home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



14. Киара

НЕ ЗНАЮ, ЗАМЕТИЛ ЛИ кто-нибудь еще из членов моей семьи, что Карлос смотрит на нас как на пришельцев, посланных на Землю, чтобы его уничтожить. Он явно не рад тому, что ему придется жить с нами. Я гадаю, как он отреагирует, когда ему сообщат, что, если он не согласится вступить в программу «Горизонты», его отчислят из школы. Программа была придумана для проблемных подростков, которые попали в неприятности. Они могут продолжать посещать школу на условиях испытательного срока. Папа сказал, Карлос не знает, что «Горизонты» — его единственный выбор. Я не хочу быть дома, когда они с Алексом преподнесут ему эту новость.

Алекс проверяет зеркало заднего вида, которое я только что установила. Он не может удержаться и поднимает капот, чтобы посмотреть на двигатель.

— Это стандартный V8, — говорю я Бриттани, которая стоит рядом с ним; Алекс смеется.

— Для нее это пустой звук. Бриттани даже заправиться сама не в состоянии.

Бриттани легонько стукает его кулаком по предплечью.

— Ты шутишь? Каждый раз, как я пытаюсь что-нибудь починить в своей машине, Алекс меня опережает. Признай это, Алекс.

— Мамасита[42], без обид, но ты не отличишь прокладку от генератора.

— А ты не отличишь акриловое покрытие от гель-лака, — самодовольно говорит Бриттани, упирая руки в бедра.

— Мы все еще о машинах говорим? — спрашивает Алекс.

Бриттани качает головой.

— Я про ногти.

— Так я и думал. Вот и занимайся ногтями, а машины предоставь мне.

Уголок губ Алекса приподнимается, когда он притягивает к себе свою девушку.

— Обед готов! — кричит с порога мой папа.

Мама подзывает моего брата.

— Брэндон, милый, покажи Бриттани и Алексу, где веранда…

Брэндон убегает на задний двор, а я остаюсь помочь маме на кухне.

— У тебя грязь на лице, — говорит она мне. Я тру подбородок и понимаю, что это не грязь, а черная эпоксидная смола. — Теперь ты ее размазываешь. Вот, держи… — Мама бросает мне кухонное полотенце.

— Спасибо. — Я вытираю лицо, мою руки и быстро смешиваю свой фирменный салат с грецким орехом.

Мама вынесла на веранду розовые мягкие пуфы с цветочным узором и свой любимый чайный сервиз с разноцветными бабочками. Несколько лет назад она открыла магазинчик органических чаев под названием «ДоброЧай». Если вы живете в Боулдере, вы наверняка любите бывать на природе и активно проводить время. И спорим, вы предпочитаете не кофе, а чай. Мамина лавочка пользуется большой популярностью у местных. Я подрабатываю там на выходных, расфасовывая листовой чай, занося новые поставки в систему и наклеивая ценники на керамические заварники. Я также помогаю ей с бухгалтерией, особенно когда у нее расходятся цифры и ей нужен кто-то, кто может найти, где она ошиблась. А я отлично справляюсь с поиском ошибок, по крайней мере когда речь идет о документации.

Я выношу салат. Я сама придумала рецепт и храню состав заправки в тайне, так что даже мои родители не могут ее повторить. Салат состоит из листьев шпината, грецких орехов, сыра с голубой плесенью, сушеной клюквы и «секретного соуса Киары», как любит называть его моя мама. Выйдя с ним, я предлагаю миску Карлосу. Он заглядывает в нее.

— Что это?

— Салат.

Он еще раз оценивающе смотрит на содержимое салатницы.

— Какие-то странные листья.

— Это ш-шпинат. — Я замолкаю, как только чувствую, что мой язык стал тяжелее.

— Просто попробуй, — говорит Алекс.

— Не указывай мне, что делать, — огрызается Карлос.

— Карлос, в холодильнике есть немного салатных листьев, — говорит моя мама. — Я могу сделать какой-нибудь салат с ними на скорую руку, если хочешь.

— Нет, спасибо, — бормочет он.

— А можно мне немного салата? — говорит Бриттани и протягивает руку за миской.

Я не знаю, хочет ли она его на самом деле, но явно старается переключить общее внимание с Карлоса и Алекса на себя.

Я перевожу взгляд на отца. Он наблюдает за Карлосом и, вероятно, размышляет о том, сколько времени ему потребуется, чтобы помочь этому парню расслабиться и довериться нам. Но я не уверена, что Карлос вообще когда-нибудь сможет кому-то довериться, после того как его арестовали.

— Я знаю, что ты здесь не по своей воле, — говорит моя мама, передавая дальше по кругу тарелку с лососевыми бургерами. — Но мы рады предложить тебе свой дом и свою дружбу.

Мой отец натыкает свой бургер на вилку.

— Киара покажет тебе Боулдер как-нибудь на неделе. И познакомит со своими друзьями. Правда, милая?

— Конечно, — говорю я, однако в категорию «моих друзей» попадает один только Так.

Я не из тех, кто любит большие компании. Так хоть и парень, но он был моим лучшим другом с самого начала старшей школы. С тех пор как однажды на уроке английского Хэзер Харт и Мэдисон Стоун подняли меня на смех во время моего чтения «Повести о двух городах». Тогда я не только опозорилась перед всем классом, заикаясь, но и, должно быть, заставила Диккенса вертеться в гробу, ужасно исковеркав его слова. Я остановилась сразу, как услышала их смех, и, убежав домой, спряталась в своей комнате, пока Так не пришел и не убедил меня, что мне нужно перестать скрываться от мира. Пятничный урок мистера Фурье словно вернул меня в тот день.

— Мне кажется, мой бургер не прожарился. Он розовый какой-то, — говорит Карлос, разглядывая свой надкушенный лососевый сэндвич.

— Он из рыбы, — говорю я. — Это лосось.

— Там и кости есть?

Я качаю головой. Карлос берет из хлебной корзинки булочку, вертит ее в руке и пожимает плечами. Думаю, он не привык к тому, что из его булочки для бургера торчат цельные зерновые.

— Мне нужно будет уйти на работу, но Киара может взять тебя с собой, когда пойдет завтра за продуктами в супермаркет, — говорит мама. — Так ты сможешь сам выбрать, что захочешь.

— Тебе нравится спорт, Карлос? — спрашивает его Брэндон.

— По-разному.

— Это как?

— Зависит от того, что показывают. Я не смотрю теннис или гольф, если ты их имеешь в виду.

— Я не про телевизор, глупый, — говорит Брэндон, смеясь. — Я спрашиваю, во что ты любишь играть. Мой лучший друг Макс играет в футбол, а ему столько же лет, сколько и мне.

— Какой молодец, — буркает Карлос, откусывая свой бургер с лососем.

— Ты играешь в футбол? — спрашивает Брэндон.

— Нет.

— А в бейсбол?

— Не-а.

Брэндона не остановить, пока он не получит ответ.

— В теннис?

— Да никогда в жизни.

— Тогда каким спортом ты занимаешься?

Карлос кладет свой бургер на тарелку. О нет.

В его глазах пляшут бунтарские искорки.

— Горизонтальным танго.

Моя мама и Бриттани чуть не давятся своей едой. Папа говорит «Карлос…» тем своим предупреждающим тоном, который он бережет для особых случаев.

— Танцы вообще-то не такой уж и спорт, — говорит Брэндон Карлосу, не обращая внимания на общее негодование.

— Еще какой, когда я ими занимаюсь, — отвечает Карлос.

Алекс встает из-за стола и сквозь сжатые зубы говорит:

— Карлос, давай поговорим. Наедине. Ahora[43].

Алекс уходит в дом. Я не уверена, что Карлос за ним последует. Он колеблется, но потом, царапая ножками стула по полу, встает из-за стола и идет внутрь. О, этот разговор точно будет не из приятных. Бриттани обхватывает голову руками.

— Пожалуйста, скажите мне, когда они перестанут ссориться.

Брэндон смотрит на папу большими невинными глазами:

— Пап, а ты знаешь, как танцуют горизонтальное танго?


13.  Карлос | Закон притяжения | 15.  Карлос