home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Дом Годунова

Годунов и жена его провожают с поклонами царевича Федора.


Годунов.

Прости ж, царевич! Много благодарны

Тебе за честь! Да не кручинься боле!

Ты видишь – вот Кириллин день настал,

Беды ж с собою не принес; напротив,

Сегодня стало государю легче,

И добрые всё вести к нам пришли:

Царёв гонец успел его посольство

Вернуть назад; разлив мешает хану

Прейти Оку; а что король со Пскова

Осаду снял, та весть еще и прежде

Оправила царя! Пожди немного,

И скоро здрав он будет.


Мария Годунова.

Государь,

Куда ж спешишь ты? Я ведь и закуской

Попотчевать тебя-то не успела!


Федор.

Уволь, невестушка! Хотя и легче

Сегодня стало батюшке-царю,

А все на сердце как-то неспокойно.

Вся на тебя моя надежда, шурин;

Не отрекись от слова своего;

Когда бы что, не дай Господь, случилось,

Я буду как в лесу! Тогда уж ты мне

Указывай, что делать!


Годунов.

Я, царевич,

Тебе слуга и верный твой холоп;

Но если б что случилось, посмотри:

Мне не дадут тебе служить; все будут

Меня чернить!


Федор.

Я не поверю им!

Отец тебя мне слушаться велел,

И на тебя во всем я положуся.

Прости ж, Борис! Прости же, дорогая

Невестушка! Прошу не провожать!

(Уходит, сопровождаемый Годуновым.)


Мария (одна).

О Господи! Когда бы этот день

Скорей прошел! Что муж ни говори,

А сам он неспокоен. Мне ж всю ночь

Каменье драгоценное все снилось

И крупный жемчуг – и руками царь

Все рылся в нем, и яхонты, любуясь,

Пересыпал. К беде, а не к добру

Такие сны!

(Задумывается.)


Годунов (возвращается и смотрит на нее).

Мария, что с тобою?


Мария.

Прости меня. Мне страшен этот день!

Ворожеи…


Годунов.

Ворожеи солгали:

Царь стал бодрей. Я видел сам его.


Мария.

Однако если б – если б не солгали

Ворожеи?


Годунов (понижая голос).

Когда бы то случилось —

Скажи, Мария, – мы теперь одни —

Ужели б ты?..


Мария.

Нет, господин мой, нет!

Не за него, а за тебя мне страшно!


Годунов.

Как? За меня?


Мария.

Не говорил ли Федор,

Что, если что случится, он не знает,

Как быть ему? Что должен будешь ты

Ему во всем указывать? Борис!

Что, если вдруг сегодня на тебя

Падет вся тягость государства? Если

За мятежи, за голод, за войну,

За все, за все перед землею будешь

Ты отвечать?


Годунов.

Когда бы в самом деле

Случилось то, чего боишься ты,

Не слабою рукою б я тогда

Приял бразды! Не власти я страшуся,

Я чувствую в себе довольно силы

Русь поддержать в годину тяжких бед!

Нет, я страшусь, что выпадет на долю

Неполная мне власть. Правитель царства,

Каков ни будь, он тень лишь государя;

Он с завистью других бороться должен

И мысль свою не может воплотить

Заветную всецельно, без ущерба,

А на престоле был рожден!


Мария.

О, будем


Мы Господа благодарить за то,

Что не высоко рождены. Ужасен

Ответ царей!


Годунов.

А этого царя

Ответ еще ужасней будет. Но

Напрасно ты тревожишься. Недуг

Его прошел, и много лет, быть может,

Еще пройдет, пока ему придется

Свой дать ответ.


Мария.

Ты неспокоен сам!


Годунов.

Спокоен я – все к лучшему – солгали

Ворожеи. Поди к себе, Мария,

Оставь меня; мне дело есть.


Мария уходит. Годунов отворяет боковую дверь и впускает двух скованных волхвов. Потом садится и смотрит на них молча.


(Значительно.)


Сегодня

Кириллин день, осьмнадцатое марта!


Первый волхв.

Так, государь.


Годунов.

Царю сегодня лучше.


Второй волхв.

Спаси его Господь.


Годунов.

Вы, стало быть,

Ошиблися, когда ему сегодня

Кончину предсказали?


Первый волхв.

Что мы в звездах

Прочли, то и сказали.


Годунов.

Отчего же

Так скоро спал с него недуг?


Первый волхв.

Не знаем;

Но долог день, и солнце не зашло.

Молчание.


Годунов.

А обо мне, как я вам указал,

Гадали вы?


Первый волхв (озираясь).

Гадали, государь.


Годунов.

Вы можете здесь говорить открыто —

Нас не услышат. Что узнали вы?


Первый волхв.

Сплетаются созвездия твои

С созвездьями венчанных государей,

Но три звезды покамест затмевают

Величие твое. Одна из них

Угаснет скоро.


Годунов.

Говори яснее!


Первый волхв.

Чем дале путь твой стелется, тем шире,

Тем ярче он.


Годунов.

Куда он приведет?


Второй волхв.

Чего давно душа твоя желала,

В чем сам себе признаться ты не смел —

То сбудется.


Годунов.

Волхвы! Скажите прямо,

Что ожидает в будущем меня?


Оба волхва (становятся на колени).

Когда на царский сядешь ты престол,

Своих холопей помяни, боярин!


Годунов (вставая).

В уме ли вы!


Первый волхв.

Так выпало гаданье.


Годунов.

Тс! Тише! Тише! Стены нас услышат!

(Подходит к дверям, осматривает их и останавливается перед волхвами.)

Кудесники! Когда б я мог подумать,

Что вы теперь морочите меня,

Для вас на свет бы лучше не родиться!


Первый волхв.

В небесных знаках; прочие ж на кровь

И дым гадали, и во мгле туманной

Все на престоле видели тебя

В венце и в царских бармах…


Годунов.

Тише, тише!

Когда случится то, что вы сказали?


Первый волхв.

Когда – не знаем.


Годунов.

Много ли мне лет

Царить придется?


Второй волхв.

Твоего царенья

Семь только будет лет.


Годунов.

Хотя б семь дней!

Но чем достигну я верховной власти?


Первый волхв.

Не ведаем.


Годунов.

Кого бояться мне?


Второй волхв.

Не спрашивай.


Годунов.

Я знать хочу, кто главный

Противник мой?


Первый волхв.

Темны его приметы.


Годунов.

Скажите их!


Первый волхв.

Он слаб, но он могуч.


Второй волхв.

Сам и не сам.


Первый волхв.

Безвинен перед всеми.


Второй волхв.

Враг всей земле и многих бед причина.


Первый волхв.

Убит, но жив.


Годунов.

Нет смысла в сих словах!


Первый волхв.

Так выпало гаданье. Боле знать

Нам не дано.


Годунов.

С меня пока довольно.

В темницу вас обратно отведут;

Я ж вовремя вас выпустить велю

И награжу по-царски. Но смотрите!

Приказываю вам под смертной казнью

(Отворяет дверь.)

Волхвы уходят.

(Один.)

«Чего давно душа моя желала,

В чем сам себе признаться я не смел!»

Да, это так! Теперь я вижу ясно,

Какая цель светила мне всегда!

Теперь вперед, вперед идти мне надо

И прорицанье их осуществить.

Нас не судьба возносит над толпою,

Она лишь случай в руки нам дает —

И сильный муж не ожидает праздно,

Чтоб чудо кверху подняло его.

Судьбе помочь он должен. Случай есть —

И действовать приходит мне пора!

(Топает ногой.)

Входит дворецкий.

Позвать сюда которого-нибудь

Из государевых врачей!

Дворецкий уходит.

Семь лет!

Семь только лет! И ведать не дано мне,

Далек тот день иль близок? Между тем

Часы бегут. Безумьем Иоанна

Все рушится – и для моей державы

Готовятся развалины одни…

«Но солнце не зашло еще!» – сказали

Сейчас волхвы… Кто знает? Может быть!..

Умри сегодня этот зверь, сегодня ж

Мой слабодушный деверь власть свою

Мне передаст – я буду господином!..

Но то ли мне волхвы сулили? Нет!

Они в венце и в бармах, на престоле,

В венце и в бармах видели меня!

Они сказали: «Три звезды покамест

Мое величье затмевают – три!»

Одна из них – то Иоанн, другая —

Царевич Федор, третья – кто ж иной,

Как не Димитрий? Тот противник сильный,

Которого бояться должен я,

Кому ж и быть ему, как не младенцу

Димитрию? Он, он преграда мне!

«Слаб, но могуч – безвинен, но виновен —

Сам и не сам» – оно как раз подходит

К Димитрию! Но что могло бы значить:

«Убит, но жив»? Как дико мне звучит

Зловещее, загадочное слово:

«Убит, но жив»! Кем будет он убит!

Не может быть! А если б кто и вправду

Решился руку на него поднять,

То как ему, убитому, воскреснуть?

Я словно в бездну темную гляжу,

Рябит в глазах, и путаются мысли…

Довольно! прочь бесплодные догадки!

Жив иль убит – судьба его в грядущем,

Мне ж дорог ныне настоящий миг!


Входит дворецкий.


Дворецкий.

К тебе пришел, боярин, царский дохтур.


Годунов.

Пускай войдет!


Входит Якоби.


Роман Елиазарыч,

Я за тобой послал, чтоб ты подробно

Поведал мне, насколько государю

Сегодня легче? Можно ль уповать,

Что миновалась для него опасность?


Якоби.

Его болезнь, боярин, многосложна:

Не плоть одна страдает – болен дух.

От юности привыкший, чтобы все

Перед его державной гнулось волей,

Последнего не мог он униженья

Перенести. Но добрые его

Оправили и ободрили вести.

И будет здрав он, если нам удастся

От раздражений охранить его.


Годунов.

А если бы, не дай Бог, чем-нибудь

Он раздражился?


Якоби.

Мы бы не могли

Тогда ответить ни за что. Сосуды,

Которые проводят кровь от сердца

И снова к сердцу, так напряжены,

Что может их малейшее волненье

Вдруг разорвать.


Годунов.

Но чем же помешать нам,

Чтоб как-нибудь не опалился он?


Якоби.

Все случаи волненья и досады

Во что б ни стало надо удалить.

Пусть только то и видит он и слышит,

Что развлекать его способно.


Годунов.

Как

Оставил ты его?


Якоби.

Он после ванны

Прилег заснуть, но ключнику велел,

Чтобы меж тем в соседнюю палату

Сокровища из главной кладовой

Перенесли, дабы, по пробужденье,

Осматривать их мог он. Близь него

Остался мой товарищ, Ричард Эльмс.


Годунов.

Вы трудное условье положили

Для исцеленья царского недуга —

Вы знаете царя!


Якоби.

Боярин Бельский,

Чтоб от забот и дел его отвлечь,

Собрал толпу шутов и скоморохов.

Мысль недурна. Пусть в играх этот день

Пройдет и в смехе.


Годунов (встает).

Мы стараться будем

Исполнить наставления твои.


Якоби.

Прости, боярин.

(Уходит.)

Годунов топает ногой. Входит дворецкий.


Годунов.

Здесь ли Битяговский?


Дворецкий.

Здесь, государь.


Годунов.

Пошли его сюда.

Дворецкий уходит и вскоре впускает Битяговского.

Что деется в народе?


Битяговский.

Слава Богу.


Годунов.

На Шуйского и Бельского они

Озлоблены ль как надо?


Битяговский.

Так и рвутся.


Годунов.

И стало быть, подымутся на них,

Когда мы захотим?


Битяговский.

Коли б не прежде.


Годунов.

Ты должен быть готов перед царем

Свидетелем предстать, что возмущенье

Нагие подготовили.


Битяговский.

Могу.


Годунов.

И присягнуть, что слышал ты своими

Ушами, как холопей подсылали

Они в народ.


Битяговский.

Зачем не присягнуть!


Годунов.

Будь у меня сегодня под рукою;

Быть может, ты понадобишься мне;

Теперь ступай!

Битяговский уходит.

(Один.)

Я больно ошибаюсь,

Иль многое решится в этот день!

(Уходит.)


Внутренние покои царя | Драматическая трилогия | Богатая палата во дворце