home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 37

В кровать прошмыгнула быстро и тихо, как мышь. Все были на своих местах.

Устроилась поудобнее и начала засыпать. Потом появилось ощущение тепла и защиты со спины, но я уже благополучно уснула.

Утро началось с разъяренного мужского крика. Кричавшего я знала. Декан факультета воздуха Ри Грей собственной персоной костерил на все лады Ната и Ари. Позднее меня ввели в курс дела делающие ставки на победителя в споре Раф и Лас.

Оказывается, некоторое время назад на пороге нашего домика появился декан, почувствовавший тут дочь. И, влетев в дверь, застыл изваянием, так же, как и я недавно, узрев милую картину. Ну как милую… ребята зашли чуть дальше поцелуев. А Грей просто бесшумно появился в дверях, и его приход не заметили. А когда Нат и Ари решили перейти к более активным действиям, декан отмер и начал громко возмущаться. Мол, не успел дочь обнять, как на нее какой-то гад лезет.

К слову, этот гад возмущался не менее экспрессивно. Нат, красный от смущения и возмущения, одновременно доказывал, что у них все серьезно. Ага, как же, знаем-знаем. Стоит такой весь из себя серьезный в чем мать родила. Ари благоразумно в разговор мужчин не лезла и, обмотав вокруг себя простыню, уселась за стол рядом с драконом.

– Хватит кричать, – попросила я громко, потягиваясь и слезая кровати. – Разобрались бы уже как мужчина с мужчиной.

На кровати я оказалась одна, а мужчины ругались при открытой двери, или это Ари забыла ее закрыть, когда ретировалась от них.

Мужчины переглянулись замолкнув. Оценивающе посмотрели друг на друга.

– Он же сопляк еще, – первым заговорил Грей, презрительно глядя на менталиста.

– Или кто-то слишком древний и боится развалиться от моего первого удара, – не менее презрительно отреагировал Нат.

– Вот это разговор тестя с зятем, а не базарные разборки, – довольно отметила я.

Мужчины выпали в осадок. Причем все мужчины. А я подмигнула метаморфе.

– Ну у вас же все серьезно, – добила я Ната. – А что может быть серьезнее, чем свадьба и дальнейшая совместная жизнь?

– Э-э-э, – сказал менталист.

– Хмм, кхе-кхе… – выдал метаморф.

– Да ну вас! – обиделась Ари. Перекинулась в прикольную белочку с огромным рыжим хвостом и ускакала прочь из домика. Нат посмотрел в сторону удалившегося шикарного хвостика, оглянулся на Грея. Выругался и, надев штаны с рубашкой и обувь, побежал за девушкой.

Нас осталось пятеро: Тан, Раф, Грей, Лас и я. Чтобы не терять время даром (милые бранятся – только тешатся), я накрыла нам на стол. Те двое могут и потом поесть, а я жутко голодна. Завтрак прошел почти спокойно, если не считать напряженных переглядываний между Рафом и Котанро. Грей задумчиво смотрел на змееваса, жуя квашеную капусту. Не знаю, откуда ее сперло мое пожелание, но приготовлена она была знатно.

– Вы к нам из университета? – допив чай, решилась нарушить тишину я.

– Да, как раз шел к ректору по одному учебному вопросу, когда почувствовал, что вы вышли из Лабиринта. Только когда переместился к месту вашего выхода, вас уже не застал. Но там были императоры дроу и демонов, а также много злых вампиров. Не расскажете, почему? – задал встречный вопрос декан.

– Про императоров мы не знаем. А вампиры… скажу так, мне очень не хотелось знакомиться с их повелителем. – Я была сама невинность. – А почему вы нас нашли, а другие нет?

– А ррагр его знает, – вырвалось у Грея. – Извини, случайно. Хотя я ведь не на тебя ориентировался при поиске, а на Ари. Кстати, я помню, что обещал. И… спасибо.

Одним словом Ри Грей выразил все чувства, что обуревали его последние годы. Он даже помолодел как будто. Плечи стал держать ровнее и меньше хмурился.

– Почему не пошли за Ари? – спросила его, наблюдая, как Лас хвостом достает дракона и некроманта. А те вяло откидывают его, но настырный змеевас продолжает.

– Она смущена, но далеко не уйдет. Помирится с этим… и тогда мы нормально пообщаемся. Лана, ну почему именно он? – возмущенно спросил декан.

– Вот у дочери и узнаете, – хмыкнула я. – Вы перенесете нас в университет? Я после переносов плохо себя чувствую.

– Конечно, – кивнул мне декан. – Змееваса из Лабиринта вытащила?

– Да… и теперь я его… хм, мать, – смутилась я.

Ри непечатно выразился, а потом добавил:

– Приемная мать королевского змееваса? Сильно…

Теперь декан, не скрываясь, восхищенно разглядывал моего сына.

– Лана, а ты все еще хочешь вернуться домой? – как-то странно посмотрел он на меня, оценивающе, что ли.

– Да, – твердо ответила я. – Это не обсуждается. Я найду способ.

«Жаль… может, передумаешь, хозяйка?» – подал голос молчавший до этого момента артефакт.

«Нет», – так же твердо ответила и ему.

«Я не смогу перейти в мир, где нет магии… Снова усну… Теперь неясно, на какой период», – грустно продолжил демон.

«Не переживай раньше времени, – усмехнулась я. – Может, ты счастлив будешь от меня избавиться. Кстати, как твой предыдущий хозяин тебя оставил?»

«Его убили, – флегматично ответил артефакт. – Меня хозяин отправил… по заданию, в общем, нельзя мне рассказывать, что я делаю для хозяина. Даже новому о старом. Так вот, пока я отсутствовал, его и убили. Подгадали же, сволочи, время».

«Ясно», – нахмурив лоб, я посмотрела на декана.

– Вызывайте свою дочь, нам пора в университет, – обратилась я к нему. – И по поводу сына. Вы обещали выполнить все, что бы я ни попросила. Прошу. Как сделать так, чтобы он со мной учился? Набор ведь уже завершен, а я его одного в городе не оставлю.

– Договорюсь, обещания я держу, – невозмутимо ответил декан. – Ари уже идет, вместе с этим… Конатро, чтоб его.

И тут в подтверждение его слов вошел Нат с белкой на плече.

– Она смущается, – пояснил нам менталист. – Декан, приношу свои извинения. Я был сбит с толку вашим внезапным появлением. Надеюсь, позже мы сможем поговорить в более приемлемой обстановке и при меньшем количестве свидетелей.

Грей кивнул и оглядел нас всех.

– Это все? Или еще кто-то есть, – уточнил он, посмотрев на меня.

– Все, – подтвердила я.

– Хорошо. Постарайтесь ни о чем не думать. Я перенесу всех разом в университет.

Ко мне подполз змеевас, а с другой стороны встал Тан, ненавязчиво, но решительно положив свою руку мне на талию. Я посмотрела на руку, потом на некроманта. Вздохнула, но промолчала.

Очертания помещения смазались, и через три удара сердца мы уже стояли напротив центрального входа в университет.

– Так, Конатро и Котанро, живо в деканат! – тоном, не терпящим возражений, сказал Грей. – Четыре недели отсутствия – это, конечно, не очень много, но все же стоит отметиться и взять новые задания.

– Как четыре недели? – первым задал вопрос Нат.

– Как есть, – усмехнулся декан факультета воздуха. – Я уверен, вы решили, что отсутствовали дольше, но время в Лабиринте течет иначе, чем тут. Вам ли не знать, студенты!

Укора в его голосе хватило бы на большую аудиторию, по ошибке пропустившую предыдущую его лекцию. Я сама так же, как и ребята, была потрясена. Вроде столько прожили, а всего четыре недели. Да уж.

– Еще увидимся, – отпуская меня, сказал Тан, и они с братом, ступив на лестницу, пропали из нашего вида.

– Ух ты, – восхищенно произнес сынок. – Как это они?

– Лестница – своего рода артефакт, – пояснил Грей и обратился к Рафу: – Теперь вы, молодой человек. Уверен, в вашем клане по вам отходную молитву богам успели заказать. Все же дважды войти в Лабиринт… Да-да, я передал вашему нынешнему главе, где вы находились все это время.

Рафантер явно хотел возмутиться, но потом кивнул, и через секунду его уже не было рядом с нами. Пошел выяснять отношения с начальством. Я хихикнула, представив взрослого мужчину, пытавшегося объяснить, почему он так долго отсутствовал и не выполнял свои обязанности. Картинка выходила на редкость смешная. Особенно Рафантер с поникшей головой, который мямлил что-то вроде: «Так вышло». Вряд ли, конечно, все будет именно так, но помечтать-то можно.

Декан держал в руках и гладил по спинке белочку-метаморфа, что-то шепча ей на ухо. Белка утвердительно кивнула, и только хвост мелькнул между деревьями. Куда-то умчалась.

– Домой пошла, приводить себя в порядок и одеваться, – проводил ее обожающим родительским взглядом Ри. – А теперь – к ректору, – сказал нам с сыном метаморф-старший.

Но к ректору мы не попали.

– Так-так-так, кого я вижу, – услышали мы мужской голос и обернулись к говорящему.

Им оказался император дроу собственной долговязой персоной. Ну до чего все же неприятный мужчина. Брр!

– Ваше императорское величество, – немного склонил голову в знак приветствия декан. – Вы к нам с официальным визитом или?..

Классный у меня декан, сразу быка за рога! Без всяких экивоков, прямо в лоб, мол, что надо?

– Не вашего ума дело, – резко оборвал его император Ликенаилис. – Лана, ко мне!

Я подняла в удивлении брови. Змеевас, стоящий рядом, начал шипеть и слегка обвил меня своим немаленьким хвостом. Император, видя, что я осталась на месте, нахмурился.

– Ожерелье на тебе? – Взмах его руки – и ворот моей мантии вместе со свитером оказался надрезан до ложбинки на груди. Я в возмущении схватилась за разорванную одежду. – Где оно?!

«О, хозяйка, это один из тех, кто накладывал на меня заклинание подчинения, пока я еще был в твоем теле. Уф, ну, помнишь, я убирал заклинание с ожерелья с твоей помощью…» – путано проговорил демон-артефакт.

Тут угрожающе начал подниматься над императором Лас, но он же столько времени пробыл в Лабиринте и не знал, как с кем нужно обращаться. Ой, что сейчас будет!

– Лас, не смей, – предупреждающе посмотрела я на сына, он сверкнул глазами, но вернулся на место.

– Вот, – закатав рукав, показала татушку. – Его ищете?

Император удивился, но быстро взял себя в руки.

– Артефакт на неположенном месте, но на тебе. Повторяю: Лана, ко мне, – не терпящим возражений голосом скомандовал этот… дроу.

– Мужик, ты бессмертный? – вдруг спокойным тоном задал вопрос мой обожаемый сынуля.

Ликенаилис удивленно заморгал, но ответил:

– Нет. Да, что вообще происходит?! – взревел он.

– Значит, просто дурак, – диагностировал мой сын.

У декана задергалось правое веко, он мужественно старался не засмеяться, но у него это не очень хорошо выходило.

– Посмотри на ее ауру, – терпеливо обратился Лас к императору дроу. – Нет там заклинания подчинения. Это раз. Далее. У нее сейчас уровень дара выше, чем у тебя, простите, оговорился. У вас. Да, знаний у нее не хватает, но, думаю, своей непосредственностью она любого матерого мага в землю закопает. Это два. И, наконец, три: она моя мать! Моя! Так прояви… те же уважение к особе королевского рода, такой же, как и мы с вами!

«Э-э-э, Шариз, а королевский змеевас – это не подвид змеевасов?» – в ступоре оглядывая величественную фигуру сына, задала вопрос своему демону.

«Нет, конечно. Это титул. Погоди, ты хочешь сказать, что понятия не имела, кого усыновила?» – уточнил демон.

«Нет… Думала, это просто обозначение подвида их расы…» – растерянно ответила артефакту.

«Ха-ха-ха! Ой, не могу! Лана, ты очаровательна!» – бессовестно ржал в моей голове демон.

– Приношу свои извинения, – сквозь зубы выдавил Ликенаилис, обращаясь ко мне. – Моя ошибка, что не проверил вначале вашу ауру… ваше величество. Надеюсь, мое недостойное поведение не будет расценено вашим величеством как оскорбление достоинства.

Еще один взмах руки – и моя одежда снова в полном порядке. А злющий император дроу, склонив голову, исчез из поля нашего зрения.

– Прошу, ваше величество, – откровенно угорая, пропустил меня вперед к лестнице декан факультета воздуха.

– Вы знали! – возмутилась я.

– Конечно, знал, – не стал отнекиваться он. – Мне было интересно увидеть твою реакцию, когда узнаешь ты. А вообще в Университете магии все равны. Так что особо не привыкай к новому положению. Да и змеевасов осталось всего ничего. По последним данным, их не более трех сотен на все империи. Король змеевасов давно исчез, и многие подданные расползлись по разным государствам. Но одно слово твоего сына – и все вернутся на прежнее место.

– Это куда? – прищурилась я. Сын невозмутимо полз рядом.

– Город Зиннар, здесь, в Империи Четырех Драконов. Сейчас город закрыт для посещения остальными расами. Оставшиеся там змеевасы рьяно охраняют территорию и ждут своего короля, – ответил уже серьезным голосом декан. – Лас, разрешишь пока так к тебе обращаться?

– Да, – ответил сын.

– Мой тебе совет – не спеши с оповещением своих о выходе из Лабиринта. Поучись пока, узнай мироустройство, а потом вернешься к своим.

– Я услышал вас, – ответил Лас, открывая передо мной дверь вуза.

Мы зашли внутрь. Вокруг было тихо, шли занятия. Вдохнула почти позабытый запах учебного помещения.

«Как там некромашка? А мой страстный василиск? Мм, хотя нет, р-р-р! Но вначале ректор!» – Я даже развернулась в сторону глухой стены, чтобы обозначить конечную цель перехода.

«Мама, ты не сильно расстроена? – вдруг перешел сын на мысленную речь. – Я еще в Лабиринте понял, что ты не знаешь о нас ничего. Боялся, что твое отношение ко мне изменится…» – и столько скрытого страха в голосе.

«Дурачок ты еще… – ласково сказала ему. – Это для меня потрясение, не скрою, но не настолько, чтобы отказываться от такого чудесного сына, как ты!»

– Ри, когда я могу открыть Книгу? – задала давно мучивший вопрос.

– Когда жених разрешит, – огорошил меня декан.

Я резко остановилась, отчего он в меня чуть не врезался. Но метаморф оказался на редкость ловким и смог увернуться.

– Что значит «когда жених разрешит»? – тихо спросила его.

– То и значит. Получишь его разрешение и сразу иди к Книге. Переход организует любая стена, – серьезно проговорил Ри. – В твоей ауре есть печать добровольной клятвы. Это очень серьезно. Не знаю, как ему удалось получить такое от тебя. Но в нашем мире есть правила, которые нельзя обойти.

– Любое правило можно обойти, – позволила себе не согласиться с ним я. – Разрешение должно быть официально оформлено на бумаге?

– Нет, – ужаснулся такой перспективе метаморф. – Устное, магическое.

– Понятно.

Подумаю об этом позже.

– Студентка Вест! – прогремел на весь универ голос ректора. – В мой кабинет!

– Ой, – только и успела проговорить я и крепко схватила сына за руку, как появился размытый силуэт Воз ту Духа и нас перекинуло к дверям ректора.

Элементаль низко поклонился мне, сильно удивив, и, постучав в дверь ректора, испарился.

Мы с Ласом переглянулись, но осторожно прошли в кабинет. Вначале я, потом сын. Другого выхода все равно не было, тем более – после вежливого стука элементаля.

За столом перед кипой бумаг сидел разъяренный ректор. М-да, не так я себе представляла свое возвращение из их дурацкого Лабиринта. Где поздравления? Где овации? Где мои «плюшки», в конце-то концов?!

Увидев нас, Уэсс Колфри встал и размашистым шагом подошел ко мне. Лас предупредительно положил между нами конец хвоста. Лицо при этом оставил невозмутимое.

– Сейчас что не так, миэр Уэсс Колфри? – напряженно спросила ректора.

– Я бесконечно рад и горд, что мои студенты вышли из Лабиринта так быстро и даже увеличившимся составом, – тут он недовольно фыркнул на змееваса. – Но меня раздражает количество проблем, связанное конкретно с вами, студентка. Не успели вы дойти до моего кабинета, как я получил пять официальных приглашений посетить дворцы императоров, как нашего, так и соседних империй. В ближайшее время, Лана! Пять приглашений, которые нельзя проигнорировать! А это еще кто? – соизволил ректор присмотреться к моему сыну.

– Лас ту Рас, – с поистине королевским достоинством представился змеевас.

Ректор непечатно выругался, а потом извинился:

– Простите, ваше величество! Эмоции. Сразу не разглядел вашу ауру.

– В этом нет вашей вины, – усмехнулся вдруг сын. – Я осознанно закрыл ее от вас. Мне было интересно посмотреть, за что ругают мою названую мать.

Все. Ректора можно выносить. Глаза выпучены, рот открывается и закрывается.

– Миэр Уэсс Колфри, вы пока тут решайте, кому вначале ответите, а мы пойдем, наверное… К вам еще декан Ри Грей зайти должен. По рабочему вопросу, – подала голос скромная я. И бочком-бочком попыталась свалить из кабинета.

– Стоять! – надо же, как быстро пришел в себя. Уважаю. – Рабочим вопросом ты называешь протекцию по устройству в университет его величества? – показал глазами на Ласа.

– Да, – чего резину тянуть, все же ясно, как божий день.

– Понял, – взъерошив пятерней свою прическу, ректор пошел и сел обратно за стол. – Если Лестница пропустит, примем. Ты прошла Лабиринт Силы, я не могу отказать тебе. С Лестницей пусть сам Грей договаривается, они в дружеских отношениях. Свободны. Хотя нет. – Он окинул взглядом змееваса. – Жить будете на мужском этаже.

Лас согласно кивнул.

– Что-то еще? – поднял он бровь прямо как я.

Вот, научила его плохому! А сама стою и умиляюсь.

– Нет… Давно в университете не было змеевасов, повышенное внимание гарантировано. Поэтому скрывайте ауру, сколько это будет возможно, – попросил ректор, уточнив: – Свою королевскую ауру.

Дзынь! Лас нервно покосился на дверь.

– Это звонок, привыкнешь, – с видом знатока похлопала сына по плечу. – Судя по часам на стене, сейчас все на обед пойдут. Кошмар, как летит время!

Откланявшись с ректором, поспешила утащить сына в столовую.

«Есть-есть-есть!» – мысленно скандировала я.

На подступах к столовой двери меня снесло маленьким ураганом. И этот ураган повис на моей шее, сжимая в объятиях.

– Лана! Жива!!! – восторженно всхлипнула некромашка, пока я приходила в себя. – Все цело? Ничего не болит?

Она быстро ощупала меня на предмет повреждений. Но не найдя ничего страшного, опять обняла до хруста костей.

– Как же я по тебе соскучилась! – прошептала моя ненормальная подруга.

– И я, – улыбнулась и наконец обняла ее в ответ.

Рядом раздалось покашливание. О, точно, сын! Надо их представить. Только хотела сделать задуманное, как некромашка повела себя крайне нестандартно.

Не отпуская меня, повернула голову в сторону покашливания. Тело ее резко подобралось, меня она каким-то непонятным образом оттеснила за себя. Нонсенс, ведь она мельче меня. Но что было, то было. Выставила перед собой руку, на ладони начало клубиться что-то подозрительно темное.

– Еще шаг, придурок, и от тебя даже скелета не останется! – грозно сказала Нитринак.

Я с интересом наблюдала, как у моего сынули банально отпадает челюсть. Даже вечно подвижный кончик хвоста замер.

– Нитри, что происходит? – осторожно коснулась ее плеча я.

– Это же змеевас! – выплюнула некромашка, будто это объясняло все. Причем принадлежность к расе она сказала с таким непереводимым чувством, словно уже прикопала его в соседнем парке.

– Я в курсе, дорогая, – осторожно начала я. – И что с того?

– Они все развратники и моральные уроды! – припечатала она. – И просто так не появятся около мага, значит, что-то нужно.

Зато сын очнулся. И оскорбился.

– Мож-жно подумать, некроманты – поборники морали, – прошипел он.

– Про мораль не скажу, – в ответ агрессивно ответила Нитри. – Но и в мозгах мы не копаемся, как вы!

– О, ну конечно! – зло прищурился сын, явно собираясь выдать что-то совсем не лестное про некромантов.

– Так, брейк! – выставила я руки, встав между ними. – Знакомься, Нитри, это мой названый сын, Лас ту Рас. Лас, это моя хорошая подруга, даже единственная, Нитринак Прос. Очень надеюсь, что вы найдете общий язык.

«А ничего у тебя подружка, – присвистнул артефакт. – Горячая. Ух, я бы…»

«Замолкни уже», – шикнула я на неугомонного демона.

– М-да… неудобно получилось, – первая сказала некромашка. – Вы обедать шли? Пойдемте, а то мне скоро опять на пары, так хоть немного побеседуем за обедом.

И как ни в чем не бывало легкой походкой пошла в столовую. Я усмехнулась и, взяв не до конца успокоившегося змееваса под руку, пошла следом. Столовая нас встретила гомоном голосов. Нас заметили, только когда мы сели за стол с подносами еды. Не иначе сын постарался. Затейник какой.

Вот тут наступила тишина. Абсолютная. Такая, что слышно было, как за дверью столовой кто-то громко ругается.

– А можешь вернуть невидимость обратно? – сглотнула я, обращаясь к сыну.

– Могу, только зачем? – наворачивая овощное рагу, спросил сын. – Они все равно рано или поздно меня увидят. Хвост я в ноги превращать не умею, не наг, так что смысл в отводе глаз был лишь до начала нашей трапезы.

– Ясно, – подивилась я такой постановке вопроса, но больше просить сына не стала. – Ты сказал: у меня дар увеличился, став больше, чем у императора…

– Да, – ответила за него некромашка, так же, как и сын, не обращая внимания на впившиеся в нас взгляды. – Долго еще смотреть будете? – спокойно задала вопрос тихой столовой, продолжая тщательно пережевывать еду.

Но ее поняли и перестали смотреть в открытую, даже разговоры понемногу возобновились.

«Круто-круто-круто!» – мысленно потерла я ручки.

Если все так, может, и не нужна мне Книга? И, возможно, получится даже между мирами ходить? Ласа я на Землю точно перетаскивать не стану.

«Хочу домой, на Землю! К маме и папе, к братьям!» – мысленно сложила молитвенно руки и сильно-сильно пожелала. Жевать перестала, глаза закрыла. Дыхание затаила.

Стук. Стук. Стук. Удары сердца отмеряли время.

«Я, конечно, понимаю, аутотренинг и все такое… Опять крутое слово выкопал! – мурлыкнул демон. – Но у тебя нет разрешения на путешествие между мирами, поэтому ничего не выйдет, хозяйка».

Сказал и убил мою последнюю надежду. На свободное перемещение между мирами, на уход от противного некроманта, на… да на много чего… У-у-у, скотина!

«И как получить это самое разрешение? Если скажешь, что у жениха, найду способ тебя усыпить», – открыла глаза я. На меня выжидательно смотрели некромашка и змеевас.

«Вот некромант тут вообще ни при чем. Зря на парня наговариваешь, – хохотнул артефакт. – В Книге Знаний есть ответы на многие вопросы, нужно только правильно сформулировать, хозяйка. Я заслужил право на жизнь?» – спросил подхалим.

Я тоскливо обвела взглядом столовую. Странные растения в горшках. Длинные грушевидные зеленые листья росли параллельно полу, создавая забавную аналогию с земными елочками. Только эти растения, если верить рассказам моих сокурсников, плотоядные. Не мой мир, однозначно.

«Мам?..» – вопросительно обратился ко мне сын.

«Все нормально. Ничего такого, с чем бы я ни справилась», – успокоила его я. Сама же подобной уверенности теперь не испытывала.

– Ой, ребята, пора учиться дальше, – подскочила Нитринак. – Тебе, Лас, нужно к коменданту мужского этажа. Чем раньше это сделаешь, тем быстрее отдохнешь.

И, подхватив поднос, убежала на занятия.

– Странная она, – недовольно сказал сын.

– Все мы немного странные, – ответила ему, вставая.

Объяснила сыну, как добраться до мужского этажа. Сама пошла в парк. Ректор не настаивал на моем сегодняшнем посещении занятий, значит, сегодня – мой заслуженный выходной. Нужно было время прийти в себя. Нужно было время побыть драконом.


Глава 36 | Меняю на нового… или Обмен по-русски | Глава 38







Loading...