home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 7

– Мне бесконечно жаль, ваше сиятельство, что вы проделали такой долгий путь, и всё зря, – говорил начальник полиции, исподволь поглядывая на молодого дознавателя, прибывшего к ним из самой столицы.

Высший, казалось, его даже не замечал. Сцепив за спиной пальцы, с задумчивым видом прохаживался по кабинету, и не торопился поддерживать разговор. Пару раз останавливался у затопленного камина, протягивал к пламени руки и смотрел, как то оживляет бледные кисти, на одной из которых красовался фамильный перстень-печатка с изображением герба его семьи. Потом, снова заведя руки за спину, всё с тем же угрюмым видом принимался мерить комнату шагами.

Подражатель… Бастиан на миг зажмурился, тщетно пытаясь упорядочить мысли и заранее готовясь к тому, что придётся давать отчёт по возвращении в Морияр.

Её величество явно не обрадуется появлению ещё одного больного ублюдка, уничтожающего пришлых.

Мало им психопата, на чьём счету уже несколько убийств, цель которых до сих пор оставалась неясной. А теперь ещё и имитатор, пытавшийся выдать себя за неуловимого убийцу, однако допустивший неприметные на первый взгляд, но очевидные Бастиану ошибки.

Последние месяцы столица и окрестные города полнились слухами о неуловимом фантоме, отнимающем жизни у молодых девушек. Каждая – иномирянка. Рабыни из борделей, работницы столичных фабрик по производству артефактов и даже фаворитка двоюродного брата королевы, похищенная прямо из-под носа герцогской стражи. Убийство последней и спровоцированное им нытьё кузена, лишившегося любимой игрушки, подтолкнуло её величество к решительным действиям. Начать расследование, которое доверили Бастиану Мару.

Ещё полгода назад он был скромным младшим инспектором, подотчётным комиссару полиции, одним из сотен. Да таковым, наверное, и остался бы, не уговори его Мими принять участие в ежегодном отборе.

Молодой полицейский не надеялся на победу, а в результате оказался одним из трёх счастливчиков, удостоившихся чести служить самой королеве, держать ответ только перед ней одной и слушаться исключительно её приказов. Как полагал сам Бастиан, не последнюю роль в его победе сыграло положение семейства Маров и благосклонное отношение к ним правительницы Верилии.

И теперь он изо всех сил старался доказать всем, и в первую очередь самому себе, что достоин оказанных ему чести и доверия. Но вместо того чтобы в короткие сроки схватить убийцу, погряз в бесконечном поиске ответов. Иногда Бастиану казалось, что он гоняется за призраком и пытается поймать руками воздух.

– Держите меня в курсе расследования, – очнувшись от своих невесёлых размышлений, напоследок велел Мар. Задерживаться в провинциальном городке и заниматься отловом неумелого имитатора он не планировал. Хватит с него и одного маньяка-убийцы.

Тем более, её величество наверняка велит сосредоточиться на столичном душегубе, а ловлю подражателя из провинции доверить служащим здешней полиции.

«Ну точно мальчик на побегушках», – мрачно подумал про себя маг, а вслух добавил:

– И если что-то подобное повторится, сразу дайте мне знать.

– Непременно, ваше сиятельство, – заверил высшего капитан. Поднялся с поспешностью, чтобы проводить гостя, почтительно распахнул перед ним двери и первым пропустил в коридор.

Утро выдалось пасмурным, промозглым. Солнце не спешило показываться из-за туч, чтобы хотя бы немного скрасить мрачную атмосферу штаб-квартиры полиции. Узкое помещение утопало в полумраке. Из щелей неумолимо тянуло сыростью и холодом, и Бастиану не терпелось покинуть это место, как можно скорее отправиться домой.

Всего несколько часов, и он снова услышит голос его обожаемой Эмилии. Обнимет жену, прижмёт к себе крепко, ощутит знакомый лавандовый запах её шелковистых волос, коснётся поцелуем нежных губ и хотя бы на какое-то время позабудет о грузе ответственности, на протяжении долгих месяцев довлевшем над ним.

– Ну же, живей! Ходить разучилась, что ли?!

Услышав грубый окрик, маг вскинул голову и замер на месте. Навстречу ему, сопровождаемая дородным констеблем, бесшумно, словно и не касаясь пола, шла хрупкая девушка. Ещё более тоненькая, чем в их первую встречу, почти прозрачная, с потухшим, абсолютно пустым взглядом. От нежной красавицы, которой запомнилась ему незнакомка, не осталось и следа.

Но это несомненно была она. Бастиан никогда не жаловался на память, а уж рабыню, которая могла бы стать его и от которой он отказался, ни за что бы не забыл.

Хотя и очень старался. Но стереть образ пришлой из памяти почему-то не получалось. Несколько раз он даже порывался нанести визит вежливости трапперу, расспросить мистера Перегрина о незнакомке, удостовериться, что она благополучно устроилась, обрела хорошего хозяина.

Узнать, как её зовут…

Он ведь даже не спросил тогда её имени.

А теперь эта девушка, так часто проникавшая в его мысли, поселившаяся в его снах, – здесь, перед ним. Живая, из плоти и крови.

Хотя насчёт живой можно было поспорить. Казалось, последние крупицы силы вот-вот оставят её, и она не сумеет больше сделать ни шага. Упадёт. А может, растает, как мираж растворится в воздухе.

И тем не менее незнакомка продолжала двигаться вперёд, подталкиваемая стражником, и как будто даже не замечала ни грубой брани констебля, ни резких тычков в бок. А поравнявшись с Бастианом, на миг подняла на него взгляд. Он помнил, как тогда, четыре месяца назад, в голубых глазах стояли непролитые слёзы, читался страх, горела искра жизни. Сейчас же в них не отразилось ничего. Словно пришлая уже и не жила вовсе.

Невольно молодой человек напрягся, ожидая её реакции. Опасался и вместе с тем надеялся, что она узнает его.

Но этого не произошло. Подталкиваемая полицейским, девушка опустила голову и двинулась дальше, с трудом перебирая ногами.

Бастиан проводил её взглядом, а потом обратился к капитану, о присутствии которого снова успел позабыть:

– Что она натворила?

– Зарезала одного из наших. Дрянь, – вмиг помрачнев, процедил мужчина и с горечью добавил: – Хороший был парень… Лучше б этот ваш маньяк таких вот тварей убивал. Сделал бы всем одолжение, – поделился мнением начальник. А вспомнив, что собирался проводить высшего до ворот, сменил тему: – Пойдёмте, ваше сиятельство. Иначе опоздаете. Дирижабль отбывает через полчаса. Как вы и просили, билет уже куплен. Первый класс.

Мар продолжал вглядываться вдаль, надеясь в полумраке коридора разглядеть незнакомку, с которой его вновь свела судьба, и понимал, что просто сейчас уйти он не сможет.

– Я хочу её допросить. – Не дожидаясь ответа, толкнул плечом дверь кабинета и распорядился: – Велите привести сюда пришлую.

Полицейский не осмелился перечить и поспешил исполнить приказ. На столе капитана, придавленный мраморным пресс-папье, обнаружился краткий отчёт с места преступления.

Три ножевых ранения… Мар нахмурился. Сомнительно, что их нанесла девушка, которая и на ногах-то еле держится. Причину её слабости Бастиану тоже не терпелось выяснить. А также понять, почему он не почувствовал ни малейшего всплеска эмоций.

Не прошло и нескольких минут, как в коридоре снова послышались шаги и низкий голос великана-констебля. Ему вторил начальственный бас, в котором отчётливо угадывались нотки гнева. Глава полиции снова ругал арестантку и просвещал по поводу того, что ждёт её после короткого, проведённого абы как разбирательства.

А вести тщательное расследование никто не станет. Все силы брошены на поиски психопата, которого необходимо найти и изловить в кратчайшие сроки. Иначе комиссар Морияра с них три шкуры сдерёт.

Наконец дверь распахнулась, явив дознавателю парочку хмурых полицейских и бледную, словно привидение, пришлую.

– Оставьте нас. – Бастиан поднялся и бросил на полисменов нетерпеливый взгляд, красноречивее любых слов говоривший, чтобы поскорее выметались из кабинета.

Начальник покорно кивнул:

– Надеюсь, вам, ваше сиятельство, повезёт больше. Девка эта молчит, словно язык проглотила. Хотя он, мы проверяли, на месте. Пока ещё, – намеренно громко припечатал командир и, стрельнув в арестованную злым взглядом, вместе со своим подчинённым вышел в коридор.

На какое-то время в комнате повисло молчание. Лишь далёкий рокот надвигающейся грозы да резкие порывы ветра раздавались снаружи, обрушивались на здание всей своей мощью, заставляя дребезжать стёкла. Бастиан смотрел на девушку, не зная, как к ней подступиться. Несомненно, она напугана. Хоть и не так сильно, как следовало бы. Сейчас он ощущал исходившие от неё флюиды страха. Едва уловимые, будто пришлую не особо заботило её будущее.

Даже угрозы начальника полиции, казалось, не коснулись её.

– Расскажи, что произошло. Как ты оказалась с этим, – мельком глянул на отчёт и закончил: – Квинтином Торсли?

Незнакомка никак не отреагировала на его вопрос. Как стояла с безвольно опущенными руками, поникшей головой, ничего не выражающим взглядом, так и осталась стоять. Словно марионетка, у которой подрезали нити.

Приблизившись, маг взял девушку за руку и ощутил холод её пальцев. Невольно поморщился, только сейчас обратив внимание, насколько вульгарно она одета. Такой наряд подошёл бы какой-нибудь дешёвой шлюхе, но никак не чистому, нежному созданию, каким запомнилась ему иномирянка.

Подведя девушку к камину, усадил её в кресло, поворошил щипцами угли, и угасшее было пламя вновь ожило, распустившись ярким цветком.

– Ты должна мне всё рассказать, – принялся терпеливо увещевать её высший. – В противном случае я не смогу тебе помочь.

В глазах девушки впервые мелькнуло что-то, хотя бы отдалённо напоминающее эмоцию. То ли недоумение, то ли интерес.

– Зачем господину помогать безымянной рабыне? Той, которую все считают убийцей.

– Это ты убила его?

– Нет, – последовал бесцветный ответ.

Бастиану очень хотелось ей верить. Понять, искренна она с ним или нет, разобраться, что же произошло между нею и полицейским.

Девушка не спешила исповедоваться, клясться в собственной невиновности. Снова замкнулась в себе, опустила взгляд на сложенные на коленях руки и замерла.

– Хочешь отсюда выбраться? – Мар сделал себе пометку в памяти: по возвращении в Морияр первым делом навестить господина Перегрина и потолковать с ним о пришлой.

Дознаватель ожидал какого угодно ответа, но уж точно не безучастного:

– Мне всё равно. – По бледной щеке сползла одинокая слезинка, оставив на коже влажный след.

Апатичное поведение пришлой, практически полное отсутствие у неё эмоций подтвердили догадку Бастиана. Она и сама этой ночью могла распрощаться с жизнью, если бы высший, пивший её чувства, в последний момент не остановился.

Опустившись рядом, маг заключил её холодные руки в свои. Как ни странно, девушка не отстранилась. Только задрожала ещё сильнее. Даже находясь в жарко натопленной комнате, она никак не могла согреться.

– Сейчас тебе, возможно, и безразлична твоя судьба. Но скоро ты выйдешь из этого состояния и тогда снова захочешь жить. Не отказывайся от моей помощи. Здесь я единственный, кто верит в твою невиновность. Соберись с силами и расскажи всё подробно. Как оказалась в городе, где познакомилась с Торсли. Почему эту ночь, – высший поморщился, словно у него вдруг разболелись все зубы разом, – провела с ним.

Я ведь думал, ты станешь фавориткой какого-нибудь влиятельного господина, а не… – осёкся, запоздало осознав, что чуть не сказал лишнего.

К счастью, девушка не обратила внимания на его слова и, очевидно, совсем его не помнила. Наверняка траппер подретушировал её воспоминания перед тем, как подыскать ей хозяина. Вот только как она из рабыни, которую должны были холить и лелеять, оказалась на самом дне – это высшему было непонятно.

– Фавориткой? – горько усмехнулась иномирянка и посмотрела на мага своими большими чистыми глазами. Сложно представить, что эти глаза могут принадлежать убийце. Скорее, ангелу, измученному, отчаявшемуся обрести своё место в чуждом ему мире. – По-видимому, я показалась недостаточно привлекательной тому высшему, ради которого меня похитили. Раз он просто взял и вышвырнул меня на улицу. – Бледные кисти, оттенённые узором вен, сжались в кулаки; так, что побелели костяшки пальцев, и Бастиан уловил горьковатый аромат ненависти. Правда, чувство это тут же растворилось в плотном мареве безразличия.

Кто бы мог подумать, что скряга Перегрин так поступит со столь ценным товаром. Нет, это что-то из разряда фантастики. Да и хозяин, которого наверняка подыскал ей траппер, не стал бы безвозмездно отказываться от своего приобретения. Всегда ведь можно отправить неугодную рабыню на торги и выручить хотя бы часть потраченной суммы.

Но чтобы взять и просто выбросить…

– Послушай, у меня нет времени разгадывать твои загадки. Что с тобой произошло? – чувствуя, как теряет остатки самообладания, резче, чем ему хотелось бы, спросил Мар. Высшему не терпелось выяснить, где и с кем находилась незнакомка с тех пор, как оказалась в Эльмандине.

Пока он млел в лучах славы и наслаждался семейной жизнью.

Сам того не желая, Бастиан чувствовал себя ответственным за судьбу девушки. Хоть и не при его участии она была выдернута из родного мира. Но выбирали её для него, а значит, в том, что сейчас с ней происходило, была и его вина.

Постепенно тепло окутало незнакомку, она немного расслабилась, на щеках появилось некое подобие румянца. Перестав дрожать, девушка откинулась на спинку кресла и тихонько вздохнула, погружаясь в воспоминания.

Поймав себя на том, что до сих пор держит её за руки, Мар перебрался в соседнее кресло и принялся терпеливо ждать, когда же пришлая отважится на исповедь.

Наконец, вскинув на него взгляд, в котором всё ещё читалось равнодушие, девушка заговорила. Возможно, не рассказывай она всё с таким безразличием, эта история не задела бы его так сильно.

– …А узнав, что я не принадлежу мистеру Таурушу и у него нет на меня прав, высший, вместо того чтобы арестовать, решил мной попользоваться. Мне пришлось согласиться, иначе бы пострадала не только я, но и Эва, Хэймо… Должно быть, в вино, что дал мне при встрече полицейский, было что-то подмешано. Я быстро отключилась, а когда очнулась – мистер Торсли уже был мёртв. Не думаю, что это я его убила. Я и шевелиться-то с трудом могла. Хотя признаюсь, чего-то подобного, когда шла к нему, мне очень хотелось… – завершила тускло и умолкла, устремив взгляд на золотые искры, с весёлым задором устремляющиеся в дымоход.

Чего-то подобного хотелось и Бастиану. Отправиться в морг, воскресить полицейского, а потом снова его прикончить. И так несколько раз.

– Эта Истер… она могла убить?

Продолжая гипнотизировать взглядом жёлтые лепестки пламени, девушка проговорила:

– Кажется, она любила его… Вам лучше спросить об этом у неё самой. – Грустно усмехнувшись, добавила: – Если, конечно, будет проводиться расследование.

– Будет. И с Истер, обещаю, я поговорю лично. А ты… – Маг замялся, не зная, как её подбодрить. Хоть немного вернуть её к жизни.

Обнадёживать, уверять, что всё закончится хорошо, он не имел права. Ещё неизвестно, удастся ли воплотить в жизнь его самонадеянный план. Ведь даже он, Бастиан Мар, не всемогущий.

Поэтому, поднявшись, просто сказал:

– А ты пока набирайся сил. Они тебе ещё пригодятся.

Кивнув на прощание, направился к выходу, чтобы позвать стражника.

– Я даже не знаю вашего имени, – окликнула его незнакомка.

– Бастиан, – поколебавшись, ответил маг и чуть слышно проронил: – Ты тоже себя не назвала.

Девушка грустно улыбнулась:

– А моё имя теперь любой может прочесть у меня на спине. Хотя это и не имя даже, а набор цифр и каких-то закорючек. Мне без зеркала толком и не рассмотреть.

Пытается шутить? Уже неплохо. Значит, скоро отойдёт. И вот тогда ей действительно станет страшно. Лучше бы, чтобы к тому времени он успел всё подготовить, и вернулся к ней. Главное сейчас – вывести её из-под удара. А для этого следовало поторопиться. Капитан с наказанием тянуть не станет, а заморачиваться поисками ревнивой актрисульки и допросом труппы – тем более.

Да и, скорее всего, их уже давно и след простыл.

А значит, он единственный, кто ещё остался у неё в этом мире и кто может хотя бы попытаться её спасти.


Разговор с капитаном полиции обещал быть сложным. Бастиан опасался, что несмотря на то, что местное начальство перед ним раболепствует, просьбу его всё равно могли не удовлетворить. Просто-напросто ему не поверив. Да он бы и сам себе не поверил, настолько бредово звучали его объяснения. Но времени на то, чтобы придумывать более достойный предлог для побега, увы, не было.

Одно хорошо – у капитана не имелось даже зачатков силы. Как, впрочем, и ума, которого, как вскоре убедился Мар, пожилому полицейскому явно не доставало. Будь на его месте кто-нибудь посмекалистей, наверняка бы поинтересовался, при помощи каких таких чар его сиятельство вот так сходу определил, что арестованная связана с убийцей пришлых, а потому должна быть в срочном порядке доставлена в Морияр для дальнейшего расследования.

– Но как же так?! – расстроенно воскликнул капитан полиции. Осознав, что расправа над девчонкой, которую с удовольствием сам бы придушил собственными руками, отменяется, в сердцах стукнул кулаком по столку и поднялся. – Она должна быть наказана!

Бастиан чувствовал, как внутри нарастает и концентрируется раздражение. Олух-полицейский даже не допускал, что девушка может быть невиновной. Но объяснять ему, что пришлая при всём своём желании этой ночью была неспособна на убийство, – только зря тратить время. Всё равно не станет слушать. И как знать, вдруг на него внезапно снизойдёт озарение, попросит пригласить для магической экспертизы другого высшего или потребует письменного приказа от комиссара на перевод заключённой.

А приказа этого Бастиану при всём желании не получить.

Насилу себя сдержав, маг сдержанно проговорил:

– Уверяю вас, девушка понесёт наказание за всё содеянное. Однако не раньше, чем поможет расследованию.

Не сразу, но капитан согласился отпустить пришлую. Оставалось надеяться, что за то время, пока Бастиан будет воплощать в жизнь свою задумку, тот не передумает.

Ни на что особо не надеясь, маг всё же отправился за город, поговорить с комедиантами, но, как и ожидал, те дожидаться встречи с полицией не стали. Узнав, куда загремел их найдёныш, благоразумно предпочли смыться.

Пришлось Мару возвращаться ни с чем и добрый час трястись по разбитым дорогам в стареньком кэбе, со скоростью издыхающей черепахи тащившимся по невзрачным улочкам. Ни о паромобилях, ни о порталах, позволявших за считанные секунды переместиться из одного уголка города в другой, здесь ещё даже не слышали.

Глядя в окно, исполосованное дождём, высший отрешённо рассматривал серые, однообразные здания, тянувшиеся нескончаемой вереницей, и ёжился от холода. Весна, вроде бы уже перехватившая бразды правления у затянувшейся зимы, снова вдруг отступила. За одну короткую ночь погода резко ухудшилась. Словно подстраивалась под его настроение.

Единственная имевшаяся в городе аптека располагалась в самом центре и отличалась от других, соседствовавших с ней лавок, новенькой вывеской с ярким аптечным гербом – змеёй, обвившей реторту.

Велев кучеру дождаться его возвращения, Бастиан выскочил из экипажа и поспешил к входу, но даже нескольких секунд под дождём оказалось достаточно, чтобы промокнуть.

В торговом зале не было ни души. Маг внимательно осмотрелся, прошёлся взглядом по полкам, на которых под стеклом хранились банки с аптечным сырьём, разномастные альбарелло, графины и бутыльки с уже готовыми лекарствами и зельями.

Подойдя к прилавку, позвонил в колокольчик и услышал торопливые шаги, а спустя секунду перед ним предстал и сам хозяин лавки: пожилой мужчина в тёмном костюме и повязанном поверх него белоснежном фартуке.

Высший уже и не надеялся найти в этом городе хоть одно приличное место. Ни комната на постоялом дворе, ни заведение, гордо именующее себя рестораном, в котором он имел несчастье позавтракать, ни штаб-квартира полиции надежд не оправдали. Зато аптечный зал сиял чистотой и радовал взор идеальным порядком. А богатый ассортимент вселял надежду, что здесь Мар найдёт всё необходимое.

Аптекарь почтительно поприветствовал дознавателя и предложил тому свои услуги.

– Меня интересует настойка келлады. И андромела. Желательно не старше трёх лет.

Пожилой аптекарь не сумел скрыть удивления, но сказать ничего не сказал. Нечасто к нему обращались за тем, чтобы купить самое ядовитое существо из всех, что когда-либо водились в природе. Право на покупку андромелы имели только высшие. Да и то не всякий маг мог позволить себе потратить на неё целое состояние. Тем более рискнуть ею воспользоваться.

– Вы ведь понимаете, андромела может быть очень опасна, – исподлобья глянув на покупателя, на всякий случай решил предупредить дознавателя маг. – Настойка келлады не всегда оказывается действенна. Возможен и летальный исход.

– Благодарю за предупреждение, но я знаю, что делаю, – вежливо ответил Мар и, пока хозяин аптеки искал противоядие, при этом что-то неразборчиво бормоча себе под нос, выписал ему чек.

Настойка обнаружилась на самой верхней полке – лиловая жидкость с мутноватым осадком на дне. Бережно стерев с пузырька пыль, аптекарь снова стрельнул в покупателя подозрительным взглядом и удалился, чтобы спустя несколько минут вернуться вновь.

В руках у старика было то, что могло подарить пришлой новую жизнь.

Или же навсегда её уничтожить.


* * * | Повелитель тлена | ГЛАВА 8