home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 14

Генерал Нага

За двадцать миль от места действия предыдущей главы, на западной окраине территории Зеленой Грозы, генерал Цзян Сян Нага стоял на стрелковой ступени в траншее, изучая огни Мурнау сквозь медные окуляры перископа. Адъютант крутил ручки на треноге перископа, и прибор медленно поворачивался вокруг своей оси, показывая Наге огоньки соседних мелких городов и бесчисленных пригородов, а также другого Тракционштадта немного поодаль.

– Новые города прибывают с запада чуть ли не ежедневно, – сказал кто-то из собравшихся вокруг офицеров. – Разведка докладывает, что даже Манчестер, один из последних крупных градоядных, движется к скоплению возле Мурнау. Ваше превосходительство, они готовятся к наступлению!

– Чепуха, полковник Юй, – фыркнул Нага, оторвавшись от перископа. – Это всего лишь торговые города, пользуясь перемирием, примчались вести дела с боевыми городами.

– Да, продавать им оружие и боеприпасы! – не отступал Юй. – Перемирие подарило варварам столь необходимую им передышку, возможность заново вооружиться…

– И нам оно подарило точно такую же возможность, – заметила стоящая с ним рядом генерал Сяо, невысокая женщина с морщинистым, словно старый бумажник, желтым лицом.

Она улыбнулась. Генерал Сяо потеряла на войне с Зеленой Грозой троих сыновей, и уже очень давно никто не видел ее улыбки.

– Больше месяца на всей линии фронта никто никого не убивает, – сказала она. – Даже если завтра горожане нарушат перемирие, все равно оно было не зря. Слушайте!

Нага прислушался. Он услышал негромкие голоса солдат в ближайших окопах, шорох своего плаща из волчьей шкуры и далеко вдали – птичью песню. Кто это, соловей? Если бы знать, можно было бы рассказать жене, когда она вернется из Африки: «Мы на передовой слышали соловья!» Но он всю жизнь занимался только войной, некогда было изучать птиц. Если настанет прочный мир, подумал он вдруг, можно будет все узнать об этом: о птицах, цветах и деревьях. Они будут гулять с Эноной по зеленому лугу, и он сможет ей сказать название каждой птицы, каждого цветка…

– Вот то-то и оно! – сказал он, и его механическая броня зашипела и лязгнула, помогая ему сойти со ступени.

Он хлопнул полковника Юя по плечу стальной рукой, похожей на латную рукавицу Сталкера.

– За это мы и сражались, Юй Вэй Шань! Мы пошли воевать не ради того, чтобы громить города, а чтобы вновь услышать, как поют птицы. И если за пятнадцать лет войны это у нас не получилось – может, стоит пойти на переговоры с варварами?

Он взмахнул рукой, показывая на выжженную землю за рядами колючей проволоки – изрытую воронками от взрывов, утыканную бетонными ловушками для городов, заросшую сорняками, усыпанную обломками и миллионами костей.

– Мы хотели, чтобы мир вновь стал зеленым, – сказал генерал Нага. – А добились только того, что он весь увяз в грязи.


О чем-то таком говорила ему Энона. В ее устах это звучало лучше. Возвращаясь в дирижабле в штаб-квартиру, которая размещалась в крепости под названием Передовое командование, Нага вдруг понял, что тоскует по жене. Будь она рядом, ему было бы легче идти тем трудным путем, на который она его направила. Половина соратников считает, что он лишился рассудка, раз пытается заключить мир с городами. Иногда он и сам начинал сомневаться: может, они правы? Но разве у него есть выбор?

Зеленая Гроза в упадке. Нага и не представлял насколько, пока не принял командование. При Сталкере Фанг солдаты вроде него никогда не испытывали нехватки продовольствия и снаряжения, но в тылу все разваливалось. Когда Зеленая Гроза захватила власть, все прежнее руководство Лиги арестовали. Их место заняли молодые фанатики, совершенно не умеющие управлять. В освобожденных районах, которые Нага и его товарищи с такими трудами зачищали от движущихся городов, никто понятия не имел, какие сельскохозяйственные культуры выращивать, как организовывать водопровод, канализацию и транспорт в наскоро построенных стационарных поселениях. Никто не знал, где взять деньги на оплату необходимых расходов. Если война прекратится, должно стать легче. Нага начал выпускать из тюремных колоний Такламакана старых управленцев, – может, они придумают, как выйти из положения. Но задача перед ними стояла огромная. Иногда Наге казалось, что задача слишком огромная для необразованного солдата вроде него.

И все-таки он знал: если поговорить с Эноной, она вмиг развеет все его сомнения. За окном проплывало белое небо. В полудреме Наге чудилось, что он слышит ее запах, чувствует тепло миниатюрного тела. Где она? Он жалел, что отпустил ее с дипломатической миссией в Загву. Но Энона сама этого хотела, и он не мог придумать, кто другой сумел бы привлечь загванцев на свою сторону лучше малышки Зеро с ее абсолютно невоинственным обликом и нелепым старым богом.


Передовое командование размещалось в вышедшем из строя движущемся городе, на невысоком холме к северу от Ржавых болот. Вокруг возвели защитную стену из снятых с него же гусениц. В прошлом году здесь проходила линия фронта, а сейчас города «Гезельшафта» оттеснили за болота, и вокруг города выросло целое поселение. Ниже по склону жались друг к другу дома гражданских, а в полях вокруг росли какие-то чахлые злаки. На равнине возле холма выстроились ряды ветряков, словно размахивающие руками слабоумные великаны.

На причальной вышке собралась группа офицеров. Они столпились вокруг темнокожей молоденькой служанки. Наге она показалась смутно знакомой. Он еще издали увидел, что у них плохие новости.

– Ваше превосходительство, известия из Африки…

– Это служанка вашей жены, ваше превосходительство, глухонемая Рохини…

– Пришла пешком в Тибести, совсем одна, через пустыню…

– Ваше превосходительство, ваша жена… Ее воздушное судно атаковали боевые дирижабли горожан, в одном дне пути от Загвы. Видимо, загванцы ее выдали врагу. Леди Нага погибла.

Позже, в цитадели, девушка рассказала ему все: три дирижабля горожан устроили засаду и напали на «Нзиму», команда героически защищала его жену, но их одолели превосходящие силы противника. Служанка старательно выводила свой рассказ на листках бумаги, а адъютант генерала зачитывал вслух.

Еще маленькой девочкой Синтия Туайт мечтала быть актрисой. И мама, и папа у нее были актерами – богемные противники движения из движущегося города Эдинбурга. Они сбежали в Шань-Го, надеясь на идиллическую жизнь в стационарном поселении. Они поощряли дочкину любовь к переодеваниям и выступлениям, надеясь, что когда-нибудь она станет звездой. И как они были правы!

Славные, толерантные люди, они совершенно растерялись, когда к власти пришла Зеленая Гроза. «Не все горожане – варвары», – твердили они Синтии, пока из громкоговорителей, установленных новым руководством на каждом углу, раздавались лозунги Зеленой Грозы. А Синтия была в восторге: ей нравились флаги, мундиры и воинственные песни, которые пели в школе. Она обожала Сталкера Фанг – такую сильную и сверкающую. Вскоре ей надоело слушать мамины и папины жалобы, и она донесла на них властям как на враждебные элементы, сочувствующие горожанам.

Родителей арестовали, а Синтию отправили в государственный сиротский приют в Тяньцзине. Когда в приюте набирали добровольцев, Синтия поступила в разведку, а затем – в личную шпионскую сеть Сталкера Фанг. Там выяснилось, что Синтия унаследовала от мамы и папы любовь к театру. Ей доставляло огромное удовольствие переодеваться, выступать под чужим именем, меняя голос и жесты, и она знала, что это у нее отлично получается. Жаль только, что ее игре не аплодируют восхищенные зрители. Но ей хватало и того, что по щекам Наги текли слезы, когда он слушал, какие ужасы горожане творили с его женой.

Нага, наверное, никогда еще не плакал прилюдно. Адъютанты и офицеры застыли, потрясенные. Даже генерал Дзю, который спланировал убийство леди Наги и помог Синтии внедриться в ее свиту, занервничал, глядя, как его старый друг шмыгает носом и слезы капают у него с подбородка. В конце концов он прервал выступление Синтии. Он не хотел уничтожить Нагу, только встряхнуть и выбить у того из головы дурацкие идеи насчет мира с городами.

– Хватит! – сказал он, взмахом руки останавливая адъютанта, который зачитывал показания Синтии. – Нага, не надо тебе это слушать. Напрашиваются два вывода. Первое – загванцам доверять нельзя. И второе – перемирие с городскими варварами нужно прекращать. Моя дивизия готова в атаку хоть завтра, только прикажи.

– И моя! – в один голос подхватили другие офицеры.

– Уничтожим города! – выкрикнул кто-то лозунг Зеленой Грозы времен до перемирия, когда все было проще.

– Нет! – гневно произнес Нага.

В ответ раздались изумленные возгласы. Даже Синтия чуть было не вскрикнула – еле успела спохватиться, что должна изображать глухонемую.

– Нет! – повторил несчастный дурачок и стукнул по столу механической рукой. – Энона бы не хотела, чтобы из-за нее снова развязали войну.

– Послушай, Нага! – не отступался генерал Дзю. – Нужно за нее отомстить!

– Моя жена не верила в отмщение, – сказал Нага, дрожа всем телом. – Она верила в прощение. Будь она сейчас здесь, она бы сказала: из-за сделанного несколькими горожанами не следует думать, что никому из горожан доверять нельзя. В память о ней мы должны по-прежнему добиваться мира.

Он посмотрел на Синтию. Та скромно опустила глаза.

– Как нам наградить эту девочку за храбрость и преданность?

Вот досада, приходится ждать, пока его вопрос запишут на бумажке, прежде чем она сможет накорябать ответ. Синтия позволила себе чуть заметную улыбку. Ее грела мысль, что все присутствующие уверены, будто она улыбается, потому что такая хорошая и преданная.

«Я прошу только одного – позвольте мне служить генералу Наге, как я служила его любимой жене».


Глава 13 Пора в дорогу | Надвинувшаяся тьма | Глава 15 Невидимый пригород







Loading...