home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 24

Утром Том ушел на работу, и Карен осталась одна. Ей кажется, будто стены смыкаются вокруг нее. Она сидит на кухне, не обращая внимания на стоящую перед ней кружку с кофе, все ее тело предельно напряжено.

Она боится возвращения Расбаха, воображение рисует, как он роет, вынюхивает, пытается добраться до правды. Правды о ней. Правды о том, кем был покойник. Это всего лишь вопрос времени.

Карен не рассказала Тому о том, что вспомнила. Не смогла. Ей нужно подумать, найти выход из этой ситуации. Но ее блестящий расчетливый ум сейчас работает не так хорошо, как обычно. Возможно, из-за сотрясения.

Ей уже доводилось спасаться бегством: она сбежала от него, от жизни в Лас-Вегасе, начала все сначала.

В тот день она сказала ему, что поедет посмотреть на плотину Гувера – достопримечательность рядом с Лас-Вегасом. Накануне вечером она забрала подержанную машину, которую купила за наличные несколько недель назад. Договорилась с продавцом, что тот присмотрит за машиной, пока та не понадобится. Зарегистрировала ее на свое новое имя, приобретенное с помощью человека, которого она наняла через Интернет. Доехала на ней до плотины и оставила на парковке под объездным мостом. Потом вызвала себе такси с предоплаченного телефона, который купила за наличку в аптеке, водитель отвез ее обратно на Лас-Вегас-Стрип и высадил у «Белладжо». Ему она тоже заплатила наличными. Вызвала еще одно такси до дома, куда добралась как раз перед его возвращением. Она знала, что он вернется поздно. Той ночью она едва сомкнула глаза: слишком переживала, беспокоилась, что что-то пойдет не так.

На следующее утро, очень рано, нервно сжимая руль, она снова выехала из города в южном направлении по шоссе 93 и оставила машину на той же самой парковке под мостом. Когда она увидела свою машину для побега, ожидавшую ее на другой стороне парковки, происходящее впервые показалось реальным. Она оставила кошелек с документами в бардачке. Потом пошла к мосту. Там были люди, достаточно для того, чтобы кто-нибудь ее заметил. Она постояла у перил, глядя вниз. Мост возвышался над рекой Колорадо почти на триста метров. От этого вида у нее закружилась голова. Спрыгнуть или свалиться – неизбежная смерть. Она достала мобильный, сделала фотографию и напечатала: «Ты не будешь меня больше мучить. Все кончено. И это на твоей совести». Как только сообщение отправилось, она швырнула телефон с моста.

После этого нужно было действовать быстро. Она спустилась к парковке и, пока никто не смотрел, заскочила в туалетную кабинку. Быстро разделась до белья. В рюкзачке лежал сарафан, она быстро его натянула, а потом надела босоножки на каблуках. Запихнула шорты, футболку, кроссовки и кепку в рюкзак, распустила волосы, надела большие солнечные очки. Достала зеркальце и накрасила губы. Если не считать рюкзачка, она совершенно перевоплотилась.

Дальше на парковке ждала ее подержанная машина с дорогим новым удостоверением на имя Карен Фэрфилд в бардачке. С собой у нее была вся наличность, которую удалось собрать. Она пошла через парковку к машине для побега в развевающемся вокруг голых ног сарафане, чувствуя, что почти может летать.

Села в машину, опустила окна и поехала. С каждым остававшимся позади километром ей становилось чуточку легче дышать.


– Я видела, как ты идешь, – сказала Бриджит, открывая дверь. – Проходи.

Бриджит явно была рада ее видеть, и на мгновение все показалось таким, как прежде. Жаль, что Карен не может рассказать Бриджит, как серьезно она влипла. Насколько легче ей было бы, если бы она могла разделить с кем-нибудь эту ношу, но она должна все хранить в тайне даже от своей лучшей подруги. И от мужа. Потому что не знает, что натворила в вечер аварии.

Подруги по привычке отправились на кухню.

– Я только что поставила кофе. Хочешь? Без кофеина.

– Да, спасибо, – Карен села на свое обычное место за столом Бриджит и стала смотреть, как подруга варит кофе.

– Как ты себя чувствуешь? – спросила Бриджит, оглядываясь через плечо.

– Лучше, – ответила Карен.

– Выглядишь неплохо, – сказала Бриджит.

Карен скорбно улыбнулась. Приятно было притвориться, хотя и ненадолго, что жизнь вернулась в привычное русло. Она осторожно дотронулась до лица. Отек спал, синяки пожелтели и стали исчезать.

– Не подумай, что я сую нос, – Бриджит снова оглянулась через плечо, – но если тебе хочется поговорить об этом, я рядом. А если не хочется, то ты и не обязана. Я пойму.

Карен видела, что Бриджит умирает от желания поговорить о случившемся.

– Просто… это очень странно, но я совсем ничего не помню о том вечере, – соврала Карен. – С того момента, как я готовила ужин, до того, как очнулась в больнице, так что мне почти нечего сказать.

– Тебе, наверное, так тяжело, – с сочувствием произнесла Бриджит, подходя к столу с двумя кружками кофе. Поставила молоко с сахаром и села напротив Карен. – Я видела, что к вам все время ходят детективы. Они и к нам заходили, задавали вопросы.

– Они заходили к вам? – переспросила Карен, разыгрывая удивление. – Зачем? Что они спросили?

– Хотели знать, видела ли я, как ты вышла из дома перед аварией, был ли с тобой кто, всякое такое.

– О, – Карен кивнула. Все сходится. Они знают, что она вышла из дома одна, в спешке, после того как ей позвонили в 20:17. Хотела бы Карен точно знать, что еще выяснил или подозревает детектив.

– Я сказала им, что ничего не видела. Меня не было дома.

Карен глотнула кофе.

– Кстати, спасибо за кексы, – сказала она. – Очень вкусно, как и всегда.

– О, пожалуйста. Я все равно бы одна не съела.

– Ты занесла их, когда заходила полиция, да? – спросила Карен.

Бриджит кивнула.

– Не хотела вас беспокоить, – ответила она, – поэтому решила просто оставить их там.

И Карен впервые пришло в голову, что Бриджит ведь могла оставить их на крыльце, как здесь принято. Так поступают соседи, когда кто-то заболел, или родился ребенок, или в семье кто-то умер. Оставляют перед парадной дверью. Не задней.

– Почему ты просто не оставила на крыльце?

Бриджит замялась.

– Не хотела мешать. Подумала, если стану подниматься на крыльцо, ты услышишь и подойдешь к двери.

– Ты, наверное, что-то слышала, когда была на кухне, – предположила Карен.

– Ничего я не слышала, – ответила Бриджит. – Просто оставила и ушла, – она с участием на лице наклонилась к Карен. – Но я знаю, что детективы не расследуют аварии. Карен, что происходит?

Карен посмотрела на нее и быстро прикинула варианты. Нужно сказать Бриджит хоть что-то.

– Они расследуют убийство.

– Убийство! – ахнула Бриджит. – Какое это имеет к тебе отношение?

– Не знаю, – Карен покачала головой. – Кого-то застрелили. Они знают только то, что моя машина была рядом, и из-за того, что я ехала так быстро и попала в аварию, думают, что мне может быть что-то известно. Что я могла что-нибудь видеть, например. Поэтому они все время ходят и донимают нас расспросами, пытаются заставить меня вспомнить. Хотят, чтобы я помогла им найти убийцу. Но, к сожалению, от меня мало толку.

Как гладко вышла эта ложь, подумала она.

– А что говорят врачи, когда вернется память?

Карен снова покачала головой.

– Возможно, из-за травмы я никогда не вспомню – они думают, я могла видеть что-то ужасное.

– Ну, у тебя и так забот полно, чтобы еще делать за полицию их работу. Пусть сами разбираются, – сказала Бриджит. Она поднялась, достала из шкафчика коробку печенья и поставила на стол. – Хочешь?

Карен взяла одно печенье. Бриджит – тоже, потом глотнула кофе и сказала:

– Так ты до сих пор понятия не имеешь, почему внезапно уехала?

Поколебавшись, Карен ответила:

– Похоже, мне позвонили, но я не помню, кто.

– И полиция не знает? – широко распахнув глаза, Бриджит посмотрела на нее поверх кружки.

Карен пожалела, что вообще поддержала этот разговор. Она не хочет рассказывать Бриджит о неотслеживаемом телефоне. И как ей объяснить, почему полиция не знает, кто звонил?

– Нет, не знает, – отрезала Карен, желая покончить с разговором. Проглотила последний кусок печенья и поднялась. – Мне правда пора, я хотела прогуляться.

Они обе встали из-за стола. Когда проходили через гостиную, Бриджит спросила:

– Думаешь, ты в опасности?

Карен резко обернулась и посмотрела на нее.

– Почему ты спрашиваешь?

Возможно, Бриджит заметила страх в ее глазах.

– Просто, ну, знаешь, если полиция считает, что ты свидетель и что-то видела… может, кто-то другой тоже так считает.

Карен молча уставилась на нее.

– Прости, не хотела тебя пугать, – сказала Бриджит. – Зря я об этом заговорила.

– Нет. Все в порядке. Я тоже об этом думала, – соврала Карен.

Бриджит кивнула. Они остановились на крыльце.

– Но Том не допустит, чтобы с тобой что-то случилось.


Глава 23 | Посторонний в доме | Глава 25







Loading...