home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Путь наверх

Ресторан для первой встречи с Машей Сергей выбрал наикрутейший – при самом раскрученном казино Москвы. Одет Сергей был в костюм, для такого случая даже повязал на шею галстук и вообще выглядел элегантно и едва ли не торжественно.

Маша опаздывала. Кузьмичев чувствовал себя довольно нелепо, расхаживая вдоль входа в казино под внимательными и изучающими взглядами охранников.

Наконец он увидел девушку. Она была прелестна – в изысканном сиреневом брючном костюме, на высоких каблучках, с небрежной, но в то же время продуманной прической.

– Простите, – часто дыша от поспешной походки, произнесла она и протянула руку. – Задержалась в парикмахерской.

– Боялся, что не придете, – честно признался Кузьма.

– Так не бывает, – засмеялась Маша. – Если я обещаю, то прихожу обязательно.

Они направились ко входу в казино, и тут Сергея кто-то окликнул:

– Неожиданная встреча!

Оглянулся. К нему направлялся Кипа. За ним маячил традиционный водитель-охранник.

Поздоровались, и Кипа с открытым интересом уставился на девушку.

– Кто эта красавица?

– Красавицу зовут Маша, – не без юмора ответила она.

– Конечно, Маша, – захохотал Кипа. – По-другому я бы и не назвал вас… – Он посторонился, пропуская пару вперед. – Решили постричь зелень?

Ни Сергей, ни Маша не поняли.

– Зелень? – переспросил Кузьма.

– Ну да! – У Кипы было отличное настроение. – Зелень! Грины! Тут же главная лужайка столицы. Кто-то косит, а кто-то убирает!

– Нет, – покрутил головой Сергей, – мы поужинать.

– Круто, Кузьма! – оценил его намерение Кипа. – А мы будем набивать чужие карманы. – Огялянулся на охранника, махнул: – Свободен!


Место они определили себе в дальнем конце зала. Официант быстро и умело накрыл стол, разлил по фужерам дорогое французское вино и удалился.

– Приятного аппетита.

Сергей и Маша подняли бокалы, чокнулись.

– За встречу? – спросил Сергей.

Она засмеялась.

– Еще за какую! Я никогда не бывала в таком месте.

Выпили, стали закусывать.

– Ты что, крутой? – хитро глядя на Кузьму, поинтересовалась Маша.

– Почему?

– Много денег?

– Да нет. Для первого раза можно удивить девушку, которая тебе понравилась?

– А во второй раз будем ужинать в столовой? – Маша так громко захохотала, что редкие посетители оглянулись. – А кто этот господин?

– Так, знакомый.

– Мне он не понравился.

– Мне тоже.

– А зачем же с ним так по-приятельски?

– Привычка… Или слабохарактерность.

– Он назвал вас Кузьмой. Значит, все-таки Кузьма, а не Сергей.

– У вас хорошая память, – улыбнулся Сергей и объяснил: – Фамилия – Кузьмичев. Значит, Кузьма.

– Просто знакомые по кличке не обращаются.

Сергей согнал желваки, взгляд его стал жестким.

– Во-первых, кличка у собак. А во-вторых, Маша, не слишком ли много вопросов?

– Извините, больше не буду.

Некоторое время они ели молча. Только слышался звук вилок, ножей.

Сергей дотянулся до руки Маши, несильно сжал ее.

– Простите, я был неправ.

– Все нормально.

– Нет, серьезно. И виноват в этом, думаю, мой знакомый.

Она молча посмотрела на него, покачала головой.

– Виноваты вы. Сами… Если у вас такие знакомые, Кузьма, значит, и вы такой же. – Отложила вилку, нож, встала. – Мне здесь неприятно.

Тот продолжал сидеть, не сводя с нее глаз.

Маша развернулась и направилась к выходу, оставив Сергея в одиночестве.

Из зала, где располагалось казино, быстрым шагом вышел Кипа, подошел к Кузьме.

– Зелень есть?

Тот поднял на него взгляд.

– Сколько?

– Сколько дашь.

– Штука.

– Давай. Завтра отдам.

Сергей достал из внутреннего кармана пиджака портмоне, отдал доллары Кипе, и тот снова исчез в зале казино.

Кузьма жестом подозвал официанта, выложил на стол необходимую сумму, направился к выходу.

Вышел из ресторана и неожиданно увидел стоявшую неподалеку Машу. Она тоже заметила его, издали улыбнулась.

Сергей подошел к ней.

– Знаете, – сказала она, – у меня нет денег даже на метро. Я оставила кошелек в такси.

– Значит, судьба. – Сергей взял ее под руку. – Не против, если мы прогуляемся?

– Не против.

Они шли по шумной главной улице города, разглядывая встречных и обгоняющих. И тут Сергей от неожиданности замер.

На противоположной стороне улицы он увидел… свою жену Анну с дочерью. Они ели мороженое, о чем-то разговаривали, смеялись.

Он не мог ошибиться.

Кузьма замер от неожиданности, не сводя взгляда со своей семьи и не в состоянии сдвинуться с места.

Маша удивленно смотрела на него.

– Что-нибудь случилось?

Он не отвечал, продолжал смотреть на противоположную сторону улицы.

Маша тронула его за рукав.

– Что с вами?

Сергей оторвался от Анны и дочери, отстраненно взглянул на девушку.

– Что?

– Вы кого-то там увидели?

– Так, показалось, – ответил Сергей, снова взял Машу под руку и быстрым шагом повел ее в сторону от главной улицы Москвы.


Они стояли почти на проезжей части улицы, ловили машину. Мимо проносилось немыслимое количество разномастных автомобилей, но пока никто не останавливался.

Неожиданно возле них резко притормозила «шестерка», из салона высунулась коротко стриженная физиономия братка.

– Садись, братишка, подбросим! – оскалился он.

– Не по дороге. – Кузьма взял под локоть Машу, отодвинул ее назад и отступил подальше сам.

– Определенно по дороге, – убежденно заржал парень, и в этот момент из автомобился вышли двое таких же парней, решительно направились к Сергею.

– Садись, браток, есть базар. Можешь и телку прихватить с собой.

– Уходи, – коротко приказал Сергей Маше.

Она не двинулась.

– Уходи!

Девушка стала пятиться, парни бросились к Кузьме, и тут произошло то, что и должно было произойти. Сергей высоко подпрыгнул, в шпагате вытянул ноги и с невероятной силой ударил одного из нападавших в голову. Тот рухнул на асфальт. Из машины выскочил еще один из пацанов – на подмогу.

Маша стояла на тротуаре, пораженно наблюдала за происходящим.

Парни, круто склонив головы, почти одновременно ринулись на Кузьму. Он стал отступать, а парни, почувствовав свое преимущество, фактически зажали его с двух сторон. Сергей вдруг поднырнул под них, на мгновение отскочил в сторону, крутанулся волчком и сразу снес обоих нападавших.

Затем он схватил Машу за руку, опрометью понесся прочь.

Собравшаяся толпа ничего не успела сообразить, пацаны, помогая друг другу, забрались в машину и на бешеном газе слились с общим автомобильным потоком.

Остановились Сергей и Маша в каком-то глухом дворе. Оба тяжело и часто дышали. Сергей пытался улыбнуться.

– Ну, вот… приняла первое боевое крещение.

Она иронически смотрела на него, будто открыла его для себя.

– Что? – спросил он.

– Кто эти… бритоголовые?

– Отморозки.

– Почему они напали?

– Надо их спросить.

– Ты… из бандитов?

– Почему ты так решила?

– Из бандитов?

Сергей тронул плечами, взглянул на нее, словно что-то взвешивая.

– Не совсем.

– Я не хочу, чтобы ты меня провожал.

– Не боишься одна?

– Как ни странно, боюсь с тобой.

Маша отступила от Кузьмы, он взял ее за руку.

– Все не так просто.

– Не трогай меня. Я должна подумать. И сама позвоню.

– У меня нет телефона.

– У тебя есть пейджер, – усмехнулась девушка и быстро пошла в сторону улицы.

Кузьма постоял какое-то время во дворе, глядя ей вслед, направился в противоположную сторону. Запищал пейджер. Сергей включил его, прочитал сообщение: НАС РАЗЫСКИВАЮТ РОДСТВЕННИКИ. ДОМА ЛУЧШЕ КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ НЕ ПОЯВЛЯТЬСЯ. ЖДЕМ ТЕБЯ В 20.00 У МЕТРО «ТАГАНСКАЯ».


Сергей вышел из метро «Таганская», огляделся и увидел в сторонке, почти рядом с театром, припаркованного «жигуленка», который короткими миганиями фар обозначил свое местонахождение.

На лице Кузьмы проступили следы от дневной драки. Он быстро подошел к машине, сел на переднее сиденье. В салоне находились Вадим, Санек и Костя.

Обменялись рукопожатиями. Санек сказал:

– Мы прямо испугались за тебя. Куда пропал?

Сергей улыбнулся.

– Свидание.

Вадим засмеялся.

– Не с братками?

– С братками тоже.

– Иди ты!

– А на лице не видишь, что ли? – показал на физиономию Сергея Костя.

– Значит, нас отслеживают, – заключил Санек.

– Глубокий вывод, – усмехнулся Кузьма. – Главное, неожиданный… По одиночке, братва, нас перестреляют, как куропаток.

– На тех точках, которые мы прошуровали, никто и не думает платить. Никакие наезды не помогают. Все торгаши ссылаются на «крышу». А «крыша» у них – Центральная группировка, где после Арсена главным стал Хода. Вот его братва и почистила тебе сковородку… Конечно, нас поодиночке перестреляют.

– Вывод? – подал мрачный голос Костя.

– Отстреливать их.

– Мне нравится вывод, – засмеялся киллер. – Когда начнем?

– Сегодня.

Возникла пауза, после которой Санек не без наива переспросил:

– Прямо сегодня?

– Завтра может быть поздно.

– С чего начнем? – перешел на деловую интонацию Вадим.

– Начнем с их гнезда. Они имеют привычку собираться в своем офисе каждый вечер.

– Это центральные?

– А кто же еще? Мы зацепили ихние точки.

– Вот интересно, – заметил Санек, – Арсена укокошили, а все никак не успокоятся.

– Поможем успокоиться.

– Ты знаешь адрес?

Кузьма не стал отвечать на поставленный вопрос, посмотрел на наручные часы.

– Сейчас уже девять вечера. – Поднял голову, подмигнул Вадиму. – Собирай всех пацанов к половине одиннадцатого.

– Стволы? – коротко уточнил тот.

– Мои проблемы. Вы должны приехать чистыми. Иначе ментура сядет на хвост и всех заметет.

– По какому адресу?

– Сообщу по пейджеру. А сейчас я за руль, и со мной Санек.


Они подъехали к тому самому казино, в котором Сергей был недавно с Машей. Санек остался в машине, секьюрити проверили Кузьму на металл при входе, он поднялся наверх, вошел в игровой зал.

Нашел Кипу сразу. Тот сидел за столом в абсолютно отключенном состоянии и, по всей видимости, крупно проигрывал, выставляясь на хорошую сумму в долг.

Кузьма тронул его сзади. Кипа среагировал не сразу. Потом до него дошло, он даже как-то обрадовался визиту «коллеги», поднялся, отвел в сторонку.

– Пролетаю как муха под Парижем, – негромко сообщил он Сергею. – Причем пролетаю по-крупному. Еще бабки есть?

– Есть, – ответил тот. – Сколько нужно?

– Штук пять.

– Есть. Но за услугу.

– Говори.

– Нужны стволы.

– Стволы?! – В глазах Кипы проснулся интерес и удивление. – Тебе?

– Вопрос дурацкий.

– Согласен. Сколько стволов?

– Сам считай. На пять тысяч зеленых.

– Сейчас… – Было видно, что Кипа в уме подсчитывал количество товара. – Пять «калашей».

Сергей засмеялся.

– Что-то ты совсем за лоха меня принимаешь. Десять «калашей»!

– Не получится… – Кипа стал снова считать. – Семь.

– Восемь.

– По рукам.

– Куда ехать?

– Секунду… – Кипа отошел в сторонку, набрал по мобильному номер. – Привет, – сказал кому-то. – Все о’кей? Сейчас к тебе подскочит купец, отпустишь по моему списку восемь «Калашей». Да, записку передаст.

Кипа вырубил телефон, достал из кармана листок бумаги, что-то черкнул на нем.

– Тут адрес и кое-какие слова. Спросишь Саныча, передашь это, и все будет тип-топ… – Он оттопырил карман, и Сергей сунул туда пачку долларовых купюр.


Машина зарулила в темный большущий двор, какое-то время петляла, отыскивая нужный подъезд, и наконец остановилась.

Кузьма и Санек покинули «Жигули», нажали на железной двери кодовые цифры, вошли в подъезд, сырой и холодный.

Лифт был старый, скрипучий, медленный.

На звонок в квартиру голос из-за тяжелой металлической двери чуть ли не фальцетом спросил:

– Кто-о?

– От Кипы, – ответил Сергей.

– Еще раз.

– От Кипы!

Дверь открылась, и на пороге возникло совершенно воздушное существо – то ли мужчина, то ли женщина. Существо радушно заулыбалось.

– Добро пожаловать, добро пожаловать.

Парни вошли в квартиру, пустоватую и неуютную, и Саныч поинтересовался:

– Чай, кофе?

– «Калаши», – сообщил Санек.

Хозяин засеменил в глубь бескрайней квартиры, приглашая пришедших следовать за ним. В дальней комнате стояли две большие спортивные сумки, и Саныч ткнул в них:

– Берите, – затем протянул Кузьме, как старшему, какую-то бумаженцию. – Автограф, пожалуйста.

Сергей расписался, перехватил у Санька одну из сумок, и они двинулись к выходу.

Саныч семенил следом.

– Менты в такое время здесь не дежурят, – давал он информацию. – Но на всякий случай при выезде поверните лучше направо, так безопаснее.


Они выехали с этого темного, пугающего двора, по совету Саныча повернули направо и покатили вдоль трамвайных путей.

– А если и правда менты? – хохотнул Санек.

– Пронесет, – отмахнулся Кузьма.

– А как не пронесет?

– Не каркай.

И точно. Через пару кварталов их обогнала патрульная машина, показала подрулить к тротуару.

– Что делать? – прошептал Санек.

– Продолжать радоваться жизни, – ответил Кузьма и быстро покинул салон.

Два милиционера подошли к нему, представились:

– Десятая патрульная рота. Документы.

Сергей послушно передал права, техпаспорт и все прочее.

– По доверенности? – спросил один из них, продолжая внимательно изучать бумаги.

– Так точно, товарищ лейтенант.

Сергей попристальнее взглянул на лейтенанта, и что-то в его лице показалось ему знакомым.

– Что-то вы совсем как в армии… – усмехнулся тот.

– Привычка, товарищ лейтенант. Десять лет как один день.

– Где служили?

– На Кавказе.

Милиционер усмехнулся.

– Очень приятно. Сам недавно оттуда… – и почти вслух прочитал фамилию: – Кузьмичев?

– Так точно, Кузьмичев.

– Сергей?! – Глаза лейтенанта загорелись. – Сергей, я ж тебя помню. Владимира Старкова не помнишь?

– По-моему, да… Смутно.

– Я был в разведроте, ты в СОБРе.

– Теперь вспомнил, – кивнул головой Кузьма.

– Вот что, Кузьмичев, – лейтенант достал из планшетки листок бумаги, чиркнул номер телефона. – Будет время, позвони. Посидим почирикаем.

– Обязательно. – Сергей пожал ему руку, повернулся.

– А может, все-таки проверим? – спросил второй мент, совсем мальчишка.

– Сдурел? – возмутился лейтенант. – Нашел кого проверять. – И совсем по-свойски спросил Кузьму: – Чем промышляешь?

– Да так, – печально улыбнулся Сергей. – Барахлом. Жены челночат, мы помогаем.

– Счастливой дороги.

– Того же. Позвоню.

Сергей нырнул в салон, Санек от облегчения шумно выдохнул.

– Пронесло?

– Попал на сослуживца.

– Иди ты! Мент – сослуживец? Это ж клево! А где служили?

– Служили там, сынок, где тебе служить не желал бы, – хлопнул его по затылку Сергей.

– Здоровски! – продолжал радоваться Санек. – Мент – кореш! Его бы на нашу сторону.

– Поглядим.


Штаб центральных располагался в узком переулочке – в самом центре города – в небольшом, с виду неприметном кафе «Огонек». Возле кафешки стояло несколько крутых тачек – от джипов до длиннющих американских машин.

Трое «Жигулей», набитых пацанами из команды Кузьмы, остановились метрах в пятидесяти от кафе. К машине, где сидел Кузьма, подошел Вадим.

– Значит, еще раз, – уточнил Сергей. – Как только я выхожу из кафе и сажусь в машину, вы выскакиваете с двух сторон – как бы навстречу друг другу – и шпарите перекрестным. Желательно, чтобы все обоймы остались пустыми. «Калаши» выбрасываете здесь же.

После инструктажа Кузьма в сопровождении Санька и Аркадия подрулил ко входу в кафе. Втроем подошли к двери, и здесь их остановили двое накачанных парней.

– Закрыто, – сообщил один из них. – Спецобслуживание.

– Мы к Ходе, – сказал Кузьма.

– Он назначал?

– Скажи, что Кузьма хочет с ним побазарить.

Парень не без тупости прикинул, надо идти или нет к Ходе, и все-таки кивнул.

– Спрошу. – И удалился.

Оставшийся охранник встал посередине входа, демонстрируя таким образом свое намерение не пускать Сергея, и они некоторое время в упор смотрели друг на друга.

Вернулся первый охранник, кивнул:

– Иди. Но один.

– Один? – Сергей оглянулся на напрягшегося Санька, кивнул. – Ладно, один, – и вошел в кафе.

Братвы тут было немерено – от могучих качков до довольно изящных парней. Кое-где за столиками сидели девицы – видно, подруги некоторых братков.

Хода сидел в углу кафе, и по тому, с каким вниманием он смотрел на вошедшего, было понятно, что встреча ему и неожиданна, и интересна.

Сергей быстро сориентировался, прямиком направился к лидеру группировки, будто знал его тысячу лет.

– Привет, братан, – протянул руку.

Хода никак не среагировал на дружелюбный жест, даже не шелохнулся, насмешливо смотрел на гостя. Показал на свободный стул.

Кузьма садиться не стал.

– Есть базар, – сказал.

– Вот и побазарим.

– С глазу на глаз.

Хода хохотнул:

– А мне от братвы нечего скрывать! Тут все свои, – посмотрел на сидящих за столом, подмигнул. – Или я гнуловку давлю?

Братва заворочалась, заурчала. Хода снова кивнул на стул:

– Садись на толчок, самое место для тебя… – налил себе крепкого, чифирного чая, сделал глоток. – Так ты и есть тот самый Кузьма?

Сергей молчал.

– А где ж твои отморозки? Ходят слухи, что они тобой чуть ли не из дурдома набраны?

– Не по делу базаришь, Хода, – заметил Кузьма.

– Иди ты! – деланно удивился тот. – Давай базарь по делу, я с утра уши вымыл.

– Ты, Хода, со своей братвой сидишь на большом куске пирога. Надо бы поделиться.

В мгновенно повисшей тишине негромкий голос Ходы прозвучал как шлепок по физиономии:

– С кем?

– С моей братвой, к примеру.

– Шутишь, брат, или гонишь предъяву на полном серьезе?

– Сюда ради шуток не ходят.

Хода засмеялся.

– Вот это верно. Даже удивляюсь, каким ветром тебя сюда задуло! А вдруг как в той сказке получится: всех впускать, никого не выпускать?

– Арсен, думаю, протянул бы нам руку братства. Мы же хотим быть в общем деле.

Хода поднялся, приблизил свое лицо почти вплотную к Кузьме.

– Не трогай Арсена, сука! Это вы его завалили! Вы, долбаные отморозки! И мы будем добивать вас за каждым углом! Запомни это, Кузьма! А тебе свинчатку вложим в лобешник в первую очередь!

Сергей поднялся.

– Ты бы еще прикинул мозгами, Хода, а я через пару деньков загляну.

– Если доживешь, крыса! Считай, счетчик включен.

– Посмотрим, – усмехнулся Кузьма и двинулся к выходу.

На его пути выросло сразу несколько амбалов. Парни выжидательно посмотрели на Ходу. Тот помолчал, взвешивая ситуацию, потом взмахнул:

– Сегодня пусть еще живет.

Сергей прошел сквозь столпившуюся братву, толкнул дверь и оказался на улице.

Было совсем уже темно, за освещенным двором поблескивали подфарниками машины.

Санек мгновенно встал рядом с Кузьмой, и они молча зашагали к своему «жигулю». Оглянулись. На входе в кафе стояла целая группа чужой братвы, о чем-то переговаривалась, смотрела им вслед.

Сергей сел за руль, Санек рухнул рядом, перекрестился:

– Ну, Господи, помоги.

Они сильно, с визгом шин, рванули с места, и в этот момент с двух сторон – навстречу друг другу – с ярко включенными фарами выскочили два других «жигуленка», из окошек с опущенными стеклами высунулось по четыре ствола, и они открыли невероятной силы и частоты огненный ураган.

Братва на входе бросилась врассыпную, но пули тут же скосили ее. Пацаны вылетели из «Жигулей», подбежали к кафе и от живота стали расстреливать всех собравшихся внутри.

Люди кричали, пытались спастись от расстрела в упор, не успевали даже достать оружие.

Затем пацаны из группировки Кузьмы бросили «калаши», отступили к своим машинам и на сумасшедшей скорости понеслись в темноту улиц.


Раннее утро, еще темно. Хотя воздух уже дрогнул от надвигающегося дня.

Во двор, где жил Саныч, въехал темный «Москвич», из него вышли два мужика, направились к подъезду. Набрали код, сели в лифт, поднялись на соответствующий этаж.

Нажали на кнопку в дверь Саныча.

– Кто-о? – раздался певучий голос из-за двери.

– От хозяина, – ответил один из мужчин.

Дверь открылась, на пороге появился радушный Саныч. Передний мужчина тут же достал из кармана пистолет с глушителем, в упор выстрелил в голову Саныча.

Убитый повалился кулем. Мужчина сделал еще один – контрольный – выстрел, после чего оба вошли в квартиру. Взяли за ноги бездыханное тело и, захлопнув дверь, отволокли его в полумрак жилья.


В приемной Часовщика находились сразу две секретарши и два дюжих охранника. Сергей сидел на гостевом диванчике, не спеша листал свежие газеты.

Негромко звякнул звонок на столе одной из секретарш, и та скрылась за красивой дверью хозяина. Быстро вернулась, сказала Кузьме:

– Пройдите.

Тот отложил газеты, одернул пиджак, вошел в кабинет.

Кабинет был по-настоящему роскошным. Дорогая с позолотой мебель, изысканные и, по всей видимости, дорогие картины на стенах, масса всяких побрякушек, подаренных хозяину по тому или иному случаю.

Странным образом Часовщик вышел навстречу Сергею, приветливо протянул руку.

– Чай? Кофе?

– Чай.

Они уселись за небольшой переговорный столик, Часовщик, не убирая с лица улыбки, мило поинтересовался:

– Как все-таки жизнь, Кузьма?

Тот тоже улыбнулся.

– Все-таки нормально.

– Есть проблемы?

– Есть.

– Можешь назвать?

– Без проблем. Деньги. Нечем платить людям.

– Хорошо, – беря принесенный секретаршей чай, кивнул Часовщик. – Я верну тебе долг.

Кузьма не смог скрыть удивления.

– Это шутка?

– Ты принимаешь меня за шутника?

– Спасибо. – Сергей тоже отхлебнул чай.

– Слышал, убили Ходу?

– Кого? – не понял Кузьма.

– Ходу. Лидера центральных.

– Да, слышал по телику.

– По-моему, ты перед налетом был у него?

Сергей откинулся на спинку кресла, посмотрел прямо в глаза хозяину.

– Вы хотите поговорить со мной о Ходе?

– О тебе. Три дня тому ты был в казино. Зачем?

– Если я скажу, что ужинал с девушкой, вы все равно не поверите.

– Возле штаба Ходы нашли восемь выброшенных твоей братвой стволов. Где ты взял?

– Купил.

– У Саныча?

Сергей, не опуская глаз и продолжая смотреть в упор на Часовщика, улыбнулся.

– Думаю, вы все знаете.

На скулах хозяина задвигались желваки злости. Он встал, прошелся по кабинету.

– Это оружие мое. И никто, кроме меня, не имеет права распоряжаться им… Сколько ты дал Кипе?

Кузьма молчал.

– Сколько ты дал этой падле?! – Часовщик перешел на крик, лицо его покрылось капельками пота.

Сергей продолжал молчать.

Часовщик склонился к нему.

– Я спрашиваю тебя! Я! Ты вообще можешь не выйти отсюда!

Кузьма тоже встал, вид у него был решительный.

– Если бы я не презирал этого козла, фиг вы бы от меня услышали!.. Шесть! Сначала – штуку. Потом – пять.

Хозяин отошел него, прошелся по комнате, снова сел за столик, кивнул гостю, чтобы тоже присаживался.

– Он неплохой мужик, но… игрок! А любой игрок – конченая тварь. Может заложить, кинуть подлянку, завалить. Сам не завалит, но найдет исполнителя, – Часовщик посмотрел на Сергея и произнес шепотом: – Я не верю ему больше. Не верю. Поэтому, считай, его больше нет. Не только у меня, вообще нет. Как человека! Ты понял меня?

– Почему я должен это делать?

– Потому что займешь его место. Ты… займешь… его… место… – подчеркивая каждое слово, произнес хозяин. – И будешь служить мне. Верно будешь служить!

Сергей помолчал, оценивая сказанное, негромко побарабанил пальцами по инкрустированному столу.

– Не готов ответить.

– Нет уж… – прошипел Часовщик. – Здесь так не бывает. Если я сказал, значит, готов. Теперь ты – мой заложник. Любая информация против меня – твоя информация. Так я буду считать!

– Еще чаю, – попросил Сергей.

Хозяин нажал кнопку звонка, и через пару секунд перед Кузьмой стояла чашка с чаем. Сергей сделал несколько глотков и вдруг засмеялся.

– Черт возьми, трудный вы человек.

Часовщик польщенно улыбнулся.

– Легкими бывают только мощи. А я еще такой чести не удосужился… – подошел к шкафу с массой разных бутылок, спросил: – Выпьешь?

– Не пью.

– Я, кстати, тоже… – И вдруг с подозрением посмотрел на подчиненного. – А почему не пьешь? В завязке?!

Кузьма решительно подошел к шкафу, сам взял бутылку дорогого коньяка, налил в фужер, в один взмах головы опорожнил его.

– Не пью, потому что не люблю. Теперь вопросов нет?

– Вопросов нет.

– Когда надо провести разговор с Кипой?

– Чем быстрее, тем лучше.


* * * | Крот. Сага о криминале | * * *