home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 7

– Просыпайтесь, мисс. Мисс, просыпайтесь.

Монотонное бормотание сопровождалось довольно ощутимыми шлепками, которыми неизвестная награждала моё многострадальное тело. Сил не было даже на то, чтобы разлепить веки. Но если я сейчас этого не сделаю, то встречать утро буду уже на полу. Продолжи служанка, эта заезженная пластинка, и дальше пихать меня с таким усердием, я просто-напросто свалюсь с кровати.

– Мисс, просыпайтесь. Просыпайтесь, мисс.

– Угу, – невнятный ответ сменился тихим стоном. В голове взрывались петарды, в ушах звенело. А ведь я всего лишь попыталась оторваться от подушки.

Потерпев фиаско, повалилась обратно, чтобы уже в следующий миг почувствовать очередной болезненный щипок.

Наверное, я бы цапнула мучительницу. Но у меня даже зашипеть на неё не хватило сил. Было такое ощущение, словно виски сверлили буром.

– Вас ждут внизу, мисс. Вставайте, – заявила эта липучка голосом, лишённым всякой окраски.

– Ждут? – осторожно переспросила я. В голове, как назло, сразу стало ясно, вдруг вспомнился и вчерашний вечер, и бесславное его окончание. Я, трясущаяся, как наркоманка со стажем, и злющий маг, наверняка сто раз пожалевший о своём выборе. – А кто именно ждёт?

Небось дорогой господин и парочка констеблей, которые явились арестовать дуру-пришлую, посягнувшую на жизнь высшего.

– Гости, – подтвердила мои наихудшие опасения девица и принялась за старое: – Поднимайтесь. Его светлость не любит, когда опаздывают.

Полагаю, его светлость вообще не знаком с этим чувством. И только и умеет, что брызгать ядом да психовать.

Ощутив ледяное прикосновение пальцев, вздрогнула, а упрямица, не желая отставать, с силой сжала моё запястье и хорошенько за него дёрнула.

Новая попытка стащить меня с кровати оказалась успешной, с горем пополам я поднялась. Постепенно мир перед глазами перестал вращаться, мебель стекла с потолка на пол и начала принимать более чёткие очертания.

Я находилась в спальне, в которой вчера оставил меня Грэйв. Сейчас передо мной маячила бледная, как сама смерть, тощая, курносая девица. Служанка или какая-нибудь камеристка, а может, экономка – кто её разберёт. Смоляные волосы девушки были заплетены в косу и перехвачены голубой лентой под цвет платья. Она смотрела на меня немигающим взглядом чёрных бездонных глаз, в которых не отражалось даже намёка на эмоции. Ничего. Наверное, замри незнакомка, и её можно было бы запросто принять за выполненную из воска скульптуру.

– Вы дадите мне пару минут? – попросила я и выразительно покосилась на двери, намекая, что нуждаюсь в некотором уединении.

К счастью, странная особа всё поняла. Повторив в сотый раз, как для особо одарённой:

– Вас ждут внизу, – удалилась, наконец оставив меня одну.

Перешагнув через мантилью, золотистой лужицей растёкшейся по ковру, заметила рядом свои туфли. Серебряные шпильки поблёскивали на тёмном ворсе, а вот злосчастного эгрета обнаружить не удалось.

Поймав в зеркале своё отражение, с трудом узнала саму себя. Кажется, не только мой «будильник» мог запросто сойти за покойника. На моём лице тоже не было ни кровинки. Губы – белые, глаза, наоборот, оттеняла загадочная синева.

Сейчас распугаю всех полицейских.

Дабы не навлечь ещё больший гнев на свою бедную голову, возиться долго не стала. Кое-как привела себя в порядок, разобрала пальцами спутавшиеся локоны, расправила складки на бальном платье, вернее, попыталась это сделать, но быстро плюнула на бесполезную затею. Нацепив туфли, как на расстрел поплелась вниз.

Где-то глубоко внутри засела уверенность, что Грэйв обо всём догадался. Странно, что не оставил подыхать, а помог избавиться от магической заразы. Которой я в себе больше не ощущала. Наоборот, силы стремительно возвращались. Походка стала твёрже, а окружающая обстановка больше не проделывала кульбиты при малейшем резком движении.

Коридор, пронизанный солнечными лучами, теперь не казался мрачным. По стенам не змеились пугающие тени, их заменили кремовые обои с молочным узором, удачно сочетавшиеся с деревянными панелями и тёмной мебелью. Лестница вела в просторный холл, выполненный в синих и коричневых тонах с редкими вкраплениями позолоты. На лепном потолке красовалась массивная люстра из витражного стекла. Светильников на стенах тоже было немало, но сейчас они не горели. Света, проникавшего сквозь стрельчатые окна и витраж над входной дверью было достаточно, чтобы осветить холл. Интерьер его удачно дополняла арка из резного дерева. За ней – ступени, покрытые ковровой дорожкой, что вели к заветной свободе.

Увы, оказавшись на улице, всё равно далеко не убегу. А потому, решив не усугублять своё и без того безнадёжное положение, повернула направо. Войдя в кабинет, в котором вчера так бездарно пыталась соблазнить мага, замерла на пороге.

Не знаю, чего в тот момент во мне было больше: волнения или удивления.

Я вполне ожидала увидеть мадам Луари, но уж никак не предполагала, что одним из гостей окажется тот темноволосый господин. Мар, кажется.

Полицейских, как ни странно, в кабинете не наблюдалось.

Мадам сегодня тоже не могла похвастаться здоровым цветом лица. Скорее, благородной бледностью. Высшая была явно чем-то обеспокоена. Не способная усидеть на месте, расхаживала по кабинету, шурша кринолином и молотя веером по руке в атласной митенке. Каштановые локоны собраны в незамысловатую причёску и украшены крошечной шляпкой, державшейся на одном честном слове, платье простенькое, с глухим воротом, минимум украшений. Если бы не васильковый цвет наряда, можно было бы решить, что у мадам траур.

До моего появления её спутник стоял, демонстративно отвернувшись к окну, но заслышав шаги, обернулся. На какой-то миг тонких губ коснулась улыбка. Однако стоило высшему повнимательней на меня посмотреть, как доброжелательность в его взгляде сменилась таким лютым холодом (адресованным, к счастью, не мне, а его наглой светлости, вальяжно развалившейся в кресле), что даже странно, как это Эшерли не превратился в сугроб.

– Мисс Фелтон, с вами всё в порядке? – с беспокойством проронил джентльмен в чёрном сюртуке, подавшись мне навстречу.

Поклонился, коснулся губами моей руки, в ответ получив слабую улыбку.

Мисс Фелтон я стала с подачи мадам Луари. Для каждой воспитанницы высшая подбирала фамилию. Самую обыкновенную, из широко распространённых в Верилии. А этот Грэйв вчера весь вечер мне «мисскал». Наверняка даже не поинтересовался, как меня зовут.

– С мисс Фелтон, – и столько язвительности в голосе, как он ещё ей не отравился, – всё отлично. Просто не выспалась. Нам вчера не до того было. Правда… милая?

Милая? Что это с ним?

Решил сейчас промолчать, чтобы потом по-тихому самому со мной разобраться? Уж лучше каяться перед мадам Луари, чем снова остаться тет-а-тет с этим типом.

Я-то подумала, он вызвал высшую, дабы вернуть бракованный товар. Но, как оказалось, Эшерли никого не приглашал. Мадам явилась сама, по собственной инициативе, прихватив с собой и дознавателя.

Узнав, кем является бледнолицый джентльмен, мои симпатии к нему в мгновение ока испарились, как роса с лепестков роз под знойным солнцем.

Я по-прежнему страшилась полицейских. Слишком глубоко в сознании засели рассказы Хэймо о служителях закона и об ужасающей их вседозволенности.

Квинтин Торсли был тому наглядным примером.

Единственным счастливым исключением оказался полицейский, что спас меня. Правда, потом так коварно лишил воспоминаний о своей персоне.

А жаль. Таких людей, как он, мне бы хотелось помнить.

– Со мной всё в порядке, сэр, – поспешно заверила я, заметив, что ответом Грэйва высший не удовлетворился. Изобразив книксен, скромно потупилась и поблагодарила: – Спасибо за участие, сэр.

Кажется, он и мне не поверил. Продолжал хмуриться, подозрительно косясь то в мою сторону, то на светловолосого мага. Последнего вся эта ситуация только забавляла. Забавляло осознание того, что я сама загнала себя в ловушку. Признаться сейчас мадам Луари не осмелюсь. Раз уж Грэйв сам молчит. Неизвестно, каковой окажется её реакция и что высшая предпримет. Тем более не стану откровенничать при полицейском. Лучше рискну и буду надеяться, что этот Эшерли не такой уж псих, каким его расписывал Оливер.

В то время как дознаватель был озабочен моим состоянием, мадам Луари решила не забивать подобными глупостями свою каштановую головку. Сейчас её куда больше занимала Сара, вернее, то, что пришлой хватило наглости сбежать. Куда именно – ответ на этот вопрос мадам рассчитывала получить от меня.

Скрывать чувства от высших непросто, особенно, когда их трое, а ты одна. И все дружно пялятся на тебя: первая – насторожённо, второй – выжидательно, а третий – ухмыляясь и предвкушая интересную сцену. Небось гадает, как я буду выкручиваться.

Сейчас от меня зависела судьба единственного дорогого мне человека, поэтому пришлось запихнуть свои переживания куда подальше и с удивлением, надеюсь, разыгранным успешно, воскликнуть:

– О Боже, какой кошмар! Не представляю, как она на такое решилась! – для пущего эффекта заломила руки. Надеюсь, вышло правдоподобно, и я не переборщила. – Поверьте, мадам, со мной Сара ничем таким не делилась. Иначе бы я сделала всё возможное, чтобы её отговорить.

– Мерзавка чуть не отправила его сиятельство на тот свет! – пронзительно вскрикнула директриса, в сердцах стукнув каблуком об пол.

А я, не сдержавшись, облегчённо выдохнула. Не то чтобы меня заботила жизнь какого-то высшего, временами я им всем желала самой страшной и мучительной кары длиной в целую вечность. Но не хотелось бы, чтобы Сара брала такой грех на душу. Оливер, конечно, заверял, что отрава не смертельна и попробовавший её маг со временем оклемается. Не знаю, как маг, а я вчера чуть не отдала Богу душу. И если бы не Эшерли, сейчас пялившийся на меня с откровенным ехидством, скорее всего, этого разговора и вовсе бы не было.

– Подумайте хорошенько, мисс Фелтон, куда она могла отправиться? – перенял эстафету дознаватель. – Мадам Луари уверяет, вы были близки. На улицах Морияра одной пришлой оставаться небезопасно. Без хозяина она – лакомый кусочек для всякого отребья. Если вам небезразлична судьба подруги, расскажите всё, что знаете. Даже то, что вам кажется несущественным. Возможно, мисс Лин рассказывала о каком-нибудь месте, которое мечтала посетить? Были ли в пансионе у неё друзья среди высших?

– Никто из моих людей не стал бы помогать иномирянке! – возмутилась директриса, услыхав предположение полицейского.

– И всё же, мадам, кто-то ей несомненно помог. Иначе бы как мисс Лин сумела раздобыть артефакт?

Мадам притихла, не найдя, что возразить.

А я не преминула воспользоваться удачным поворотом и побежала дальше по тропке лжи:

– Помнится, у Сары были доверительные отношения с мисс Эжени. Они часто общались…

Пусть допрашивают учительницу, которая, в принципе, со всеми нами была приветлива. Конечно, нехорошо подставлять мисс Эжени, она в общем-то неплохая девушка. Но если это поможет выиграть для Сары и Оливера время, я готова наговорить что угодно. И подставить кого угодно тоже. Надеюсь, подруга уже покинула берега Верилии и плывёт навстречу новой жизни. Свободе. Которая мне теперь будет только сниться.

– С одной мисс Эжени? Может, с кем-нибудь ещё? – пытливо вглядывался маг в моё лицо.

К его разочарованию, оно оставалось бесстрастным.

– Ива, подумай хорошенько, – поддакивала Мару хозяйка пансиона. – Мне кажется, ты что-то скрываешь!

И неизвестно, сколько бы длился допрос и как долго я сумела бы держать оборону, но тут из-за стола изволили подняться его светлость.

– Мисс Фелтон ответила на все ваши вопросы. Не вижу смысла и дальше её пытать. Сами видите, она нуждается в отдыхе. На вечер у нас кое-что запланировано.

На какой-то миг лицо мадам просветлело. А вот полицейский, наоборот, стал напоминать грозовую тучу, готовую начать метать молнии.

– Значит ли это, ваша светлость, что вы решили оставить Иву себе?

Снова усмешка и голос, сочащийся ядом:

– Всё будет зависеть от того, как мисс Фелтон поведёт себя сегодня вечером.

Я нервно сглотнула. Не нравятся мне эти его скользкие намёки. Какие планы? Чего он от меня хочет? Решил оставить себе, несмотря ни на что? Но для чего?

Спать, хвала Всевышнему, он со мной не собирается. Будем надеяться, эти его планы в отношении меня не изменятся. Выкачивать эмоции – тоже не торопится. А для каких ещё гадких целей я могла ему понадобиться – даже не представляла, да и не хотела представлять.

Пока мадам Луари прощалась с Грэйвом, что-то тихонько тому нашёптывая и не забывая с хитрой улыбкой поглядывать в мою сторону, ко мне подошёл полицейский.

К счастью или к сожалению, но пообщаться нам толком не дали. Маг только и успел сказать:

– Мне жаль, что вчера вам довелось стать свидетелем нашего с Грэйвом спора. Надеюсь, мисс Фелтон, здесь вам будет хорошо. – Кажется, он и сам не верил в то, что говорил. – Если же когда-нибудь понадобится моя помощь, пожалуйста, не раздумывая обращайтесь. – С этими словами мужчина протянул мне визитку. На которую я успела взглянуть лишь мельком. Заметила в правом нижнем углу чёрные вензеля Б.М., когда к нам подскочил его светлость.

– Что такое, Мар? Заигрываете с рабыней прямо на глазах у её хозяина? От этой скверной привычки вам тоже так и не удалось избавиться.

– Я всего лишь сказал мисс Фелтон, что если она что-нибудь вспомнит о мисс Лин, пусть сразу же обращается ко мне, – не моргнув глазом, соврал полицейский. – Любая мелочь может оказаться полезной.

– Сомневаюсь, что она что-нибудь вспомнит, – в очередной раз брызнул ядом высший. После чего с наигранным дружелюбием завершил: – Был рад встречи. Надеюсь, следующая произойдёт нескоро. Маэжи проводит вас к выходу. А то вдруг надумаете заблудиться.

Чинные поклоны, холодные взгляды. Такое ощущение, что они сейчас скрестят шпаги. Наверное, так бы и поступили, если бы таковые попались под руку.

Надеялась слинять под шумок да где-нибудь затаиться. Не вышло.

– А вы, мисс Фелтон, останьтесь, – донеслось мне в спину. – Мы вчера с вами так толком и не пообщались. Не терпится познакомиться поближе.


ГЛАВА 6 | Повелитель тлена | ГЛАВА 8