home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 9

Добравшись до спальни, рухнула на первый попавшийся стул и в изнеможении прикрыла глаза. Боль постепенно стихала, сейчас от неё остались лишь отголоски и горькие воспоминания. Боюсь, прикосновения высшего ещё долго будут мне сниться.

В кошмарных снах.

Скинув туфли, скользнула по комнате рассеянным взглядом. Интересно, сколько девушек побывало здесь до меня? Его светлость не поскупился и выделил для рабыни шикарные апартаменты. А может, в этом доме все комнаты как для королевской семьи.

Не будь у меня столь паршивое настроение, я бы, несомненно, оценила и обтянутые нежно-голубым шёлком стены, и картины в массивных рамах с изображёнными на них пасторальными пейзажами. Изящную мебель, кружевные занавески, частично скрытые шторами из плиса. Кровать с вычурным балдахином и высокой спинкой, отделанной позолотой. Ею же сверкали и изогнутые ножки банкетки, приставленной к ложу.

На круглом столике у окна обнаружился серебряный поднос, от которого исходил умопомрачительный аромат свежеиспечённой сдобы. Желудок жалобно заурчал, напоминая, что мне уже давно следовало подкрепиться.

Секунда, и вот я уже громыхаю посудой. Плеснув в чашку немного чая, увы, остывшего, сделала несколько жадных глотков. Первую сдобную радость проглотила, почти не жуя, вторую булочку, приказав себе быть сдержанной – из меня ведь воспитывали леди, – разрезала пополам, намазала маслом, затем джемом, и только потом жадно вцепилась в неё зубами.

Опустошив ещё одну чашку божественного напитка, вдруг почувствовала невыносимую слабость. Сил хватило только на то, чтобы доплестись до кровати. А уже через каких-то пару минут я спала беспробудным сном. Последней мыслью, мелькнувшей в угасающем сознании, стало понимание того, что в чай явно что-то добавили.


Не знаю, сколько времени путешествовала по стране Морфея. Когда проснулась, солнце было ещё высоко в небе, а значит, спала я не так уж долго. Но если судить по ощущениям – минимум двое суток. Сейчас я чувствовала себя свежей и отдохнувшей. Готова была горы свернуть. Спасибо, конечно, его светлости за заботу. Но надо будет сказать ему, чтоб больше не пичкал меня снотворным. Или что там было в этой чудо-заварке…

Часы, мерно тикавшие на каминной полке, показывали без четверти два. Возле двери обнаружился массивный сундук и небольшой саквояж: все мои пожитки. А за дверью – та странная бледнолицая особа, кажется, Маэжи.

Девица вошла, даже не удосужившись постучать. Просто распахнула светлые створки и с порога заявила:

– Ванна готова, мисс, – привычно закончив: – Вставайте.

Ни тебе реверанса, ни даже намёка на улыбку.

Не дождавшись ответа, Маэжи блеклым призраком пересекла спальню и толкнула неприметную дверку, полностью сливавшуюся с шёлком обоев.

Стоит ли уточнять, что и ванная комната ослепляла великолепием. В доме мадам Луари опочивальни воспитанниц были достаточно скромно меблированы, да и размерами похвастаться не могли, правда, это с лихвой компенсировалось уютной обстановкой. Эта же ванная была чуть ли не вдвое больше моей спаленки в пансионе и, как и кабинет Грэйва, утопала в полумраке, разбавленном светом изящных бра. Здесь бордовые тона перемежались с благородным деревом, ну и, конечно же, помпезной позолотой – куда ж без неё.

В самом центре, на мягком ковре, красовалась ванна на маленьких гнутых ножках, в которую Маэжи щедро напшикала соли. По комнате поплыл сладкий цветочный аромат.

– Вернусь через полчаса, помогу вам собраться, – напоследок сказала девушка и вышла, прикрыв за собой дверь.

Раздевшись, с наслаждением погрузилась в душистую воду. Мне бы подойти к зеркалу и познакомиться с чёртовой меткой, но я тут же трусливо отогнала от себя эту идею.

Не хочу её видеть, не хочу думать о ней. Лучше буду представлять, что её и вовсе не существует.

Служанка оказалась на редкость пунктуальной, явилась тютелька в тютельку: спустя тридцать минут.

К тому моменту я уже успела порыться в своём сундуке, определилась с туалетом и облеклась в домашний халат с жутко неудобными расклешёнными рукавами и дурацким шлейфом, подметавшим полы.

Чтоб её, эту верильскую моду…

Но халат – это ещё ничего. Домашние платья тоже были вполне комфортными и достаточно простыми. Вот только здесь я не чувствовала себя как дома, а потому решила, что чем больше будет на мне слоёв, тем лучше. Забаррикадирую своё тело на случай осады мистером Грэйвом.

Маэжи помогла мне справиться с корсетом. Затянула от души, так, что недавний завтрак чуть не попросился наружу. Покончив с исподним, ни на секунду не выпадая из образа пофигистки, принесла выбранное мной платье. Тёмно-зелёное, с узкой юбкой, драпированной сзади и оканчивающейся шлейфом. У этого наряда не было даже намёка на вырез, зато имелся воротник-стойка, который я украсила простенькой камеей. Волосы попросила собрать в строгий пучок. А на косметику, которой мадам Луари советовала нам пользоваться в умеренных количествах, дабы выглядеть ещё краше в глазах господина, и вовсе решила забить.

Сейчас из зеркала на меня смотрела этакая чопорная гувернантка, приставленная к какому-нибудь богатенькому карапузу. В меру строгая, в меру скромная.

Пока я занималась созданием имиджа «леди-неприступность», Маэжи не издала ни звука. А все попытки наладить с ней контакт разбивались о ледяную стену равнодушия, которую воздвигла вокруг себя эта девушка.

– Кстати, меня зовут Ива, – тепло улыбнулась ей.

– Я в курсе, – последовал безэмоциональный ответ.

– А тебя, кажется, Маэжи?

– Не кажется, а – да.

Она, часом, не родня Грэйву?

– Пойдёмте, мисс, – когда со сборами было покончено, сказала моя камеристка. – Его светлость после обеда собирался показать вам дом, рассказать о некоторых наших правилах и познакомить вас с вашим распорядком на день.

Правила, приказы, распорядки… Господи, куда я попала?


Его светлость предпочёл не дожидаться своей новой рабыни и отобедал раньше, чему я была несказанно рада. В присутствии высшего мне бы кусок в горло не полез. Я бы ёрзала на месте и считала минуты до окончания совместной трапезы.

Стол для меня накрыли в уютной гостиной с видом на увядающий сад. Снаружи шелестели листвой деревья, точно шептались о чём-то, а здесь тишину нарушали лишь старые ходики на стене. Под их неторопливое тиканье в косых лучах, проникавших сквозь эркерные окна, танцевали пылинки. Окружающая обстановка навевала атмосферу покоя и умиротворения.

Заявив, что скоро подаст горячее, Маэжи удалилась, оставив меня один на один с морковным супом. Я бы с удовольствием опустошила всю тарелку, если бы не чёртов корсет и обещание новых угощений.

Труппа господина Тауруша питалась скудно, и за те четыре месяца, что провела с артистами, я совсем отощала. В пансионе тоже излишеств не предусматривалось. Мадам Луари не экономила на воспитанницах, но страх как пеклась о наших фигурах и не уставала повторять, что настоящая леди обязана питаться как птичка: чуть поклевала – и достаточно.

Здесь же, похоже, никого не заботил объём моей талии. Конечно, пустяк, но приятный.

Маэжи вернулась, как и обещала, очень скоро. С подносом, на котором дымилось филе птицы под огуречным соусом и источал аромат капустный пирог. Десерт, сказала, принесёт позже.

Но, к сожалению, тот в меня уже не полез. Я и так чувствовала, как под платьем трещит корсет. К тому же под конец трапезы в гостиную заявился Эшерли. Торопить не торопил, но спокойно есть, когда тебя взглядом пригвождают к стулу, я не умела.

– Вы такая… строгая, – прислонившись плечом к дверному косяку и скрестив перед собой руки, поделился мнением высший.

В котором я сто лет не нуждалась.

– Вам не нравится мой внешний вид? – откладывая в сторону столовые приборы, холодно поинтересовалась я.

Неужели ещё будет указывать, во что мне одеваться?!

Маг с равнодушным видом пожал плечами:

– В этом платье вы похожи на замужнюю матрону, чопорную и скучную.

– Может, мне следовало вырядиться, как одалиска? – Наверное, внешность всё-таки накладывает свой отпечаток. Из апатичной блондинки, забитой мышки, я незаметно для самой себя превратилась в ершистую брюнетку. А может, это его светлость провоцировал во мне эмоциональные всплески.

– Мне без разницы. Хоть нагишом ходите, – оторвавшись от двери, безучастно проронил высший и, прежде чем скрыться в холле, сказал, мазнув по мне взглядом: – Буду у себя в кабинете. Когда закончите, приходите, покажу дом.

– Уже закончила. – Сдёрнув с юбки ажурную салфетку, я поднялась, настраиваясь на непростые минуты в компании господина Грэйва.

– Тогда пойдёмте.

К счастью, его светлость не нуждался в совместном времяпровождении, а потому экскурсия оказалась короткой. В некоторые комнаты мы даже не заглядывали. Маг просто указывал в сторону то одной, то другой двери, говоря:

«Там – библиотека, там – гостевая, а там, в конце коридора, – музыкальный салон».

Курительная комната, ещё одна гостиная, которая больше смахивала на бальную залу. Не такая огромная, как у леди Адельсон, но для скромного суаре на пару десятков персон вполне сгодится.

Вот только, как уже успела заметить, Эшерли предпочитал избегать общества людей, и уж точно ему бы и в голову не пришло устраивать в своей холостяцкой берлоге светские посиделки. В некоторых комнатах мебель и вовсе была укрыта простынями, а паркет – пылью.

– Два раза в неделю приходит горничная и наводит порядок в жилых помещениях, – остановившись у подножия лестницы, продолжал знакомить меня с местным укладом высший. – Маэжи – не служанка и помогает вам исключительно по доброте душевной. Поэтому относитесь к ней с должным уважением. Боюсь, вам, мисс Фелтон, придётся обходиться без камеристки. Не люблю, когда по дому шастают всякие незнакомые личности.

Последнее заявление можно было смело отнести и ко мне. Не нуждайся высший в постоянной подпитке, наверняка не подпустил бы к себе ни одной пришлой. Женой он, видать, тоже не спешил обзаводиться. А может, мне только предстояло познакомиться с его несчастной избранницей.

Ох и не завидую я той леди, которой придётся связать с этим человеком свою судьбу.

– Вы будете нужны мне не чаще одного раза в сутки, мисс Фелтон. В остальное время сами беспокойтесь о своём досуге: отдыхайте, читайте, гуляйте. Занимайтесь рукоделием. К вашим услугам всё, что пожелаете. В разумных пределах, конечно.

Высший не стал уточнять, где мне позволено совершать променады. Скорее всего, в том унылом саду, в окружении увядающих клумб. Сомнительно, что Грэйв отпустит меня в город одну. Дабы не портить себе настроение, решила не спрашивать, где я могу себя выгуливать.

– Там кухня, – указал в сторону небольшого тёмного коридорчика маг. – Мне нужно возвращаться к работе. А вы идите познакомьтесь с миссис Кук, моей экономкой. Ей не терпится на вас посмотреть, оценить мой выбор.

Служанка, которая на самом деле не служанка. Экономка, которая желает оценить вкус господина в выборе новой рабыни. Вот ведь странные люди…

– А здесь что? – вдруг заприметила я дверку под лестницей, почти не выделявшуюся на фоне деревянных панелей.

– Ничего, что могло бы вас заинтересовать, – вдруг посуровел Грэйв. Светло-серые глаза его снова превратились в две колючие льдины. – Никогда и ни при каких обстоятельствах не смейте туда входить. Вы всё поняли, мисс Фелтон?

И после этого он надеется, что я забуду о потайной комнате? Нет бы сказать – кладовая. Я бы сразу потеряла к ней интерес. А так только разжёг моё любопытство, и придётся мне бедной маяться, гадая, что же это за секретный чуланчик такой.

Но войти туда – не войду. Мы заключили сделку, и не знаю, как высший, а я намерена выполнить свою часть.

– Разумеется, ваша светлость, – потупив взгляд, изобразила книксен.

Кивнув в знак прощания, его светлость ретировался в кабинет, а я отправилась знакомиться с изнемогающей от любопытства экономкой.

Ею оказалась миниатюрная, сухощавая старушка в строгом платье и крахмальном чепце. Когда я вошла, она коротала время за чаепитием и пролистыванием газеты.

– Ну наконец-то! – Заслышав шаги, пожилая дама тут же резво подскочила со своего места и поспешила ко мне. – Я так рада познакомиться с вами, Ивушка. Садитесь, милая, да, пожалуйста, вот сюда.

Я не сумела подавить в себе дрожь, услышав имя, давным-давно позабытое, похороненное вместе с прошлой жизнью, а сейчас произнесённое таким ласковым голосом. Позволила подвести себя к столу, накрытому белоснежной скатертью, расшитой алыми цветами. Руки у миссис Кук были маленькие, с тоненькими пальчиками, покрытые густой сеточкой морщин и пигментными пятнышками. Но такими тёплыми и каким-то… домашними, что ли, которых было так приятно касаться.

Да и сама женщина излучала искреннее радушие. Свет и ласку. Я предполагала, что экономка окажется под стать Маэжи: холодная и молчаливая. Даже странно, что в доме Грэйва нашлось место такому вот божьему одуванчику с открытой душой.

– Вы так и не попробовали моё лимонное суфле, дорогая, – с улыбкой произнесла женщина. – Хотите кусочек?

– С удовольствием, – улыбнулась ей в ответ.

Вскоре миссис Кук болтала со мной, как со старой знакомой. Было видно, как сильно бедняжка истосковалась по общению; общению с человеком, способным слушать и поддерживать разговор. Маэжи на эту роль явно не годилась.

От миссис Кук я узнала, что его светлость унаследовал от отца не только силу и острый, пытливый ум, но и титул герцога Уайнрайта, а также немалое состояние. Правда, Эшерли не любил, когда его величали, как батюшку. Вернее, это его бесило.

– Потому все и обращаются к нему по фамилии, – доверительно сообщила экономка, подливая мне ароматного чая. – Теперь вы тоже предупреждены и не допустите ошибки.

Миссис Кук не пожелала уточнять, почему его светлость так остро реагирует на отцовский титул, которым, по идее, должен гордиться. Но у меня сложилось впечатление, что отношения покойного лорда Уайнрайта с сыном были непростыми.

Хотя если Грэйв пошёл в отца, то в этом нет ничего удивительного. Людям с такими характерами обычно сложно находить общий язык.

Закончив петь дифирамбы своему любимцу, миссис Кук переключилась на меня: начала расспрашивать о пансионе, о жизни воспитанниц, вчерашнем приёме и о многом, многом другом.

Выходила я из кухни со слегка гудящей головой и острым желанием остаться в одиночестве.

По дороге к себе решила заглянуть в библиотеку, на дверь которой указывал мне Грэйв, оценить литературный вкус его светлости. А заодно подыскать что-нибудь для себя. Надеюсь, помимо философских трактатов и скучных талмудов про магию там отыщется хоть пара-тройка интересных романов.

Пока поднималась по лестнице, услышала стук дверного молотка. Но спуститься и открыть не успела. В холл вплыла Маэжи.

А спустя пару секунд я почувствовала, как в жилах стынет кровь и сердце заходится в бешеном ритме.

– Добрый день. Могу я увидеться с мисс Фелтон?

Я не должна была услышать этот голос. Этого человека не должно было быть здесь.

Но он был.

Стоял на пороге, бледный и взволнованный. А увидев меня, и вовсе спал с лица.

– Оливер?

Не чувствуя под собой ног, полетела вниз.


ГЛАВА 8 | Повелитель тлена | ГЛАВА 10