home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 44

Бриджит прожигает дом напротив сердитым взглядом, как будто это поможет вернуть Тома.

Его машины нет. Она не видела ее со вчерашнего дня. Видела, как приехала полиция и во второй раз обыскала дом, что привело ее в недоумение. Разве они уже не нашли орудие убийства? Она была уверена, что нашли. Сидя в этом кресле у окна, видела, как прочесывают гараж; они не могли его не заметить.

Наконец они уехали, и вскоре вслед за этим уехал Том. До этого она видела, как он бросил в машину дорожную сумку. Потом постоял рядом с машиной, свирепо глядя на нее через дорогу. Ее сердце в тот миг болезненно сжалось. Почему он решил уехать? Разве они не пришли к взаимопониманию? Разве теперь, когда они снова любовники, он не чувствует то же, что и она?

Он так и не вернулся вчера. Остался ночевать в другом месте, и ей показалось, будто весь ее мир рухнул. Том ее избегает. Как его вернуть?!

Бриджит прогоняет злые слезы. Он не мог уехать навсегда с такой маленькой сумкой. В какой-то момент он должен будет выйти на работу, и ему понадобятся костюмы. Ему придется вернуться домой, и она будет тут как тут – он не сможет убежать. Она заставит его понять, что ему суждено быть с ней. И позаботится, чтобы Карен никогда не вышла из тюрьмы.

Если придется, она будет свидетельствовать против Карен, пусть Тому это и не понравится, пусть он и возненавидит ее на какое-то время. Пока в мире есть Карен, Том никогда не выберет Бриджит. Это злит ее сильнее всего.

Она заметила, как к ее дому подъехала машина. Эта машина ей знакома. И детективы, которые из нее вышли. Что они здесь делают? Она невольно напряглась.

Прозвенел дверной звонок. Бриджит, внезапно испугавшись, решила было сделать вид, что ее нет дома, но они наверняка видели ее в окне. А если и нет, то все равно вернутся. Она встала и пошла к двери. Перед тем как открыть, сложила губы в спокойную, как она надеялась, улыбку.

– Да? – спросила она.

– Добрый день, – сказал Расбах и показал значок.

– Я знаю, кто вы, детектив, – ответила она. – Я помню, вы уже заходили.

– Можно войти? – спросил он.

– Конечно, – ответила Бриджит, открывая дверь шире. Пригласила их в гостиную. Дженнингс сел, а Расбах подошел к большому окну и встал прямо за любимым креслом Бриджит, глядя на дом Краппов через дорогу.

– Славный вид, – сказал он.

Потом подошел и сел напротив нее. Его голубые глаза будто пронизывали насквозь. От его внимания вряд ли ускользнуло, что она сменила стрижку. Она с трудом подавила безотчетное желание поправить волосы.

– Чем могу помочь? – спросила она.

– У нас есть пара вопросов, – ответил Расбах, – по поводу вашей соседки из дома напротив, Карен Крапп. Ее арестовали в ходе расследования убийства.

Бриджит скрестила ноги и сжала крепко лежащие на коленях руки.

– Я знаю. Такой ужас! Я-то думала, что хорошо ее знаю, но, оказывается, и понятия не имела, какая она на самом деле. То есть никто из нас не имел. Уверена, ее муж тоже.

– Ее еще не признали виновной, – мягко ответил Расбах.

Бриджит слегка покраснела.

– Да, конечно, – она опять скрестила ноги и продолжила. – Карен говорила – еще до ареста, – что в полиции ее считают возможной свидетельницей, поэтому заставляют вспомнить, что случилось в тот вечер, – она посмотрела прямо в глаза красавцу-детективу. – Но это не совсем правда, верно? – не дождавшись ответа Расбаха, она перевела заговорщицкий взгляд на другого. – Я знала, что дело в чем-то еще, ведь полиция ходила к ним постоянно. – Она нагнулась к ним и спросила, надеясь, что ее голос звучит достаточно участливо: – Кто был этот человек? Вы знаете, почему она это сделала?

– Сейчас мы просто проверяем все версии, – спокойно ответил Расбах. – И надеялись на вашу помощь.

– Конечно, – ответила она, выпрямляясь.

– Карен Крапп когда-нибудь говорила, что кого-то боится, беспокоится за свою безопасность?

Бриджит покачала головой.

– Нет.

– Упоминала, что у нее есть пистолет?

Она посмотрела на него с удивлением.

– Нет.

– Вы не замечали рядом с их домом никого подозрительного?

Бриджит снова покачала головой и сказала:

– Нет, а что?

– Краппы говорят, что кто-то в течение нескольких недель забирался к ним в дом. Возможно, это связано с тем, что случилось в тот вечер. Поэтому мы сняли отпечатки пальцев в доме, и, раз уж мы знаем, что вы заходили к Карен, мы бы хотели получить ваши отпечатки, чтобы исключить их из списка. Вы согласны проехать с нами в участок и пройти процедуру?

Бриджит посмотрела на него, стремительно размышляя. Она знает, что стерла все отпечатки с пистолета – даже погуглила, как это правильно делается, – а когда прятала его в гараже, была в перчатках. Она уверена, что на пистолете ее отпечатков нет. А ее отпечаткам в доме Краппов есть уважительная причина: она подруга. Здесь ей не о чем беспокоиться.

Но кое-что ее тревожит. Кажется, она открыла дверь в ресторан тем вечером голой рукой. Но это ничего. Потому что, если придется, она признается, что была там и видела, как Карен убила человека. Том разозлится, зато Карен навсегда исчезнет из его жизни, и, в конце концов, он вернется к ней. И она не уверена, что прямо сейчас у нее есть выбор. А если придется признать, что она там была, – что ж, она пока еще не давала никаких показаний под присягой. Просто сказала, что ее не было дома. Может и изменить историю. Возможно, придется рассказать правду о том, что она видела. Расбах ждет ответа.

– Хорошо, – сказала она. – Сейчас?

– Если не возражаете, – вежливо ответил Расбах.

Неожиданный шум у входной двери заставил всех повернуть голову. В гостиную зашел встревоженный Боб Крукшенк.

– Что происходит? – спросил он. – Кто вы? – обратился он к детективам.

– Что ты здесь делаешь? – так же удивленно спросила Бриджит. Боб ей сейчас здесь не нужен.

– Плохо себя чувствую, – ответил муж. – Хотел прилечь.

Расбах поднялся, сверкнул значком и представился:

– Я детектив Расбах, это детектив Дженнингс. Мы расследуем убийство и пришли задать пару вопросов вашей жене.

– Что вам от нее нужно? – с подозрением спросил Боб. – Это насчет соседки через дорогу, так? Они подруги, но сомневаюсь, что Бриджит вам поможет.

Бриджит одарила его враждебным взглядом. Сказала:

– Может быть, я не настолько бесполезна, как ты думаешь.

Он удивленно воззрился на нее под взглядами молча наблюдающих за ними детективов.

– Поехали, – сказала она детективам и протиснулась мимо мужа.

Услышала, как он кричит ей вслед:

– Куда ты?

Обернулась и ответила:

– У меня будут брать отпечатки пальцев.

Ее порадовало появившееся на его лице смятение. Пусть гадает, что к чему!


Ближе к вечеру Расбаху пришли из лаборатории результаты экспертизы отпечатков пальцев. Они с Дженнингсом сидят в кабинете, жуют пиццу и обсуждают отпечатки и какие шаги предпринять дальше.

– Бриджит Крукшенк была на месте преступления. Ее отпечатки на двери, – сказал Расбах. Он ни капли не удивлен, потому что они с Дженнингсом, пока ждали результаты, снова обошли всех соседей, спрашивая, не видели ли те Бриджит в тот вечер. И те же соседки, которые видели, как гнала Карен, подтвердили, что сразу вслед за ней ехала Бриджит. Поэтому теперь они могут с уверенностью сказать, что Бриджит действительно следила за Карен Крапп.

– И ее отпечатки по всему дому Краппов, – добавил Дженнингс.

– Так значит, это Бриджит к ним забиралась, – сказал Расбах. – Она единственная, к примеру, чьи отпечатки оказались в ящике с нижним бельем Карен. Там нет даже отпечатков ее мужа.

– Зачем она рылась в белье Карен Крапп? – задумчиво протянул Дженнингс. – Жуткая дамочка.

– Скорее всего, Бриджит забрала пистолет с места преступления и оставила в гараже, – сказал Расбах. – Карен говорит, что Бриджит влюблена в Тома, поэтому пытается ее подставить, – он глубоко вздохнул и выдохнул. – Что вообще происходит? – спросил он.

Дженнингс сказал:

– Может быть, Бриджит действительно влюблена в Тома. Может быть, она чокнутая. Может быть, она поехала за Карен, застрелила Трейнора, а потом спрятала пистолет в гараже.

Расбах задумчиво ответил:

– Они обе там были. Каждая из них могла это сделать. У обеих есть мотив. Мы не сможем обвинить ни одну из них, потому что каждая будет указывать на другую, – он откинулся в кресле и с раздражением бросил корку от пиццы. – Они как будто все спланировали – идеальное убийство.

– Тогда рассматриваем предварительный сговор, общий интерес? – спросил Дженнингс.

– Я думаю, мы ничего не найдем, – ответил Расбах. Задумался на минуту. – Потому что какой интерес мог быть у Бриджит? С Карен все понятно. Нет больше угрозы в лице Роберта. И она остается безнаказанной. Все чудесно. Но что получает Бриджит? Ничего, – Расбах посмотрел на Дженнингса. – Ты бы сделал такое по дружбе?

– Нет, – признал Дженнингс. Потом предположил: – Может быть, Бриджит с Карен не просто друзья. Может быть, они любовницы и вместе спланировали избавиться от Роберта? А Том Крапп понятия не имеет, что происходит.

Расбах склонил голову набок.

– А у тебя богатое воображение, Дженнингс.

Дженнингс добродушно пожал плечами. Расбах устало провел рукой по лицу, потом покачал головой:

– Я так не думаю.

– Я тоже.

– Не думаю, что они работают вместе. Скорее, друг против друга, – Расбах выпрямился. – Нужно пригласить Бриджит на допрос. Но сначала Тома Краппа.


Глава 43 | Посторонний в доме | Глава 45







Loading...