home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Возле палаты, в которой лежал Старков, стояли два охранника. Они посторонились, пропуская Кузьму в дверь, снова заняли свое место.

Плечо Старкова было перетянуто бинтами.

Сергей пожал ему здоровую руку, присел на табуреточку.

– Как? – спросил.

Тот улыбнулся:

– Как на собаке.

– Говорят, через неделю выпустят.

– А может, и раньше… – Старков внимательно посмотрел на шефа. – Есть серьезный разговор.

– Место не совсем подходящее.

– Я попросил ребят проверить на прослушку. Все нормально. – Он попробовал сесть. Кузьма помог ему, подложил под голову подушку.

– Так вот. Помнишь наш разговор в парке? Ты совершенно прав, – продолжил свою мысль Владимир. – Нас со всех сторон берут в кольцо. В такой ситуации надо идти на прорыв. Причем прорываться следует в нескольких направлениях. Как на войне.

– Не понимаю, куда гнешь, – признался Сергей.

– Сейчас поймешь. У нас есть враги явные и скрытые. И тех, и других надо уничтожать.

– По-моему, мы только это и делаем.

– Правильно. Но у нас нет методики. Все носит стихийный характер. Наезжает на нас человек – убираем. Не трогает – мы тоже его до поры до времени не беспокоим.

– Давай конкретнее.

– Мы должны создать специальную группу. И она должна убирать всех, кого мы посчитаем нужным.

– У нас есть такая группа.

– Санек, Колян, Леха? Их знает вся братва! Где кого грохнули, сразу тень на этих пацанов. Надо создать сверхсекретную команду из пяти – семи человек, о которой бы знали, скажем, только мы двое. И только мы двое ставили бы им задачу. Они нигде не должны быть засвечены.

– Что-то наподобие «Белой стрелы»?

– Может быть. У нас она может называться… да как угодно может называться… хотя бы «Красная метка»!

– Почему красная?

– Ну, пусть синяя, зеленая, черная! Какая разница, как назвать? Главное, был бы результат.

– «Зеленая метка» – неплохо. Что-то экологическое.

– Бога ради. Зеленая так зеленая. И есть человек, который возглавит ее.

– Кто такой?

– Прошел то же самое, что и мы с тобой.

– Работает?

– Нет. Принципиально. Ненавидит весь этот бардак, сам себя пожирает.

– Команду тоже он будет подбирать?

– Уже подобрал. Парни что надо.

Сергей удивленно посмотрел на Старкова.

– Странно. Получается, не поговорив со мной, ты уже начал действовать?

– Не я, они. Я их остановил. Им нужна структура, которая бы корректировала их действия.

Кузьма какое-то время подумал, прикинул, согласно кивнул:

– Давай так. Выпишешься из больницы, и будем встречаться. Как зовут человека?

– Герман.


Звонок мобильного телефона разбудил Сергея далеко за полночь. Он полез под подушку, взял аппарат, на ощупь включил его. Это была Марина.

– Сергей, простите за поздний звонок, – сказала она, и по интонации было понятно, что она слегка подшофе. – Я, наверно, нахалка?

– Вам виднее, – ответил Кузьма и поинтересовался: – Что-нибудь случилось?

– И да, и нет, – не без кокетства ответила женщина.

– Давайте начнем с «да». Что у вас?

– Сугубо конфиденциальный разговор.

– Вы предлагаете провести его сейчас?

– Но не по телефону. Лучше при личной встрече.

– По утра дело не терпит?

Марина рассмеялась:

– Дело, может, и терпит, а вот я – нет.

– Мне подъехать к вам?

– Могу и я подъехать.

– Вы где?

– Дома.

Сергей слегка замялся:

– Но уже далеко за полночь.

Она хмыкнула.

– Вас это пугает?

– Боюсь за вас. Время сами знаете какое.

– За время можете бояться. За меня – нет. Через полчаса буду.

Кузьма второпях оделся, убрал постель, навел общий порядок и стал ждать.

Звонок засигналил длинно и настойчиво. Кузьма глянул в глазок, увидел женский силуэт, открыл дверь.

Марина была слегка хмельная, возбужденная, с растрепанными волосами, красивая. В руках держала сумку с продуктами и бутылками.

– Вас не охраняют? – удивилась она, войдя в квартиру. Не дождавшись ответа, передала Сергею сумку и тут же продолжила мысль: – Это непорядок. Такой человек – и без охраны.

Сергей с сумкой направился на кухню.

– Умный человек как-то сказал – охрана от дураков.

– Вот от дураков и надо охранять, – заключила гостья и громко крикнула вслед: – Эй, вы куда?

Он вернулся, удивленно посмотрел на нее:

– Что случилось?

– Случилось то, что вы, как выяснилось, совершенно невоспитанный господин! Где крики восторга, где улыбки, где, в конце концов, тапочки?!

– Туфли снимать не надо. Можете так.

Она рассмеялась:

– Опасаетесь, что могу остаться до утра? В тапочках!

– Опасаюсь, что останетесь до утра в туфлях… – Кузьма придержал гостью за локоток, пока она снимала туфли на высоченном каблуке, подал тапочки. – Устраивает?

– Более чем. – Марина по-хозяйски прошла на кухню, принялась выгружать из сумки все, что принесла.

– Все свое ношу с собой? – сострил Сергей, наблюдая за ее действиями.

– Примерно, – не поворачивая головы, ответила она. – Знала, к кому иду.

– И к кому же?

– К закоренелому холостяку. – Она вдруг остановилась, повернулась к нему. – Послушайте, наверно, все дико. Девушка не первой молодости ночью врывается к юноше тоже не первой свежести, и понимай эту ситуацию как хочешь. Дико, да?

Кузьма засмеялся:

– Мне нравится.

– Честно?

– Честно.

Некоторое время они смотрели друг на друга, затем Марина подошла к нему, обняла за шею и прильнула своими губами к его губам.

Поцелуй был длинным и страстным. Они прижимались все плотнее, тела их раскачивались, как во время угасающей качки. На момент мужчина и женщина замирали и снова принимались исполнять ритуальный танец любви.

Наконец они остановились. Смотрели друг на друга, будто впервые увиделись.

– У тебя давно не было мужчины? – спросил Сергей.

Она, по-прежнему не сводя с него глаз, хмыкнула:

– Дурак… У меня никогда не было такого мужчины, как ты.

– Я могу верить?

– Как хочешь. Можешь не верить. – Марина подошла к столу, стала расставлять тарелки. – Странно… Когда женщина говорит правду, мужчины обязательно стремятся в этом усомниться.

Сергей обнял ее сзади, затем повернул к себе, и они снова стали целоваться. На этот раз безостановочно, поглощенно, без всякого желания остановиться.

…Они лежали в постели. Горел ночник, негромко играла музыка, Марина уютно устроила голову на руке Кузьмы.

– Почему ты живешь один? – спросила она.

– Привык. Так удобнее.

– У тебя никогда не было жены? Семьи?

– Была, – не сразу ответил Сергей.

– Можно спросить?

– Ты уже начала спрашивать.

– Ребенок?

– Есть.

– Где?

– Далеко.

– Ты его не видишь?

– Нет.

– Почему?

– Так сложилось.

– Это ненормально.

– Значит, я ненормальный.

Марина привстала, внимательно стала разглядывать его.

– Ты странный.

– Ошибаешься. Самый обычный.

– К обычному я бы не поехала за полночь.

– Значит, странная – ты… – Сергей обнял ее, стал целовать. – Странная и красивая.

Марина освободилась, снова внимательно посмотрела на него.

– Ты должен меня бояться.

– Почему? – искренне удивился Кузьма.

– Если я полюбила, просто так от меня не отцепишься.

– А я и не собираюсь отцепляться.

– Посмотрим… – Она коснулась ладонью его лица, повторила: – Посмотрим.

Кузьма поцеловал ладонь, улыбнулся:

– Ну хорошо. Прекрасное тело рядом, а дело?

Она не поняла:

– Какое дело?

– Ты по телефону мне сказала, что есть тело и дело.

– А, – вспомнила она. – Дело есть, и весьма серьезное. Ты ведь встречался с Улей?

Сергей кивнул.

– Он полностью ложится под Вахтанга. А это, как сам понимаешь, нефть.

– Откуда у тебя такие сведения?

Теперь уже она улыбнулась.

– Добрые люди рассказали. Пока не поздно, надо что-то предпринимать.

– Что?

– Что-то радикальное. Иначе мы теряем слишком многое. И тебя размажут по стенке свои же.

– Кто?

– Кто угодно. Хотя бы тот же самый Грязнов. Он церемониться не станет.


Грязнов, как это бывало и раньше, приехал в офис Кузьмичева без звонка и без предупреждения. Секретарша даже не стала его останавливать, он прямиком прошел в кабинет Сергея, подал руку, рухнул на уютный кожаный диван.

– Ну? – В его глазах горели насмешливые огоньки. – Какие у нас победы? Какие поражения?

Сергей тоже насмешливо посмотрел на него.

– Вы ждете от меня отчета?

– Безусловно. За этим я, собственно, и приехал.

– Надо хотя бы предупреждать заранее.

Грязнов рассмеялся.

– Зачем? Хороший хозяин – неожиданный хозяин.

– А вы все-таки здесь хозяин? – На скулах Кузьмы заиграли желваки.

– А вы все еще этого не поняли?

– Да как-то и не задумывался.

– Зря. Итак, что у нас?

Сергей достал из бумажника визитку Виктора Сергеевича, протянул Грязнову. Тот внимательно и с некоторым удивлением поизучал ее, поднял глаза на Кузьму.

– И что?

– Этот господин хочет с вами встретиться.

– Это имеет отношение к нашему разговору?

– Думаю, да.

– Ваш патрон?

– У меня нет патронов.

– Тогда скажем так: он лицо в вас заинтересованное?

– Так же как и вы.

Грязнов засмеялся:

– Мне нравится, как вы отвечаете. Вы растете. – Спрятал визитку в карман, глаза его светились иронией. – Ну, и как мы будем вести наши отношения?

– Как партнеры.

– Вы знаете мои возможности?

– Боюсь, вы не знаете моих.

– Догадываюсь… – Грязнов помолчал, взвешивая что-то, налил себе из бутылки минеральной воды. – Хорошо, попробуем как партнеры. И как партнер, вам первым делом хочу посоветовать. Обратите внимание на нефтяной бизнес. Он уходит из наших рук. Мы потом себе не простим.

– Подобный совет я слышал уже совсем недавно.

– Тем более. Значит, я говорю не полную глупость.


К офису Ули Кузьма прибыл сразу на пяти машинах. Из них дружно и неожиданно высыпали человек двадцать крепких парней, которые тут же заблокировали главный вход, энергично и безапеляционно устранив охрану, и только после этого из своего джипа вышел сам Сергей и направился в офис.

Уля, видимо, уже был извещен о нежданном визите, поэтому стоял в кабинете за столом, бледный, растерянный и не совсем соображающий, что делать.

Сергей, не поздоровавшись, взял стул, сел напротив стола, давая понять, что хозяин кабинета может последовать его примеру.

Уля послушно опустился в свое кресло.

– Вахтанга успел предупредить? – спросил Кузьма.

Тот молчал.

– Понял. – Сергей быстро набрал на мобильном номер. – Александр, заблокируйте все близлежащие переулки. Да, если надо, вызови подкрепление… Кого опасаемся? Если догадливый, прикинь. – Положил трубку, некоторое время молча и с презрением смотрел на Улю. – Сучий потрох. Я же предупреждал, чтобы не играл на две задницы. Тебе же дороже стоить будет. – Достал из кармана пистолет, подошел к нему, приставил ствол к виску хозяина кабинета. – Ты уже усек, что я шутить не люблю?

Уля молчал.

– Плохо слышишь?

– Усек, – прохрипел Уля.

– Ответишь правду – горшок целый. Соврешь – вдребезги. Мне терять нечего.

– Мне тоже, – проронил Уля.

– Тем более. Отвечай, полностью лег под Вахтанга?

– Не совсем.

– Не понял.

– Частично. Дал слово, что буду работать только с ним.

– Теперь напишешь расписку, что будешь работать только со мной.

– Нет.

– Что?

– Ты знаешь Вахтанга. Он не остановится ни перед чем.

– Ты знаешь меня – что не менее важно. Садись, пиши.

– Нет.

– Клянусь, считаю до трех. Потом скажу, что был самострел.

Уля отвел ствол от своего виска, медленно достал из ящика стола листок бумаги, поднял глаза на посетителя.

– Что писать?

– Пиши. Я, такой-то и такой-то, передаю… У тебя сколько акций?

– Много. Почти восемьдесят процентов. Семьдесят восемь.

– Я, такой-то и такой, передаю Кузьмичеву Сергею Андреевичу пятьдесят один процент акций своей фирмы.

– Сколько?!

– Плохо со слухом? Пятьдесят один процент.

– Но это же липа. Расписка эта – липа.

– У тебя должен быть нотариус. Где он?

– Не знаю, здесь ли.

Сергей быстро подошел к двери, крикнул кому-то в секретарскую комнату:

– Срочно сюда нотариуса! – Вернулся снова к столу, кивнул Уле: – Ты пиши, пиши. Нотариус свое дело сделает.

– Не боишься? – спросил тот.

– Чего?

– Что слишком круто играешь.

– Я уже, дорогой мой, ничего не боюсь. С некоторых пор… Пиши.

Уля снова склонился над листком, принялся выводить буквы, и в это время в кабинет протиснулся невысокого росточка, в очках мужичонка – самый что ни на есть типичный нотариус. Испуганно было попятился назад, но Кузьма махнул ему:

– Нотариус?

– Так точно.

– Все причиндалы при тебе?

– Так точно.

– Садись и оформляй передачу пятидесяти одного процента акций фирмы на данного господина. – Кузьма достал из кармана паспорт, бросил нотариусу.

Тот помедлил, вопросительно взглянул на шефа.

Уля вначале неуверенно пожал плечами, затем утвердительно кивнул. Нотариус принялся за свою работу.

В кабинете установилась полная тишина – одновременно писали два человека – Уля и его нотариус. Кузьма стоял над ними, следил за ситуацией.

Неожиданно Уля перестал царапать, поднял голову:

– Двадцать два процента акций у Сабура.

– Он здесь при чем?

– При многом. У него двадцать два процента, – повторил Уля. – Будешь с ним тоже разбираться?

– Посмотрим.

– С ним будет муторно. Ты же знаешь, на чем он сидит.

– Знаю. Сильно сидит?

– Дело не только в том, что он в постоянном кайфе. Через него идет вся наркота города. Да подозреваю, и не только города.

– Ладно, с ним разберусь. Ты давай пиши.

Уля снова принялся тупо и медленно писать распоряжение, и в это время распахнулась дверь и в кабинет влетел Колян:

– Андреич! Стрельба!

– Где?

– Рвутся в офис, мы пока держимся.

– Кто рвется?

– Эти!.. Грузины!.. Вахтанговцы!

– Но я же сказал Саньку, чтоб перекрыли все!

– Ничего не знаю! Не было такой команды!

Сергей вытолкал Коляна за дверь, приказал:

– Держитесь, пока я не выйду отсюда! До последнего держитесь!

Вернулся в кабинет, заорал Уле и нотариусу:

– Быстрее! Не тяните, суки! Быстрее! Перестреляю! – Поднял пистолет к потолку, неожиданно дал выстрел. – Я не шучу! Быстрее!

Уля закончил писать, нотариус забрал заявление, что-то заполнил в своих бумагах, сверился с паспортом Ули и Кузьмы, дал на подпись тому и другому.

– Здесь и здесь, пожалуйста. Ваши подписи, господа.

Они расписались. Нотариус поставил печати на соответствующих бумагах, наклеил марки, дрожащей рукой внес запись в журнал регистрации.

Сергей и Уля молча ждали, неотрывно смотрели друг на друга.

Наконец нотариус все закончил, захлопнул папку и чуть ли не торжественно произнес:

– Уважаемые господа, поздравляю вас…

И тут из секретарской комнаты донесся шум, крики, звуки какой-то борьбы.

Кузьма бросился к двери, выскочил в приемную, сразу увидел Маргеладзе со своими парнями, своих ребят, и в это время из кабинета донесся выстрел.

Уля лежал на собственном столе, широко разбросав руки. Из виска вытекала струйка крови. Нотариус стоял напротив, растерянно и обморочно смотрел на убитого.

Вахтанг вошел в кабинет следом за Сергеем, деловито приблизился к Уле, приподнял его голову.

– Оказался слабаком… Жаль. – Посмотрел на Кузьму: – Как думаешь, чья взяла?

– Я думаю, взяла его, – заметил нотариус. – Кузьмичева Сергея Александровича. Покойный передал ему пятьдесят один процент акций.

– Немало, – цокнул языком Маргеладзе. – Но за остальные, думаю, мы еще поборемся. Верно, Кузьма?

Тот усмехнулся:

– А что нам еще остается? Конечно поборемся.


Когда Сергей в сопровождении охраны вышел из офиса Ули, к нему подошел Санек.

– Двоих завалили, – сообщил он.

– Чьих?

– Наших.

– Почему не дал команду перекрыть улицы?

– Дал.

– Почему не перекрыли?

– Не успели.

В это время из подъезда вынырнул Вахтанг, издали махнул рукой:

– Рад был встрече, Кузьма!

– Взаимно.

Маргеладзе, перед тем как сесть в машину, задержался, посмотрел на Санька.

– Хорошие у тебя парни, Кузьма. Главное, надежные. И расторопные.

– Спасибо за добрые слова, Вахтанг. – Сергей проводил взглядом отъезжающие машины Маргеладзе, спросил Санька: – Убитых увезли?

– Сразу же. Надо, Андреич, линять, пока менты не нагрянули. Вахтанг не зря торопится.

Они быстро запрыгнули в машину, она рванула с места. Кузьма снова повернулся к Саньку:

– Костя где?

– По-моему, в городе.

– Пусть выйдет на меня. Есть разговор.


Встреча с Германом была организована в загородном доме фирмы. Дом был большой и хорошо охраняемый – тот самый, куда в свое время привозили Кузьму для первой беседы с Часовщиком.

Германа доставили в джипе с затемненными окнами, из машины проводили прямо на второй этаж, в комнату Кузьмы. Кроме Сергея здесь был еще Старков.

Герман, худощавый, невысокого роста, напоминающий сжатую сильную пружину, готовую в любой момент разжаться, решительно подошел вначале к Сергею, крепко пожал руку, затем поздоровался со Старковым.

Без приглашения сел в кресло, со злой решительностью посмотрел на обоих:

– Слушаю.

– Чай, кофе? – деликатно поинтересовался Сергей.

– Сначала дело.

– Мы предлагаем работать вместе.

– Слышал. В чем наш интерес?

– Мы вас обеспечиваем. Всем.

– Ваш интерес?

– У нас с вами общие враги.

– Думаю, вы тоже не относитесь к нашим друзьям, судя по апартаментам.

Старков засмеялся:

– Герман, если можно – спокойнее. Перед тобой сидит нормальный человек. Поверь мне.

– Я слишком часто и много верил в этой жизни, – отмахнулся тот, перевел взгляд на Кузьму. – И все-таки, ваш интерес? Вы ведь и без нас можете убрать кого угодно.

– Можем, – согласился Сергей. – Но в каждом таком деле обязательно будут торчать наши уши.

– То есть нашими руками решать свои проблемы?

– Если откровенно, да. Но мы с вами будем согласовывать… как бы это деликатнее выразиться?

– Выражайтесь без деликатности, – посоветовал Герман.

Старков молча следил за разговором, изредка усмехался.

– Мы вместе будем решать, кого убирать. Ведь ваша задача, как я понимаю, вычистить общество?

– Его уже не вычистишь. Но попытаться можно.

– Буду, Герман, еще более откровенным, – сказал Сергей. – Так сложилось, что у нас с вами действительно общие враги. И мы будем с вами выполнять одну и ту же задачу.

Герман ухмыльнулся.

– Звучит странно, но постараюсь поверить. Поэтому – к делу. Нас в команде семь человек.

– У меня есть отличный снайпер. Парень что надо, проверенный, – заметил Кузьма.

– Чужаков не берем. Даже самых перепроверенных. А насчет снайперов, у нас каждый – снайпер.

– Что требуется?

– Можно подумать, вы не знаете. Оружие, тренировочная база, транспорт, ну и… деньги. Чтоб семьи не подохли от голода.

– Хорошо, все решаемо. – Кузьма повернулся к Старкову: – Володя, возьмешь все на себя.


В этот раз встреча с Николаем проходила в престижном загородном пансионате, куда Кузьма прибыл в сопровождении двух охранных машин.

Он покинул свой джип, бросил Саньку, попытавшемуся сопровождать его:

– Ждете здесь. Я один.

– Но… – попытался возразить тот.

– Неясно выразился? – с раздражением спросил Сергей и жестом приказал охранникам оставаться на местах. – Через час вернусь.

В довольно людном фойе к нему подошел человек:

– Я провожу.

В лифте, не проронив ни слова, они поднялись на один из этажей пансионата, человек довел Кузьму до двери, постучал в нее:

– Вас ждут.

Номер был большой, по всей видимости, дорогой. Николай подошел к Сергею, крепко пожал руку, засмеялся:

– Встречаться становится все сложнее. Вы теперь лицо более чем популярное.

– Как бы не пришлось за такую популярность расплачиваться жизнью, – ухмыльнулся Кузьма.

– Тьфу-тьфу, – постучал по дереву Николай. – Выпьете?

– У нас всего час времени.

Прошли в дальнюю комнату, расположились на диванах.

– Можно листок бумаги? – попросил Сергей.

Николай принес, положил его на столик. Стал наблюдать за действиями гостя. Тот в центре листка нарисовал человечка, пояснил:

– Это я, – и принялся рисовать сверху, сбоку, снизу другие фигурки. – А это Грязнов… Виктор Сергеевич… Юрий Иванович из Администрации Президента… Маргеладзе… и вся остальная шушера. – Поднял глаза на Николая: – Понятен расклад?

– Более чем.

– Тиски. Жесткие тиски. К тому же Грязнов и Виктор Сергеевич, судя по всему, намерены объединиться.

– Судя по чему?

– Я их фактически уже свел. На днях они встретятся. Что их может объединять?

– Ничто.

– Зачем им встречаться?

– Просто хотят прощупать позиции друг друга.

– Для этого обязательно идти на сближение?

– Сближением там и не пахнет. Они должны столкнуться лицом к лицу. Вы ведь по опыту знаете, что самое кровавое месиво случается тогда, когда противники теряют обзор поля. То есть работают вплотную, – Николай даже показал руками. – Здесь не бывает середины. Один определенно выигрывает, второй – еще более определенно проигрывает. Кто-то из них после этого исчезнет.

– Кто?

– Пока трудно сказать. По нашему предположению, верх должен взять… – Николай помолчал, подумал, усмехнулся. – Нет, пока невозможно предположить. Все будет зависеть от вас.

– От меня?! – искренне удивился Сергей.

– Именно. От ваших действий. Грязнов вас в расчет не берет – и в этом его ошибка. Виктор Сергеевич попытается вас купить. Причем будет делать это изящно и деликатно. Не исключено, что через женщину.

– Марину?

– Нет. На Марине Виктор Сергеевич поставил крест после вашей встречи с нею. Она слишком влюблена в вас.

– Он знает?

– Он знает больше, чем вы себе представляете… Будут другие варианты, поэтому готовьтесь. – Николай негромко рассмеялся.

– Маргеладзе? – спросил Кузьма.

– Рано или поздно его придется убрать, – сказал Николай.

– Чьими руками?

– Посмотрим. Может, даже вашими.

– Если до этого он не уберет меня.

– Постараемся не допустить. Но вам следует быть крайне осторожным – Маргеладзе существо непредсказуемое.

– А если непредсказуемыми оказаться нам?

– Как бы не ошибиться. Вначале надо прибрать его империю к рукам – а это и металл, и нефть, и уйма городских служб – и только потом совершить «непредсказуемый» ход… – Николай с хитроватой улыбкой посмотрел на собеседника. – Вам не терпится испытать вашу новую структуру?

Сергей искренне удивился:

– Какую… структуру?

– Ту самую. – Николай, не снимая с лица лукавой улыбки, посоветовал. – Парней нужно успокоить, приручить, объяснить сверхзадачу и только после этого пускать в дело. Иначе наломают дров так, что мало не покажется.

– У вас информация от… Старкова? – напрямую спросил Сергей.

– Нет, – развел руками Николай. – Мы умеем слышать, видеть, делать выводы.

– То есть я под полным колпаком?

– А вы в этом сомневались? Но не под колпаком, а под защитой.

Кузьма хмыкнул, мотнул головой, некоторое время молча смотрел в окно.

– Ну хорошо… – как бы отмахнулся от навязчивых мыслей. – Что с Юрием Ивановичем из Администрации?

– Пока не берите в расчет, он ведь вам не мешает. Мы его ведем. Придет время, дадим разъяснения.

– Что слышно о моей семье?

Николай тронул плечами.

– Все нормально.

Сергей в упор посмотрел на него.

– Не понял. Можно точнее? У нее что, появился… мужчина?

– Не уверен. Пока не готов ответить. Хотя в жизни все возможно. При следующей встрече постараюсь дать более точную информацию.

– Странно. Уж вы-то имеете точную информацию обо всем. Вы что-то скрываете. Что?

– Нет. – Николай поднял глаза, тоже посмотрел в упор на собеседника. – Просто я этим вопросом вплотную не занимался. Дайте время.

– Не стоит. Я сам наведу справки.


Санек вошел в кабинет Сергея, а следом за ним сюда же протолкнулся высокий, худощавый молодой человек.

Кузьма оторвался от бумаг, вопросительно посмотрел на вошедших.

– Что?

– Андреич… – Санек замялся, кивнул на незнакомого парня, – вот это брат моей Дашки.

– Которой? – не понял Сергей.

– Ну, моей… которую убили.

– Ну и что? – Кузьма все еще не мог въехать в ситуацию.

– Я ж тебе говорил… Нам бы взять его к нам на работу. Помочь как бы. Он сейчас в порожняке. Без дела то есть.

– Ну и кем ты его рекомендуешь? Что он умеет? – Кузьма изучающе разглядывал «родственника».

Тот насмешливо посматривал то на Санька, то на шефа.

– Кем? – повторил Сергей.

Санек пожал плечами.

– Ну, я знаю? Тебе виднее. Помочь человеку нужно. Может, даже твоим помощником.

– Вот так сразу – помощником? – искренне удивился Кузьма. – А что он умеет? – и повторил свой вопрос парню: – Что ты умеешь?

Тот выдержал взгляд Сергея, спокойно ответил:

– Кой-чего умею. А чего не умею, научусь.

Санек вдруг чему-то обрадовался, засмеялся.

– Да он все умеет, чертяка! – свойски подтолкнул «родственника». – Чего молчишь, звякни чего-нибудь.

Парень отодвинулся от суетливого Санька, все так же спокойно «звякнул»:

– Может, помощником рановато. А вот побыть с вами рядом, понаблюдать – было бы правильно. А там видно будет.

– Ну как, Андреич? – Санек напряженно смотрел на шефа.

– Как тебя зовут? – спросил Кузьма.

– Павел.

– Павел… – Сергей еще раз внимательно посмотрел на гостя. – Хорошо, Павел, оформляйся. Ты присмотрись, мы присмотримся, а решать будем потом.


* * * | Крот. Сага о криминале | Жестокость