home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12

ВОЛНУЮЩЕЕ ОТКРЫТИЕ

На третий день после покушения, примерно в одиннадцать утра мы с Мэрион подъехали на велосипедах к двери мастерской. Рана у нее на левой руке заживала, но работать ею в полную силу она еще не могла.

Внимательно оглядев улицу, я кивнул, и Мэрион отперла дверь. В прихожей она быстро глянула в угол, как будто ожидая там что-то увидеть, и быстро прошла мимо.

— Полтон будет здесь через полчаса, — сказал я, помогая ей снять пальто и закатать рукав на правой, рабочей руке. — Но можно начинать уже сейчас.

Она кивнула и полезла в шкаф за сухим клеем. А я пошел обратно, чтобы внести в прихожую велосипеды и запереть входную дверь.

Вернувшись, я увидел, что Мэрион колдует над бадьей с водой, и спросил, какие будут поручения.

Она улыбнулась:

— Сейчас скажу. Вот замочу клей и научу делать гипсовый слепок. Только переоденьтесь, там есть папина блуза.

Работа у нас спорилась, так что до прихода Полтона был готов гипсовый бюст, с которого в дальнейшем следовало снять восковую копию. Я как раз закончил его шлифовать, когда в дверь постучали.

Мэрион вздрогнула и сжала мою ладонь, но тут же опомнилась:

— Ведь это же мистер Полтон!

Я ему открыл. Мы поздоровались, прошли в мастерскую, где я представил его Мэрион. Она тепло пожала ему руку и поблагодарила за помощь. Полтон смущенно закивал, затем быстро снял пальто, достал из сумки фартук, закатал рукава и с улыбкой оглядел бюст.

— Мы будем делать отливку с клеевой матрицы, мистер Полтон, — пояснила Мэрион и коротко ввела его в курс дела.

Полтон выслушал все с уважительным вниманием и, едва она закончила, принялся за работу с неспешным усердием и достойной зависти сноровкой. Ему не нужно было объяснять, что где лежит. Непостижимым образом он все знал сам: принес откуда-то оберточную бумагу, в которую завернул модель, чтобы ничего не прилипало; нашел ларь с глиной, а потом, когда потребовалось, ларь с гипсом, смесительный бачок и черпак; иногда останавливался проверить состояние клея в бадье.

Понаблюдав за ним некоторое время, Мэрион заметила:

— Мистер Полтон, вы прекрасно знаете наше дело. Зачем же говорили, что собираетесь здесь чему-то учиться?

Полтон с извинениями признался, что действительно в свое время занимался чем-то похожим, но никогда не работал с воском.

— Кстати, — добавил он, — я забыл сказать, что скоро сюда прибудет доктор.

— Доктор Торндайк? — спросила Мэрион.

— Да, мисс. У него здесь неподалеку дела, так что он решил зайти к вам, посмотреть что и как.

И тут же раздался короткий стук в дверь.

— Это он, — сказал Полтон, и мы с ним вышли в прихожую встретить Торндайка.

— Я не собираюсь надолго прерывать вашу работу, — сказал доктор смущенной Мэрион, — и зашел, только чтобы познакомиться с вами и посмотреть на мастерскую. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать… Да. Прошу вас описать внешность человека с ножом. Понимаю, это вам неприятно, но для меня очень важно.

Вспомнив злодея, она чуть помрачнела, но твердо произнесла:

— Если это необходимо, пожалуйста.

— Спасибо. — Торндайк чуть поклонился. — Тогда позвольте мне прочитать описание, которое я сделал со слов доктора Грея. Может, у вас будет что добавить.

Он извлек блокнот, зачитал приметы преступника и вопросительно посмотрел на Мэрион.

Она пожала плечами:

— Сомневаюсь, можно ли тут что-то добавить.

— А как насчет носа? — спросил он. — Тут сказано, что он крючковатый. Но какого именно типа? Как у евреев или, может быть, как-то иначе?

— Я думаю, у него нос как у Веллингтонов, с горбинкой и довольно широким основанием. Очень большой… Похож на клюв стервятника.

— Кончик носа опущен?

— Да.

Торндайк на пару секунд задумался, сделал несколько пометок в блокноте и вернул его в карман.

— Вот что значит глаз художника! Вы смотрели на него всего несколько мгновений, в тени — и увидели больше, чем удалось бы обычному человеку, неторопливо осматривавшему это лицо при хорошем свете. Вы, конечно, сможете его узнать, если увидите?

— Да, — ответила она, поежившись. — Я и сейчас его вижу, когда закрываю глаза.

— Такое забыть невозможно. — Он понимающе кивнул. — Что ж, прошу вас, возвращайтесь к своим занятиям, а я, если не возражаете, осмотрю мастерскую.

— Пожалуйста, доктор Торндайк, — проговорила Мэрион. — Делайте все, что сочтете нужным.

Мы снова принялись за работу, а он, постояв в задумчивости посреди мастерской, начал медленно ее обходить, внимательно осматривая все, что висело на стенных крючках и занимало полки, и даже вставал на стул, чтобы осмотреть верхние.

Наконец, покончив с последней полкой, он посмотрел на Мэрион:

— Мисс Д’Эрбле, вы недавно делали здесь перестановки?

— Нет, — ответила она. — Насколько мне известно, на полках ничего не трогали несколько месяцев.

— Но предметы передвигали, причем совсем недавно, — сказал он. — Видимо, ночной посетитель.

— Но что он искал на полках? — удивилась Мэрион. — Там нет матриц…

Торндайк не ответил. Постояв на стуле, он еще раз обвел взглядом мастерскую, затем с озабоченным видом слез со стула и перенес его к высокому шкафу в конце помещения, где снова поднялся и начал шарить руками сверху.

— Я вижу, тут у вас сложены всякие ненужные вещи… Вот их вы действительно не трогали, по крайней мере, несколько месяцев.

Произнося эти слова, он достал из-под завала грязную гипсовую маску, сдул с нее пыль и начал внимательно разглядывать.

— Лицо интересное… Но отнюдь не красотой. — Он слез со стула и протянул маску Мэрион. — Мисс Д’Эрбле, вы узнаете этого человека?

— Надо же, — удивилась она, — я думала, что знаю все маски, которые сделал отец, но эту вижу впервые… И человека не знаю. На англичанина не похож, впрочем, и на еврея тоже.

— Ну, среди последних встречаются всякие. Сходите в еврейский квартал и убедитесь. Впрочем, это значения не имеет.

Я подошел к Мэрион посмотреть на маску. Очевидно, выражение моего лица сильно изменилось, потому что Торндайк спросил:

— Грей, в чем дело?

— В том, — ответил я, — что… Помните, я говорил вам о некоем мистере Моррисе?

— Да-да, — он кивнул, — антиквар.

— Вот именно, — подтвердил я. — И это он.

Торндайк несколько секунд молча смотрел на

меня. Затем спросил:

— Что значит «он»? Похож — или полное совпадение?

— Ответственно заявляю, это вылитый Моррис. Такое лицо забыть трудно… Верхняя губа у него раздвоена, и на маске это отчетливо видно.

Торндайк кивнул:

— Да, я это заметил. И вы говорите, что у Морриса губа такая же?

— Точно такая же. Так что мы можем с полным правом признать, что это слепок лица Морриса.

— Что ж… — Торндайк задумался. — Примем к сведению этот весьма важный факт.

— А чем он важен? — спросил я.

— Хотя бы тем, что мисс Д’Эрбле этого человека, Морриса, никогда не видела, но с ним был знаком ее отец. Другими словами, мистер Д’Эрбле имел дела с людьми, о которых не знала его дочь. Обстоятельства убийства указывали, что такие люди должны были обязательно существовать, и вот теперь мы не только знаем это наверняка, но и можем даже назвать адрес и фамилию одного из них. Хочу обратить ваше внимание, что именно этот Моррис занимается продажей каких-то странных вещей сомнительного происхождения. Это намек на то, что мистер Д’Эрбле водил знакомство не только с уважаемыми людьми.

Я вспомнил, что в витрине магазина Морриса видел гипсовую маску.

Торндайк обратился к Мэрион:

— Мисс Д’Эрбле, ваш отец принимал заказы на гипсовые маски?

— Очень редко, — ответила она. — Теперь спрос на такие вещи невелик. Маски вытеснила фотография.

— Значит, это был случайный заказ, — предположил Торндайк. — Но все равно, теперь мы знаем, что Моррис каким-то образом был связан с вашим отцом, и потому я прошу разрешения взять эту маску, чтобы ее сфотографировать. Обещаю обращаться с ней с большой осторожностью и верну в целости и сохранности.

— Можете взять ее насовсем, — отозвалась Мэрион. — Мне она не нужна.

— Что ж, замечательно. — Торндайк улыбнулся. — И пожалуйста, снабдите меня бумагой или тканью, чтобы я смог ее завернуть. А затем я уйду и больше не буду отвлекать вас от работы.

Мэрион взяла у него маску и начала аккуратно заворачивать сначала в ткань, а затем в бумагу.

Торндайк тем временем еще раз оглядел мастерскую.

— Правильно ли я понял: все эти слепки сделаны не по заказам?

— Лишь очень немногие, — ответила Мэрион. — Для большинства позировали профессиональные натурщики и даже некоторые из знакомых отца.

— Зачем ему это было нужно? Ведь он не мог использовать слепки реально существующих людей для изготовления манекенов.

— При лепке восковых фигур, — ответила Мэрион, — отец изменял лица так, что они переставали быть похожими на реальных людей. Это несложно сделать. Я покажу.

Она сняла с крючка маску и положила на стол.

— Это лицо молодой девушки, натурщицы отца. Как видите, оно круглое, подбородок короткий, верхняя губа чуть выступает. Девушка улыбается. Лицо можно легко изменить в один момент.

Мэрион взяла кусочек глины, скатала в шарик и затем размазала на правой скуле. То же самое она проделала с левой скулой и верхней губой. После этого взяла кусок глины побольше и, удлинив подбородок, чуть подправила брови. В конце же опрыскала маску густой взвесью глины в воде, чтобы везде был одинаковый цвет.

— Вот, смотрите. Это, конечно, очень грубая работа, но для иллюстрации сгодится.

Результат произвел впечатление. На наших глазах она несколькими движениями превратила пухлое девичье лицо в волевое лицо женщины среднего возраста.

— Это удивительно! — восхитился я. — Даже не верится, что такое возможно.

— Да, это интересно, — согласился Торндайк, — но я не уверен, стоит ли этому так удивляться. Ведь лица у всех в принципе одинаковы, потому что состоят из одних и тех же анатомических признаков, и различают их не столь уж значительные тонкости.

— Это верно, — заметила Мэрион, — но именно в тонкостях все и дело. Когда вы лепите бюст, портретного сходства достигнуть очень трудно. Это под силу лишь настоящему художнику.

— В этом я никогда не сомневался. — Торндайк поклонился. — А теперь позвольте мне удалиться, разумеется, с этим драгоценным пакетом.

Я проводил его до двери. Пожимая руку, он пристально посмотрел на меня:

— Надеюсь, Грей, вы не забыли мои наставления?

— Да. Я выбираю для прогулок маршруты только по людным улицам и ношу с собой пистолет. Он и сейчас при мне, в заднем кармане брюк. Но я не вижу причины для тревоги. Скорее всего преступник вообще не подозревает о моем существовании. Да и чем я мог бы ему насолить? Кроме того, что охраняю мисс Д’Эрбле.

— Грей, не будьте таким беспечным, — серьезно проговорил Торндайк. — Уверен, на некоторые мелочи вы просто не обратили внимание. Так что не расслабляйтесь — и все время наблюдайте.

Он зашагал по улице, а я вернулся в мастерскую, как раз когда Полтон замесил в бадье гипс, а Мэрион очистила маску и вернула ее на крючок.


Глава 11 МУЖЧИНЫ С ОРУЖИЕМ | Поющие кости. Тайны д'Эрбле (сборник) | Глава 13 ЧУДОМ УЦЕЛЕЛ







Loading...