василиск опешил, но быстро сообразил, что к чему.

– Я приду с рассветом, – решительно начал он.

– Я тебе приду! – рявкнула так, что сама себя испугалась. – Ты хочешь, чтоб я вообще жить в этом Лабиринте осталась?! Будь в университете. И вообще, тебе папочка вроде жениться сказал, так будь мужиком, женись, раз обещал! Теперь ты, – перевела взгляд на демона. – Рассказывай. Себя калечить, чтобы тебе досадить, не буду, но поверь, способ морально тебя наказать найду. Моя фантазия и правда моментами весьма изощренная.

Не знаю, как Шариз понял, что шутки кончились, но начал говорить.

– Во-первых, у меня папа – демон, а мама – маг, – шутливо начал он, но, услышав мое шипение, продолжил нормальным тоном: – Месяц. У нас месяц, чтобы разъединиться. Иначе более сильная душа поглотит более слабую. И это даже мне не очень нравится, все же я привык быть мужчиной… Когда я предлагал тебе слияние, ты была самой спокойной во всей вашей компании и единственная не поддалась моему заклинанию стазиса. Я думал, у меня больше полугода до того, как…

– Как поглотишь душу, так? – закончила я спокойным тоном за него.

– Так, – ответил Шариз.

– Лана, ты… – Василиска явно разрывало желание удавить демона хотя бы в моем сне, но моей просьбе он внял и теперь сдерживал себя.

– Девушка, а как вы считаете, тяжело ли быть морским коньком? – Мой незнакомец подошел, словно не замечая других действующих лиц. Все правильно, они не по сценарию.

– Ты вовремя, – сказала незнакомцу, а второстепенных действующих лиц просто-напросто выкинула из сна.

На меня наконец снизошли полная апатия и здоровый пофигизм. Наверное, я начала познавать дзен…


Глава 31 | Меняю на нового… или Обмен по-русски | Глава 33







Loading...