home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



24. Киара

В СРЕДУ ПОСЛЕ ШКОЛЫ я мою свою машину на нашей подъездной дорожке, когда Алекс подвозит Карлоса к нам домой после «Горизонтов». Алекс подходит ко мне и берет в руки другую губку.

— Твой отец сказал, у тебя приемник барахлит и после того, как я настроил пружину.

— Да. — Я люблю свою машину, но… — Она идеальна в своем несовершенстве.

— Да уж, лучше и не описать. Я знаю парочку таких же людей. — Алекс заглядывает внутрь машины. — Машина Бриттани, может, и быстрая, но у этой старушки есть свое обаяние. — Он садится в одно из винтажных кресел. — Хотел бы я к такому привыкнуть. Один из наших клиентов продает «Монте-Карло» 1973 года. Я подумываю купить ее. Карлос говорил тебе, что работал в автомастерской нашего кузена в Чикаго?

— Нет.

— Странно. Он вечно ошивался в мастерской Энрике. Карлос любит копаться в тачках, пожалуй, даже больше, чем я.

— Ты, случайно, никуда не спешишь? — спрашивает Карлос. Все это время он стоял, прислонившись к стене нашего гаража. Я знаю это, потому что каждый раз, когда Карлос оказывается поблизости, я это чувствую.

Я намеренно избегала его с самого понедельника, и нам обоим от этого было только лучше. Когда чуть позже Алекс все же уехал, Карлос подошел ко мне.

— Нужна помощь?

Я качаю головой.

— Ты вообще собираешься снова начать со мной говорить? Черт возьми, Киара, хватит играть в молчанку. Чем совсем со мной не разговаривать, лучше уж пошли меня на три буквы. Или хотя бы палец мне снова свой покажи, ей-богу, — возмущается он.

Я закидываю свой рюкзак на заднее сиденье и завожу мотор.

— Ты куда это? — спрашивает Карлос, преграждая мне путь.

Я сигналю.

— Я никуда не уйду, — говорит он.

Я отвечаю еще одним сигналом, не похожим на пугающий резкий звук, который издает большинство автомобилей, но это все, на что способна моя машина. Он кладет обе руки на капот.

— Уйди с дороги, — говорю я.

Он уходит… и пулей запрыгивает на пассажирское сиденье через открытое окно.

— Тебе пора бы уже починить эту дверь, — говорит он.

Видимо, он хочет составить мне компанию. Я отъезжаю от дома и направляюсь в сторону Боулдерского каньона. Свежий ветер бьет в открытые окна, хлещет меня по лицу. Собранные в хвост волосы щекочут мою шею.

— Я мог бы починить ее, — говорит Карлос. Он высовывает руку в открытое окно, пропуская сквозь пальцы встречный ветер.

Я молча еду по дороге, проходящей сквозь каньон, наслаждаясь видами. Кто-то может подумать, что я привыкла к этой красоте за те годы, что живу здесь, но это не так. Каждый раз я чувствую особое очарование и покой гор. Я паркуюсь у Купола. Мы с Таком время от времени приходим сюда полазать. Я беру с заднего сиденья рюкзак и выхожу из машины. Карлос высовывает голову из окна.

— Мне кажется, ты собиралась не сюда?

Я признаю, что мне немного приятно ответить ему:

— Тебе кажется.

Забросив на плечо рюкзак, я выдвигаюсь в сторону моста, протянувшегося над Боулдер Крик.

— Эй, chica! — окликает он меня.

Я не останавливаюсь, направляясь к своему горному убежищу. «Carajo!» Я не оборачиваюсь, но, судя по звукам, которые он издает, и испанским ругательствам, вылетающим из его рта, могу предположить, что он пытается открыть пассажирскую дверь, чтобы выбраться. Но бесполезно. Когда он вылезает через окно и падает на гравий парковки, я слышу еще одно ругательство.

— Киара, проклятие, подожди!

Я уже у подножия горы, в начале своего обычного маршрута.

— Где мы, черт возьми? — спрашивает он.

Я показываю на знак и устремляюсь к большим валунам. Я слышу, как он то и дело поскальзывается на щебне, пытаясь не отставать. Пока мы идем по туристической дорожке, но скоро я сверну на свою собственную тайную тропу. А его обувь явно не подходит для скалолазания.

— У тебя серьезные проблемы, chica, — ворчит он.

Я продолжаю идти. Когда мы уже на полпути к месту назначения, я останавливаюсь и достаю из рюкзака бутылку воды. Сегодня не слишком жарко, и мне не привыкать к высоте, но я видела, что творит с людьми обезвоживание, и не хочу доводить до такого состояния.

— Вот, — говорю я, протягивая ему бутылку.

— Ты шутишь? Ты ведь наверняка добавила туда яду.

Я делаю большой глоток и снова предлагаю ему воду. Он демонстративно вытирает горлышко бутылки о свою футболку, словно боится подцепить от меня какую-нибудь заразу, и только потом пьет. Когда он возвращает ее мне, я еще более демонстративно вытираю его микробы краем своей футболки. Мне кажется, что я слышу, как он усмехается. Или, может, у него просто одышка после трудного восхождения.

Когда я возобновляю подъем, Карлос возмущенно пыхтит.

— Это ты называешь весельем? Убивать время на такое — точно не по мне.

Я не сбавляю темпа. Каждый раз, как Карлос поскальзывается, я слышу ругательства. Другой на его месте уже сконцентрировался бы на подъеме и постарался не падать, но он продолжает болтать.

— Я говорил тебе, как меня раздражает, что ты едва со мной разговариваешь? Ты словно глухонемая, которая еще и языком жестов не пользуется. Я серьезно, это откровенно меня бесит. Ты что, считаешь, мне больше думать не о чем с этой подставой, арестом и этой дурацкой программой «Горизонты»?

— Да. — Я дохожу до места, где нужно пройти по узкому уступу, и хватаюсь за выступающие участки скалы для поддержки. Я держусь достаточно крепко, и даже если соскользну, от плоской площадки внизу меня отделяет всего пара футов.

— Это что, шутка? — спрашивает он, следуя моему примеру, потому что теперь он, пожалуй, уже и не видит другого выхода. — Мы идем куда-то или ты просто будешь бесцельно бродить, пока я не поскользнусь и не разобьюсь о скалы?

Перебираясь через камень, который загораживает мое убежище от других любителей полазать, я оказываюсь на открытой площадке с большим одиноким деревом. Я наткнулась на это место год назад, когда искала себе уголок, куда могла бы просто прийти и… подумать. Теперь я частенько здесь бываю: делаю домашнюю работу, рисую, слушаю пение птиц и наслаждаюсь неповторимой свежестью горного воздуха.

Я сажусь на плоский валун, открываю рюкзак и ставлю бутылку с водой рядом с собой, достаю свою тетрадь по математике и погружаюсь в домашнюю работу.

— Ты что, серьезно пришла сюда заниматься?

— Ага.

— А мне что прикажешь делать?

Я пожимаю плечами.

— Пройдись, осмотрись тут.

Он бросает быстрый взгляд по сторонам.

— Да здесь же ничего нет, кроме скал и деревьев.

— Ты прав.

— Дай мне свои ключи, — требует он. — Сейчас же.

Я игнорирую его. Слышу, как он дуется. Он мог бы с легкостью взять ключи силой, отобрав у меня рюкзак и выудив их оттуда. Но он этого не делает. Я не отрываю глаз от книги, решая уравнения и делая заметки на черновике. Карлос глубоко вздыхает.

— Хорошо. Прости меня. Perd'on[48]. Мэдисон в прошлом, и я с гораздо большим удовольствием попозирую с тобой, чем пойду на ее вечеринку. Вау, единение с природой возродило мою веру в людей и сделало меня лучшим человеком. Теперь ты довольна?


23.  Карлос | Закон притяжения | 25.  Карлос