home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement












































































































Келья в Новодевичьем Монастыре

Крилошанка вводит Бориса. За ним входит Семен Годунов.


Борис (к крилошанке).

Ты говоришь: царица на молитве?

Не сметь ее тревожить. В этой келье

Мы подождем.

Крилошанка уходит.

Давно ли здесь, в печали,

С сестрою я беседовал вдвоем!

(Смотрит в окно.)

Вот терем тот, где я хотел провесть

Остаток дней! Судьба не так решила:

Заместо рясы плечи багряницей

Мне облекла. Чу! Радостные крики,

Сюда нас провожавшие, опять

Послышались! Ты с Шуйским объезжал

Сейчас Москву. Что молвят? Все ль довольны?


Семен Годунов.

Кому ж не быть довольным, государь?

На перекрестках мед и брага льются,

Все войско ты осыпал серебром;

Нет из бояр ни одного, кому бы

Ты не послал иль блюда золотого,

Иль ценной шубы с своего плеча;

Всех должников ты выкупил из тюрем —

Кому ж не быть довольным? Только, царь,

Не в гнев тебе: ты без разбора начал

Всех жаловать; ни на кого опалы

Не наложил; и даже самых тех,

Которые при Федоре хотели

Тебя сгубить, ты наградил сегодня.

Так, государь, нельзя. Обидно то

Покажется твоим усердным слугам,

Что со врагами в милости своей

Ты смешиваешь их!


Борис.

Врагов уж боле

Нет у меня. Прошла пора борьбы,

И без различья ныне изливаться

Должна на всех царя Русии милость,

Как солнца свет.


Семен Годунов.

И волю языкам

Ты всем даешь. Романовы доселе

Мутят бояр!


Борис.

Что говорят они?


Семен Годунов.

Да то же, что и прежде говорили:

Не дельно, мол, при Федоре крестьян

Ты прикрепил; боярам недочет-де

В работниках; пустуют-де их земли

От той поры, как некого к себе

Им сманивать!


Борис.

Я жалобу ту знаю.

Дворяне мыслят как?


Семен Годунов.

В огонь и в воду

Готовы эти за тебя; немало

Поправились с тех пор, как Юрьев день

Ты отменил. А тоже бить челом

Сбираются тебе, что в лес от них

Бегут крестьяне.


Борис.

Сами виноваты;

Сверх моготы с них требуют они;

Крестьяне не рабы; не в кабалу

Я отдал их. На днях указ объявят:


Семен Годунов.

Владельцы, царь, роптать начнут.


Борис.

Пусть ропщут,

Всем угодить не властен человек;

И если целой выгода земли

В ущерб пришлася стороне единой,

Ту сторону не вправе я беречь.


Семен Годунов.

Начни же, царь, с Романовых. Строптив

Их больно род. Феодор вот Никитич

Ведет такие речи…


Борис.

Он в отца:

Не может мысли утаить. Тем лучше!

Я не боюсь того, кто говорит,

Их речи тем, чьи у меня в руках

Теперь дела. Уже не нужно мне

И день и ночь, без отдыха, как прежде,

За каждым словом каждого следить.

К иным теперь могу я начинаньям

Мысль обратить. Иван Васильич Третий

Русь от Орды татарской свободил

И государству сильному начало

Поставил вновь. Но в двести лет нас иго

Татарское от прочих христиан

Отрезало. Разорванную цепь

Я с Западом связать намерен снова;

Для Ксении из многих женихов

Недаром мною датский королевич

Земля должна по-прежнему стать рядом,

А в будущем их, с помощию Божьей,

Опередить.


Семен Годунов.

Великий государь,

Ты смотришь вдаль и царственной высоко

Ты мыслию паришь, а между тем

Вокруг тебя не все идет так гладко,

Как кажется. Романовых за речи

Их дерзкие ты трогать не велишь;

Но есть другой, опасливый на речи,

На вид покорный, преданный слуга,

Который вряд ли милости твоей

Усердствует в душе: Василий Шуйский…


Борис.

Не мнишь ли ты, усердию его

Я веру дал? Он служит мне исправно

Затем, что знает выгоду свою;

Я ж в нем ценю не преданность, а разум.

Не может царь по сердцу избирать

Окольных слуг и по любви к себе

Их жаловать. Оказывать он ласку

Обязан тем, кто всех разумней волю

Его вершит, быть к каждому приветлив

И милостив и слепо никому

Не доверять.


Крилошанка (докладывает).

Боярин князь Василий

Иваныч Шуйский!


Борис.

Милости прошу.

Шуйский входит.

С объезда ты заехал, князь Василий?

Что нового?


Шуйский.

Да что, царь-государь,

Не знаю, как тебе и доложить!

Во кружечном дворе. Они тебя

Перед толпой негодными словами

Осмелилися поносить.


Борис.

За что?


Шуйский.

За Юрьев день.


Борис.

Что сделала толпа?


Шуйский.

Накинулась на них; чуть-чуть на клочья

Не разнесла; стрельцы едва отбили.


Борис.

Где ж эти люди?


Шуйский.

Вкинуты пока

Обои в яму.


Борис.

Выпустить обоих!

Растолковать им, что на время только

Прикреплены они, затем что всюду

Шаталися крестьяне и скудела

Чрез то земля. Когда же приобыкнут

Сидеть на месте, снимется запрет.


Семен Годунов.

Помилуй, царь!


Шуйский.

Помилуй, государь!


Семен Годунов.

Дозволь пытать их, государь! Должно быть,

Подучены они; другие могут

Найтись еще!


Борис.

Не трогать никого.

Хотели б вы, чтоб омрачил я день

Венчанья моего? День этот должен

Началом быть поры для царства новой;

Светить Руси, как утро, должен он

И возвещать ей времена иные

И ряд благих, безоблачных годов!


Шуйский.

Царь-государь, дозволь по правде молвить,

По простоте: ведь страху-то ни в ком

Не будет так!


Борис.

Надеюся, не будет.

Не страхом я – любовию хочу

Держать людей. Прослыть боится слабым

Лишь тот, кто слаб; а я силён довольно,

Чтоб не бояться милостивым быть.

Вернитеся к народу, повестите

Прощенье всем – не только кто словами

Меня язвил, но кто виновен делом

Передо мной – хотя б он умышлял

На жизнь мою или мое здоровье!

Семен Годунов и Шуйский уходят. Дверь отворяется. Две инокини становятся по обе ее стороны. За ними входит царица Ирина, во иночестве Александра.


Ирина.

Прости меня, великий государь,

Я не ждала тебя сегодня. В церкви

В день твоего венчанья за тебя

Молилась я.

Инокини уходят.


Борис.

Царица и сестра!

По твоему, ты знаешь, настоянью,

Не без борьбы душевной, я решился

Исполнить волю земскую и царский

Приять венец. Но, раз его прияв,

Почуял я, помазанный от Бога,

Что от него ж и сила мне дана

Владыкой быть и что восторг народа

Вокруг себя недаром слышу я.

Надеждой сердце полнится мое,

Спокойное доверие и бодрость

Вошли в него – и ими поделиться

Оно с тобою хочет!


Ирина.

Мир тебе!


Борис.

Да, мирен дух мой. В бармы я облекся

На тишину земли, на счастье всем;

Мой светел путь, и как ночной туман

Отрадно мне сознанье это, но

Еще полней была б моя отрада,

Когда б из уст твоих услышал я,

Что делишь ты ее со мною!


Ирина.

Брат,

Я радуюсь, что всей земли желанье

Исполнил ты. Я никого не знаю,

Опричь тебя, кто мог венец бы царский

Достойно несть.


Борис.

В годину тяжких смут,

Когда в борьбе отчаянной с врагами

Я не щадил их, часто ты за то

Меня винила. Но, перед собой

Одной Руси всегда величье видя,

Я шел вперед и не страшился все

Преграды опрокинуть. Пред одной

В сомнении остановился я…

Но мысль о царстве одержала верх

Над колебанием моим… Преграда

Та рушилась… Не произнесено

До дня сего о том меж нас ни слова.

Но с той поры как будто бездны зев

Нас разделил… В то время, может быть,

Ты не могла судить иначе, но

Сегодня я перед тобой, Ирина,

Очистился. Ты слышишь эти клики?

В величии, невиданном поныне,

Ликует Русь. Ее дивится силе

И друг и враг. Сегодня я оправдан

Любовию народной и успехом

Моих забот о царстве. Я хотел бы

Услышать оправдание мое

И от тебя, Ирина!


Ирина.

Оправданья

Ты ожидаешь, брат? В тот страшный день,

Когда твой грех я сердцем отгадала,

К тебе глубокой жалости оно

Исполнилось. Я поняла тогда,

Что, схваченный неудержимой страстью,

Из собственной природы ею ты

Исхищен был. Противникам так часто

Железную являя непреклонность,

Круша их силу разумом своим,

Ты был дотоль согласен сам с собою.

Но здесь, Борис, нежданный, новый, страшный

В тебе раздор свершился. Высоту

Твоей души я ведала; твои

Я поняла страданья. Не холодность —

Нет, лишь боязнь твоей коснуться раны

Меня вдали держала от тебя.

Когда б ты мне открылся – утешеньем,

Любовию тебе б я отвечала,

Не поздними упреками. Но ты

Молчал тогда – теперь же хочешь мною

Оправдан быть? Брат, я за каждым днем

Твоим слежу, моля всечасно Бога,

Чтоб каждый день твой искупленьем был

Великого, ужасного греха,

Неправды той, через нее же ныне

Ты стал царем!


Борис.

Отвороти свой взор

От прошлого. Широкая река,

Несущая от края и до края

Судов громады, менее ль светла

Тем, что ее источники, быть может,

В болотах дальних кроются? Ирина,

Гляди вперед! Гляди на светлый путь

Не может то мне помешать на славу

Руси царить!


Ирина.

Цари на славу ей!

Будь окружен любовью и почетом!

Будь праведен в неправости своей —

Но не моги простить себе! Не лги

Перед собой! Пусть будет только жизнь

Запятнана твоя – но дух бессмертный

Пусть будет чист – не провинись пред ним!

Не захоти от мысли отдохнуть,

Что искупать своим ты каждым мигом,

Дыханьем каждым, бьеньем каждым сердца

Свой должен грех! И если изнеможешь

Под бременем тяжелым – в эту келью

Тогда приди…


Борис.

Твой приговор жесток.

Безвинным я себя не мню. Безвинен

Не может быть, кто с жизнию ведет

Всегда борьбу; кто хоть какую цель

Перед собой поставил; хоть какое

Желание в груди несет. В ущерб

Другому лишь желанья своего

Достигнет он! То место, где я стал,

Оно мое затем лишь, что другого

Я вытеснил! Не прав перед другими

Всяк, кто живет! Вся разница меж нас:

Кто для чего не прав бывает. Если,

Чтоб тьмы людей счастливыми соделать,

Чем тот, который блага никакого

Им не принес, – кто ж, он иль я, виновней

Пред Господом? Ирина, от тебя

Мое принять пришел я оправданье —

Я жду его – тебе до дна я душу

Мою открыл – еще ли не оправдан

Я пред тобой?


Ирина.

Все ту же на тебе

Я вижу тень. Куда бы ни пошел ты,

Везде, всегда, зловещая, она

Идет с тобой. Не властны мы уйти

От прошлого, Борис!


Борис.

Постричься должен,

Кто мыслит так! От дела отказаться!

Отшельником в пустыню отойти!

То не мое призвание. Мой грех

Русь велика! Оплакивать его

Я не могу! Мне некогда крушиться!

Не под ярмом раскаянья согбен,

Но полный сил, с подъятою главою,

Идти вперед я должен, чтоб Руси

Путь расчищать! Прости, сестра. Кто прав —

Ты или я, – то времени теченье

Покажет нам. Злодейство ль совершил

Иль заплатил Руси величью дань я —

Решит земля в годину испытанья!


Престольная палата | Драматическая трилогия | Покой во дворце