home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



43. Карлос

Я ДЕРЖУСЬ ЗА КИАРУ, чувствуя отчаянную необходимость защитить ее. Если бы я только мог двигаться, не чувствуя себя чуть живым дерьмом, то не лежал бы сейчас в постели, убаюкиваемый мягкими прикосновениями ее пальцев. Хотя сон и кажется мне сейчас чем-то спасительным, я не хочу выпускать Киару из виду. Родригес может навредить ей, и я не могу этого допустить. Пока Киара в безопасности, est'a bien[68]. Мне нужно также предупредить маму и Луиса. Нужно только поспать, чтобы боль ушла… хотя бы пару минут. Киара водит пальцами вверх-вниз по моей руке, и это помогает немного ее унять. Ничего страшного, если на несколько минут я позволю себе уснуть.

Меня будит звук открывающейся двери. Я вдруг понимаю, что Киары больше нет рядом. Конечно, я не ожидал, что она действительно останется стеречь мой сон. Я пробую сесть, но кости, мышцы и суставы настолько затекли, что все тело этому сопротивляется. Сдавшись, я остаюсь лежать на боку под одеялом, надеясь, что в комнату вернулась Киара, а не ее родители… или, например, Брэндон. Если этот ребенок сейчас запрыгнет на меня, это может не очень хорошо кончиться.

Я открываю глаза.

— Киара?

— Да.

— Пожалуйста, скажи мне, что ты одна.

— Не могу.

Черт. Я проваливаюсь головой глубже в подушку в слабой попытке спрятать последствия драки на своем лице.

— Карлос, скажи мне, что происходит. Немедленно, — требует Вестфорд очень напряженным и по-военному сухим тоном. Обычно он очень добродушный и спокойный… но не сейчас.

— Ввязался в драку, — еле отвечаю я. — Через пару дней буду в порядке.

— Ты ходить можешь?

— Да, но, пожалуйста, не заставляйте меня доказать это прямо сейчас. Может быть, позже. Может быть, завтра.

Вестфорд стягивает с меня одеяло и чертыхается. Не думал, что этот чувак на такое способен.

— Лучше бы вы этого не делали, — бормочу я. На мне нет рубашки, и он видит мои раны и синяки во всей красе. Я смотрю на стоящую возле кровати Киару. — Ты предала меня. Я просил тебя не говорить им.

— Тебе нужна помощь, — оправдывается она. — Тебе не справиться с этим в одиночку.

Вестфорд садится на корточки так, чтобы поравняться со мной лицом.

— Мы едем в больницу.

— Ни за что!

Я слышу шаги в коридоре.

— Как он? — раздается беспокойный голос Алекса.

— Ты весь город позвала на меня посмотреть или только половину? — спрашиваю я Киару.

Мой брат бросает на меня всего один взгляд и качает головой. Он трет руками лицо, на котором отражается смесь раздражения и злости. Это не его вина — моя. Выбирал я это или нет, но я вляпался в дерьмо и сам из него выберусь. А сейчас я просто хочу, чтобы все оставили меня в покое, потому что я не желаю говорить о том, кто устроил драку и почему она вообще случилась.

— Я в порядке. Буду, по крайней мере, — убеждаю я его.

Лицо Вестфорда такое озабоченное, словно он переживает за своего собственного сына. Профессор говорит Алексу:

— Он отказывается ехать в больницу.

— Он не может, — говорит ему брат.

— Это безумие, Алекс. Какие люди не обращаются в больницу, когда им нужна медицинская помощь?

— Такие, как мы, — отвечаю ему я.

— Мне это не нравится. Совсем не нравится. Мы не можем просто сидеть и ничего не делать. Посмотри на него, Алекс. Он же еле держится в сознании. Мы просто обязаны что-нибудь предпринять. — Я слышу, как Вестфорд меряет шагами ковер. — Хорошо. У меня есть друг Чарльз, он доктор. Я могу позвонить ему и спросить, не сможет ли он подъехать и осмотреть Карлоса. — Он снова опускается на один уровень с моим лицом. — Но если он скажет, что тебе необходимо в больницу, — говорит он, грозя мне пальцем, — ты поедешь, даже если мне придется тащить тебя из дома, кричащего и вырывающегося.

Кстати о кричащих и вырывающихся…

— Где Брэндон? — спрашиваю я. Я не хочу, чтобы малыш видел меня, пока не сойдут отеки.

— Когда Киара сказала нам, что произошло, Колин отвезла его к бабушке. Он останется там на несколько дней.

Жизнь всей их семьи повергнута из-за меня в хаос. Словно недостаточно того, что я ем их еду и занимаю место в их доме. Теперь они вынуждены увозить ребенка из дома из-за моего прокола.

— Извините, — говорю я.

— Не беспокойся об этом. Киара, я пойду позвоню Чарльзу. Почему бы нам не оставить Карлоса наедине с братом?

О черт. Это последнее, чего я хочу. Когда дверь за ними закрывается, Алекс подходит к кровати.

— Выглядишь дерьмово, братишка.

— Спасибо. — Я смотрю в его глаза, красные от полопавшихся сосудов, и гадаю, плакал ли он, когда узнал, что меня избили. Я никогда не видел, чтобы Алекс плакал, хоть мы и были с ним вместе в трудные времена. — Ты тоже.

— Это были люди Девлина, да? Киара сказала мне, что ты упомянул El Diablo.

— Это они подставили меня в школе. Вчера ночью меня забрали — против воли. Они сказали, что я теперь один из них.

— Это бред.

Хоть мне и больно от малейшего движения, я начинаю смеяться.

— Скажи это Девлину, а вообще-то… Я шучу. Даже не вздумай приближаться к нему. Ты не станешь в это ввязываться. Оставь все как есть. Я серьезно.

Я начинаю подниматься, чтобы удостовериться, что Алекс меня слушает. Он мой брат, моя кровь. Хоть он и действует мне постоянно на нервы, я все же хочу увидеть, как в будущем он закончит колледж и заведет себе бегающих повсюду назойливых мини-Алексов и мини-Бриттани. Эта ситуация с Девлином… я не могу гарантировать, что выберусь из нее. Я морщусь от боли и задерживаю дыхание, пытаясь принять сидячее положение, жалея про себя, что не могу быть сильнее и притвориться, что мне не больно. Ненавижу чувствовать себя слабаком и показывать окружающим, что мне плохо.

Алекс кашляет несколько раз и отворачивается, словно не может больше смотреть на мои мучения.

— Не верю, что это снова происходит. — Он прочищает горло и вновь поворачивается ко мне. — Что сказал Девлин? Ты, должно быть, нужен ему по какой-то определенной причине.

Чем больше он узнает, тем глубже погрязнет в этом дерьме. Я не могу позволить, чтобы это произошло.

— Я что-нибудь придумаю.

— Ага, как же. Я не уйду отсюда, пока ты мне не расскажешь все, что тебе известно.

— Что ж, тогда, думаю, ты тут надолго. Лучше устройся поудобнее.

Вестфорд стучится и снова входит в комнату.

— Я позвонил своему другу Чарльзу. Он уже в пути.

Миссис Вестфорд появляется в комнате в следующую же секунду с подносом в руках.

— Бедняжка, — говорит она, ставя на стол поднос и подбегая ко мне. Она внимательно изучает мою рассеченную губу и синяки на лице. — Как это произошло?

— Вам лучше не знать подробности, миссис Вестфорд.

— Ненавижу драки. Они ничего не решают. — Она ставит поднос мне на колени. — Это куриный бульон, — объясняет она. — Моя бабушка говорила, что он все лечит.

Я не голоден, но мама Киары так горда приготовленным супом, что я проглатываю ложечку только для того, чтобы она перестала так взволнованно на меня смотреть.

— Ну как? — спрашивает она.

На удивление, теплый солоноватый бульон с лапшой не встает мне поперек горла.

— Просто отлично, — благодарю я ее.

Все они смотрят на меня, словно курицы-наседки. Я чувствовал себя лучше, когда Киара была рядом, но теперь я уязвим и не хочу никого видеть. Кроме нее. Куда же она пропала?

Когда приезжает доктор, у него уходит около получаса на то, чтобы осмотреть все мои раны.

— Ты, конечно, угодил в ту еще драку, Карлос. — Он поворачивается к Вестфорду. — Дик, с ним все будет в порядке. Сотрясения мозга нет, глубоких ран тоже. Ребра ему, конечно, помяли. Я не уверен, что у него нет внутреннего кровотечения, но выглядит он нормально. Подержите его дома пару дней, и ему должно стать лучше. Я вернусь в среду, чтобы еще раз осмотреть его.

Когда все спускаются вниз поужинать, Киара проскальзывает в комнату и останавливается у изножья кровати, глядя на меня.

— Прости, что рассказала им о случившемся. Но ты не настолько неуязвим, как думаешь. И еще… — Она наклоняется так, чтобы наши лица были на одном уровне. — Теперь, когда я знаю, что ты будешь в порядке, я решила не жалеть тебя. Если ты продавал наркотики, лучше тебе в этом признаться. Я знаю, что те деньги в конверте, который ты засунул в подушку, ты заработал, торгуя вовсе не магнитным печеньем.

— Ты мне нравилась гораздо больше, когда меня жалела, — отвечаю я. — И ты слишком высокого о себе мнения. Твое печенье я бы даром никому не впарил, не то что продал. И я не торгую наркотиками.

— Скажи мне, откуда ты взял деньги.

— Сложно объяснить.

Она закатывает глаза.

— У тебя всегда все сложно, Карлос. Я хочу помочь.

— Ты только что сказала, что больше не жалеешь меня. Зачем тогда помогать?

— О, у меня очень эгоистичные мотивы. Я просто не могу смотреть, как мой лжебойфренд страдает от боли.

— Так, значит, дело не во мне, а в тебе? — спрашиваю я ее.

— Да. И, к твоему сведению, ты испортил мне бал.

— Каким это образом?

— Если ты не заметил постеров, развешанных по всей школе, он через неделю. И если ты не можешь даже ходить, то уж точно не будешь в состоянии танцевать к вечеру субботы.


42.  Киара | Закон притяжения | 44.  Киара