home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Эпилог

Полтора года спустя

Над дверью звякнул колокольчик – это леди Лафрон и её слуга, этакий аналог вьючного мула, нагруженный чехлами с платьями и коробками со шляпками, покинули магазин готовых нарядов госпожи Мейси.

Кстати, госпожа Мейси – это я. С подачи его светлости, разумеется. А леди, только что опустошившая мой маленький, но всей душой любимый магазинчик, – искренне обожаемая мной клиентка.

Ещё бы мне её не обожать! На свою персону баронесса средств не жалеет и всякий раз, желая обновить гардероб (а желание это у неё возникает с завидной регулярностью) просаживает на шмотки суммы, которые, если честно, у меня язык не поворачивается озвучить. Я уже давно отнесла шопоголизм леди Лафрон к самым положительным её качествам. Что же касается отрицательных – болтать высшая любит без умолку. Миссис Кук по сравнению с ней тихоня.

Горожане заглазно величают баронессу первой сплетницей Флитвуда – городка на юге Верилии, в котором я живу припеваючи вот уже почти полтора года. В Флитвуд влюбилась с первого взгляда, ведь именно о таком месте я и мечтала: тихом, спокойном, да ещё и с красивейшей набережной, по которой так приятно прогуливаться прохладными летними вечерами, вслушиваясь в шум прибоя.

Зимой, правда, здесь бывает тоскливо. В это время года жизнь в Флитвуде замирает, и случайный приезжий не найдёт ничего, кроме пустынных, как будто погруженных в спячку улочек. Набережной, пронизанной холодными ветрами, и беснующегося океана. Но даже скверная погода не способна разрушить безмятежную, немного сонную атмосферу города.

Не знаю кому как, а мне скучать не приходится. С утра обычно встречаюсь с портнихами или мистером Сэйлом, поставщиком тканей и фурнитуры. Потом целый день вожусь в магазине. Уделить внимание нужно каждой клиентке, а от них в последнее время нет отбоя. За что огромное спасибо Маэжи. Именно по её эскизам шьются наряды, которые приводят в восторг моих покупательниц.

Ну а вечером… Вечером в мою квартирку, что находится здесь же над магазином, регулярно наведывается его светлость. Видите ли, ему скучно, а я хорошо готовлю. Вот и мотается из города в город через переходы, якобы чтобы ублажить желудок.

Можно подумать, миссис Кук его голодом морит.

С приходом весны Флитвуд стряхивает с себя сонливость и преображается. Ну а летом предстаёт во всей своей красе. В жаркое время года жизнь здесь бурлит, как лава в вулканическом кратере. И всё благодаря высшим, облюбовавшим Флитвуд и окрестные города для отдыха. В такие месяцы приходится нанимать помощницу, потому как одна я в магазине не справляюсь.

Я сладко потянулась и поспешила запереть дверь. После двухчасового общения с болтушкой баронессой хотелось чая и тишины. К тому же торговать после визита её милости больше и нечем.

Именно от леди Лафрон не так давно узнала, что Бастиан снова женился. Вроде бы баронесса состоит с ним в каком-то дальнем родстве.

Не знаю, по любви ли или по настоянию родителей связал себя Мар новыми узами брака, но её милость утверждала, что новоиспечённый супруг вполне доволен жизнью и своей юной избранницей. Которая почти сразу после свадьбы оказалась в интересном положении. И теперь все верильские графини, герцогини и иже с ними дружно ей завидовали. Да и как тут не завидовать? Многие высшие лишены возможности выносить своего собственного ребёнка, и я очень рада, что именно Бастиану и его жене судьба сделала столь редкий для магов подарок.

Очень надеюсь, что этот дар будет не единственным.

О том, что стало с закадычными дружками графа, мне почти ничего неизвестно. Помню, газеты писали что-то о де Гриенах. Вроде они вынуждены были спешно покинуть столицу и до сих пор скрываются от кредиторов, которые продолжают на них охоту. Дершир поселился в своём загородном поместье и ведёт затворнический образ жизни. Что же касается мистера Уокмана, то, кажется, его всё-таки освободили. Пару месяцев назад. А где маг находился до этого и что с ним происходило – тайна, покрытая мраком.

Признаюсь, я на Эшерли даже немного обиделась за то, что не поделился со мной планами относительно Реджинальда и всё провернул без меня. Правда, сердилась недолго. Ведь молчал он только ради моего спокойствия.

Он многое делал ради меня. Жаль, что не сразу поняла это. Одержимая желанием во что бы то ни стало обрести свободу, долгое время я видела в Грэйве лишь преграду на пути к заветной мечте. А получив желаемое… вдруг почувствовала себя одинокой.

Первые два месяца после моего переезда в Флитвуд от высшего не было ни слуху ни духу. Честно говоря, была уверена, что он благополучно выбросил меня не только из своего дома, но и из сердца. И уже давно наслаждается жизнью с какой-нибудь новой пришлой.

Не самая приятная была мысль.

Маэжи, в отличие от своего вечно занятого брата, частенько меня навещала: привозила эскизы, помогала в магазине, оставалась ночевать. Чему я была только рада. Благо башковитый наш сумел-таки создать для сестры артефакт – браслет вроде того, что когда-то носила я, – из которого Маэжи может самостоятельно черпать эмоции.

Помню, когда высший впервые нарисовался в магазине, весь такой из себя расфранченный, с бутылкой вина, улыбкой на гладковыбритой физиономии и горячим желанием со мной поужинать, у меня чуть челюсть на прилавок не рухнула. Выпроводив клиентку, которая никак не хотела выпроваживаться и всё с хитрой улыбочкой поглядывала то на Грэйва, то на меня, повела его светлость наверх. Знакомить со своим скромным жилищем и готовить ужин.

С тех пор я редко ужинала одна.

Увы, частые визиты Эшерли не самым лучшим образом сказались на моей репутации. Чего только не наслушалась в свой адрес… К счастью, покупателей сплетни не отпугнули. Ну а то, что «порядочные джентльмены даже не посмотрят в сторону столь легкомысленной особы», меня заботило мало. Вернее, не заботило совсем. На местных холостяков мне было попросту наплевать.

– Ты оказалась строптивее всех, – однажды заявил мне Эшерли. Устроившись в кресле возле камина и задрав ноги на мягкий пуф, маг не спеша поцеживал горячее вино и предавался ленивой болтовне. – Остальные девушки соглашались на замужество: кто с радостью, кто скрепя сердце. Понимали, что одним в Эльмандине придётся сложно. Но ты же упряма, как настоящий осёл. Вернее, ослица.

Угу, значит, это я упряма. Можно подумать, кто-то искал мне мужа… И что-то не припомню, чтобы его светлость живописал, как тяжко живётся одной пришлой в Верилии.

Впрочем, я уже давно перестала быть пришлой. И всё благодаря ещё одному чудо-изобретению мага – колечку, презентованному мне в день моего отъезда из Морияра. Действие то же, что и у зелья Хэймо, которым пичкали меня артисты: ни один высший теперь не может учуять во мне иномирянку.

Стоило примерить украшение, как оно тут же чудесным образом «впиталось» в кожу, оставив после себя лишь мерцающую вязь на безымянном пальце.

– Почему ты не стёр мне воспоминания, как всем остальным? – воспользовавшись тем, что его светлость захмелел, расслабился, я решила порасспрашивать его о бывших.

Ответил Грэйв не сразу. Долго гипнотизировал танцующее в камине пламя, прежде чем тихо проговорил:

– Хотел, чтобы ты меня помнила.

А потом взял и всё испортил, поддавшись своей скверной привычке сбегать, когда не следует. Резко подхватился, нахлобучил на голову шляпу, схватил пальто.

– Уже поздно. А до Морияра путь неблизкий.

Это через телепорт-то!

Словами не передать, как хотелось чем-нибудь его треснуть. Например, кочергой.

Раскалённой.

С некоторых пор меня начала мучить ревность. Словно острым шипом колола сердце и порой не давала уснуть. Не счесть, сколько раз порывалась спросить у Маэжи, занял ли кто моё место. Ведь наверняка занял! А если нет, значит, к Эшерли продолжает шастать та пренеприятнейшая особа.

Но оставаясь с подругой наедине, не отваживалась на расспросы. Наверное, мешала гордость или страх обнажить свои чувства. Да и кто я такая, чтобы лезть в личную жизнь герцога.

Бывало, Эшерли пропадал на неделю, а то и две, чем основательно портил мне нервы. Длинными унылыми вечерами я не находила себе места. Могла подолгу пялиться на стол, накрытый на две персоны. Или то и дело выглядывала в окно в ожидании чуда, то есть его непонятной светлости. Чувствовала себя при этом по-идиотски, но поделать с собой ничего не могла.

И самовнушение, что Грэйв – всего лишь мой друг и наставник, больше не действовало.

Даже когда он покаялся передо мной в одном своём грешке, дурацкое чувство никуда не исчезло.

Около месяца назад высший заявился в Флитвуд с утра пораньше, чего, в принципе, никогда не бывало. В лёгком пиджаке в клетку, с новенькой тростью, набалдашник которой так и сверкал в лучах солнца, и заговорщицким блеском в серых хитрющих глазах.

– Доброе утро, леди! – стащив с головы цилиндр, поздоровался со мной, приказчицей и клиенткой, которые замерли, словно музейные экспонаты. Даже, кажется, дышать перестали. Хорошо хоть стояли с закрытыми ртами.

Почему-то персона его светлости вызывала в Флитвуде живейший интерес у всех его обитателей.

– Доброе утро, мистер Грэйв, – на миг оторвавшись от перевязывания коробки со шляпкой, улыбнулась я и снова сосредоточилась на своём занятии.

– Чудесная погода, не правда ли? – дежурно заметил герцог, приближаясь ко мне, точно хищник к желанной добыче. Облокотившись на прилавок, подался вперёд и шепнул на ухо: – Я тоже стирал тебе память.

– Ты… что? – красная лента выскользнула из дрогнувших пальцев.

Моя помощница, мисс Нельсон, серьёзная и исполнительная молодая особа, но почему-то во время визитов герцога становившаяся румяной, к месту и не к месту хихикающей дурочкой, тут же навострила уши. Покупательница – долговязая девица, уже давно на выданье, дочь то ли барона, то ли баронета, битых полчаса самозабвенно примерявшая одну единственную шляпку, тоже вся обратилась в слух.

Виделось, наверное, им что-то интимное в том, как Эшерли с лёгкой полуулыбкой нашёптывал мне что-то на ушко.

– Иди за мной, – гневно зыркнула я на высшего. Велев приказчице самой заняться коробкой, рванула к лестнице. Так и хотелось обернуться и посильнее пнуть негодяя, чтобы кубарем скатился вниз. Оказавшись в гостиной, тут же накинулась на него: – Что ты мне стёр?!

– Перестань шипеть. – Грэйв аккуратно подвинул меня, исходящую праведным гневом, в два шага пересёк маленькую комнатушку, заполненную мебелью пастельных тонов и живыми цветами, и с наслаждением растянулся в своём любимом кресле. – Это было для твоего же блага.

– А поподробнее? – упёрла я руки в бока.

– Однажды ты ослушалась меня и спустилась в подвал.

– Не было такого! – вспыхнув, запротестовала я. Потом вспомнила, сколько раз мечтала оказаться по другую сторону заветной двери, и благоразумно умолкла.

Рассказ Эшерли не то чтобы меня удивил, он поверг в шок.

– Ты с ума сошёл! – только и сумела выдавить из себя, ошеломлённо глядя на мага. – Если о твоём… хобби узнают, тебя упрячут в тюрьму. Это в лучшем случае. Сумасшедший…

– Её величество не возражает, – вроде как успокоил меня высший. Сидел с таким беспечным видом, словно мы говорили о будничной неурядице, а не о нарушении одного из основополагающих законов Верилии. – Хотя, конечно, трезвонить об этом направо и налево не стоит. Потому и стёр твои воспоминания. Сама понимаешь, ты не должна была знать о моих экспериментах. По крайней мере, тогда. Да и… – он помедлил, прежде чем закончить: – Не хотел, чтобы ты меня боялась.

– Но я всё равно тебя боялась, – улыбнулась с оттенком горечи. Теперь эти страхи казались глупыми и даже смешными. Но тогда они были частью меня, я как будто дышала ими. – И как успехи с… подопытными? – спросила осторожно.

Святые небеса! Я жила в одном доме с воскресшим трупом! А может, и не одним.

– Есть некоторые подвижки, – обтекаемо ответил маг. Он, как и прежде, не любил рассказывать о своей работе. Чудо, что признался в столь интересном, ну пусть будет, увлечении.

– Но почему ты говоришь мне об этом именно сейчас? – не замедлила озвучить свою мысль.

– Не хочу, чтобы между нами оставались секреты. – С этими словами Грэйв поднялся. Подхватив трость и шляпу, направился к выходу. – Я дам тебе время подумать.

– Подумать о чём? – растерянно послала ему вдогонку.

А в ответ услышала:

– До скорой встречи, мисс Мейси.

И он снова пропал на месяц. Я уже собиралась сама отправиться в Морияр, когда несколько дней назад, жарким июньским вечером, Эшерли нарисовался на пороге моего магазина.

– Добрый вечер, мисс Мейси.

– Добрый вечер, мистер Грэйв, – немного обиженно буркнула я и приняла официально-отстранённый вид. – Давно вас не было видно.

– Я же обещал дать вам время на раздумья, – деловито заявил высший, а глаза светились весельем.

– Вот только не потрудились объяснить, о чём именно я должна раздумывать.

– Как о чём? – Посмотрите-ка, мистер Удивление! – О моём предложении, конечно.

Предательское сердце забилось быстрее. Я шумно сглотнула, а маг, приблизившись, улыбнулся своей коронной улыбкой.

– Не припомню, чтобы вы что-то мне предлагали, мистер Грэйв, – выходя из-за прилавка, заметила я.

– Вслух – нет. Но я полагал, вы и так всё поняли. За полтора года, – вкрадчиво уточнил высший.

Издевается.

– Наверное, вы переоценили меня. Я не настолько прозорлива, как бы вам хотелось, – теперь уже и у меня в глазах плясали чёртики.

Пальцы высшего скользнули по тёплому дереву и замерли возле моих бёдер. Было приятно находиться в кольце его рук, чувствовать его дыханье на своей коже.

Эшерли театрально закатил глаза, мол, как же ему тяжело со мной бестолковой.

– Я тут подумал, что бы взбесило моего отца больше, чем мой отказ когда-нибудь жениться…

Пауза. И чего тянет?!

– Ну? – невольно закусила губу, что не укрылось от внимания искусителя.

– Только моя женитьба на пришлой, – радостно выдал герцог.

Юморист.

– То есть вы, мистер Грэйв, предлагаете мне руку и сердце, только чтобы ваш батюшка перевернулся в гробу? Я правильно вас поняла?

– Ничего ты не поняла, – мягко прошептал он, касаясь моего лица. Убрал выбившуюся из причёски тёмную прядь, бережно заправил её за ухо. – Ты сказала, что раньше боялась меня. А сейчас? По-прежнему боишься?

И не было во взгляде ни холода, ни отчуждения, которые когда-то так пугали меня. Только ожидание и надежда.

– Боюсь, – кивнула и довольно улыбнулась, заметив, как Эшерли поменялся в лице. Не желая и дальше его мучить, прошептала чуть слышно: – Боюсь тебя потерять. – Потянулась к магу, обвила его шею руками, мечтая о долгожданном поцелуе. – И, кстати, я тоже не против позлить вашего батюшку, мистер Грэйв.


ГЛАВА 16 | Повелитель тлена |