home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement













































Царский терем. Половина царицы

Федор сидит за кипою бумаг и обтирает пот с лица. Перед ним стоят государственные печати, большая и малая. Ирина подходит и кладет ему руку на плечо.


Ирина.

Ты отдохнул бы, Федор.


Федор.

Ничего

Понять нельзя! Борис нарочно мне

Дела такие подобрал! Один лишь

Толковый лист попался: наш гонец

Из Вены пишет: цесарь-де готовит

Подарок мне: шесть обезьян мне шлет.

Аринушка, я их отправлю к Мите!


Ирина.

Так ты его не выпишешь?


Федор.

Вот видишь,

Аринушка, когда бы согласился

Борис остаться…


Ирина.

На его ты место

Еще не выбрал никого?


Федор.

Ведь ты же,

Ты ж говорила: лучше подождать.

Ты думала, он сам придет мириться,

А он прислал мне этот ворох дел!

Уж я над ним измучился, и вот

Еще беда: за Шуйским я послал,

За князь Иваном, чтоб помог он мне

Все разобрать, а он велел ответить,

Что нездоров; упрямится, должно быть.

Я вновь послал: челом-де бью ему,

Такое-де есть дело, о котором

Не знает он!


Входит Клешнин.


А, это ты, Петрович!

Откуда ты?


Клешнин.

От хворого.


Федор.

Откуда?


Клешнин.

От хворого от твоего слуги,

От Годунова.


Федор.

Разве он хворает?


Клешнин.

А как же не хворать ему, когда

Его, за все заслуги, словно пса,

Ты выгнал вон! Здорово, мол, живешь!


Федор.

Помилуй, я…


Клешнин.

Да что тут говорить!

Ты, батюшка, был от младых ногтей

Суров, и крут, и сердцем непреклонен.

Когда себе что положил на мысль,

Так уж поставишь на своем, хоть там

Весь свет трещи!


Федор.

Я знаю сам, Петрович,

Что я суров…


Клешнин.

Весь в батюшку пошел!


Федор.

Я знаю сам, но неужель Борис

Что виноват?


Клешнин.

Он столького не просит.

Лишь прикажи мне приложить печать

Вот к этому листу о взятье Шуйских

Немедленно под стражу – и он снова

Тебе слуга!


Федор.

Как? Он не перестал

Подозревать?


Клешнин.

Царь! Тут не подозренье,

Тут полная улика налицо!

Старков, дворецкий князь Ивана, нам

Сейчас донес, что князь Иван сегодня

Решил признать царенка государем,

Тебя ж решил с престола до утра

Согнать долой. Ты, батюшка, Старкова

Хоть сам спроси!


Федор.

Уж эти мне доносы!

Я в первый раз Старкова имя слышу,

А Шуйского звучит повсюду имя,

Как колокол. Ужели хочешь ты,

Чтоб я какому-то Старкову боле,

Чем Шуйскому, поверил?


Клешнин.

Верь не верь,

Я говорю тебе: когда их всех

Ты не велишь сейчас же…


Стольник (докладывает).

Князь Иван

Петрович Шуйский!


Клешнин.

Как? Он сам?


Федор (радостно).

Пришел!

Пришел, Аринушка!


Клешнин.

Вели его

Под стражу взять!


Федор.

Стыдись, стыдись, Петрович!

(К стольнику.)

Пускай войдет!

(К Клешнину.)

Я при тебе его

Сейчас спрошу.

Входит кн. Иван Петрович.

Здорово, князь Иван!

Вообрази: есть на тебя донос —

Кн. Иван Петрович смущается.

Но я ему не верю. Я хочу,

Чтоб ты мне сам сказал, что предо мною

Ты чист теперь, как ты пред целым светом

Всегда был чист, и слова твоего

С меня довольно.


Кн. Иван Петрович.

Государь…


Федор.

Ты, князь,

Меня пойми: ведь я не сомневаюсь,

Я лишь хочу…


Клешнин.

Нет, батюшка, позволь!

Уж коль на то пошло, дай лучше мне

Его спросить: князь-государь! Ты можешь

Поцеловать царю вон ту икону,

Что изменить не думал ты ему?


Кн. Иван Петрович.

Допрашивать меня не признаю

Я права за тобой.


Федор.

Князь, то не он, —

То я прошу тебя!


Клешнин.

Вот я икону

Сейчас сыму…


Федор.

Не нужно тут иконы.

Скажи по чести мне, по чести только!

Ну, князь!


Кн. Иван Петрович.

Уволь меня!


Ирина (которая не спускала глаз с Шуйского).

Свет-государь,

Зачем таким вопросом оскорблять

Того, чья доблесть всем давно известна?

Не спрашивай его – потребуй только,

Чтоб он тебе святое слово дал

И впредь остаться верным, как он верен

Доселе был!


Федор.

Нет, я хочу, Арина,

Вот этого порядком пристыдить.

Скажи мне, князь, по чести мне скажи:

Задумал ты что-либо надо мною?

Да говори ж!


Клешнин.

По чести! Слышишь, князь?


(Про себя.)


А по иконе было бы вернее!


Ирина (к Федору).

Свет-государь…


Федор.

Ну, князь?


Кн. Иван Петрович.

Уволь меня!


Федор.

Нет, не уволю!


Клешнин.

Ты, чай, трусишь, князь?


Федор.

Какое трусит? Он упрям и крут,

Да я его и круче и упрямей!

Нашла коса на камень, и, доколе

Он мне не даст ответа, я его

Не выпущу отсель!


Кн. Иван Петрович.

Так знай же все!


Федор (с испугом).

Что? Что ты хочешь?..


Кн. Иван Петрович.

Да! Ты слышал правду —

Я на тебя встал мятежом!


Федор.

Помилуй…


Кн. Иван Петрович.

Ты слабостью своею истощил

Терпенье наше! Царство отдал ты

В чужие руки – ты давно не царь, —

И вырвать Русь из рук у Годунова

Решился я!


Федор (вполголоса).

Тс! Тише!

(Указывая на Клешнина.)

Не при нем!

Не говори при нем – Борису он

Расскажет все!


Клешнин.

Да продолжай же, князь!


Федор.


Клешнин.

Царь ждет ответа!


Кн. Иван Петрович.

Да! Сегодня брата

Я твоего признал царем!


Федор.

Петрович!

Не верь ему! Не верь ему, Арина!


Кн. Иван Петрович.

Теперь тебя о милости единой

За прежние заслуги я прошу:

Один лишь я виновен! Не вели

Сторонников моих казнить – не будут

Они тебе опасны без меня!


Федор.

Что ты несешь? Что ты городишь? Ты

Не знаешь сам, какую небылицу

Ты путаешь!


Кн. Иван Петрович.

Не вздумай, государь,

Меня простить. Я на тебя бы снова

Тогда пошел. Царить не можешь ты,

А под рукою Годунова быть

Я не могу!


Клешнин (про себя).

Вишь, княжеская честь!

И подгонять не надо!


Федор (берет Шуйского в сторону).

Князь, послушай:

Лишь потерпи немного – Мите только

Дай подрасти – и я с престола сам

Тогда сойду, с охотою сойду,

Вот те Христос!


Клешнин (подходит к столу и берет печать).

Прихлопнуть, что ль, приказ?


Федор.

Какой приказ? Ты ничего не понял!

Я Митю сам велел царем поставить!

Я так велел – я царь! Но я раздумал;

Не надо боле; я раздумал, князь!


Клешнин.

Да ты в уме ль?


Федор (на ухо Шуйскому).

Ступай! Да ну, ступай же!

Все на себя беру я, на себя!

Да ну, иди ж, иди!


Кн. Иван Петрович (в сильном волнении).

Нет, он святой!

Бог не велит подняться на него —

Бог не велит! Я вижу, простота

Твоя от Бога, Федор Иоанныч, —

Я не могу подняться на тебя!


Федор.

Иди, иди! Разделай, что ты сделал!


(Вытесняет его из комнаты.)


Клешнин (подымая печать над приказом).

Царь-батюшка, вели скрепить приказ!

Не дай ему собрать войска! Царица,

Скажи ему, что участь государства

В приказе сем!


Ирина.

В нем нет уже нужды!

Гроза прошла, не враг нам боле Шуйский!


Федор.

Петрович, слышишь? Слышал ты, Петрович?

Аринушка, ты ангел! От тебя

Ничто не скроется, ты все заметишь

И все поймешь! Да, Шуйский нам не враг!


Шум за дверью. Сенная девушка вбегает в испуге.


Сенная девушка.

Царица, спрячься! Схоронись! Какой-то

Вломился в терем сумасшедший!


Голос Шаховского (за сценой).

Прочь!

Прочь! Не держите! Я хочу к царице!


В дверях показывается Шаховской, удерживаемый несколькими слугами. Он их отталкивает и бросается Ирине в ноги.


Шаховской.

Прости меня, прости меня, царица!

Напрасно я от самого утра

К тебе прошусь!


Федор.

Да это Шаховской!


Слуги (вбегают со стрельцами).

Хватайте вора!


Федор.

Тише, тише, люди!

Здесь вора нет!


(К Шаховскому.)


Скажи мне, растолкуй,

Чего ты хочешь?


Шаховской.

Царь! Казни меня —

Казни меня, но выслушай! Тебя

Хотят с твоей царицей развести!


Федор.

Ты бредишь, князь!


Клешнин (про себя).

Так вот оно в чем дело!


(К Федору.)


Царь, выслушай его!


Шаховской.

Мою невесту

Они хотят посватать за тебя!


Федор.

Кто? Кто они?


Шаховской.

Дядья моей невесты,

Княжны Мстиславской, Шуйские-князья!


Федор.

Да ты и впрямь помешан, князь!


Шаховской (встает и подает бумагу).

Вот, вот

Их челобитня! Матушка-царица!

Вели невесту мне отдать! Вели,

Царь-государь, сегодня же – сейчас же

Нас обвенчать!


Клешнин.

Об этой челобитне

Слыхали мы. Позволь-ка поглядеть!

(Берет бумагу в руку и, просмотрев, обращается к Федору.)

Вот, батюшка, ты говорил сейчас —

Твоя царица знает князь Ивана, —

А на поверку вышло, что не знает!

Ее, сердечную, ее, голубку,

Ее, которая сейчас, как ангел,

Стояла за него, – ее он хочет,

Как грешную, преступную жену,

Тебе ж свою племянницу посватать!

Не веришь, батюшка? Смотри, читай!

(Подает Федору бумагу.)


Федор (читает).

«Ты новый брак прийми, великий царь,

Мстиславскую возьми себе в царицы…

Ирину ж Годунову отпусти

Во иноческий чин…»


Клешнин.

Ты руку знаешь

Иван Петровича? Читай же подпись!


Федор (читает).

«И в том тебе соборне бьем челом

И руки прилагаем: Дионисий,

Митрополит всея Руси… Крутицкий

Архиепископ Варлаам… Князь…» Что?


(Дрожащим голосом.)


«Князь… Князь Иван…

Иван Петрович Шуйский!»

Его рука! Он также подписался!

Аринушка, он подписался!


(Падает в кресла и закрывает лицо руками.)


Ирина.

Федор…


Федор.

Он! Он! Пускай бы кто другой, но он!

Нас разлучить с тобой!


(Плачет.)


Ирина.

Опомнись, Федор!


Федор.

Тебя сослать!


Ирина.

Мой царь и господин!

Не ведаю сама, что это значит;

Но ты подумай: если князь Иван

Сейчас хотел свести тебя с престола,

Он мог ли мыслить выдать за тебя

Мстиславскую?


Федор.

Тебя – мою Ирину —

Тебя постричь!


Ирина.

Ведь этого не будет!


Федор (вскакивая).

Не будет! Нет! Не дам тебя в обиду!

Пускай придут! Пусть с пушками придут!

Пусть попытаются!


Ирина.

Свет-государь,

Напрасно ты тревожишься. Кто может

Нас разлучить? Ты царь ведь!


Федор.

Да, я царь!

Они забыли, что я царь! Петрович,

Где тот приказ?

(Бежит к столу и прикладывает печать к приказу.)

На! На! Отдай Борису!


Ирина.

Что сделал ты…


Федор.

Под стражу их! В тюрьму!


Ирина.

Мой господин! Мой царь! Не торопись!


Федор.

В тюрьму! В тюрьму!


Шаховской (выходя из оцепенения).

Царь-государь, помилуй!

Я не того просил! Я о невесте

Тебя просил!


Федор.

Борис вас разберет!


Шаховской.

Он изведет их! Он погубит Шуйских!


Федор.

Всех разберет он!


Шаховской.

Я палач им буду!

Царь, смилуйся!


Федор.

В тюрьму! В тюрьму их!


Шаховской.

Боже!

Что сделал я!

(Убегает.)


Ирина.

Свет-государь, послушай —

Верни его! Верни ты Клешнина!

Не торопись! Не посылай ты Шуйских

Теперь в тюрьму, теперь, когда они

Обвинены в измене!


Федор.

Ни, ни, ни,

Аринушка! И не проси меня!

Ты этого не разумеешь! Если

Я подожду, я их прощу, пожалуй,

Я их прощу – а им нужна наука!

Пусть посидят! Пусть ведают, что значит

Нас разлучать! Пусть посидят в тюрьме!

(Уходит.)


Дом Годунова | Драматическая трилогия | Берег Яузы