home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава двадцать вторая

Имя, которое Питер Турмонд нацарапал вчера на листе блокнота в комнате для допросов, принадлежало Кристал Брайант. Он написал её номер телефона, но Кейт решила по нему не звонить. Она знала, что если у девушки будет время подготовиться к встрече, она может напридумывать историй и соврать с три короба, что только затормозит расследование. Кейт решила застать её врасплох – это была хитрая и почти нечестная тактика, если учитывать, что Кристал Брайант не имела никакого отношения к делу.

Прилежная как всегда, Демарко уже узнала адрес Брайант и всю нужную информацию о ней. В частности, она узнала, что та работала медсестрой в реабилитационном центре с 8:30 до 17:00 с понедельника по пятницу. Эта информация позволила им не тратить время на визит к ней домой и сразу поехать на работу.

Она работала в одной из самых популярных больниц города. Приёмная была полна людей. Кейт не видела смысла вызывать Кристал Брайант, поэтому решила не привлекать к себе лишнего внимания. Когда они с Демарко подошли к окну регистратуры, то не стали показывать удостоверения. Разговаривая с секретарём, Кейт старалась говорить мягко.

«Мне нужно поговорить с вашей медсестрой, – сказала она, – Кристал Брайант».

Секретарь немного оторопела, переводя взгляд с Кейт на Демарко и обратно: «Хорошо. Вам назначено?»

«Нет, – сказала Кейт. – Мы по личному и довольно срочному делу».

«Хорошо. Могу я узнать ваши имена?»

«Нет. Повторюсь,… мы по личному делу».

Явно недовольная ответом, секретарь встала со своего места. Она отошла от стола и скрылась в коридоре по ту сторону стекла. Кейт и Демарко остались ждать. Вскоре одна из дверей, ведущих в приёмную, открылась. К ним шла молодая симпатичная девушка лет двадцати пяти. На ней была идеально отутюженная больничная форма, и она выглядела довольно смущённой.

«Это вы меня спрашивали?» – поинтересовалась она.

«Да, – тихо ответила Кейт. – Я агент Уайз, а это моя напарница, агент Демарко. Мы из ФБР. Мы хотели бы задать вам несколько вопросов о семье Турмонд».

Кристал Брайант выглядела так, словно только что получила оплеуху. Она огляделась, оглядела всю приёмную, словно проверяя, не подслушивает ли их кто-нибудь.

«Мы не отнимем у вас много времени, – сказала Кейт. – Если вы согласитесь ответить на пару вопросов, то никто не узнает, кто мы и почему здесь. Итак, мы можем поговорить с вами пару минут?»

«Конечно», – смущённо ответила Кристал.

Они нашли три свободных стула в дальнем углу приёмной и присели. Кейт ещё не успела задать первый вопрос, как Кристал уже начала говорить.

«Полагаю, смерть Лэйси заставила Питера во всём признаться?» – спросила она.

«Да, – ответила Кейт. – Вы говорили с ним после её убийства?»

«Нет. Он прислал сообщение и рассказал, что случилось. В том же сообщении он сказал, что разрывает наши отношения,… что больше не может меня видеть. Послушайте, прошу вас,… есть шанс не придавать нашу связь огласке? Я не хочу, чтобы все всё узнали, и это навредило его репутации, особенно после того, что случилось с Лэйси».

«Мы ничего никому не расскажем. Мы пришли поговорить с вами только для того, чтобы понять, что вы знали о Лэйси. Вы не знаете, она могла догадываться о вашей связи или тоже иметь роман на стороне?»

Кристал задумалась. «Я никогда об этом не думала, – сказала она, – но сомневаюсь, чтобы это было так. Она не показалась мне мстительной особой».

«То есть вы были знакомы?» – спросила Демарко.

«Не очень хорошо. У нас были общие друзья, но мы с Лэйси никогда не проводили время вместе».

«И вам ничего не известно об её личной жизни?» – спросила Кейт.

«Только то, что говорил мне Питер».

«Например?»

Кристал пожала плечами, и было видно, что ей становится по-настоящему неловко. Казалось даже, что она вот-вот расплачется: «Он жаловался на неё. Жаловался, что она больше не хочет с ним секса. Говорил, что её интересует только дочь. Говорил, что ему казалось, он стоит для неё на втором месте, но… даже не знаю. Я ему никогда не верила. Я не глупа. Я на десять лет его младше, а он всегда вёл себя… агрессивно, что ли. Он говорил мне всё это, чтобы я его не бросала».

«Получается, вы не знаете никого, кто был бы зол на Питера или Лэйси?»

«Нет, я не очень хорошо знаю обоих».

Кейт разочарованно вздохнула. В душе она предполагала, что так всё и выйдет. За годы работы она вела несколько расследований, в которых ей приходилось иметь дело с изменами. Практически во всех случаях участники любовных треугольников никогда не были близки. Кроме сексуальных предпочтений и рабочих расписаний они мало что знали друг о друге, тем более о супругах любовников.

«Спасибо, что уделили нам время», – сказала Кейт.

«Без проблем. Как он? Я имею в виду, Питер. Вы с ним разговаривали?»

«Он скорбит, – сказала Демарко. – Если он попросил вас уважать его желания и больше с ним не встречаться, пожалуйста, выполните просьбу».

Кристал выглядела удивлённой, услышав такой прямой совет, но всё же кивнула, встала и вернулась к работе. Кейт и Демарко тоже ушли, выйдя на улицу, где утреннее небо начало хмуриться, как перед дождём. Кейт задумалась, копаясь в старых воспоминаниях. Все эти измены как-то будоражили её память, но она пока не могла сказать, чем именно они её зацепили. Это новое дело так цепко засело у неё в голове, что она начинала хвататься за соломинку.

«Было какое-то другое дело, – думала она. – Что-то очень похожее».

«Вы не против сесть за руль? – спросила Кейт. – Мне нужно сделать звонок».

«Конечно, – ответила Демарко, когда Кейт бросила ей ключи. – Куда мы едем?» «Пока не знаю точно. Давайте начнём с ближайшей кофейни. Я уже и забыла, какими тяжёлыми могут быть рабочие будни».

Кейт невольно поёжилась, когда поняла, какой старой этот комментарий сделал её в глазах напарницы. Она села в машину. Демарко завела двигатель, Кейт вытащила телефон и набрала номер. Когда на другом конце линии раздался мягкий знакомый голос, ей показалось, что она попала в прошлое.

«Уайз, ты ли это?» – с лёгким сарказмом сказал Логан.

«Да, это я. Спасибо за СМС и то, что волнуешься обо мне. Это было мило,… но не обязательно».

«Мне дали хорошее воспитание и научили заботиться о старших».

«Иди к чёрту».

«Если с тобой, то хоть сейчас. Что случилось, Уайз?»

Кейт не смогла сдержать улыбку. Боже, как же она скучала по словесным перепалкам с Логаном – их традиции, выработанной за долгие годы работы вместе.

«Пытаюсь вспомнить одно дело, – сказала она. – Думаю, ему не больше десяти лет. Убили два или три человека из-за какой-то вечеринки свингеров. На ней случилась измена, которая привела к проблемам».

«Да, помню это дело. Что тебе нужно? Я могу достать документы и выслать тебе всё, что нужно. Ты нашла сходства с текущим расследованием?»

«Пока не знаю. Надеюсь, старое дело поможет мне найти верный путь. Я пытаюсь вспомнить, кто был убийцей,… его мотивы, слова, которые он говорил на допросах и суде, всё такое».

«Дай мне несколько часов, и документы будут у тебя. Ещё что-нибудь нужно? Хочешь, чтобы я приехал и раскрыл это дело для тебя? Кажется, ты не справляешься».

«Нет, у меня всё отлично. Наслаждайся милым уютным офисом. И спасибо за помощь».

Она отложила телефон и увидела восхищённую улыбку на лице Демарко. «Как вы это делаете?» – спросила та.

«Что делаю?» – спросила Кейт.

«Помните все свои дела».

«У меня хорошая память. Хотя недостаточно хорошая. Иначе я бы помнила имя убийцы».

«В деле десятилетней давности? Вы шутите?»

«Нет. Иногда сложные дела остаются в памяти навсегда».

«Ох, мне ли не знать. Работа в отделе насильственных преступлений быстро научила меня этому. Я заметила ещё одну вещь… Это я поняла ещё в самом начале работы в отделе. В жестоких убийствах нет ничего личного, никакой страсти. Я слышала, как по телефону вы говорили о вечеринке свингеров и измене. По своему опыту могу сказать, что убийства, основанные на страсти, или похоти, или даже любви обычно очень жуткие. Убийца как будто специально хочет всем показать, зачем он сделал то, что сделал».

«Я тоже так считаю, – согласилась Кейт, – но при этом не могу не думать о том, что наше убийство может быть как-то повязано на тайнах. Измены держатся в секрете… Может, убийца хочет отразить это в своей работе. Может, он хочет показать, что он тоже может хранить секрет, не хуже его жертв».

«Простите моё любопытство, – сказала Демарко, – но, может, есть какая-то особая причина, по которой вы думаете, что в основе всего лежит измена?»

«Я так не думаю… Это вовсе необязательно. Просто нужно изучить тот факт, что обе женщины были замужем за мужчинами, которые редко бывали дома. На это указывает и тот факт, что один из них был уличён в измене».

«Вы правы, – кивая, сказала Демарко и свернула на парковку у Starbucks. – Отсутствие мужа – это хорошая зацепка. Я хочу сказать, что у Хикс муж отсутствовал по необходимости – его работа предполагает частые разъезды. Отсутствие дома из-за интрижки…»

«Да, это как два цвета одного спектра».

«Теперь осталось понять, может ли эта зацепка привести нас к чему-нибудь стоящему», – сказала Демарко.

Кейт кивнула, соглашаясь и думая о грязной рюмке в раковине Лэйси Турмонд.

«От чего спасала её выпивка? – гадала Кейт. – От факта измены мужа или собственных секретов?»


Глава двадцать первая | Если бы она знала | Глава двадцать третья







Loading...