home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 18

Интересно, в этом доме имеются комнаты скромных размеров? Похоже, что нет. По крайней мере те, в которые успела заглянуть, поражали не только своим великолепием, но и своими масштабами. Взять хотя бы библиотеку, ничем не уступавшую бальной зале. Разве что обстановка здесь не располагала к весёлому времяпровождению. Наоборот, навевала умиротворение, свет был приглушён, а бесконечные стеллажи настраивали на философские размышления о бренности существования и вечной ценности пожелтевших страниц.

Чем же зачитываются господа высшие?

Стены и потолок в библиотеке были отделаны панелями из тёмного дерева, в камине уютно потрескивали поленья, словно бы приглашая устроиться в одном из глубоких кресел. Скинув туфли, опустить ступни в мягкий ворс декоративного коврика, некогда служившего шкурой какому-то зверю, а теперь красовавшемуся перед каминной решёткой.

Боюсь, если сейчас уступлю своей слабости, то продрыхну весь вечер. Пламя всегда действовало на меня успокаивающе. А в тандеме с бокальчиком коварного напитка могло и вовсе заменить снотворное.

«Лучше загляну на антресоли», – решила я про себя и направилась к деревянной лестнице, ведущей на верхний полуэтаж, тоже полный старинных талмудов.

Ковровая дорожка, устилавшая ступени, скрадывала звук шагов. Ничто не нарушало царившую здесь идиллию.

Разве что звонкий девичий смех, вдруг раздавшийся за дверью в библиотеку. Не отдавая себе отчёта в том, что творю, рванула наверх и рухнула в первое попавшееся кресло. Затаив дыхание, сжалась в комок.

– Ах, герцог Уайнрайт такой очаровашка! – счастливо прочирикала вошедшая.

Рискуя быть обнаруженный, я осторожно выглянула из-за высокой спинки кресла и увидела ту самую рыжеволосую большеглазку, с которой герцогиня настоятельно советовала пообщаться Грэйву. За ней впорхнула ещё четверка красавиц, по виду моих ровесниц. В светлых воздушных платьях – фирменный знак всех девушек на выданье. Лишь одна, пышнотелая блондинка, была одета в синее элегантное платье с гирляндами украшений.

Леди Кора и семенившая рядом с ней пышечка плюхнулись в кресла. Остальные устроились прямо на шкуре неопознанного зверя и продолжили смаковать каждую деталь жизни Грэйва.

Наверное, бедолаге сейчас икается.

– Да, завидный жених, – подвела итог девушка с каштановыми буклями, обрамлявшими её худое вытянутое лицо. – Я бы за такого не пошла, а побежала.

Спотыкаясь и падая.

– А мне больше по душе граф Бастиан Мар, – переняла эстафету изящная миловидная брюнетка. – Говорят, его сиятельство всерьёз подумывает о новой супруге. А от Эшерли Грэйва у меня мурашки по коже. Такой колючий у него взгляд. Брр…

Появилось желание схватить талмуд потяжелее и запустить им в болтушку. Не потому что хотела заступиться за Грэйва, меня саму порой от него в дрожь кидает. А вот то, что его сиятельство Мар открыт для новых знакомств и эта фифа определённо положила на него глаз, неприятно царапнуло сердце.

И с чего бы это…

– Видели новую пришлую герцога? – вернулась к обсуждению своего кумира Кора. – Какая-то она замороженная. И зачем только его светлость такую при себе держит?

В общем, и меня вниманием не обделили. С одной лишь разницей: если Эшерли в глазах милых дам был красавцем и лапочкой, то я – ничего не стоящей мымрой. По мнению магинь, я была слишком высока, слишком холодна, слишком надменна и не слишком умна. В общем, всего во мне было слишком, кроме ума.

И когда только всё это успели выяснить…

– Слышали о чудачествах лорда-канцлера? – неожиданно вступила в диалог молчавшая до сих девушка, что сидела ближе всех к камину. – Мало того что сам сбежал в Неверру, чтобы жениться на своей шлюшке, так теперь ещё и пытается на законодательном уровне закрепить своё предложение о возможности заключения браков с пришлыми. Немыслимо! Чтобы наши мужчины женились на каких-то приблудных! – последнее было сказано с такими ненавистью и презрением, словно мы, иномирянки, и не люди вовсе, а самые отвратительные и мерзкие существа на всём белом свете.

– Глупости всё это, – отмахнулась от её слов, как от чего-то несущественного, Кора. – В парламенте никто его не поддержит. Скорее высмеют. Где это видано, чтобы высший женился на рабыне?

– Но как же лорд-канцлер? – несмело заикнулась брюнетка.

– У его светлости просто на старости лет помутился рассудок. Мне кажется, ему уже давно пора в семейную усыпальницу, – в который раз блеснула умом и сообразительностью «невеста» Грэйва и важно заключила: – Вот!

– Извините меня. – Сидевшая напротив неё девушка в чернильном платье вдруг резко подхватилась и чуть ли не бегом бросилась к дверям, на ходу смахивая выступившие на глазах слёзы.

– Хэйзел, что с тобой? – понеслось ей вслед.

Но высшая не стала задерживаться, дабы объяснить подругам внезапную перемену настроения. Горько всхлипнув, толкнула створки и выскочила в коридор.

Недоумённо переглянувшись, девицы поспешили за ней: то ли утешать, то ли забрасывать вопросами. А я наконец-то смогла перевести дух.

– Любите подслушивать? – От кресла, расположенного в дальнем углу, отделилась тень, при детальном рассмотрении оказавшаяся молодым человеком.

Высокий блондин с короткими, зачёсанными набок волосами, до безобразия похожий на Грэйва, подошёл ко мне и галантно поклонился. Не дожидаясь, пока отомру и протяну ему руку, сам коснулся моей кисти, запечатлев на ней короткий поцелуй. А после, перевернув запястьем вверх, сказал задумчиво:

– Хм, чувствуется магия Эша, – очевидно, имея в виду чудо-браслет.

Несмотря на поразительную схожесть между братьями, отличия тоже имелись. Эйрон был не настолько широк в плечах, скорее даже, худощав, черты лица более мягкие, по-аристократически тонкие, глаза – светло-карие, ореховые, и не было в них льдинок, которые порой проскальзывали во взгляде Грэйва.

– Лорд Уайнрайт, – неловко изобразила я книксен.

– Просто Эйрон, миледи. Отцовский титул достался брату, да и не люблю я все эти формальности. Герцоги, маркизы… Какая в сущности разница? В конечном итоге все мы одинаковы перед богами. Вам понравился разговор этих свиристелок? – неожиданно сменил тему маг и хитро мне улыбнулся.

– Простите меня, милорд, я не хотела подслушивать, – покаянно опустила голову. – Просто искала уединения.

Высший понятливо кивнул, кажется, он и не собирался меня ни в чём обличать, и с явным удовольствием продолжил:

– Если лорду-канцлеру действительно удастся провести реформу, у вас появится шанс выйти замуж за моего брата. Хотя Эш как-то заявил, что плевать ему на наследие отца и он никогда не женится. Такой уж он… Предательство Эмилии сковало его сердце непробиваемой бронёй. Но может, вам, мисс Фелтон, удастся проделать в ней брешь. – Парень заговорщицки мне подмигнул, словно теперь нас связывала общая тайна.

Хотела сказать, что ни в этой, ни в какой другой жизни становиться супругой герцога я не планирую, но, к счастью, вовремя прикусила язык. Судя из того, что слышала, Эйрон боготворил брата, и такое заявление навряд ли придётся ему по вкусу.

– Думаю, его светлость не тревожится о будущем рода, так как есть ещё и вы.

– Я, конечно, в отличие от Эшерли, не являюсь женоненавистником и совсем не против женитьбы, – улыбнулся молодой человек, правда, на сей раз улыбка вышла какой-то грустной. – Вот только от меня произойдёт никчёмное потомство, недостойное носить славное имя Уайнрайтов. Я довольно посредственный маг, знаете ли. Да и не уверен, что имею право называться высшим.

Я сконфуженно молчала, не зная, что в таком случае полагается говорить. Исповедь незнакомого человека застала меня врасплох. Не думаю, что мои сожаления будут сейчас уместны. Вполне возможно, высший вообще оскорбится, если какая-то рабыня вздумает выражать ему своё сочувствие.

– Наверное, мне следует вернуться к мистеру Грэйву. Пока он сам не отправился на мои поиски.

Эйрон не стал меня задерживать. Лишь пожелал напоследок:

– Веселитесь, мисс Фелтон, – мягко завершив: – Веселитесь и ни о чём не тревожьтесь.

Уже на лестнице я обернулась и поймала загадочный взгляд мага. Ускорила шаг, желая поскорее покинуть библиотеку, пока Эйрон не увязался за мной со своими неуместными откровениями.

Стремглав промчавшись по коридору, резко остановилась, будто приросла к земле, услышав знакомый голос, доносившийся через приоткрытую дверь:

– Ну же, милая, успокойся. Всё лицо распухнет. Ты ведь обещала мне, что больше не будешь плакать, – утешала кого-то леди Хинтер.

Поднявшись на цыпочки, подкралась ближе. Если в первый раз я невольно подслушала чужой разговор, то сейчас делала это намеренно. Знаю, нехорошо. Но в тот момент размышления о морали не посетили мою светлую, а временами и не очень, голову.

– Он бросит меня, мама. Знаю, что бросит! – надрывно всхлипнув, воскликнула уже знакомая мне пышечка в тёмно-синем платье.

Я не видела ни её, ни леди Хинтер, но легко узнала оба голоса. Да и много ли рыдающих девиц можно встретить на балу, где, по идее, положено веселиться?

– Даже сегодня Теренс не поехал со мной, нисколько не заботясь о соблюдении хоть малейших приличий. Предпочёл моему обществу компанию этой ведьмы! Уверена, он сейчас с ней. Ах, мама, – ещё горше зарыдала блондинка.

Осторожно, стараясь оставаться незамеченной, я заглянула в приоткрытую дверь. В полумраке комнаты, в центре которой красовался блестящий чёрный рояль, различила две женские фигуры. Леди Хинтер обнимала дочь и ласково гладила её по плечам, а та захлёбывалась слезами, не способная их унять.

– Ну, ну, перестань. Мама ведь обещала, что позаботится об этой грязной девке. Осталось потерпеть совсем немного. Завтра вечером я встречаюсь с Тёмной леди. Она нам точно поможет, как уже помогла многим другим. Теренс ни за что не уйдёт от моей девочки. У него просто будет не к кому уходить, – на последней фразе ласка в голосе высшей сменилась холодной решимостью.

Я отпрянула от двери. Спохватившись, что меня могут услышать, поспешила прочь. В голове пойманной птицей билась одна единственная мысль: не к кому будет уходить, не к кому уходить…

На что же готова пойти леди Хинтер, чтобы избавить своё чадо от участи брошенки? И кто такая, чёрт возьми, эта Тёмная леди?! Чем она им может помочь?

Нужно срочно отыскать Бастиана и всё ему рассказать. Как чувствовала, что-то нечисто с этой Хинтер!


Когда вернулась в бальную залу, первый танец был в самом разгаре: этакий торжественный марш, чем-то смахивающий на полонез. Как по мне, один из самых скучных танцев, которым нас обучали в пансионе.

Заметила Эшерли, протягивавшего руку какой-то прелестнице в платье из белоснежной кисеи. Маг двигался с таким видом, будто ступал по раскалённым углям и из последних сил сдерживался, дабы не заорать во всё горло. В отличие от его светлости, юное создание сияло улыбкой. Девушка млела от того, что её пальчики в атласной перчатке сейчас лежали в ладони герцога и то и дело косила на него влюблённым взглядом.

Внимательно осмотрев танцующих, убедилась, что Мара среди них нет. Вскоре дознаватель обнаружился возле одного из фуршетных столов, к моей великой радости, в гордом одиночестве.

– Ваше сиятельство, – приблизившись к высшему, негромко позвала я, привлекая к себе внимание, и почтительно склонилась в реверансе. Постаралась абстрагироваться от возмущённого шипения стоявших неподалёку матрон (неслыханная дерзость! Рабыня первая заговорила с высшим; гореть мне теперь в вечном огне за такой проступок) и сосредоточилась на Бастиане.

Маг был, как всегда, одет безукоризненно, любо-дорого посмотреть. Высокий, стройный, с глазами цвета горького шоколада, глядя в которые я на какое-то мгновение позабыла, зачем вообще к нему подошла.

Наверное, со стороны выглядела, как та восторженная кокетка, в обществе которой сейчас изнывал Грэйв.

– Мисс Фелтон, – тепло улыбнулся высший.

Мне показалось, что Бастиан заколебался, прежде чем коснуться моей кисти невесомым поцелуем. Слишком быстрым, словно соблюдение правил этикета было ему в тягость. А может, высшему просто не хотелось оказывать знаки внимания неровне всяким там светлостям и сиятельствам?

Хотя к леди Хинтер прогуляться вместе со мной не отказывался. Наверное, из жалости из-за Сары.

– Мне нужно с вами поговорить, милорд. Это срочно, – тихонько проговорила я, прикидывая, как будет смотреться со стороны, если мы сейчас выйдем вместе.

Секретничать здесь, когда вокруг тебя толкутся высшие, вряд ли получится.

– Что-нибудь случилось? – лицо дознавателя приняло серьёзное выражение, взгляд стал тяжёлым, точно свинец, пулей полетевший в Грэйва. – Это касается мэтра?

– Нет, леди Хинтер, – одними губами прошептала я и ещё тише добавила: – Кое-что удалось выяснить.

– Пойдёмте. – Бастиан коснулся моего локтя…

И это было единственное, что он успел. Перед нами нарисовался Грэйв, так и не закончив свой танец мученика.

Не знаю, каково сейчас было той кисейной красавице, брошенной посреди зала, а вот мне при взгляде на высшего стало откровенно не по себе.

Чует моё сердце, сейчас начнётся…

Белый от гнева, если не сказать пепельный, маг шагнул ближе. Скулы заострились, ноздри затрепетали, того и гляди из них пар повалит, а изо рта вырвется пламя.

К счастью для всех, огонь его светлость изрыгать не стал. Зато принялся хлестать ни в чём не повинного Мара оскорбительными фразами, нисколько не беспокоясь о том, что музыка стихла и все, затаив дыхание, с жадным интересом следят за происходящим.

– Мар, ну сколько же можно! Право слово, оставьте наконец мою рабыню в покое! Она для вас что, мёдом намазана?

– Это я к нему подо… – попыталась было вступиться за графа, но меня заткнули яростным:

– Молчи! С тобой потом разберусь!

Уже даже не ироничное «вы», а простое «тыканье».

Гад он всё-таки.

– Мисс Фелтон обратилась ко мне с просьбой, – заложив руки за спину, холодно парировал дознаватель. – Что же мне теперь, бегать от неё по всему дому или прятаться по углам, лишь бы вы не нервничали? Лечиться надо, Грэйв. В последнее время вы просто невыносимы, так и норовите затеять склоку. Причём на пустом месте. Обратились бы к душеведу.

– Уж как-нибудь обойдусь без ваших советов, граф.

Детский сад какой-то, разборки в песочнице.

– Ива не нуждается ни в чём, что вы бы могли ей предложить, – на радость публике продолжал выговаривать магу Грэйв. – Мой вам совет, держитесь от неё подальше. В следующий раз одними разговорами не обойдётся.

Интересно, в Верилии устраиваются дуэли? На шпагах, пистолетах? Или просто кидаются друг в дружку какими-нибудь огненно-ледяными шарами?

– Пойдём!

Меня бесцеремонно схватили за руку и потащили к выходу. Я буквально физически ощущала сверлящие спину взгляды. Леди Офилия попыталась преградить нам дорогу, промямлив что-то насчёт того, что бал только начался и мы не Золушки, чтобы вот так внезапно его покидать. Однако Эшерли так на неё зыркнул, что герцогиня вдруг растеряла всё своё красноречие, даже, казалось, стала меньше ростом и, больше ничего не сказав, освободила дорогу.

– Передайте Эйрону, пусть приезжает ко мне, когда захочет. Буду рад его видеть. А сейчас простите нас, нам пора уходить, – в повисшей тишине прозвучали слова прощания, после чего Грэйв протащил меня через холл, а потом и вниз по ступеням.

В машину забралась сама, хоть, если честно, хотелось показать характер и воспротивиться такой беспардонной наглости.

Несколько минут сидели в молчании, дожидаясь водителя. А когда паромобиль тронулся с места, я не выдержала и дала волю чувствам:

– Ведёте себя, как несносный мальчишка! Зачем нужно было устраивать весь этот цирк?!

– То же самое мне бы хотелось спросить у вас, мисс Фелтон. Какого демона ты к нему полезла?! – подавшись ко мне, прорычал в лицо маг.

– Хотела расспросить… о Саре, – ляпнула первое, что пришло в голову.

– Если будут подвижки в расследовании, мне сообщат. Хотя с таким тупицей, как Мар, это мало вероятно, – проворчал герцог, откидываясь на спинку сиденья и извлекая из кармана свою любимую игрушку, часы-артефакт.

Вздумай Эшерли попробовать сейчас мои эмоции, тут же бы отравился.

– Вообще-то я не ваша кукла и вы не имеете права мной понукать, отчитывать меня при всех, как нашкодившего котёнка. У нас был договор! О котором вы, кажется, благополучно забыли. Может, уже и передумали меня отпускать?

– Может, и передумал, – закидываясь эмоциями, невозмутимо заявил этот гад.

Глаза предательски защипало.

– Идите к чёрту, мистер Грэйв, – отвернувшись к окну, проговорила я глухо.

– Куда, простите? – явно забавляясь всей этой ситуацией, решил уточнить маг.

– Куда угодно, – ответила чуть слышно. Сглотнула образовавшийся в горле комок. Нет, он не увидит моих слёз, не доставлю ему такого удовольствия. – Лишь бы меня оставили в покое.


* * * | Повелитель тлена | ГЛАВА 19