home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Лагута не знал, сколько времени он провел в беспамятстве. Помнил только прикосновение теплых рук к израненному телу и словно из неведомого далека голос:

— Гуляя схоронила, но тебя запросто Косой не отдам!

Когда окончательно пришел в себя, то увидел на столе крынку молока и кусок ржаного хлеба. Тут же ощутил страшный приступ голода. Выпил молоко, жадно съел хлеб. Огляделся. В углу мазанки, прямо перед выходом стояла суковатая палка. Лагута взял ее и, толкнув дверь, оказался в объятиях неистового летнего солнца.

Башкирцев шел вдоль берега в излегощинском направлении, а навстречу ему по противоположному берегу шел монах Савва. Их взгляды встретились. Но, не проронив ни слова, два путника пошли каждый в своем направлении. Через пару десятков шагов Лагута все же не выдержал и обернулся.

Монах шел легкой, пружинистой походкой, опираясь на посох. Башкирцев глядел на удаляющуюся фигуру и твердо чувствовал всей своей сутью, что им еще придется не раз встретиться на огненном Порубежье и встать плечом к плечу на защиту своей земли.


Эпилог | Набег | Пролог