home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эпилог

Моим родным доктор позвонил, но пришли они только ближе к вечеру. Оказывается, когда я не вернулась с работы и вообще перестала отвечать на звонки, на меня подали заявление в розыск. Родные и близкие с ног сбились, выискивая, куда я могла пропасть. Вышли даже на Дениса, но парень ничего не смог рассказать, так как мы с ним виделись задолго до Нового года.

А уж у скольких шарлатанов они побывали, вообще не счесть. Мама, моя жизнерадостная мамочка, дошла до того, что обратилась за помощью к какой-то бабке, живущей далеко от нашего города и практикующей то ли колдовство, то ли черную магию. Мама и сама толком не поняла, но та бабка дала моей маме надежду на то, что я жива. Мол, мне не всегда легко там, где я нахожусь, но я жива и помню о них. Мама была рада даже этому.

После легкого больничного ужина я лежала и смотрела в потолок, размышляя, как мне быть дальше, как вдруг дверь в палату распахнулась, сильно ударившись о стену. Я повернула голову в ее сторону и замерла. В дверном проеме стоял Арсений, самый младший и самый жесткий из моих братьев. Не в смысле жестокий, нет. Сеня у нас даже романтик. Он именно жесткий – в суждениях, в решениях, в жизни. Если решил, что должно быть так, то все вокруг хоть в лепешку должны расшибиться, но сделать, как он считает нужным.

– Малявка, – пришел он первым в себя, – живая…

– Сам мелочь пузатая, – улыбнулась я, вытирая тыльной стороной ладони набежавшие слезы, что-что, а моей слабости ни один из братьев терпеть не мог.

Но брат удивил меня в этот раз: размашистым шагом дошел до моей кровати и притянул к себе. Тут же очень громко шмыгнул носом. Потом еще и еще. А дальше уже зарыдала я. Впервые в жизни я не думала, что мне потом попеняют.

– Тшш, – укачивал меня в объятиях Арсений. – Все хорошо! Мы заберем тебя отсюда. Ну же, Лана! Все теперь будет хорошо!

– Ага, – шмыгнула я носом, – будет… Кстати, поздравляю, ты станешь дядей. Жди племянника или племянницу.

Брат замер в моих объятиях. Руки, удерживающие меня, сильно напряглись.

– Кто, – спокойным ледяным тоном поинтересовался он. – Кто отец?

– Отца мы не увидим, – грустно ответила я. – Он вообще далеко отсюда живет.

Для себя я решила, что рассказывать, где именно я пропадала все это время, не стану. Во-первых, свои нервы надо беречь, а рассказывая об Итасе, неизбежно начну заново переживать о разлуке с любимыми сердцу существами (людей там явно нет), во-вторых, не поверят же все равно!

– Это было хотя бы с твоего желания? – задал очередной вопрос мой брат тем же тоном.

– Да, – твердо ответила я. – Это было полностью с моего желания. Меня не принуждали, не заставляли и ничего еще более страшного, что ты успел придумать у себя в голове за прошедшую минуту. Сень, там правда по-нормальному все было.

– Ладно, поговорим об этом позже, – немного оттаял Арсений.

Он наконец выпустил меня из своих объятий. Рассмотрел внимательнее.

– Ты похудела, – констатировал он очевидное. Да, за время пребывания в больнице я потеряла в весе, так же не стоит забывать про испытания в Лабиринте, которые тоже полноте не способствовали.

– Ага, есть немного. Нестрашно, скоро наберу с лихвой, – усмехнулась я.

– Это да, – поддержал шутку брат и, позвонив по телефону, бросил коротко: – Приезжайте, это правда Лана.

– Маме звонил? – спросила я.

– Папе. – Арсений запустил пятерню в свои короткие волосы. – Пойми правильно, Лана, после седьмого опознания тела мы решили по очереди ездить сами, с папой и братьями. Эти полгода… Слава богу, что они закончились!

– Да… – Мы затихли, каждый думал о своем, и я неосознанно почесала левое предплечье, задев короткий рукав больничного халата. Сеня осторожно повернул мою руку к себе.

– Это еще что? – удивленно спросил он.

А я так же удивленно рассматривала свою татуировку, которая, по странному стечению обстоятельств, никуда не делась. Как-то не до разглядываний своего тела мне ранее было. Но я же пробовала общаться с артефактом, он молчал!

– Да так… сделала когда-то, – еще не отошла от потрясения я.

– М-да, сестренка полна сюрпризов, – не стал пока пытать меня младший из братьев.

– О! Меня, наверное, уволили с работы, – сделала я круглые глаза. – Мне теперь декретные мизерные государство платить будет…

– Ну и черт с ними! – в сердцах воскликнул брат. – Мы поможем! Нас вон сколько у родителей. Не обидим, сестренка, раз папаша такой сволочной у моего племянника оказался.

– Он… не оказался, – сказала я с заминкой. – Он вообще не знает. Я пока не готова об этом говорить, не настаивай, хорошо?

– Ладно, – тяжело вздохнув, ответил брат. – Если эта скотина вдруг объявится, дай знать. Сам с ним поговорю, осчастливлю, так сказать, будущего папашу!

– О, всенепременно, – улыбнулась я, представив в красках общение Арсения и Рэдиса.

Интересно, василиск владеет навыками рукопашного боя?

Больше нам ни о чем поговорить не удалось, так как в палату буквально влетели все мои родные: мама, папа, Иван, Кирилл, обе мои бабушки и даже мой бывший парень – Денис. Вот последнего я увидеть никак не ожидала. Но именно Денис разрядил общую атмосферу напряжения.

– Ну, красавица, больше не пропадай! Я с твоей родней больше полугода нянчился. Все, бегу на работу. Придешь в себя – звони, – подмигнул он мне и скрылся за дверью.

Родные переглянулись. Выдохнули и заговорили разом. А мама, счастливо улыбаясь сквозь слезы, крепко держала меня за руку и сидела рядом. В общем, скучно не было! Спустя полчаса папа добился моего перевода на амбулаторный режим. Тем более, врачи сказали что их постоянного наблюдения больше и не требуется. Организм быстро пришел в себя, они даже удивились такой скорости, но каких только чудес не бывает в жизни.

Оставшиеся полгода до окончания беременности прошли быстро. Я отсутствовала дома ни много ни мало – около семи месяцев. Пропала в начале января, вернулась в конце августа.

С работы меня и правда уволили, но, узнав, что я нашлась, тут же предложили возобновить трудовые отношения. Я честно предупредила начальника о своем положении, но, что самое удивительное, босс лишь отмахнулся нетерпеливо. Очень уж руководству не нравилась моя замена. И, придя через неделю на работу, я поняла почему. Это был любимец дам, повеса и балагур. Спустя пять минут разговора с ним стало очевидно: мужчина плавает в экономике, как топор в реке. Один раз, зато красиво. На прямой вопрос руководству, где нарыли это чудо, начальник, тяжело буравя меня взглядом, ответил, что перевели из соседнего отдела. Вячеслав попал под сокращение, но «знакомые в верхах» не могли позволить уйти такому «хорошему специалисту».

Так что в рабочий ритм я буквально влетела. И понеслось: отчеты, сдача отчетов, формирование новых. Времени на хандру не осталось. Родители и братья упорно пытались узнать у меня, где я пропадала столько времени. Я же сказала просто – не помню. Помнила, что встретила четверых бородатых мужчин по дороге домой, как они шутя звали меня с ними. А дальше ничего не помню, кроме того, что никто надо мной не насильничал. В полиции мою версию событий приняли с недоверием. Следователь долго беседовал с моим лечащим врачом на тему, возможно ли такое, если я и себя, и родных помню, а тут – такой провал в памяти размером в полгода. Врач развел руками, сказав, что, когда людей с того света вытаскивают, еще более странные случаи бывают.

Как и почему я оказалась в том парке, я тоже не могла рассказать. Полиция отстала, записав дело как очередной «глухарь». Братья постоянно бдели. Меня больше не оставляли вечерами одну, с работы непременно кто-нибудь встречал. Понятия не имею, как к этому относились жены братьев, но мне никто из них ничего негативного не высказывал.

Только глубокой ночью я нет-нет да и вспоминала свою насыщенную жизнь на Итасе. Больше меня даже татуировка на предплечье не тревожила. Ну подумаешь, красивые завитушки и рисунок камня в центре, сейчас девушки чего только не набивают. А у меня это напоминание… о волшебстве и существовании любимого.

Беременность протекала на удивление спокойно. Никаких экзотических сочетаний в еде мне не хотелось, рвотных позывов также не ощущала. Только ближе к концу срока спина стала чаще ныть. И я уже не порхала бабочкой между этажами в здании на работе. Я как тяжелый грузовой лайнер медленно передвигалась по коридорам, иногда останавливаясь, чтобы отдышаться. Работала я до последнего дня, начальство хоть и отпустило на больничный перед декретом в положенные семь месяцев, но постоянно названивало с просьбой помочь. Так что мне проще было прийти, чем без конца консультировать по телефону оставшуюся вместо меня девочку.

Чем тяжелее я становилась, тем более спокойной старалась быть. Детская комната готова – спасибо родителям и братьям. Пеленальные столики в двух комнатах, все необходимое для роддома и после него так же ждало своего часа. За это уже отдельное спасибо женам моих братьев и маме. Даже договор с врачом на роды подписан и предварительно оплачен.


– Е-мое! Кирилл, я не готова! Рано же, – быстро дыша в трубку, выговаривала я брату через три дня, его первого оповестив, что воды отошли и мне чего-то не очень хорошо. – Слышишь?! Я дома. Отвези меня в эту дурацкую больницу, я боюсь ехать одна!

– Еду, – бросил в трубку брат и отключился. А я, опершись руками на подоконник в гостиной, приводила дыхание в порядок. Как там в книжке написано было?..

– Вдох на раз-два-три-четыре, – вдохнула я. – Выдох – досчитываю до десяти… девять, десять. Фух… Ой, как больно-то!

Когда мы с братом доехали до больницы, схватки участились. Мой врач ждал в фойе перинатального центра. Встретила нас Ольга Валентиновна лично и, тут же отослав брата за родными, повела меня в предродовую, на ходу выясняя все нужные моменты: когда начались схватки, когда отошли воды и так далее.

Родила я чудесного мальчика спустя пару часов как приехала в больницу. Врач утверждала, что для первого раза я держалась молодцом. А я во все глаза смотрела на точную копию Рэдиса. Когда ребенок открыл глаза, врач, стоящий рядом, слегка замедлилась в действиях, поэтому ее фраза не сразу дошла до моего измученного сознания.

– Ма… мочка… у ре… бенка… глаза… желтые… первый… раз… такой… цвет… вижу, – сказала она.

Я перевела на нее взгляд и поняла, что она тормозит. Так, надо что-то делать! Малыша мне уже приложили к груди, и я прижала его рукой, свободной от катетера.

– Не смотрите ему больше в глаза, – сказала я врачу, фиксирующей взгляд на мне. Странно, но она меня послушалась и больше в глаза Александру (так я решила назвать сына) не смотрела. Акушерка меня послушалась тоже.

Больше никаких казусов не было. Сашу больше не забирали. Медперсонал старался не попадать в поле зрения моего сына, и я их не винила за это. Радует, что от папочки не полноценный взгляд достался, а лишь такой вот бонус.

В ночь перед выпиской я плохо спала, и не из-за Саши. У него как раз все в порядке было. Мне снился Рэдис, а точнее, как он теряет человеческий облик. Вначале руки покрылись чешуей, потом торс и все, что выше. Спустя некоторое время вместо человека я видела уже огромного змея с переливающейся чешуей. Невероятной красоты корона венчала голову змея. А кончик хвоста переливался рассветными красками. Больше всего мне запомнилось ошеломленное выражение лица василиска перед полным перевоплощением. Удивление, которое отразилось на лице, когда Рэдис разглядывал свои меняющиеся руки. Непонимание, когда начало меняться тело. Потрясение от осознания в огромных глазах змея с вертикальными зрачками.


– Ну что, папа, – цедит Рэдис, – ты доволен осмотром Реддики? Она не беременна! Она все это время подделывала ауру. Она так и осталась верной собачкой вампиров!

– Признаюсь, я в ней разочарован, – спокойно отвечает старший василиск. – Вы уже столько времени вместе и… ничего. А по поводу вампиров… я разберусь.

– Я к ней и пальцем не притронулся, – буравит тяжелым взглядом он отца. – А ты! Ты чуть не убил мою любимую! Если не убил…

Рэдис отвернулся от отца и, дойдя до кожаного кресла, сел в него. Его отец даже бровью не повел, услышав обвинения, лишь недовольно передернул плечами.

– Следи за речью, – ответил он, – не с одногодкой разговариваешь.

– О, – воскликнул Рэдис, – не будь ты моим отцом и супругом моей горячо любимой матери, я бы даже на твой возраст не посмотрел, папа.

– С кем не бывает, – отмахнулся старший василиск. – Девушка же перенеслась в свой мир. А тебе мы найдем достойную супругу…

– Нет, – перебил сын отца, – довольно! С меня хватит твоей чрезмерной опеки. Вы с мамой не такие уж и старые. Если хотите, еще сможете родить наследника. На меня у вас больше нет рычагов давления. Я ухожу на службу в войска империи. А там – как получится. Ведь, если постараться, даже василиска можно лишить жизни. А уж василиска без второй ипостаси – и подавно.

Рэдис встал и направился к выходу. Но легкий зуд заставил его остановиться и посмотреть, что же причиняет такие неудобства. Появление чешуи на руках, теле, спонтанная трансформация прямо в кабинете отца… Это могло означать только одно.

– Ш-ш-ш, – прошипел зловеще огромный рассветный василиск, глядя на мелкую по сравнению с ним сгорбленную фигуру отца, смотрящего на трансформацию его единственного сына. Старший василиск тоже понял, что произошло совсем недавно. И груз ответственности за обстоятельства, разделившие сына и его потомство, полностью лег на плечи старшего василиска. И он выступал здесь в роли главного злодея.

Но тут в полуразрушенном кабинете появился портал и из него шагнул император демонов. Огляделся, всмотрелся в василиска, стараясь не встречаться с ним взглядом.

– О, а у вас тут весело, – прищелкнул он языком. – Поздравляю, папаша! Крестным быть не собираюсь, не по статусу и не по религии, но показать ребенка ты обязан. Я, кстати, не просто поболтать. Уломал-таки нашего общего знакомого дракона посодействовать. Ты не знал, что он давно уже самый верховный из верховных жрецов Тьмы? Вот! И что-то мне подсказывает, не за душевные качества его повысили…

Пока демон ехидничал, василиск постепенно вернул себе прежний облик. Теперь он с болью в глазах и непониманием смотрел на Шариза, бывшего узника артефакта Ланы.

– Что ты пытаешься этим сказать? – напрямую спросил Рэдис.

– Лану вернуть хочешь? – серьезно спросил демон.

– Да!

– Тогда нам надо поспешить в главный храм Тьмы, примешь ее в покровители, дракон уже ее уговорил. Мне вот прямо даже интересно, как?! Он на днях такие вещи у меня интимные выспрашивал… Ладно, не об этом сейчас речь. Так что сразу после принятия новой богини-покровительницы тебе дадут шанс. А уж какой… зависит только от тебя, василиск.

– Стойте! – воскликнул молчащий до этого отец Рэдиса. – Рассветные василиски никогда не прислуживали Тьме!!! Это недопустимо!


– Ну, знакомьтесь, Александр Рэдисович Вестник, – повернула я упакованного в праздничный конверт сыночка к родителям и братьям.

Глазки малышу я предусмотрительно прикрыла белой пеленкой. Но пухлые губки и кругленькие щечки Сашки привели родных в такой неописуемый восторг, что никто не обратил внимания на это обстоятельство.

Я ведь еще в роддоме заметила, что стоит Сашеньке посмотреть на кого-нибудь, и человек тут же замедляется, даже если сам на Сашу и не смотрит. Неожиданный эффект, но, думаю, в будущем сын найдет ему применение. На меня, кстати, его взгляд никак не действовал, что не могло не радовать.

– Лана, а почему Редискович-то? – неуверенно спросила мама, осторожно взяв на руки внука.

– Не Редискович, а Рэдисович. Его отца зовут Рэдис, – улыбнулась я сыну и маме.

– Болгарин, что ли? – недовольно спросил отец.

– А хоть бы и так, папа. Какая разница? Я жива. Мы живы. Сашка здоров. Что еще нужно?! – начала выходить из себя я. Гормоны бушуют, не иначе.

– Туше, – выставил перед собой обе руки папа, признавая победу за мной.

Он вообще старался не поднимать тему отцовства моего ребенка, полностью возложив данную миссию на моих братьев. Ну а братья – это братья.

Совместно было принято решение вначале всем приехать к родителям, отметить рождение нового члена семьи. А потом ребята по домам, а мы с Сашкой на первое время останемся у родителей.

Мы уже подъехали к дому и вышли из машин, как меня что-то дернуло повернуть голову вправо. Повернула. Да так и застыла с ребенком на руках посреди дороги к подъезду, мешая пройти своим же родным.


В храме Тьмы Рэдиса уже ждал Рафантер, старшекурсник-дракон, который дважды побывал в Лабиринте Силы. Дракон, который сделал невероятный скачок в карьере от жреца первого круга Тьмы до верховного меньше чем за полгода. Дракон, от которого зависело, сможет ли василиск увидеть любимую.

– Быстро ты, – посмотрел Рафантер на рядом идущего с василиском демона.

– Я умею правильно стимулировать, – почти по-кошачьи промурлыкал Шариз. – Тем более мне это мероприятие самому интересно.

– Тебя могут не допустить, – усмехнулся дракон демону.

– Кто посмеет? – вспыхнул огнем демон.

– Прекрасная незнакомка, – прошелестел голос отовсюду. Храм наполнился прохладой и тьмой. – Ведь так ты называешь всех женщин, а, Шаризел Аалу ил Натас ди Императос?

– Умеете вы, богиня, умерить пыл самого ярого вашего поклонника, – обворожительно улыбнулся демон.

– Это ты-то ярый поклонник? – рассмеялась Тьма, появляясь перед мужчинами. – Не смеши меня. Ты в моем храме, я слышу все твои мысли.

– О, – поднял бровь демон, – а так…

– Ну ты и… наглец, – восхитилась Тьма, поворачивая скрытое капюшоном лицо к Шаризу. – Я подумаю… над твоим предложением.

После этого вся ее веселость исчезла. Тьма подплыла к василиску, напряженно стоящему между демоном и драконом.

– Удивляет меня ее выбор мужчины… но, значит, в тебе и правда что-то есть, – задумчиво протянула Тьма, почти невесомо касаясь лица Рэдиса. – У меня есть возможность вернуть девушку к нам или переправить тебя к ней. Как – не спрашивай, все равно не отвечу. Что ты готов отдать за это?

– Все, что пожелает богиня, – склонил голову василиск, – кроме жизней любимой и наших детей и потомков во всех ипостасях и мирах.

– Умен, – усмехнулась Тьма. – Прими меня как богиню-покровительницу… добровольно. Что это означает, ты знаешь.

– Знаю, – подтвердил василиск. – Смена полярности дара или его исчезновение, если он будет полностью поглощен тьмой.

– Да… – прошелестела Хозяйка Грани отовсюду, обволакивая своим голосом и прохладой. – Готов ли ты пойти на это?

– Потеря дара не самое страшное в жизни, – поднял голову василиск. – Да, я согласен. Принимаю тебя, Тьма, как богиню-покровительницу меня и всего моего будущего рода. Добровольно. В счет сделки за помощь в возврате любимой и нашего ребенка.

– Всего рода… – откинула с головы капюшон Хозяйка Грани. – Я принимаю твою клятву, Рэдис Врат. И согласна с условиями сделки. Ты не пожалеешь…

Вокруг них сгустился воздух, оградив от остальных присутствующих при таинстве свидетелей. Василиск почувствовал, как горят от холода его запястья, поднес руки к лицу, чтобы рассмотреть. На запястьях появились черные витиеватые письмена – знак смены дара, символ принадлежности к адептам Тьмы. Назад дороги нет. Больше не рассветный… Рассвет – это добро, а у Рэдиса теперь другая полярность дара. Василиск сжал кулаки и, сняв очки, посмотрел прямо на Хозяйку Грани.

– Правильно, мальчик, – сказала Тьма, ласково улыбаясь. – Клятва – это всегда кандалы. Теперь твой выбор: Лану к тебе или тебя к ней?

– Перемести меня к ней, – недолго думая ответил он твердо.

– Уверен? – удивленно спросила Тьма, – Может, она уже забыла про тебя. Или у нее появился новый мужчина… Что будешь делать там один, без поддержки семьи и без магии?

– Уверен, – твердо ответил Рэдис. – Она здесь не сможет, она говорила мне об этом не единожды. Значит, приспособлюсь я. А поддержка семьи… выживу. Магия? Разберусь без нее. Если у нее кто-то появился… – тут василиск отстраненно замер, но вскоре продолжил: – Стану помогать всем, чем смогу. Если она выбрала не меня, это ее право, после всего, что произошло.

– А я, кажется, начала понимать, почему именно ты, – широко улыбнулась Тьма василиску и протянула ему свиток перехода, точь-в-точь такой, как у Ланы перед ее исчезновением. – Держи. Сожмешь в руке и представишь того, к кому хочешь переместиться. Только детально представь, и переместишься к ней. Одежда и знание языка прилагаются.

– Почему? – осторожно держа свиток в раскрытой ладони, спросил василиск Тьму.

– Потому что мне так хочется, – ехидно ответила женщина. – Ну и потом, надо же мне с кем-то свои дни рождения отмечать… Свиток, кстати, без ограничений по количеству перемещений и перемещаемых… Решите вернуться – крепче его держите, мне он достался не так-то просто. Надеюсь, мы друг друга правильно поняли…

Тьма задорно улыбнулась василиску и глазами указала на свиток в его руке. Рэдис крепко зажмурился и представил Лану, такой, какой видел ее в последний раз, когда они были вдвоем. И вот уже он не в темном помещении храма, а стоит у огромных построек, тянущихся ввысь. Но не это привлекло его внимание.

У соседнего строения остановились повозки, из которых стали выходить люди, в том числе и она. Его любимая. Его Лана. Рэдис, широко улыбаясь, быстро зашагал ей наперерез. Лана, словно почувствовав его взгляд, повернулась в его сторону. На руках у нее был ребенок. Казалось, время застыло. Василиск преодолел расстояние до любимой в секунды. И уже хотел притянуть ее к себе, как неожиданно перед ней встали трое здоровенных мужчин, полностью загораживая ее от него.

– Ребята, – прозвучал звонкий, немного напряженный голос Ланы за их спинами. – Знакомьтесь, это Рэдис, отец Саши.

Хрустнули костяшки пальцев троих мужчин. Рэдис с удивлением наблюдал, как на лицах незнакомых ему людей появляются хищные ухмылки. Но тут и четвертый подошел, только более взрослый, неуловимо напоминающий каждого из этих троих.


Не знаю, о чем беседовали папа, братья и Рэдис, но три фингала у братьев и нервно поглядывающий в сторону василиска папа – то еще зрелище. Да я у братьев фонарей ни разу после третьего класса не видела. А тут – такое.

– В общем, нам Рэд все объяснил, – ослабляя галстук, сказал Иван. – Мы претензий не имеем. Лана, только в следующий раз не сбегай от мужа и нас предупреждай заранее, что замуж по любви вышла. А-то неудобно получилось…

На меня уставились все присутствующие, а их набралось немало. В дом-то мы так и не вошли, так что к нам еще и соседи подошли – поздравить с пополнением. Мужчины «отходили поговорить» на стройплощадку, которая находилась неподалеку от нашей многоэтажки. Строительство заморозили из-за прекращения финансирования, а местная ребятня скакала там и отрывалась по полной, играя то в исследователей катакомб, то еще во что-нибудь не менее захватывающее.

– Муж, значит, – сверкнула глазами я на Рэда. – А…

Договорить мне не дал звонкий крик Сашки, которому, похоже, надоело находиться в пусть и красивом, но все же сковывающем движения конверте. Все тут же засуетились, стали шумной толпой продвигаться к квартире родителей. Рэдис оказался рядом со мной и поднял-таки меня с сыном на руки. Прижал к себе так сильно, что у меня аж дух захватило.

Уже потом, когда мы остались с ним наедине, он рассказал, что драки как таковой между ним и моими братьями не случилось. Так, слегка навалял моим братикам. Оказывается, он учился и искусству боя в Университете магии, причем как магическому, так и обычному. Видимо, его кунг-фу оказалось круче, раз братья весь вечер бросали на него восхищенные взгляды.

Очки василиск снял, в нашем мире его взгляд обладал таким же действием, как и Сашкин, – слегка затормаживал людей, но не более того. Поэтому он старался не смотреть в глаза моим близким, но необычный цвет отметили все.

А на меня его взгляд не действовал. Ну, так, как на остальных, в этом смысле. А вообще очень даже… действовал. Но мой врач сказал: два месяца – ни-ни… Хм… М-да…

Вопрос с женитьбой все же был мной поднят, и, на радость родителям, мы расписались в загсе, как все нормальные люди. Папа помог василиску восстановить «утерянные» документы, не знаю уж, что ему Рэд наплел, но подействовало. Так что с некоторых пор я Лана Игоревна Рассветная. Да-да, именно такую фамилию озвучил василиск моему папочке.

Рэдис еще не раз меня удивил. Он устроился на работу… преподавателем вуза! И стал преподавать историю России. Он у меня, оказывается, увлекается историей. И память у него отменная. Причем он так преподавал, что руководство того вуза только что ноги ему не целовало. Посещаемость была стопроцентная, понимание преподаваемого им материала – на том же уровне. А уж про победы его студентов на всевозможных конкурсах я вообще молчу.

В Сашке Рэд души не чаял. Все то время, что я была в декретном отпуске, помогал любую свободную минуту. Знакомые наседали, где я нашла такого мужчину, я же загадочно улыбалась и молчала. Все равно такой только один, так зачем их расстраивать.

Пару раз спрашивала Рэдиса, не скучает ли он по магии, он в ответ удивленно на меня смотрел и говорил, что на Земле есть магия, просто мы зовем ее технологиями и так ко всему привыкли, что перестали замечать удивительные вещи. А то, что не он создает и направляет эту магию, его совершенно не напрягает. Даже наоборот, нравится. Ведь не расходуется магический резерв и все такое, а ипостась василиска ему не настолько дорога, как я. По ней он вообще не скучает. Вот так-то.

В один из свободных вечеров, когда я уже вышла из декрета, я спросила, как получилось так, что Рэдис смог покинуть Университет магии без последствий. О том, как он вообще очутился в моем мире, василиск упорно отмалчивался, всегда мягко уводя разговор в другое русло.

– Знаешь, – сказал Рэд, накручивая прядь моих волос на палец, – ко мне подошел Лас и предложил помощь в сдаче предметов и завершении обучения экстерном. Я еще тогда удивился, но так как я с головой ушел в учебу, то согласился. Мы тогда ждали результатов…

Василиск тяжело вздохнул, слегка прижимая меня к себе со спины. Мы полулежали на уютном диване в гостиной. Рядом мирно сопел Сашка в кроватке.

– Говори, – усмехнулась я, примерно представляя, что его тревожит.

– …результатов беременности Реддики, – закончил он. – Я с самого начала ей не верил, но отец и мама… В общем, требовалось дождаться положенного срока. Вот я и согласился на предложение Ласа. Ведь сдача экстерном – это все предметы за короткий промежуток времени. Как раз то, что мне было нужно.

– А Лас как смог… – недоумевала я.

– Ну, скажем так… Твой приемный сын, видимо, знал наперед, что случится, вот и использовал все возможности, чтобы помочь мне. От гипноза до видений номера билета на моем экзамене, – мягко договорил Рэд уже мне в волосы.

– Да ты жулик! – воскликнула я притворно-возмущенно.

– Хм… – выдал мой муж. – Любящий тебя… ужасное слово подобрала! Пусть будет плут… или махинатор. Хотя махинатор – это ближе твоему приемному сыночку. Такое там навертел…

– Что-то плохое? – встрепенулась я. – Ужасно по нему скучаю… и по Нитринак…

– Нет, не переживай, – отмахнулся Рэд. – Строит императоров только так. Но комбинатор еще тот. Императоры себе локти кусают, что он уже женат. Это же такой способ воздействия на него утерян!

На несколько минут мы замолчали, вспоминая о том, другом мире.

– Ты меня ни разу не попрекнул ничем, – осторожно начала я, повернувшись к василиску и глядя в его невероятные глаза. – Ты сильно скучаешь по родным?

Ответил Рэд не сразу. Вначале долго и сладко целовал меня в губы. Потом, немного отстранившись, ответил, хотя я уже и не ждала этого.

– Иногда. Но только по маме, – лаская взглядом, сказал мой невероятный мужчина. – Кстати, у тебя есть планы на отпуск?

– Нет. Хочешь предложить что-то интересное? – закусила я губу в предвкушении.

– О да. Думаю, тебе понравится, – моментально нависнув надо мной, ответил супруг. – Давай на неделю вернемся на Итас.

– Как?! – громким шепотом спросила я, широко распахнув глаза. – Здесь нет магии, нет драконов и так далее.

– У нас есть возможность, – куснул меня Рэд за мочку левого ушка. – Тем более, одна твоя знакомая скоро отмечает день рождения и прямо жаждет видеть тебя среди приглашенных лиц…

– Согласна, – выпалила я. – Я согласна! Только родителей предупредим и…


– А вообще скучно там, в Анапе, – завершила я свой рассказ об отпуске на работе. Девчонки допили чай с тортом и вернулись за свои рабочие столы.

Не рассказывать же им, что большую часть отпуска мы с мужем и трехлетним сыном провели в магическом мире Итасе. На оставшиеся два дня съездили в Анапу, чтобы фотографии были из отпуска.

Причем я еще и на дне рождении богини тьмы побывала. И та-а-ак, что Рэдис и Рафантер нас с Тьмой из земного стрип-бара под утро забирали. Грань мне еще жаловалась тогда, что слишком уж Рафантер собственник большой оказался, но в остальном он ее устраивает вполне. Так что сваха из меня отменная! Я-таки исполнила свою мечту и сходила на мужской стриптиз! Правда, мы там с Гранью в основном смеялись и пили, чем пялились на рельефных мужчин, но сам факт…

Так мы теперь и живем с Рэдисом. Работаем на Земле, а отдыхать мотаемся на Итас. Навещаем Ласа с семьей. У него с Нитринак – три прекрасных дочки, все как одна унаследовали красоту отца и дар матери. А одна – Лана, в честь меня назвали, самая маленькая, еще и меняться умеет, как Нитринак. Красси и Лисси – полные змееваски, очаровательные близняшки.

Со свекровью видимся, когда приезжаем, а вот со свекром отношения так и не задались. Мстить ему я не собиралась и не собираюсь, он сам себя наказал – Рэд больше с ним не общается. Но я не расстраиваюсь, мне и неугомонной маман моего Рэда хватает за глаза. Кстати, у Рэда, похоже, будет брат или сестра, мне недавно по большому секрету сказала свекровь, нервно хихикнув при этом и сделав огромные глаза. Не буду ему говорить, пусть сама рассказывает.

Чуть не забыла: Шариз у нас на Земле гостил пару раз и с огромным сожалением возвращался обратно на Итас. Ну тут уж ничего не поделать, он же император! Ррагр активируется, только когда я на Итасе, но теперь мы почти дружим, не так, как с Шаризом, но очень даже сносно. Супруг почти перестал обращать внимание на подколки Шариза, хотя, как по мне, так и раньше не стоило. Но мужчины – такие мужчины!

Так что у меня почти все как у людей. Только я люблю и очень любима!


Июнь 2017


Глава 42 | Меняю на нового… или Обмен по-русски |







Loading...