home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 4

– Ах, ваше сиятельство, какая приятная неожиданность! А мы с мадам Луари всё гадали, когда же вы почтите нас своим присутствием, – рассыпалась любезностями перед гостем хозяйка вечера – крупная дама средних лет, разодетая как павлин: в ярко-жёлтое платье с пышным турнюром, украшенным не менее пышным фиолетовым бантом.

В поклоне Бастиан коснулся губами выставленной вперёд пухленькой ручки, щедро унизанной перстнями, и сказал то, что в таком случае полагалось сказать:

– Я был безмерно рад оказаться в числе счастливчиков, миледи. Горю от нетерпения увидеть всех ваших воспитанниц. – На самом же деле, если бы не Иден, приставший к нему занозой, ноги б его не было в этом доме.

Ну ничего, пару часов уж как-нибудь перетерпит. Удовлетворит потребность де Клера в дружеском общении и с чистой совестью отправится восвояси.

– Вы не только сможете их увидеть, но и пообщаться с каждой в отдельности, – расцвела улыбкой высшая, не догадывавшаяся о мыслях гостя. Леди Адельсон уже давно мечтала заполучить Бастиана Мара в число клиентов, ещё когда была жива леди Эмилия. Но дознаватель всякий раз отклонял приглашения, ссылаясь то на занятость, то на незаинтересованность в покупке рабыни. Неслыханное дело! Такой респектабельный мужчина – и без фаворитки. – У меня самые лучшие пришлые во всей империи, – хвастливо заявила женщина. Раскрыв веер, принялась им обмахиваться, при этом самодовольно щебеча: – У мадам Луари девушки, конечно, тоже хороши. Но моим они и в подмётки не годятся. Чего только стоит моя Анна! Наше белокурое чудо. Юное, невинное создание. Вам с ней обязательно следует познакомиться.

Бастиан невольно поморщился. Почему-то все считали, что любая смазливая блондинка сможет заменить ему Эмилию. Иден вон тоже не раз посылал к нему куртизанок из столичных борделей, надеясь таким образом вернуть, как он любил повторять, лучшего друга к жизни. Все как на подбор хрупкие и светловолосые. Да и та девушка, которую пытались навязать ему приятели по случаю вступления в новую должность, тоже очень смахивала на куклу.

Интересно, какой она стала? Отважилась на перевоплощение?

Вероятнее всего, да, раз он о ней так больше ничего и не слышал. Выжила ли? Последовала ли его совету отправиться к мадам Луари?

На тот момент идея порекомендовать пришлую хозяйке пансиона казалась единственно верной. Там девушку ждали приют и надежда на сносное будущее.

За последние месяцы Бастиан и думать о ней забыл. А сейчас, завидев мадам Луари, флиртующую с двумя молодыми высшими, вдруг вспомнил о своей находке. Он ведь так и не переговорил с траппером, так и не узнал, как незнакомка оказалась у бродячих артистов.

Его собственное горе затмило все остальные беды, и он подобно трусливой улитке, спрятавшейся в раковине, никак не отваживался вылезти из неё, осмотреться вокруг и заставить себя жить дальше.

Высшая тоже его заметила. Обворожительно улыбнувшись своим собеседникам, что-то проворковала напоследок и не спеша направилась к Бастиану.

– Господин Мар! Вот так сюрприз! Вы самый редкий и самый долгожданный наш гость. Чем, позвольте спросить, мы удостоились такой чести? – с оттенком иронии в голосе поинтересовалась женщина.

В былые времена мадам Луари являлась частой гостьей в доме Маров. Отец Бастиана, покойный лорд Ренулф, был заядлым коллекционером и постоянным её клиентом. Высшая надеялась, что молодой дознаватель пойдёт по отцовским стопам, но нет, Бастиан особой страсти к пришлым не питал и, увы, тратить на покупку наложниц целые состояния не собирался.

– Всего лишь выполняю данное другу обещание, – не стал на сей раз кривить душой маг. Учтиво поклонился, едва коснувшись губами тонкой ручки, затянутой в ажурную перчатку. В отличие от своей компаньонки, мадам Луари знала толк в красоте и сегодня блистала в роскошном платье из зелёной тафты, удачно дополненном малахитовой парюрой.

– И ваш визит никак не связан с той очаровательной девушкой, что полгода назад была направлена ко мне? Вами, – многозначительно уточнила высшая и с любопытством посмотрела на своего визави.

Бастиан машинально огляделся. Словно надеялся отыскать взглядом ту, что когда-то – кажется, уже в прошлой жизни – занимала его мысли. Однако официально вечер ещё не начался, гости продолжали собираться, и пансионерки ждали своего выхода наверху.

Заметив, что его сиятельство не спешит с ответом, мадам Луари с хитрой интонацией продолжила:

– Если пожелаете, я вам её представлю.

– Я думал, что в своём письме выразился предельно ясно, – неожиданно резко произнёс дознаватель. Теперь его взгляд был холоден, а с тонких губ исчезло даже подобие улыбки. – Но если нет, тогда повторюсь: я не желаю знать ни её имени, ни того, кем она стала.

Ругая себя за оплошность, из-за которой, возможно, только что лишилась потенциального покупателя, мадам Луари пошла на попятную:

– Простите, ваше сиятельство, неудачная шутка. Я иногда болтаю такие глупости. Эта девушка уже давно покинула нас. Обрела новый дом и любящего хозяина. Вам не о чем беспокоиться.

В ответ высший едва заметно кивнул и продолжил с отчуждённым видом осматривать холл, где сосредоточилась большая часть приглашённых.

Пытаясь отвлечь мага от мрачных мыслей, навеянных её неосмотрительностью, мадам Луари решила разбавить их дуэт новым собеседником. Отыскала взглядом знакомое лицо, которое, к счастью, обнаружилось совсем близко – маг как раз переступил порог гостеприимного дома – и радостно воскликнула:

– Мистер Грэйв! Сегодня настоящий день сюрпризов и приятных неожиданностей! Вы тоже не обошли нас своим вниманием, – протараторила с напускным весельем и, обернувшись к своему угрюмому собеседнику, на выдохе закончила: – Ваше сиятельство, вы знакомы с мэтром Грэйвом?

И только потом поняла, какую ошибку совершила. Лицо графа стало непроницаемым, а взгляд не хуже каменной глыбы мог придавить к полу, не оставив от того, кому он предназначался, даже мокрого места. К счастью, адресован он был не ей, а застывшему в дверях магу.

Мысленно посетовав на собственную память, которая так не вовремя её подвела, мадам Луари принялась судорожно соображать, гадая, как бы выкрутиться из щекотливого положения и не допустить ссоры. А то, что эти двое могли запросто сейчас поскандалить, было очевидно.

Молчание затянулось. Высшая буквально ощущала исходящие от магов флюиды ненависти. Кусала в нервном волнении губы, пытаясь подыскать слова, способные разрядить обстановку. Но на ум, как назло, ничего путного не приходило.

Молодые люди продолжали смотреть друг на друга с таким пристальным вниманием, будто соревновались в умении прожигать взглядом дыру во лбу соперника. Таковыми они стали чуть больше года назад. Непримиримыми врагами. Да ими же, кажется, и остались. Даже несмотря на то, что враждовать теперь уже было не из-за кого.

Пока мадам Луари предавалась размышлениям о непростых взаимоотношениях магов, дуэль на взглядах имела все шансы перерасти в словесную.

– Господин Мар.

– Мэтр Грэйв.

В голосах обоих звенела сталь.

– Странно видеть вас здесь. – Эшерли всё-таки сдвинулся с места, прошёл в дом и церемонно поклонился даме, отчаянно желавшей избежать скандала.

Пусть собачатся где угодно. Но только не на её званом вечере.

– Что же тут, по-вашему, странного, сэр?

– Эмилия ещё не превратилась в тлен, а вы уже подыскиваете ей замену. Быстро же вы утешились, ваше сиятельство.

Почувствовав слабость в ногах, мадам Луари нашла опору в лице пузатого ангелочка, так удачно подвернувшегося ей под руку. Ещё несколько таких же мраморных карапузов укрылись в нишах, расположенных по периметру холла, нацелив острые стрелы любви на приглашённых.

Бастиан, и без того обычно бледный, цветом лица уже готов был слиться с белоснежными пилястрами, обрамлявшими те самые ниши.

Усилием воли совладав с собой, заговорил тихо, цедя из себя каждое слово:

– Вижу, вам доставляет удовольствие напоминать мне о том, о чём я и так не в силах забыть. Признайтесь, Грэйв, вы почувствовали себя отомщённым, узнав о гибели моей жены.

Зря Иден заявился к нему вчера посреди ночи с какой-то пришлой и ни в какую не хотел убираться, пока Бастиан не утолил многодневную жажду. Теперь он снова мог испытывать эмоции. Ощущал себя артиллерийским снарядом, который в любой момент мог взорваться.

– Напротив, я очень переживал, когда узнал о её кончине. И до сих пор с печалью и сожалением вспоминаю о леди Сеймур. Порой ругаю себя, ведь в какой-то мере в её гибели повинен и я. Не прояви тогда глупое, никому ненужное благородство, и Мими сейчас была бы счастлива… Жива. Уж я-то сумел бы защитить её от всех психопатов этого мира. Вы, сэр, с ролью защитника, увы, не справились, – каждая фраза врезалась хлёсткой пощёчиной.

– Господа, может, шампанского? – несмело заикнулась мадам Луари, но ни один из магов не обратил на неё внимания.

– А от себя? Сумели бы защитить? – горько усмехнулся Бастиан.

Высший изогнул в немом недоумении брови, после чего понимающе хмыкнул:

– Всё ещё считаете меня причастным к убийствам тех несчастных? Ну конечно! Такая версия вас бы, несомненно, устроила. Отвергнутый жених, не смерившийся с выбором своей вероломной невесты, решает ей отомстить и убивает её прямо на супружеском ложе. Сюжет, достойный бульварного романа, не находите?

– Вы блестящий актёр, мэтр Грэйв. Всегда поражался вашему умению играть на публику.

– А вы глупец, каких поискать, господин дознаватель, – не остался в долгу высший. – Строите непонятные теории, вместо того чтобы заниматься поисками настоящего убийцы.

– Я обязан рассматривать все версии. Это моя работа, – холодно парировал Бастиан, ощущая, как жжение внутри становится нестерпимым.

Так происходило всякий раз, когда Грэйв оказывался рядом. Если бы не покровительство её величества, свято верившей в невиновность лучшего мастера империи, он бы уже давно вывел негодяя на чистую воду. Но пока что, без неопровержимых улик, это не представлялось возможным.

– Первой жертвой, если вы ещё не забыли, стала ваша рабыня. Скажете, совпадение? На момент исчезновения девушек, всех до единой, вы либо пропадали в разъездах, либо работали у себя дома. В одиночестве. В том числе и в вечер, когда была убита Эмилия. Вы имеете скверную привычку менять рабынь чуть ли не каждый месяц. А отвергнутые вами пришлые загадочным образом исчезают из поля зрения правоохранителей. Мне кажется, этого вполне достаточно, чтобы начать строить, как вы выражаетесь, непонятные теории.

– Каюсь, я очень придирчив к своим спутницам жизни, и постоянно нахожусь в поисках новых впечатлений, – отбил пас Эшерли. Словесные пикировки между ним и Маром уже давно стали делом привычным, и Грэйв даже научился получать удовольствие, доводя до белого каления выскочку-высшего. Широко улыбнулся, правда, глаза его при этом оставались холодными. – Но это не значит, что расставаясь с очередной пришлой, я её убиваю. Чего бы вам, как видно, очень хотелось. А то, что одной из погибших оказалась моя Розалин… – Маг равнодушно передёрнул плечами. – Что ж, досадное совпадение. Вон, у его светлости, герцога Линдгерта, тоже была убита рабыня. Ну так что же, вы и его запишете в подозреваемые?

– Будем надеяться, я ошибаюсь на ваш счёт, мэтр Грэйв. Ну а если нет… Никакое покровительство не спасёт вас от наказания, будьте уверены.

– Повторюсь, подозревая меня, вы только понапрасну распыляете свои силы и теряете время.

Неизвестно, чем бы закончился очередной поединок, если бы леди Адельсон не попросила уделить ей минуту внимания. Голоса стихли, взгляды всех собравшихся устремились к хозяйке дома. Шагнув на нижнюю ступеньку, чтобы казаться выше, женщина ещё раз поприветствовала гостей. После чего, выдержав торжественную паузу, назвала имя первой «дебютантки».

– Что ж, наслаждайтесь вечером, мэтр, – бросил напоследок Бастиан и поспешил избавиться от неприятного ему общества, заменив его на компанию виконта де Клера.

– И вам того же, господин дознаватель, – в тон высшему ответил Грэйв.

Мадам Луари собиралась последовать примеру Мара, затеряться среди гостей, но Эшерли её удержал.

– Боюсь, без вашей помощи, мадам, мне сегодня не обойтись. У меня есть некоторые, скажем так, пожелания относительно моей новой рабыни и совершенно нет времени знакомиться с каждой участницей этого спектакля. Поэтому буду рад услышать ваши предложения.

Высшая просияла. Неприятная сцена, невольной свидетельницей которой ей довелось стать, наконец осталась в прошлом, и сейчас она могла со спокойным сердцем сосредоточиться на рекламе пансионерок.

– Уверена, среди моих воспитанниц найдётся та, которая сумеет удовлетворить все ваши требования, милорд.

Эшерли довольно кивнул. Внимательно оглядывая девушек, одна за другой спускавшихся в холл, проговорил:

– В первую очередь она должна быть спокойной. Знали бы вы, как мне надоели взбалмошные, капризные девицы. Немощных красавиц, чихающих от малейшего дуновения ветра, тоже прошу не предлагать. То же касается и чересчур впечатлительных барышень, падающих в обморок при виде какого-нибудь безобидного насекомого. Была у меня одна такая…

– Все мои девушки отличаются отменным здоровьем и крепкой психикой, – гордо задрав подбородок, заверила мастера мадам Луари, не преминув уточнить: – Все молоды и плодовиты. В этом можете не сомневаться. А вот характеры – действительно разные. Как говорится, на любой вкус. Для вас у меня имеется несколько интересных кандидатур. Сара точно не подойдёт, – заметив, с каким пристальным вниманием мэтр рассматривает высокую рыжеволосую красавицу, неспешно спускавшуюся по лестнице, поспешила разочаровать его высшая. – Эта как раз из тех, у которых настроение меняется по сто раз на дню. Никогда не знаешь, что она выкинет через минуту. Я подумываю порекомендовать её барону Клейну. Он любит укрощать строптивиц… А вот её подруга, Ива, – длинный пальчик, оттенённый малахитовым перстнем, нацелился на девушку, в тот момент показавшуюся на вершине лестницы, – уверена, подойдёт вам идеально. Спокойная, уравновешенная. Ни разу не видела, чтобы она выходила из себя или рыдала.

Одного взгляда, брошенного на пришлую, было достаточно, чтобы понять: мадам Луари права. Незнакомка излучала спокойствие, казалась самим воплощением сдержанности. Возможно, кому-то она даже могла показаться несколько холодной. Высокомерной. Минуя ступень за ступенью, равнодушно осматривала собравшихся, словно не её сегодня выбирали, а она выбирала себе подданного.

Воздух был напитан ароматами и других эмоций. Некоторые пришлые умирали от страха. То тут, то там ощущались миазмы ненависти, сдерживаемой в течение многих месяцев ярости. От таких девиц следовало держаться подальше. Не хватало ещё обзавестись очередной неврастеничкой. Где-то же, наоборот, чувствовалось радостное предвкушение. Иным красоткам явно не терпелось оказаться во власти могущественного и состоятельного господина. Таких девушек Эшерли тоже предпочитал сторониться, влюблённых дурочек он уже навидался.

Ему нужен просто хороший рабочий материал, и ничего больше. Тихая, спокойная пришлая. Которая не будет усложнять им с Маэжи жизнь и совать свой нос куда не следует.

– А вон та миниатюрная шатенка – Елена. Тоже очень милая и приятная в общении девушка. Только посмотрите, как она прекрасна! – похвасталась своим приобретением высшая и, склонившись к мастеру, заговорщицки прошептала: – И ей всего семнадцать.

– Слишком юная, – не впечатлился предложением маг. Возиться с детьми он точно не собирался.

Сам не заметил, как снова стал рассматривать девушку с колдовскими зелёными глазами. Она сдержанно улыбалась, принимая знаки внимания от какого-то напомаженного денди. Кажется, один из дружков-оболтусов Мара. Безутешный вдовец тоже пялился на пришлую, на пару с кузеном Эмилии, и не спешил отводить от неё взгляда. Эшерли почувствовал, как внутри просыпается злость на мага и непреодолимое желание тому насолить.

Что-то шепнув де Клеру, дознаватель решительно направился к зеленоглазке и её собеседнику.

– Только не в этот раз, Мар! – воинственно рыкнул Эшерли и ринулся к ни о чём не подозревавшему трофею, который уже заранее считал своим.


ГЛАВА 3 | Повелитель тлена | ГЛАВА 5