home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

– С чего это ты вдруг решил вспомнить о нашем неудачном приобретении? – Иден нахмурился, раздосадованный неожиданным интересом друга к пришлой.

О которой лично он уже давно успел позабыть. Потому вопрос дознавателя прозвучал для него как гром среди ясного неба. Виконт нервно пригубил шампанского, с такой силой сжав тонкую ножку фужера, что тот лишь чудом уцелел. Мар выбрал очень неудачный момент, чтобы утолить своё любопытство, и одной коротенькой фразой умудрился вмиг испортить ему настроение.

– Просто вдруг подумалось, что же с ней стало. Ничего не слышал о ней? – Бастиан пытливо посмотрел на виконта, уловив странную перемену в его поведении.

– Ничего, – пожал плечами Иден, с нарочито равнодушным видом озираясь по сторонам и ни на ком подолгу не задерживая взгляда. – Мы ушли сразу же после тебя, оставив пришлую у траппера. А куда или к кому она потом попала – я понятия не имею. Да мне это и неинтересно.

– Надо будет всё-таки заглянуть к мистеру Перегрину, как и собирался, – задумчиво пробормотал дознаватель, обращаясь скорее к самому себе, нежели к другу.

И если бы в тот момент он взглянул на своего собеседника, заметил бы, как Иден изменился в лице.

– Разве не слышал? Перегрин уже как три месяца почивает в фамильном склепе. Даже тебе, Мар, не под силу допросить покойника.

– А кто тут говорил о допросе? – недоумённо вскинулся маг, ощутив волнение де Клера.

Лёгкое, едва уловимое. За минувшие века высшие научились прятаться друг от друга, умело маскировали чувства, и виконту в этом плане не было равных. Даже Бастиану, человеку проницательному, во время допроса без особых усилий умевшему отделить зёрна от плевел, порой было сложно разобраться в чувствах де Клера. Но сейчас дознаватель явственно ощущал его беспокойство.

Правда, оно быстро растворилось за маской напускного веселья.

– Что, неужели передумал и решил вернуть девчонку себе? – натужно заулыбался виконт. – Боюсь, разыскать её будет непросто, у неё наверняка уже есть хозяин.

Бастиан почувствовал, как снова начинает заводиться, и внутри закипает злость. Не на Идена, на самого себя. Ведь поклялся же, что больше никогда не вспомнит о девушке! И последние месяцы успешно уживался со своей мнимой амнезией. А сейчас вдруг начал забрасывать друга неуместными вопросами. Зачем-то к трапперу собрался… Спустя столько времени! И самое непростительное, разговаривая с мадам Луари, с трудом сдержался, чтобы не начать расспрашивать о пришлой.

И, наверное, даже хорошо, что теперь переговорить со стариком траппером не представлялось возможным. Пора наконец оставить эту историю в прошлом, окончательно выбросить незнакомку из головы и сосредоточиться на единственно важном – поисках демонового убийцы.

Вот только после гибели Эмилии выродок затаился. Ни одного похищения, ни одной смерти. За исключением неудачных разборок в публичном доме, во время которых из-за двух идиотов-магов погибла пришлая.

Но это был случайный инцидент, а не злонамеренное убийство.

А так в Верилии за последние полгода не пострадало ни одной иномирянки. Правда, куда девались те, которых покупал для себя Грэйв, – по-прежнему оставалось загадкой. Которую её величество ни в какую не хотела разгадывать. И Мару то же самое советовала. Мол, нет тела – нечего и тревожиться. Мало ли, может, его светлость селит их в своих многочисленных имениях и навещает, когда ему вздумается.

К сожалению, у Бастиана не было ничего, кроме ничем не подтверждённых подозрений. Ни одного весомого доказательства, ни одной даже самой тоненькой ниточки, потянув за которую, можно было бы распутать клубок тайн, окружавших мэтра, и сорвать маску с проклятого лицемера.

– Бедняга Реджи опять не знает, как вести себя с девушкой, – донёсся до Бастиана смешок виконта.

Машинально пройдясь по залу взглядом, Мар обнаружил Уокмана, беседующим с одной из пансионерок. Девушка кокетливо улыбалась и не переставала строить своему собеседнику глазки.

– По-моему, всё у них складывается очень даже неплохо, – не согласился с другом Бастиан, невольно залюбовавшись темноволосой красавицей. На Реджинальда даже не взглянул, и его проблему в общении со слабым полом оставил без внимания.

В какой-то момент поймал себя на мысли, что ему нравится наблюдать за незнакомкой, хоть та была и не в его вкусе. Абсолютно. Слишком красивая, вызывающе яркая. Такая всегда и везде будет привлекать к себе лишнее внимание. Мара же тянуло к совершенно иным созданиям, хрупким и нежным. А роковые красавицы оставляли его равнодушным. Особенно те, что корчили из себя ледяных королев. Ну прямо как эта.

За те пару минут, что её разглядывал, не сумел уловить даже намёка на чувства. Девушка вроде и улыбалась, кокетливо закусывала губу, томным взглядом обещая своему визави неземное блаженство. И тем не менее Бастиану показалось, что общение с высшим не доставляет ей удовольствия. И за красивой оболочкой скрывается нечто иное.

Как будто она была ненастоящей.

– Да девчонка не знает, как бы поскорее от него отделаться! – хмыкнул Иден, меняя опустевший фужер на тот, в котором задорно искрились пузырьки шампанского. – Просто не хочет его обидеть. Пора избавить Реджи от общества этой куколки и подыскать ему кого-нибудь поскромнее. Пойдём! Пока всех стоящих красоток не разобрали, не то Реджи опять окажется в пролёте.

Мар не заметил, как ноги сами понесли его в сторону друга. Лишь на мгновение задержался, отвлёкшись на окликнувшего Идена джентльмена. Де Клер тут же позабыл о том, что собирался спасать Уокмана от красотки не его уровня, и принялся расшаркиваться перед седовласым господином. А Мар, не способный противиться непонятному притяжению, ускорил шаг. Заметив, как с другой стороны к ним подбирается Эшерли, пожирая пришлую жадным взглядом, едва не сорвался на бег.

Повинуясь скорее порыву, нежели здравому смыслу, Бастиан в считанные секунды оказался рядом с перепуганным другом и не менее взволнованной пришлой. Уж теперь-то он ощущал её эмоции, они били через край. И от этого невероятного, ни с чем не сравнимого аромата, казалось, ещё немного, и голова пойдёт кругом. Уже давно не желал он прикоснуться к кому-нибудь так сильно, вобрать в себя чужие чувства. Наверное, всё дело в шампанском, коварно ударившим в голову. Или же у него окончательно помутился рассудок…

– Это по меньшей мере бестактно вот так влезать в чужой разговор и уводить чужую даму, мистер Грэйв! – услыхав о намереньях высшего, возмутился его сиятельство.

– Вы раздосадованы, сэр, потому что я вас опередил, ведь вы сами мечтали прибрать к рукам такую красавицу. Что ж, Мар, не всё лучшее в этой жизни должно доставаться вам. Когда вы уже наконец с этим смиритесь? – Эшерли обернулся и, презрев все правила приличия, громко крикнул: – Мадам Луари, я забираю девушку. Вы были правы, она подходит мне идеально! – И с иронией, смешанной с превосходством, посмотрел на дознавателя. – Всего хорошего, мистер Мар. Мистер Уокман…

Бастиан едва не зарычал от гнева. Кровь ударила в виски, а руки зачесались так, что единственным способом избавиться от этой чесотки, казалось, было начистить Грэйву его самодовольную рожу, проредить ряды белоснежных зубов, которые демонов маг не переставал скалить.

Услыхав о планах наглеца на её счёт, пришлая ещё больше побледнела. Хотела отпрянуть, но не смогла: высший схватил её за запястье, властно сжал его и притянул девушку к себе. Словно уже владел ею безраздельно.

– Что вы себе позволяете, Грэйв?! Немедленно отпустите её!

Привлечённые шумом, гости стали оборачиваться. С интересом косясь на спорщиков, негромко переговаривались, предвкушая продолжение ссоры. Даже музыканты опустили свои смычки, и на какой-то миг в гостиной повисло гробовое молчание.

Которое нарушил ядовитый голос мэтра:

– Поумерьте свой пыл, сэр, и перестаньте раздавать направо и налево приказы. Вы не на службе.

– Господа, господа, давайте пройдём в другую комнату и всё обсудим спокойно, – подскочила к гостям мадам Луари. Лицо её раскраснелось, руки дрожали. То, чего она так опасалась, вот-вот должно было произойти: ещё немного, и вечер будет безвозвратно испорчен.

– Здесь и обсуждать нечего. Я. Покупаю. Её, – чётко, с расстановкой произнёс Эшерли.

– Уверен, мадам отдаст предпочтение мне, как сыну человека, с которым её связывала многолетняя дружба, – слова сорвались с губ прежде, чем Бастиан успел всё взвесить и осмыслить. Понимая, что поворачивать назад уже поздно, твёрдо закончил: – Я бы хотел забрать себе вашу воспитанницу, миледи. Уверен, со мной, – метнул на Грэйва преисполненный ненавистью взгляд, – она будет в безопасности.

Эшерли закатил глаза:

– Да бросьте, Мар! Не будьте ребёнком! И что, вы теперь будете покупать каждую пришлую, на которую я вздумаю обратить внимание? И не жалко вам разбазаривать отцовское наследство ради пустого каприза?

– Если такова цена жизни этих бедняжек, то да, я буду выкупать каждую! – чувствуя, что ещё немного, и он взорвётся, порывисто вскричал маг.

Эшерли выругался сквозь зубы, страдая от неудовлетворённого желания, которое ему страх как хотелось осуществить: отполировать холёной физиономией Мара паркет.

С трудом взяв себя в руки, сказал, обращаясь к хозяйке вечера:

– Жизнь и дальнейшая судьба этой девушки целиком и полностью в ваших руках, мадам, – чинный поклон. Выпрямившись, маг демонстративно разжал пальцы, отпуская пришлую, и покорно заключил: – Мы с господином Маром примем любое ваше решение.

Приглашённые и пансионерки замерли в ожидании. Каждый задавался одним единственным вопросом: кому же её милость отдаст предпочтение.

Мадам Луари закусила губу, нервно взмахнула веером и, закрыв его, в задумчивости постучала по ладони дамским аксессуаром. Выбор был не из простых. С одной стороны, Бастиан Мар – любимец её величества, наследник одного из наиболее знатных родов империи. Дознаватель, чьи услуги в будущем вполне могли пригодиться. Кто знает, что может произойти в жизни…

С другой – Эшерли Грэйв. В прошлом никому неизвестный бастард, отвергнутый собственным отцом. Но впоследствии ставший наследником огромного состояния. Богач, гений, один из выдающихся умов Верилии. И что самое главное – любитель менять рабынь, как верно подметил Мар, чуть ли не каждый месяц. Мистер Грэйв вполне мог стать стабильным источником дохода. В то время как его сиятельство заводить себе гарем из воспитанниц мадам Луари ни сейчас, ни в будущем не собирался.

Однако это было меньшее, что тревожило сейчас высшую. А вот тот факт, что в прошлом дороги Ивы и графа уже пересекались, не давал покоя. Кто знает, как близко они были знакомы, что их связывало, и почему дознаватель решил отпустить пришлую, прежде толкнув её на отчаянный шаг.

Это лишь вопрос времени, когда он поймёт, кем на самом деле является девушка. И тогда… В глазах Бастиана Мара она, хозяйка одного из лучших пансионов Верилии, леди с кристально чистой репутацией и добрым именем, окажется лгуньей. Станет той, кто не сумел сдержать слово. Только что, в холле, она распиналась перед его сиятельством, заверяя, что пришлая уже давно оставила пансион, и графу не о чем тревожиться. И вот как всё обернулось…

Мужчины продолжали буравить высшую взглядами, словно стремясь прочитать её мысли. Понимая, что тянуть с ответом больше не удастся, мадам Луари растянула губы в фальшивой улыбке и негромко пролепетала:

– Прошу извинить меня, господин Мар, но я, как бы этого ни желала, увы, не смогу удовлетворить вашу просьбу. Ранее я обещала мистеру Грэйву, что Ива отправится с ним. Однако, если по каким-либо причинам она не подойдёт мистеру Грэйву… – добавила женщина спешно, но Бастиан её уже не слушал.

Пробормотав:

– Всего хорошего, мадам, – кивнул в знак прощания, в последний раз посмотрел на пришлую, которая из просто бледной уже успела превратиться в пепельно-серую, и, не удостоив упивающегося триумфом соперника даже взглядом, направился к выходу.

За ним тут же понеслась леди Адельсон:

– Ваше сиятельство, возможно, мои девушки… – окончание фразы потонуло во вновь зазвучавшей музыке, аккомпанементом которой служил нестройный хор голосов. Приглашённые смаковали инцидент, обсуждая каждый момент и заранее предвкушая, как завтра расскажут о поражении Мара своим знакомым и близким.

– Ива, поедешь с мэтром Грэйвом, – голос мадам стал твёрже, и теперь в нём звучали властные нотки. Но стоило ей обратиться к магу, как тон разительно поменялся. – Быть может, ваша светлость желает задержаться, хотя бы ненадолго, чтобы пообщаться с другими моими воспитанницами? Скоро начнутся танцы…

– Нет, мы уедем немедленно, – нетерпеливо перебил её Эшерли. – Как уже говорил, я не люблю подобные мероприятия и явился сюда исключительно за новой рабыней. Которую сумел выбрать благодаря вашему бесценному совету. А потому не вижу смысла более тратить ни своё, ни ваше время, мадам. Пойдёмте, мисс, – приказал своей покупке и без всяких церемоний схватил девушку за руку, поняв, что самостоятельно сдвинуться с места та не в состоянии. – Утром, мадам Луари, я дам вам окончательный ответ.

Высшая заверила, что господин мэтр имеет на размышления столько времени, сколько ему будет угодно, и опустилась в прощальном реверансе. Не успел Эшерли скрыться вместе со своим приобретением, как предприимчивая мадам коршуном налетела на другого гостя.

– Пойдёмте, мистер Уокман, познакомлю вас со своим сокровищем. Таких красавиц, как Елена, вы ещё не встречали. Спутница, куда более достойная, чем наша Ива.

Реджинальд растерянно кивнул и покорно поплёлся за высшей, радуясь, что Мар принял удар на себя и ему не пришлось выяснять отношения с этим поистине жутким типом, Эшерли Грэйвом.


ГЛАВА 5 | Повелитель тлена | ГЛАВА 6