home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Сегодня у нас занятия по джиу-джитсу. Кажется, я ждал этого часа миллион лет. На мне кимоно, торжественно врученное тренером перед занятием, я все норовлю краем глаза разглядеть себя в зеркале. Мы проходим в зал и начинаем раскладывать татами. Потом нас разводят парами. Обмен поклонами, отработка приемов. Недаром джиу-джитсу переводится с японского как мягкое искусство. Никита одобрительно подстегивает меня: поддаться, чтобы победить — вот девиз джиу-джитсу. Сила противника должна быть обращена против него, учит нас Никита, нельзя сопротивляться ей, нужно направить силу врага в нужную сторону и она сломает его. Не пытаться победить силу силой, а победить силу умом — вот моя главная задача. Все это я пытаюсь претворить в схватке с Вадимом. Учитель должен быть доволен мной. Хлюпику он бы куртку дарить не стал и слабаку тоже, думаю я, сплевывая кровь из разбитой губы, и ощупывая языком зуб. Зуб вроде цел, и я вновь бросаюсь на соперника — Вадьку…

Вообще, я чувствую повышенное внимание со стороны ребят. Многие сочли нужным как бы на равных поздороваться со мной, даже те, кто намного старше, члены клуба со стажем. То ли Федька растрепался всем про куртку, то ли ребята сами каким-то образом догадались. Как бы там не было, я чувствую себя в центре внимания. Это мой звездный час. Жаль только вот, что дома опять траурное настроение. Мамка вернулась из школы расстроенная. Я знал, что так и будет, и поэтому постарался прийти домой пораньше. При виде дорого сына, бритого наголо, с разбитыми губами, но сияющего как ясное солнышко, она сползает на стуле и беззвучно плачет:

— Артем, что ты опять сделал со своей прической?

Так она называет огненно-рыжий покров, который ни одна прическа не берет, ввиду чего моя голова постепенно превращается в пылающий безобразный фонарь. Я присаживаюсь:

— Мам, ты не плачь, а? Все будет хорошо, честное слово. Ты только не плачь, пожалуйста. — И уныло пошел на кухню за каплями.

После Никиты она была второй, кто обратил внимание на последовательность в выборе прически. При виде валерьянки, которую я на всякий случай поднес мамке, она заливается слезами пуще прежнего. Теперь мне предстоит выслушать текст, знакомый до боли, как и невыносимый, запах валерьянки.

— Ты же говорил, что из-за жары сбрил, Рыжик? Знаешь, когда ты маленьким был, я так ужасно уставала, работы много было, а ты часто болел, я думала, что с ума сойду. Если бы не бабушка, я бы не выдержала. А домой приходила, гладила твой рыжий пушок и успокаивалась. Рыжик, что же ты сделал с собой? — она снова всхлипнула.

Что могу я на это сказать? Что ответить?

— Мамка, ты только не плачь. Надо мной в школе все кому не лень смеются над тем, что ты называешь рыжим пушком. Мне уже и драться из-за этого надоело. А так ходить, — я провел руками по голове, — круто и стильно.

— Я так думаю, что ты это делаешь из-за моды, — утешилась она. — У тебя просто переходный возраст. Носили же в наше время мои ровесники длинные волосы и слушали рок — выросли и из рока и из длинных волос. Скоро станешь совсем большим, и все будет нормально, правда же?

Вечер заканчивается мирным соглашением: включаю видик, и мы садимся за любимые мамины советские фильмы… Купить бы ей двд-плеер, смотрели бы фильмы на дисках.


* * * | Скинхед | Глава 3 НОЯБРЬ