home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



19. Карлос

— ТАК ЧТО ты здесь делаешь? — снова спрашиваю я брата.

Я подозрительно смотрю на Вестфорда, сжимающего в руке чашку дымящегося кофе. Что-то явно не так.

— Алекс хотел присутствовать, пока я буду объяснять тебе, что предстоит нам сегодня. Мы попросим судью отпустить тебя под мою ответственность, но при этом ты обязан будешь стать участником специальной реабилитационной программы.

Я смотрю на свой недоеденный завтрак и швыряю в него вилку.

— Я думал, мы идем в суд просто для того, чтобы меня передали под вашу опеку. Теперь у меня чувство, что мне вот-вот завяжут глаза и дадут затянуться последней сигаретой.

— Все не так плохо, — говорит Алекс. — Эта программа называется «Горизонты».

Вестфорд садится напротив меня.

— Это специальная программа для подростков, оказавшихся в зоне риска.

Я смотрю на Алекса, надеясь, что он объяснит мне это на человеческом языке. Алекс прочищает горло.

— Она для ребят, у которых были проблемы с законом, Карлос. Тебе придется ходить на занятия после школы. Каждый день, — добавляет он.

Они что, шутят?

— Я же сказал, что наркотики не мои.

Вестфорд ставит свою чашку на стол.

— Тогда скажи мне, чьи они.

— Я не знаю.

— Так не пойдет, — говорит Вестфорд.

— Это кодекс молчания, — говорит Алекс.

Вестфорд не понимает.

— Кодекс молчания?

Алекс поднимает взгляд.

— У меня есть знакомый в Guerreros del barrio, — говорит он. — Кодекс молчания защищает всех членов банды. Он не расколется, даже если знает, кто виноват.

Вестфорд вздыхает.

— Кодекс молчания никак не поможет твоему брату, но я понимаю. Не хочу понимать, но понимаю. И это не оставляет нам выбора, кроме как просить судью позволить Карлосу записаться в «Горизонты». Это хорошая программа, Карлос. Она не дает подросткам вылететь из школы или попасть за решетку. Ты получишь свой школьный аттестат и сможешь поступить в колледж.

— Я не собираюсь в колледж.

— Тогда чем ты планируешь заняться после школы? — спрашивает Вестфорд. — И не говори мне, что торговать наркотиками, потому что копам такой ответ точно не понравится.

— Да что вы знаете, Дик? Вам легко сидеть в своем огромном, словно задница, доме и есть свое органическое дерьмо. Если бы вы хоть день провели в моей шкуре, вы бы имели право читать мне нотации. А до тех пор я не желаю ничего слушать.

— Mi’am'a хочет, чтобы мы жили лучше, чем когда-то она, — говорит Алекс. — Сделай это ради нее.

— Да наплевать, — говорю я, убирая свою тарелку в мойку. Я определенно потерял аппетит. — Хорошо, поехали уже, покончим с этим дерьмом.

Вестфорд берет свой портфель и облегченно вздыхает.

— Готовы, мальчики?

Я закрываю глаза и тру их ладонями. Наверное, мне бы хотелось открыть их и оказаться в Чикаго.

— Вам ведь не интересно мое мнение?

На лице Дика мелькает полуулыбка.

— В общем-то нет. И ты прав, я не был на твоем месте. Но и ты не бывал на моем.

— Да ладно вам, профессор. Готов поставить свой правый орешек на то, что самая большая проблема, с которой вам пришлось столкнуться в жизни, — это выбор, в какой гольф-клуб вступить.

— Я бы на твоем месте не делал таких предположений, — говорит он, выходя из дома. — И я не состою в гольф-клубе.

Когда мы подходим к его машине — или к тому, что я хотел бы назвать машиной, я делаю шаг назад.

— Что это?

— Это «Смарт».

Это выглядит так, будто джип сплющили с обеих сторон, и то, что получилось в результате, стоит сейчас перед нами. Я не удивился бы, если бы Вестфорд сказал, что это одна из игрушечных машинок, в которых местная ребятня катается по тротуарам.

— Он экономно расходует топливо. Моя жена водит SUV, а поскольку я перемещаюсь только между домом и работой, это для меня идеальный вариант. Можешь повести, если хочешь.

— Или можешь поехать в моей машине, — говорит Алекс.

— Нет, спасибо. — Я открываю дверь «Смарта» и забираюсь на крохотное пассажирское сиденье. В машине не так тесно, как кажется снаружи, но я все равно чувствую себя словно внутри миниатюрного космического корабля.

У судьи уходит меньше часа на то, чтобы вверить меня профессору на временное попечительство и одобрить мое участие в «Горизонтах», вместо того чтобы упечь меня за решетку или отправить на общественные работы. Алекс уехал, потому что у него была контрольная, так что моему новоиспеченному опекуну приходится самому регистрировать меня в программе и после доставлять в школу.

«Горизонты» располагаются в коричневой кирпичной многоэтажке в нескольких кварталах от здания школы. После недолгого ожидания в холле нас провожают в кабинет директора, массивного высокого белого мужчины, весящего по меньшей мере сто килограммов.

— Я Тед Морриси, директор «Горизонтов». А ты, должно быть, Карлос. — Он листает папку с досье. — Скажи мне, почему ты здесь?

— Судья так решил, — говорю я ему.

— У меня в файлах написано, что тебя арестовали в прошлую пятницу за хранение наркотиков, — говорит он. — Это серьезное обвинение.

Только потому, что меня поймали. Проблема в том, что я мексиканец, связанный с бандой. Этот парень ни за что не поверит, что меня подставили. Я уверен, что он слышал «я этого не делал» от большинства ребят, когда-либо попадавших сюда. Но я найду того, кто меня подставил… и в конце концов он мне за все заплатит.

Следующие полчаса Морриси читает мне лекцию. Если вкратце, она о том, что я сам создаю свою судьбу и свое будущее. Это мой последний шанс. Если я хочу добиться успеха, программа поможет мне расширить свои горизонты, бла-бла-бла. Когда закончу курс реабилитации, сотрудники карь ерного центра, сотрудничающего с ними, закрепят за мной либо вакансию, либо место в высшем учебном заведении. Я пару раз удерживаю себя от того, чтобы не клевать носом, и мне интересно, как Вестфорду удается сидеть рядом со мной и слушать весь этот бред со спокойным лицом.

— И хочу предупредить, — говорит Морриси, беря в руки студенческий буклет и листая его страницы, — мы будем время от времени проверять на наркотики всех подопечных «Горизонтов» в течение года. Если мы обнаружим что-то запрещенное в твоем организме или в твоих личных вещах, мы известим об этом твоего опекуна, и ты будешь отчислен, так же как и из школы. Навсегда. Большинство таких подростков рано или поздно оказываются за решеткой за совершение преступлений различной тяжести.

Морриси выдает нам с Вестфордом по распечатке с правилами. После он складывает руки на своем огромном животе и улыбается, но ему не провести меня этой улыбкой. Он крепкий орешек.

— Вопросы? — обращается он к нам невероятно спокойным голосом… но я более чем уверен, что он может отдавать приказы громче, чем любой полковой сержант.

Профессор смотрит на меня и отвечает:

— Думаю, нам все понятно.

— Отлично. Тогда нам нужно разобраться еще с одним делом, прежде чем вы вернетесь в школу. — Он придвигает к нам листок бумаги. — Это договор о принятии на себя ответственности, подтверждающий, что вы ознакомлены с правилами «Горизонтов», понимаете их и согласны им следовать.

Наклонившись, я вижу три строки для подписи: одну для меня, одну для родителя или опекуна и одну для сотрудника «Горизонтов». Бумага гласит:

Я, _________________________, подписываясь ниже, заверяю, что согласен соблюдать правила, изложенные в буклете программы «Горизонты». Я понимаю правила, которые были подробно и доступно донесены до меня сотрудником «Горизонтов». Я также принимаю во внимание, что, если я по какой-либо причине нарушу любое из этих правил, я подвергнусь дисциплинарному наказанию и буду помещен под домашний арест, мне будут назначены дополнительные часы психологических консультаций или же меня могут исключить из программы.

Что это значит на самом деле:

Я, _________________________, отдаю свою свободную жизнь под полный контроль сотрудников «Горизонтов». Подписывая этот клочок бумаги, я подтверждаю, что моей жизнью будут командовать другие люди и я буду влачить жалкое существование все свои оставшиеся дни в Колорадо.

Я стараюсь не слишком вдумываться во все это и просто царапаю свое имя на листке, передаю затем его Вестфорду, чтобы он тоже мог подписать. Я просто хочу поскорее с этим покончить, чтобы двигаться дальше. Спорить бесполезно. Как только бумага подписана и закреплена в моем досье, нас выпроваживают, велев мне напоследок отмечаться на проходной «Горизонтов» не позднее трех часов пополудни каждый день с понедельника по пятницу, иначе я получу взыскание.

Кажется, на меня навесили уже столько правил, что рано или поздно я неизбежно нарушу хотя бы одно из них.


18.  Киара | Закон притяжения | 20.  Киара