home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Три года назад

Запятнанная корона


– Черт, Сав. Я не могу сейчас приехать. Нет, я не игнорирую тебя, но мне нужно кое с чем разобраться. Ты можешь не обострять?

Я сжимаю телефон в руке. Ну почему она не понимает, что, будь у меня выбор, я был бы сейчас с ней? Как будто нянчиться с моими шумными, нахальными братьями лучше, чем лежать под прозрачными шторами на кровати в спальне Сав, где вкусно пахнет.

Но у мамы очередной запой, и я не могу позволить ей утянуть с собой Истона. Мы с Ридом пытаемся помочь ему избавиться от этой зависимости. Но стоит нам оставить брата одного, как она заставит его купить ей таблеток.

– Прости. Я не хотела расстраивать тебя.

Саванна зачем-то извиняется, и мое сердце разрывается на части. Мне хочется прокричать вслух о всех чертовых проблемах в нашей семье, но я справляюсь с этим желанием и беру себя в руки.

– Все нормально, – вру я. – Мы с братьями просто собираемся поиграть в видеоигры.

– Видеоигры, значит. То есть ты собираешься играть со своими братьями, вместо того чтобы провести время со мной. Я правильно понимаю?

Я натянуто усмехаюсь.

– Знаю, звучит нелепо, но я обещал Истону, что мы сыграем, и совсем забыл об этом.

– Хочешь, я поговорю с ней? – шепчет Дина за моей спиной, вот только у нее плохо получается шептать. Я закрываю микрофон телефона рукой, но слишком поздно.

– Кто это? – возмущенно спрашивает Саванна.

– Никто. – Я жестом показываю Дине уйти. Она лишь закатывает глаза.

Сав молчит. Она знает, что я соврал. Я знаю, что она знает, но тоже молчу. Меня вдруг злит, что она так спокойно относится к тому, как дерьмово я себя веду. «Закричи на меня! – молча взрываюсь я. – Возмутись, какой я козел!»

Но, конечно же, она ни в чем меня не упрекает.

– Ладно, Гидеон. Позвони мне, когда будет возможность.

– Пока, Сав.

– Я люблю тебя, – говорит она, не зная, что еще глубже вонзает нож в мое сердце.

Я бормочу то же самое в ответ и вешаю трубку. Потом прижимаю угол телефона ко лбу, вдавливаю твердый корпус в висок, как будто это поможет мне избавиться от назойливой головной боли.

– Ты сделал все правильно, – говорит мне Дина. – Лучше не вовлекать эту милую, невинную девочку в весь этот хаос. Она невольно захочет помочь, а это лишь добавит тебе проблем.

– Плевать мне на эти проблемы, – бормочу я.

Между лопаток начинает зудеть. Я чувствую себя некомфортно, когда Дина стоит так близко, но у этой женщины совсем нет понимания границ. Она все время нарушает мое личное пространство.

Дина кладет руку на мои плечи, ее пальцы свисают у моего сердца.

– Самый лучший способ защитить ее от боли – держать на расстоянии. Это очень самоотверженный поступок, Гидеон. На такое не всякий способен. Я в восхищении.

– Чем тут восхищаться? Сейчас я чувствую себя большой кучей собачьего дерьма.

Дина ногтями барабанит по моей груди.

– Да брось! Скоро ты сможешь все ей объяснить, и она будет жалеть о том, что злилась на тебя хотя бы секунду.

– Проблема в том, что она не злилась. – Я убираю телефон в карман. – Оттого что она воспринимает все как должное, мне еще хуже.

Дина цокает языком и придвигается ближе.

– Это все потому, что она еще слишком молода. Не помню, сколько ей лет?

Я переношу вес на другую ногу и стараюсь отодвинуться. Потом прикидываю, о чем можно рассказать. Когда мы с Сав начали встречаться, я по дурости своей решил, что ей шестнадцать. Оказалось, что нет. Ей будет шестнадцать только в следующем месяце, а значит, технически она считается несовершеннолетней, тогда как мне исполнилось восемнадцать в августе. Но это же Дина, она не станет стучать на меня в полицию. К тому же в семействе Ройал есть секреты и похуже.

– Ей пятнадцать. В декабре исполнится шестнадцать.

Глаза Дины расширяются, и ее губы растягиваются в лукавой улыбке.

– Вот это да, Гидеон, никогда бы не подумала, что тебе нравятся запретные удовольствия!

– Все не так. – Я хмурюсь. – Я думал, она старше.

– Ну-ну, – напевает Дина. – Но не переживай, совратитель малолеток. Я сохраню твою тайну, рот на замке.

Она проводит двумя пальцами по своим губам.

– Спасибо, – говорю я и снова передвигаюсь, чтобы увеличить расстояние между нами.

Но Дина опять сокращает дистанцию. Ее прикосновения нервируют меня. Это кажется неправильным, но я не знаю, как попросить ее перестать. Она захочет знать, почему, а у меня нет конкретного ответа – мне просто кажется, что ее любовь к физическим контактам не понравится Саванне. Как мне сказать, что грудь Дины трется о мою руку, и не проявить грубость?

К тому же для Дины все это не имеет никакого значения. Она просто пытается помочь мне. Я заметил, что эта женщина из тех, кто любит обниматься и касаться других, и мне не хочется обидеть ее, поведя себя как маленький ребенок, который не может выдержать легкого поцелуя в щеку от женщины, ведущей себя как его мать.

– Можешь всегда на меня рассчитывать, Гидеон, – мурлычет Дина, ее губы почти касаются моего уха.

Понимаю, что она вряд ли стала бы намекать на какие-то непристойности, но иногда мне кажется, что так оно и есть.

– Спасибо. Пойду посмотрю, что там на ужин.

Не дожидаясь ее ответа, мысленно даю себе оплеуху и отправляюсь на кухню.

Сандра увлеченно режет лук за островком в центре кухни. На плите стоят две кастрюли, в воздухе витают волшебные ароматы. Мой желудок начинает урчать.

– Что тут у нас? – подойдя к шкафчикам, спрашиваю я.

– Цыпленок с пармезаном.

– Здорово! Пойду скажу парням. Когда можно спускаться?

– Через сорок минут, – отвечает Сандра.

– Круто. Ты лучше всех, Сэнди. – Я обнимаю нашу экономку одной рукой и направляюсь к черной лестнице.

Моя нога уже стоит на нижней ступеньке, когда Сандра откашливается.

– Что такое? – Я оглядываюсь на нее.

Помедлив, она отвечает:

– Мисс Дина тоже будет ужинать?

– Она ест? – шучу я. Дина худая как щепка. Не припомню, чтобы она отправляла в рот что-то кроме коктейля с водкой.

– В последнее время я готовлю для этой женщины больше, чем для миссис Марии, – жалуется Сандра. – Это заставляет меня волноваться.

О чем? О том, что мама мало ест, или о том, что Дина ест слишком много? Но спрашивать ее об этом – все равно что играть с огнем: может закончиться лишними переживаниями.

– Она пытается помочь нам, – встаю я на защиту Дины. Именно она привела доктора Уитлока, когда я сказал, что, наверное, придется отправить маму в больницу. Мама сошла бы с ума, узнав, что все в курсе ее проблем.

– А, теперь это так называется? – бормочет Сандра.

Понятия не имею, о чем она, и не обращаю внимания на ее слова, но, оказавшись наверху, все-таки задумываюсь над ними. А если и остальные, кто видел нас с Диной, подумают, что между нами что-то есть? Нет! Конечно, нет, уверяю я сам себя. Эта женщина лет на десять старше меня. Кроме того, Стив – в каком-то смысле мой дядя, что делает Дину моей тетей. Я отношусь к ней как к милой родственнице, которая помогает нашей семье справиться с проблемами.

Короче, я верю Дине. Если Сав узнает, что творится в этом доме, то наживет себе язву. Пока лучше ничего ей не говорить. А как только все разрешится, я во всем признаюсь. Лучше просить прощения, чем просить разрешения, верно?

Верно.


предыдущая глава | Запятнанная корона | Саванна







Loading...