home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 36

– Хозяйка! – восторженно проорал мне почти в ухо Шариз. – Ты бесподобна!!! У тебя сейчас такой резерв… Ух прямо! Я могу материализоваться самостоятельно! О, это надо отметить!

Открыла глаза. Осторожно повертела головой. Ничего не болит. Странно. Я же вроде тонула. Или нет?

– Шариз, мы где? – спросила я, рассматривая блондинистого демона. Он был точь-в-точь как в моем сне. Только теперь во плоти. Я даже пальцем в него ткнула для проверки. Плотный. Странно, артефакт же, кажется. – И ты что, живой?

– Мы в Империи вампиров! Мы прошли Лабиринт Силы! Ну то есть я хотел сказать, ты прошла! – чуть сбавил обороты восторга демон. – Я существую! Живым трудно назвать, все же я артефакт. Но, пройдя Лабиринт, ты настолько увеличила свой магический резерв, что я теперь могу принимать любое материальное воплощение. Душу же ты мне вернула.

Я села. Оказывается, лежала на широких качелях под каким-то странным навесом, больше похожим на… соломенную крышу?! Чуть поодаль располагалось то самое озеро, в котором я тонула. М-да.

– А где остальные? – свесила я ноги с качелей.

– А, там, – махнул неопределенно рукой демон в сторону какой-то кучи. – Некогда мне было их в порядок приводить. Змеевас очнулся – и ладно. Остальные тоже скоро придут в себя.

Только сделала шаг в направлении кучи, как меня смело вихрем. Восторженно смеющимся вихрем. Сын.

– Лас! – пискнула я из его объятий. – Ты что творишь?

– Мама! Мы выжили! Мы вышли!!! – Он кружил меня, перетекая хвостом по земле.

Я засмеялась вместе с ним. И отметила, какой же он стал красивый. Просто загляденье, а не змеевас. Надо напомнить дракону о его щедром подарке – книге по змеевасам.

– Отпусти! Идем остальных проверим, – взъерошила я его темные волосы. Рога на голове ему удивительно шли, не вызывая никаких негативных ассоциаций, например, с козлами.

Лас перетек к той самой куче. Это лежали вповалку все наши коллеги по прохождению Лабиринта Силы, прикрытые большим пледом.

– Офигеть, – все, что смогла выдавить из себя я. – Шариз! Какого рожна они в таком… таком… так сложены?

Рядом стоял демон, ковыряя носком ботинка землю. На демоне были брюки, отдаленно напоминающие джинсы, и рубашка красного цвета навыпуск. Большие пальцы рук демон держал в передних карманах. Этакий франт на выгуле.

– Почему сразу Шариз? – пожал независимо плечами демон и отвернулся. – Ты дала приказ охранять твоих спутников, а не заботиться об их комфорте. Когда вас всех выкинуло на поверхность озера, я вначале тебя вытащил и уложил на качели. Потом змееваса выловил и доставил на берег, что-то мне подсказывает, что иначе я был бы уже подвержен сильным репрессиям с твоей стороны. Кстати, это слово я в твоей голове подсмотрел недавно. Оно забавное. И мне очень понравилось.

Я гневно свела брови, глядя на него.

– Ах да, продолжаю. Извини, увлекся немного. А уже после остальных вынес. Озеро – часть Лабиринта, и магией нельзя было вызволить вас из него, только обычным способом. Нырнул, схватил тушу… э-э-э… тело, доплыл до берега – оставил, и заново. Короче, я упарился с ними и сложил вповалку. Но приказа твоего не нарушил, хозяйка. Я охраняю. И, можно сказать, даже оберегаю их. Русалу вон вообще ванну организовал, а то сдохнет еще. В смысле, скончается до того, как очнется, – поправил себя поспешно демон.

И правда, русал лежал даже не в ванне, а в мини-бассейне. Глаза прикрыты, дыхание ровное. Или спит, или в глубоком ауте. Потом разберусь.

– Почему в озере не оставил русала-то? Он же полурыба, – спросила демона.

– В нем вода нагревается. И к обеду от русала осталась бы обалденно вкусная уха в озере, – сверкнул широченной улыбкой этот паразит, повернувшись ко мне. – Но я могу вернуть его туда, хочешь?

«И за что мне это все?» – мысленно взвыла я, одновременно отрицательно мотая головой.

Куча тел зашевелилась. Послышались сдавленный стон, рычание и чье-то грубое ржание из-под самого низа.

– Слезь с меня, некромант придурочный, – рычал Раф.

– Не раньше, чем меня освободит от своих объятий филатини. Я при ней шевелиться не собираюсь, если заденет открытым участком своего тела, считай, поделюсь ощущениями с тобой, – не менее агрессивно ответил Тан.

– Идиоты, – простонал женский незнакомый голос.

И вот мы трое – змеевас, демон и я – наблюдаем, как куча тел распадается.

Первой на ноги встала миловидная, чуть полноватая девушка с раскосыми глазами, темными короткими волосами и еле заметным шрамиком на лбу. Ари.

– Так вот ты какая, – задумчиво протянула я, разглядывая девушку. Она напоминала декана Грея только цветом волос и глазами. На этом сходство заканчивалось. Декан весь подтянутый и прямо сошедший со сцены поп-идол, тогда как его дочь – милая и домашняя. И вот эта уютная восточная красавица поперлась в Лабиринт? Чего-то я в жизни явно не понимаю. Неужели не было способа обойти этот практический курс, дочь декана же. Какая-то слабая у них в империи общественность, раз только после пропажи деканской дочки было хоть какое-то послабление в обучении.

«Хотя, может, декан этому и поспособствовал», – пришла вдруг в голову светлая мысль, пока я рассматривала Ари, а она меня.

Другие спутники уже тоже пришли в себя и отряхивались, зло глядя на мой артефакт. Особенно старались некромант с драконом. Демону было фиолетово, он на их взгляды внимания не обращал. Жевал какую-то травинку и смотрел в небо.

«Есть хочу», – подумалось мне, и я представила огромный шведский стол, ломящийся от всяких вкусностей.

И… ура! Перед нами появился именно такой стол. Народ вначале замер, а потом ломанулся есть. Я вовремя успела урвать себе несколько вкусностей и ушла обратно на качели. Рядом присел Лас. Мы сосредоточенно ели, не отвлекаясь на разговоры.

Шариз развлекался тем, что создал палочку, ломал ее, потом соединял и удлинял. Странное занятие, но ему нравилось. Он единственный, кто не ел. А вот и отличие души от живого организма.

«Шариз, а что ты говорил про то, что окружение Алиэля оценит твой подарок?» – вспомнила вдруг я, запивая вкусную жареную куриную ногу апельсиновым соком.

«А я его женщиной сделал на пару месяцев, – спокойно ответил мне артефакт. – Пусть постигнет все тонкости суровой реальности в глубоко мужском коллективе. И пусть узнает, что обижать и обманывать мою хозяйку нельзя».

Я поперхнулась соком и закашлялась. Из глаз брызнули слезы. Лас дернулся мне на помощь, но я остановила его рукой. Прокашлялась и засмеялась, стирая слезы со щек. Сын перестал есть, непонимающе и даже со страхом вглядываясь в мое лицо.

– Шариз вождю демиратов пол подправил, – еле сдерживая рвущийся вновь смех, сказала я сыну. – Он теперь женщина. У-у-у, мне так смешно давно не было.

Сын моргнул, а потом вместе со мной залился смехом.

Наши спутники, быстро наевшись, подошли к нам. Пытались выяснить, что случилось, но мы лишь отмахивались от них и продолжали смеяться. Суть нашего невменяемого состояния им пояснил Шариз. Ребята не долго думая присоединились к общему веселью.

Не знаю, что сильнее спровоцировало выброс накопившегося негатива: облегчение от окончания блуждания по Лабиринту Силы или месть демирату, но смех – лучшее лекарство. Вот мы и лечились.

Когда массовая смехотерапия сошла на нет, пришло время решать, как быть дальше.

– Лана, я благодарна, что судьба свела меня с тобой. Но дальше наши пути расходятся. Я слишком давно не была дома, поэтому покидаю вас, – первой высказалась филатини. – Если когда-нибудь тебе понадобится моя помощь… В любом храме Тьмы есть картина, она называется «Мольба о страданиях». Просто прикоснись к ней и назови мое имя. Я услышу, где бы ни находилась. А сейчас прощай.

Изир поклонилась мне, прижав правую руку ко лбу. Повернулась и, не проронив больше ни слова, взмыла вверх. У нее за спиной появились тонкие, почти невидимые крылья, и спустя пару взмахов она скрылась из виду. Я только глазами хлопала.

– Ничего себе скорость, – присвистнула я. – А почему же она так в Лабиринте не перемещалась?

– Там часть ее сил была заблокирована, – пояснил всезнающий артефакт.

Я посмотрела на оставшихся. Тан и Нат, понятное дело, вместе со мной до Университета магии идут. Про Тана вообще отдельный разговор. Ари тоже не обсуждается. Я перевела взгляд на Рафа и Руса.

– Мне нужен водоем, чтобы уйти к своим, – пояснил свою позицию русал. – До него я с вами. Озеро Лабиринта не подходит. Я туда больше не сунусь.

– Я тебя одну не оставлю, – горячо ответил дракон.

– Да я и не одна, в общем-то, – кивнула головой на сына и остальных спутников.

– Все равно, – упрямо ответил Раф.

– Ладно, как знаешь, не маленький, – махнула на него рукой я. – Кто-нибудь знает, как проявляется увеличение дара? Я ничегошеньки нового не чувствую…

– Ты на каком факультете учишься? – задала вопрос Ари.

– На факультете воздуха, – ответила я ей. Какая же она миленькая в нормальном состоянии.

– Попробуй создать ветерок, – предложила Ари.

«Хочу, чтобы возник ветерок!» – пожелала я, а для ребят сделала пасс, подсмотренный мною в одном из учебников.

Откуда прилетел мини-ураган, не заметил никто. Но последствия от него впечатлили всех. Я так вообще хотела залезть под одеяло с головой и не вылезать оттуда. Качели перевернуло, русала накрыло его же ванной. Ребят и Ари снесло метров на двадцать от меня. Не пострадали только я и Шариз. Последний вообще наколдовал себе удобное кресло и наблюдал за происходящим как за спектаклем.

Я весьма вовремя вспомнила, что артефакт мне помогать должен, а не играть роль зрителя, наблюдая за моими неудачами.

«Шариз! – с укором обратилась я к нему. – Убери последствия моего эксперимента, пожалуйста».

«Как прикажешь, хозяйка», – ответила ехидна бесхвостая.

Он даже позы не сменил, а все вернулось на круги своя. Вот это да…

– У меня не вырос уровень дара, – сказала вдруг поникшая Ари. – Я всегда хотела уметь превращаться в насекомых, как папа. Поэтому ожидала, что, пройдя Лабиринт, смогу. Но нет, уровень тот же.

– И у меня, – заговорил обычно молчаливый Нат. – Я не могу обойти ментальные блоки дракона.

Рафантер удивленно приподнял бровь и фыркнул на менталиста. Но промолчал. Другие тоже пришли к выводу, что их дар не вырос. И выжидательно уставились на скромную меня.

– Что? – сделала я большие глаза. – Зато все живы и не в Лабиринте! Радуйтесь, балбесы!

«Хозяйка, магический фон местности нарушается. Здесь сейчас будут гости. Вампиры. Я немного сбиваю настройки их порталов, но это ненадолго, иначе они почувствуют. Что прикажешь?» – вклинился в мои мысли артефакт.

«Вернись на свое место, – ответила ему. – Пусть у нас будет дополнительный козырь в случае непредвиденной ситуации».

Шариз подошел ко мне, коснулся запястья, и вот уже по руке змеится ожерелье, чтобы спустя секунду застыть татуировкой. Я была сосредоточена на своих ощущениях, ожидая боли при соприкосновении татуировки с кожей, но ничего не произошло. Легкое прикосновение прохладного металла, тихий шелест – и все. Нет ожерелья, есть тату. Я даже рукав закатала, чтобы проверить. Вот оно, на месте. Хмыкнув, опустила рукав.

Все произошло так быстро, что общее молчание послужило для меня сигналом. Я оторвалась от созерцания своей руки и уперлась взглядом в чью-то рубашку. Между моим носом и обладателем черной шелковой рубашки было не больше метра.

А еще от него веяло холодом. Я подняла голову, чтобы рассмотреть нового знакомого. И удивилась. Сильно.

До этого момента все встреченные мною личности были колоритными и красивыми. Этот был некрасивым. Я даже пристальнее вгляделась. Нет, ошибке тут не место. Мужчина был именно некрасив. Удивительно.

Да, высокий. Да, поджарый. Да, чувствуется ореол силы. Но нет смазливости демирата Алиэля, нет чувственности во взгляде, как у Руса, нет надменности Рафантера.

Лицо перечеркивал шрам, тянущийся от левого виска и заканчивающийся за правым ухом. Я боюсь представить, как он был получен. А как же регенерация?! Стального цвета глаза, черные брови. Невозмутимое выражение лица. Этот экземпляр просто сильный. Такого в моем мире назвали бы брутальным, наверное. В моем окружении подобных мужчин не было.

Некрасивый вампир. Удивительно, но это так. Они же, судя по нашим фильмам, должны быть желанны для женского пола. Притягивать взгляд и все такое. Этот не притягивал. Абсолютно. Больше настораживал.

Пока я рассматривала вампира, он, в свою очередь, буравил взглядом меня. Оценивал как противника, не как женщину. Что тоже странно.

– Рады приветствовать прошедших Лабиринт Силы, – сказал вампир, глядя исключительно на меня. – Наш император приглашает вас посетить его дворец. Это честь для нас.

Я бросила взгляд за его плечо. Мои спутники были напряжены, около каждого находился вампир. Причем те вампиры были симпатичные. Одной мне неформат достался. Беда.

– Вы кто? Представьтесь, пожалуйста, для начала, – вновь посмотрела на вампира я.

Мой собеседник удивился, но через мгновенье выражение его лица вновь стало спокойным и незаинтересованным.

– Воин второго ранга его императорского величества, начальник Службы безопасности империи Ртау Руиан Сарк Тирассан, к вашим услугам, уважаемая…

– Лана Вест, студентка первого курса Университета магии. – Я изобразила небольшое приседание, образно окрестив его про себя книксеном.

– Первый курс? Что ж, это будет интересно, – словно для себя проговорил вампир. – Прошу.

Сарк протянул мне локоть, чтобы я ухватилась за него. Артефакт молчал, ребята тоже. Я решила быть покладистой. Не в казематы зовут, и ладно. Хоть отоспимся нормально и дальше двинемся. Положила свою ладонь на его локоть.

И все. Провалилась в будущее. Как я это определила? По тихому предостережению Шариза на заднем плане.

«Не подавай вида, что видишь будущее», – услышала я.

А передо мной разворачивалось интересное действо.

Нас переместили ко дворцу. Каждый вампир являлся проводником до дворца императора. Только все, кроме меня, очутились перед парадной дверью, а меня Сарк оставил у первой ступени. Я поворачиваюсь к нему.

– Что за шутки? – спрашиваю вампира.

– Странно. Но дальше я не могу переместить вас, пойдемте обычным способом. Ногами, – пожал плечами вампир и сделал шаг.

– Лана, не смей! – вдруг слышу крик Грея. – Ступишь на лестницу и не выйдешь из дворца! Никогда!

А сам декан факультета воздуха пытается прорваться сквозь выросший из ниоткуда кустарник прямо около лестницы.

Поздно, вампир сильнее меня. И вот уже я, прикованная к императорскому трону короткой цепью за ногу, сижу на маленькой подушке. Лица императора не вижу, только сапоги. Лакированные сапоги. Хорошие.

– Я доставил Вестника, как и обещал, – звучит надо мной голос Сарка. – Верните мою супругу, господин.

В фигуре склоненного перед императором Сарка больше нет величия. Он сломлен. Он ждет ответа. Он не смеет даже смотреть на своего императора.


Видение исчезло. Я отпустила локоть вампира.

«Сколько прошло времени, пока я просматривала… это все?» – обратилась к своему артефакту.

«С полминуты, хозяйка. Вампиры ждут приказа главного, а он удивлен твоим отсутствующим взглядом и замороженным состоянием, – ответил мне Шариз. – Сейчас он поймет, что произошло».

Вампир вгляделся в мои глаза. Зрачки его расширились, на лице мелькнула и пропала хищная улыбка. Он попытался схватить меня за руку. Я на миллисекунду оказалась проворнее. Не иначе, уровень дара сказался.

«Хочу, чтобы вампиры не смогли достать меня и моих спутников!» – рьяно взмолилась я. И… выругалась.

– Мама! – возмутился Лас.

– Прости, не сдержалась, – покаялась я. Просто вампиры нас теперь действительно не достанут. Мы находились посреди какого-то поля. Метров через сто начинались высокие горы. Небо хмурилось. А мы не пойми где.

– Где мы? – пискнула Ари, оглядываясь по сторонам.

– У меня дома, – заговорил Рус. – Это Империя тэльтов. Удивительно, как нас перенесло сюда. Ты умеешь создавать порталы? – обратился он ко мне.

– Ничего я не умею, оно само… как-то вышло, – буркнула я.

«Шариз, почему нас сюда закинуло?!»

«Ну, ты захотела туда, где не достанут. Я скорректировал направление… Давно тут не был, ностальгия замучила. А теперь такая возможность есть. Правда, до следующего дня ты на нуле… Экстренное перемещение такого количества народа – это очень затратно даже для твоего резерва», – весело отозвался артефакт.

– Я его убью, – простонала я.

Вдруг навалилась такая физическая слабость, что, если бы меня не подхватил Тан, упала бы лицом вниз. Колени подогнулись, все тело вопило об усталости.

– Кого? – Лас чуть-чуть не успел и теперь оборачивал нас своим хвостом, недовольно поглядывая на некроманта. А на меня – с беспокойством.

– Шариза ностальгия замучила, и он нас сюда перекинул, – ответила я, склоняя голову к плечу Тана. Зевнула и сказала: – Тан, спас… а-а-ах… сибо! Я сейчас усну. Он весь мой…


«Сейчас!» – скомандовал Тан сам себе и подхватил падающую Лану на руки.

Он сразу понял, как произошел перенос, слишком хорошо знаком с темными сущностями, но не рискнул рассказать Лане, как они очутились в другом месте. То, что она его, мягко говоря, недолюбливает, он знал. Но так как находился ближе всех, решился подхватить ее на руки. Лана выложилась при переносе полностью. Хорошо, если она успеет восстановиться к утру.

– Отдай мне маму, – тихо сказал ползущий рядом змеевас. – Я лучше тебя донесу ее до ближайшего поселения.

– Нет, – мотнул головой некромант, стараясь идти как можно более плавно, чтобы Лана не испытывала дискомфорта. – Если передавать с рук на руки, она проснется. Это негативно скажется на ее восстановлении. Я донесу, она легкая.

– Р-р-р, – рычал дракон, – только тр-ронь ее! Я тебе… – договорить он не успел, некромант зло перебил его:

– Что?! Она моя невеста, моя! Ты сам все испортил, еще в университете! Теперь не лезь! Нат, можешь погрузить ее в глубокий сон, чтобы быстрее восстанавливалась?

– Да, она почти не сопротивляется. Сейчас… Все! – Подошедший менталист ненадолго положил ладонь на голову Ланы. После того как он убрал руку, Лана обмякла на руках некроманта.

– Ей очень плохо? – со слезами в голосе спросила девушка-метаморф, обращаясь к менталисту.

– Теперь нет, сознание спит. Организм восстанавливается. Артефакт на ее теле увеличивает скорость регенерации, но сейчас ничем не поможет. Ей нужно выспаться, – успокоил Ари Нат.

Пока все шли, переругиваясь, начал накрапывать дождь. Мелкие капли неприятно холодили кожу. Народ скучковался, теперь шли по трое.

– Через час пешего хода есть озеро, около него – домик. Охотники и рыбаки время от времени останавливаются там, – заговорил русал. – Если идти быстрым шагом, успеем до того, как начнется ливень.

– Может, дракон донесет Тана и Лану? – неуверенно проговорила Ари.

– Тогда и меня, – не остался в стороне змеевас. – Я маму одну с этими двумя не оставлю!

– Я вам что, ездовой дракон?! – возмутился Рафантер. – Я без пяти минут глава клана Огненнокрылых!

– Тьфу, придурок! – в сердцах выговорил русал.

– Да не могу я, – смутился вдруг дракон. – Я пробовал обратиться еще около вампиров, но не смог.

Все сочувственно посмотрели на поникшего дракона и ускорили шаг.

Спалось мне плохо. Обрывки воспоминаний, сновидений и непонятных картин сменялись настолько хаотично, что отдохнуть не представлялось возможным. Знакомство с Нитринак, Лабиринт, пьющий чай в образе паука и беседующий с женщиной, сидящей спиной ко мне, ночь с Владисом, русал, склонивший голову перед более величественным представителем своей расы. Утешение на груди Рэда, танец у змееваса, поцелуй умага, четыре дракона, празднующие что-то в столичном клубе. Наконец круговерть образов остановилась.

Я стояла в темном, еле освещаемом двумя большими свечами помещении. В трех шагах передо мной на столе между свечами лежала огромная открытая книга. Я нерешительно подошла к ней. Страницы чистые. Полистала. Они все были чистыми!

Оглянулась назад, на дверь, но меня отвлек тихий скрип пера по бумаге. И вот перед моими глазами на страницах книги проступают строчки. Красивая вязь, к моему сожалению, не поддается чтению. А строчки все пишутся и пишутся. Пера и чернильницы не видно, но буквы выписываются именно пером, вновь отчетливо слышен его скрип по бумаге. Я затаила дыхание. Шелест бумаги, страницы перелистываются сами. Все они исписаны мелким красивым почерком. Не осталось ни клочка чистой бумаги – исписано все!

На меня находит ощущение безысходности. Я с необъяснимым чувством жалости провожу пальцем по строчкам. Книга вздрагивает, и строчки медленно, буква за буквой, пропадают. Листы снова девственно чисты.

И тут я проснулась. Темно. И тихо. Я лежу на кровати, а сбоку на спине спит некромант. Чуть дальше, свернув хвост кольцами в некое подобие дивана, спит сын. У окна за столом, положив голову на руки, спит дракон. Свеча на столе освещает его профиль.

«Эх, хороша, Маша… то есть Рафантер, но не наш», – вздыхаю я, выползая из кровати, стараясь не задеть некроманта. Удалось! Я тихо прошмыгнула мимо сына и спящего дракона. В небольших сенях ненадолго зависла перед композицией «менталист – метаморфа», в обнимку спящих на чем-то вроде кушетки.

«Ничего себе я поспала», – мысленно присвистнула я. Иду тихо дальше. Около домика, где мы остановились, буквально в нескольких шагах обнаружилось озеро.

Постояла немного, глядя в ночное, полное звезд небо. Огромная луна освещает озеро. Растущие возле него кустарники и большое дерево напоминают декорации к сказке. Надеюсь, к хорошей. Подошла поближе и уселась на небольшом деревянном помосте у берега. Подумала и, сняв обувь, опустила ноги в воду. Вряд ли ребята остановились бы около опасного места.

Болтая ногами в теплой воде, лишь в последний момент заметила, как рядом со мной мелькнула переливающаяся серебристо-зеленая чешуя огромной рыбы. Или…

Бульк!

Меня что-то схватило за ноги утащило под воду. Я даже воздуха толком не успела глотнуть. В нос хлынула вода, а меня накрыла паника. Ну что за невезуха?! Вроде вот-вот уже… и опять… Додумать не дало жжение в груди. Легкие разрывало от нехватки кислорода.

«Хочу дышать!» – смогла я наконец сформулировать свое пожелание.

Уф, я дышу. Я буду жить!

Обретя способность дышать и адекватно реагировать на происходящее, я обратила внимание, что мои глаза до сих пор закрыты. Открыла их и не сдержала стон, правда, под водой он был больше похож на бульканье.

Передо мной, двигая хвостом из одной стороны в другую, находился Рус. А вокруг – его сородичи. Много русалов. Рус улыбался во весь рот и светился от восторга. Я покрутила пальцем у виска и в несколько рывков поднялась на поверхность озера. А ничего он меня так утащил, на самую середину этого озера.

«Хочу оказаться на берегу!» – мрачно пожелала я. Ничего. Я все так же дрейфовала посередине озера.

«Шариз! Почему я не могу выбраться из воды?» – вызываю я свой персональный гугл.

«Русал блокирует, тут его стихия. А ты не всесильна, как бы я ни старался. Переть против незаконнорожденного сына божественного водного дракона – это даже для меня слишком круто, прости», – ответил артефакт.

«Против кого?!» – мысленно поразилась я.

«Руил Сальватос Водитар, рожденный вне брака от женатого бога водных драконов и свободной русалки. Тобой именуемый как Рус. Представляешь, как совпало, ты объединила два его имени!» – хохотнул демонюка у меня в голове.

«А почему он сказал: если назовет свое имя, я не смогу от него уйти, что ли, не помню точной формулировки. И что он делал в Лабиринте? Почему, при всех его немалых силах, не ушел сам?» – гребя к берегу, продолжила уточнять я.

«Имя, произнесенное им самим, приковывает услышавшего к Русу божественной магией. Кого с помощью обожания, кого – с помощью уважения или любви. Так его отец обезопасил сына от своей жены. Она погубила мать Руса и хотела убить мальчика, когда узнала про него. Но мальчик представился ей, и обманутая жена бога не смогла навредить ребенку. Из Лабиринта сам он не мог выбраться, так как его туда водный же дракон и перенес. В наказание. Старая легенда, спросишь потом у него. Мне интересно ее из первых уст услышать. Так вот, выйти наш русал мог только с помощью носителя водной магии драконов», – менторским голосом вещал артефакт.

«А я здесь при чем?» – старательно гребя к берегу и отплевываясь от воды, спросила я.

«В твоей ауре есть магия водных драконов. И огненных. И еще – ментальных и самых редких – драконов мудрости. Откуда столько намешено?! Столько лет существую, а такое впервые вижу в ауре», – восхитился демон.

«Ты все это знал про него и молчал?» – обличила я демона.

«Так ты не интересовалась же!» – возмутился артефакт, прикрывая этим свою вредную натуру.

Хотя он прав, не интересовалась.

Я устала. Перестала плыть. И тут поняла страшную вещь. Я не приблизилась к берегу, как была посередине озера, так там и осталась.

– Рус, имей совесть! – возмутилась я. – Вначале чуть не утопил, теперь мешаешь до берега добраться. Я устала и замерзла. А ты тут издеваешься над хрупкой женщиной!

Рус появился неожиданно. Просто обнял сзади за талию. Я вздрогнула, но отстраняться не стала. Перестала бессмысленно барахтаться. Искупалась на сон грядущий, называется. Русал держал крепко. Я даже не чувствовала движение воды, а ведь он держался на плаву благодаря своему хвосту.

– Так теплее? – спросил он мне в волосы.

А вода вокруг и правда потеплела. Тьфу ты, позер!

– Плыви до берега, – откинула я голову назад. – Я не рыба, столько в воде находиться.

– В тебе есть наша магия. Изначальная магия воды. Это такая редкость!!! Я только что убедился в этом, когда ты начала дышать под водой, – медленно начал он двигаться в сторону берега.

– Варвар! Для этого нужно было топить меня? – вяло возмутилась я.

– Я должен был проверить, – мягко ответил Рус.

– Наш магический договор по-прежнему в силе. Ты не имел права подвергать меня такого рода испытаниям! – рыкнула я, пытаясь вырваться из его объятий.

Не отпустил. Доплыл со мной до берега, но так и не отпустил.

Я молчала, и он молчал. Потом русал шумно вздохнул и повернул меня к себе лицом.

– Прости. Первый раз встречаю такую, как ты… – сверкая своими невероятно красивыми глазами, начал он. – Ты отказалась оставить кого бы то ни было из нас там, в Лабиринте. Даже не зная, кто я. Почему?

– Я обещала, – пожала я плечами.

– Многие дают обещания, но не держат своего слова, – грустно покачал головой русал.

– Бывает, – не стала спорить я. – Отпусти, пойду досыпать. Завтра хочу уже в универ попасть. Может, нам повезет, и совет местной правящей элиты мы не встретим.

– Останься со мной, – приблизил ко мне лицо Рус с обаятельной улыбкой. – Я никогда тебя не обижу…

Ночь… озеро… красавец-мужчина рядом. Сказка. Но не моя.

– Извини, Рус, это не мой мир, – ответила на его предложение отказом я. – И он никогда не станет мне родным.

– Жаль… – Русал отстранился. – Если передумаешь… Я подожду. Утром меня здесь уже не будет. Поплыву к своему дому. Долго не был там, нужно узнать, что с родными. Удачно добраться до университета. Не прощаюсь, Лана…

Он вдруг наклонился и поцеловал меня. Осторожно, мягко и очень чувственно. Сама не заметила, как ответила на поцелуй. Но русал не стал пользоваться ситуацией. Прижал к себе сильнее и через мгновение отпустил.

– Если Хозяйка Грани пожелает принять жертву, напомни о ее долге водному драконьему сыну. Она знает, что я имею в виду, – с этими словами он отпустил меня и нырнул в глубь озера. А я очутилась около домика. Абсолютно сухая. Чудеса…


Глава 35 | Меняю на нового… или Обмен по-русски | Глава 37







Loading...